Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






VI. «КОНЕЦ» ИЛЛЮЗИЯМ НАСЧЕТ ПАРТИИ К.-Д



1. Факты доказали, что действительное значение кадетского лозунга «единой оппо­
зиции» или «двух лагерей» состояло в надувании демократии, в обманном присвоении
либералами плодов демократического пробуждения, в урезке, притуплении, обессиле-
нии
либералами этого пробуждения единственной силы, способной двинуть Россию
вперед.

2. Факты доказали, что единственная сколько-нибудь похожая на «открытую», на
«европейскую» избирательная борьба состояла именно в вырывании демократии из рук
либералов. Этот лозунг был живой жизнью, этот лозунг выражал реально идущее про­
буждение новой демократии к новому движению. А лозунг ликвидаторов «вырывание
Думы из рук реакции» был гнилой выдумкой либерально-интеллигентского кружка.

3. Факты доказали, что только та «бешеная» борьба против к.-д., только то «кадето-
едство», за которое упрекали нас бесхарактерные слуги либералов, ликвидаторы, вы­
ражало настоящую потребность настоящей массовой кампании, ибо кадеты на деле
оказались еще хуже, чем мы их рисовали. Кадеты оказались прямыми союзниками чер-

1 7^

ных против с.-д. Предкальна, против с.-д. Покровского!


ИТОГИ ВЫБОРОВ_______________________________ 337

Ведь это исторический перелом в России: черные, которые доходили до ослепления в ненависти к к.-д., видели главного врага в к.-д., ходом событий приведены к тому, чтобы проводить к.-д. против с.-д. В этом якобы маленьком факте выражается вели­чайший партийный сдвиг, показывающий, как поверхностны, в сущности, были напад­ки черных на к.-д. и обратно, — как легко, в сущности, Пуришкевич и Милюков нашли себя, нашли свое единство против с.-д.

Жизнь показала, что мы, большевики, не только не преуменьшали возможных бло­ков с к.-д. (на 2-ой стадии и т. п.), а скорее все еще преувеличивали их, ибо на деле по­лучился ряд случаев блокирования к.-д. с октябристами против нас! Это не значит, ко­нечно, чтобы мы отказались (как хотели некоторые не по разуму усердные вчерашние отзовисты и их друзья) использовать в ряде случаев, в губернских избирательных соб­раниях, например, блоки наши с к.-д. против правых. Это значит, что общая линия наша (3 лагеря; демократия против к.-д.) подтверждена и еще более укреплена жизнью.



Кстати. Гг. Левицкий, Череванин и др. сотрудники «Нашей Зари» с достойным вся­кой похвалы усердием и прилежанием собрали ценный материал для нашей статистики выборов. Жаль, что они не свели материалов — у них, очевидно, имевшихся — о числе случаев прямых и косвенных блоков к.-д. с октябристами и правыми против с.-д.

Предкальн и Покровский не одиноки; в губернских избирательных собраниях много еще было аналогичных случаев. Их не надо забывать. На них стоит обратить побольше внимания.

Далее. Наш «свидетель», вынужденный сделать приведенные выше выводы о к.-д., совершенно не подумал, какую же оценку партии к.-д. подтвердили эти выводы. Кто называл к.-д. партией городской демократии? И кто с марта 1906 года, а то и еще раньше, доказывал, что эта либеральная партия держится обманом демократического избирателя?


338__________________________ В. И. ЛЕНИН

Теперь ликвидаторы, как Иваны Непомнящие, запели: «к.-д. монополии приходит конец» ... Следовательно, была «монополия»? Что это значит? Монополия есть устра­нение конкуренции. Была ли конкуренция с.-д. против к.-д. более устранена в 1906— 1907 гг., чем в 1912 г.??

Г-н В. Левицкий повторяет вульгарную фразу, не думая о смысле произносимых им слов. Монополию он понимает «просто» в том смысле, что преобладали к.-д., а теперь этому конец. Но если вы претендуете на марксизм, господа, то надо же хоть чуточку вдумываться в вопрос о классовом характере партий и не так беззаботно относиться к своим вчерашним заявлениям.



Если к.-д. партия городской демократии, тогда их преобладание не «монополия», а результат классовых интересов городской демократии! Если же их преобладание оказа­лось, через пару-другую лет, «монополией», т. е. чем-то случайным и ненормальным с точки зрения общих и основных законов капитализма и соотношения классов в капита­листическом обществе, — то тогда, следовательно, те люди, которые принимали к.-д. за партию городской демократии, были оппортунистами, поддавались минутному успеху, преклонялись перед модным блеском кадетизма, отходили от марксистской критики к.-д. на сторону либерального раболепства перед ними.

Вывод г. В. Левицкого целиком, слово в слово, подтверждает то лондонское, 1907 го­да, решение большевиков о классовой природе к.-д. партии, которое бешено оспарива­ли меньшевики. Если городская демократия шла за к.-д. «в силу традиции и будучи прямо обманываема либералами», как гласит это решение, то тогда вполне понятно, что тяжелые уроки 1908— 1911 гг. рассеяли «конституционные иллюзии», подорвали «тра­дицию», разоблачили «обман» и тем привели к концу «монополию».

В наше время слишком распространено вольное и невольное забвение прошлого, — до последней степени легкомысленное отношение к точным, прямым, ясным


ИТОГИ ВЫБОРОВ_______________________________ 339

ответам на все важные вопросы политики и к проверке этих ответов богатым опытом 1905—1907 и 1908—1912 гг. Нет ничего столь губительного для пробуждающейся де­мократии, как такое забвение и такое отношение.

VII. ОБ ОДНОЙ «ОГРОМНОЙ ОПАСНОСТИ ДЛЯ ДВОРЯНСКОГО ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯ»



Подводя итоги выборной борьбы, г. Череванин рассчитывает, что у оппозиции «чис­то искусственно, только совершенно исключительными мерами вырвано 49 мест». Прибавка этих мест к действительно завоеванным дает, по его мнению, число 207, т. е. всего на 15 меньше абсолютного большинства. Вывод автора: «на почве третьеиюнь-ской системы, без чрезвычайных искусственных мер, дворянско-крепостническая реак­ция потерпела бы на выборах полное и решительное (??!) поражение».

«Перед лицом этой, — продолжает автор, — огромной опасности для дворянского землевладения...» столкновения попов с помещиками неважны (стр. 85 цит. кн.).

Вот последствия лозунга о вырывании Думы из рук реакции! Череванин больно на­казал Мартова, договорив его лозунг до абсурда и закрепив, так сказать, вместе с «ито­гами выборной борьбы» итоги ликвидаторских иллюзий.

Прогрессистско-кадетское большинство в IV Думе представило бы погромную опас­ность для дворянского землевладения»! Это прямо перл.

Но это не обмолвка, а неизбежный результат всего идейного содержания, который либералы и ликвидаторы старались вложить в избирательную кампанию.

Гигантское увеличение роли прогрессистов по сравнению с к.-д., — воплощение этими прогрессистами в политике всего ренегатства (вехизма) кадетов, — фактический переход, молчком и тайком, самих кадетов на позицию прогрессизма, — все это не хо­тели видеть ликвидаторы и все это довело их до «череванинского» перла. «Не надо слишком много говорить о контрреволюционности кадетов» — так или приблизитель­но так


340__________________________ В. И. ЛЕНИН

писал однажды трудовик (народник-ликвидатор) г. Водовозов. Так же именно смотрели наши ликвидаторы.

Они забыли даже урок III Думы, где кадет Березовский в официальной речи «разъ­яснил» аграрную программу к.-д. и доказал, что она выгодна дворянам-помещикам. И теперь, в 1912 году, от «оппозиционной» помещичьей Думы, от прогрессистов, этих октябристов малой перелицовки, ждать «огромной опасности для дворянского земле­владения»...

Послушайте, г. Череваыин... фантазируйте, да знайте же меру!

Мы имеем прекрасную иллюстрацию итогов выборов в связи с череванинским ито­гом ликвидаторской тактики. IV Дума приняла, 132 голосами против 78, формулу пере­хода прогрессистов.

Не кто иной, как октябрист Антонов официально заявил полное удовлетворение этой пошлейшей, пустейшей формулой, как формулой октябристской! Разумеется, г. Анто­нов прав. Прогрессисты внесли чисто октябристскую формулу. Прогрессисты сыграли свою роль примирителей октябристов с кадетами.

Октябризм разбит, да здравствует октябризм! «Разбит» октябризм тучковский, здравствует октябризм ефремовски-львовский .

VIII. ПРИКРЫТИЕ ПОРАЖЕНИЯ

Нам осталось рассмотреть итоги выборов по самой важной курии, рабочей.

Что эта курия на стороне с.-д., в этом не было и нет сомнения ни у кого. Борьба не шла уже здесь с народниками: среди них отпора народническому ликвидаторству («По­чину» в Париже и энесам в Питере) и народническому отзовизму не нашлось, и это отсутствие отпора упадочным течениям сделало левых народников нулем.

«Речь» от 16 декабря уверяет, что с.-д. тоже голосовали за подлую формулу прогрессистов. Это не­вероятно. «Правда» молчит об этом. Возможно, что сидевших (или вставших для ухода?) с.-д. «зачисли­ли» в голосовавших з а.


ИТОГИ ВЫБОРОВ_______________________________ 341

Борьба шла в рабочей курии только между марксистами и либеральными рабочими политиками, ликвидаторами. Марксисты прямо и ясно, открыто и без презренных увер­ток, провозгласили в январе 1912 года недопустимость соглашений в рабочей курии (и только в ней) с разрушителями рабочей партии .

Факт это общеизвестный. Общеизвестно также, что августовская конференция лик­видаторов даже примирителем Плехановым была названа «жалкой», ликвидаторской (вопреки клятвам «Нашей Зари») и резолюции ее «дипломатией», т. е., прямее говоря, обманом.

Что же показали итоги выборов?

Дали они, или нет, объективный материал по вопросу о том, в каком отношении стояли январские и августовские заявления к действительности? За кем оказались вы­борные рабочего класса?

Об этом имеется самый точный статистический материал, который ликвидаторы стараются (тщетно!) затушевать, заслонить, заглушить криками и бранью.

Начиная со второй Думы (первую большинство с.-д. бойкотировало), имеется точ­ный подсчет депутатов Думы от рабочей курии, распределенных между разными «те­чениями» в с.-д. партии. Вот эти данные:

Депутаты Государственной думы, прошедшие от рабочей курии:

 

    Меньшевики Большевики % ПОСЛЕ
II Дума ........... (1907)
III » (1908—1912)
IV » ........... (1912) ί

Цифры эти говорят сами за себя!

В 1907 году в партии было большинство у большевиков, подсчитанное официально (105 делегатов большевиков и 97 делегатов меньшевиков). Значит, 47% в рабочей ку­рии (во всей фракции было 18 б. + 36 м. = 54) составляли около 52% в рабочей партии.

В 1912 году впервые вся шестерка куриальных депутатов — большевики. Известно, что эти 6 губерний —

* См. Сочинения, 5 изд., том 21, стр. 139. Ред.


342__________________________ В. И. ЛЕНИН

главные промышленные губернии. Известно, что в них сосредоточена несравненно большая часть пролетариата, чем в других губерниях. Понятно поэтому, — и вполне доказано сравнением с 1907 годом, — что 67% в рабочей курии означают свыше 70% в рабочей партии.

За время третьей Думы, когда интеллигенция бежала из рабочей партии, а ликвида­торы это оправдывали, рабочие бежали от ликвидаторов. Бегство ликвидатора Белоусо­ва из с.-д. фракции III Думы и поворот всей этой фракции (на Ц меньшевистской) от меньшевизма к антиликвидаторству были симптомами и верными показателями того, что в рабочей среде идет тот же процесс. И выборы в IV Думу доказали это.

В «Нашей Заре» Оскаров, Мартов, Череванин, Левицкий и т. д. невероятно сердятся поэтому, выбрасывая сотни самых пуришкевичевских «комплиментов» по адресу яко­бы сектантского, якобы ленинского, якобы кружка.

Хорош кружок и хорошо сектантство, на стороне которого неуклонный рост рабочей курии в 1908— 1912 гг. вплоть до 67% этой курии в IV Думе! Неловкие полемисты — ликвидаторы. Они бранят нас на чем свет стоит, а выходит самый лучший компли­мент для нас.

Решать спорные вопросы обилием выкриков, брани, голословных уверений — обычная манера как раз интеллигентских кружков. Рабочие предпочитают иное: объ­ективные данные. А в России, при теперешнем политическом положении ее, нет и быть не может иного объективного мерила силы и влияния того

Ликвидатор Оскаров в забавной форме признает этот бесспорный факт: большевики «добились сво­его: в самый ответственный момент фактически, если не формально, раскололи фракцию» («Наша Заря», цит. кн., стр. 111) — третьедумскую. «Расколом» здесь названо либо бегство ликвидатора Белоусова, либо то, что из фракции 2 были в ликвидаторской газете, 8 в антиликвидаторской, остальные нейтраль­ны.

Обходя итоги выборов по рабочей курии, ликвидаторы охотнее шумят о Питере: позор-де! Конеч­но, позор, господа! Позор тем, против кого был принят наказ, заранее напечатанный, т. е. проведенный организацией. Проводить лицо против наказа позорно. Еще позорнее было отказаться от жеребьевки, когда получилось 3 и 3. Известный в Питере «правдист» П. прямо предложил жеребьевку ликвидатору М. и тот отверг ее! ! Позор ликвидаторам за питерские выборы!


ИТОГИ ВЫБОРОВ_______________________________ 343

или иного течения в рабочих массах, как рабочая пресса и рабочая курия Думы.

Поэтому, господа ликвидаторы, чем больше вы будете шуметь и браниться в «На­шей Заре» и «Луче», тем спокойнее станем мы задавать рабочим вопрос: укажите иной объективный критерий связи с массами, кроме рабочей печати и рабочей курии в Думе.

Пусть читатели, которых оглушают криками о «сектантском» «кружке Ленина» и т. п., подумают спокойно над этими объективными данными о рабочей прессе и рабо­чей курии в Думе. Эти объективные данные показывают, что ликвидаторы кричат, что­бы прикрыть свое полное поражение.

Но особенно поучительно сравнить возникновение «Луча», — появившегося в день выборов благодаря частной инициативе, — и возникновение «Правды». Апрельская волна рабочего движения — одна из величайших, исторических волн массового рабо­чего движения в России. Сотни тысяч рабочих, по подсчетам даже фабрикантов, участ­вовали в этом движении. И само это движение, как свой побочный продукт, создало «Правду», — сначала усилив «Звезду», сделав ее двухдневной из еженедельной, затем подняв рабочие сборы на «Правду» до 76 в марте и до 227 в апреле (считая только групповые рабочие сборы).

Перед нами один из классических образчиков того, как движение, совершенно чуж­дое реформистского характера, в качестве побочного продукта дает либо реформы, ли­бо уступки, либо раздвижку рамок и т. п.

Реформисты совершают измену по отношению к рабочему движению, когда его ве­ликому размаху они ставят реформистские лозунги (как делают наши ликвидаторы). Противники же реформизма оказываются не только верны неурезанным лозунгам про­летариата, они оказываются также и лучшими «практиками»: именно широкий размах, именно неурезанные лозунги и обеспечивают ту силу, которая дает в качестве побочно­го продукта либо уступку, либо реформу, либо раздвижку рамок, либо временную хотя бы необходимость для верхов терпеть неприятное оживление низов.


344__________________________ В. И. ЛЕНИН

Пока ликвидаторы в 1908—1912 гг. ругали «подполье», оправдывали «бегство» из него, болтали об «открытой партии», — от них ушла вся рабочая курия, и они не суме­ли использовать первый и великий подъем апрельско-майской волны!

Г-н Мартов в «Нашей Заре» признает это печальное для него обстоятельство, обле­кая признание в особенно забавную форму. Он бранит и признает нолями группы пле­хановцев и впередовцев, которых сами лее ликвидаторы вчера изображали «центрами» и течениями вопреки нашему требованию считаться только с русскими организациями. И Мартов признает с горечью, со злобой, с бездной ядовитых (буренински-ядовитых) словечек, что-де «ленинский» «сектантский кружок» «устоял» и «даже переходит в на­ступление», «укрепившись на аренах, ничего общего с подпольем не имеющих» («На­ша Заря», цит. кн., стр. 74).

Но все это признание Мартова вызывает улыбку. Человеческая натура такова, что, когда неприятель делает ошибку, мы злорадствуем, — а когда он делает правильный шаг, мы иногда по-детски сердимся.

Благодарим за комплимент, который вам пришлось отпустить по нашему адресу, ли­беральный ликвидатор! С конца 1908 года мы настаиваем на использовании открытых форм движения, весной 1909 года мы порвали из-за этого с рядом друзей . И если на этих «аренах» мы оказались силой, то только потому, что не жертвовали духом ради формы. Чтобы вовремя использовать форму, чтобы уловить апрельский подъем, чтобы получить драгоценное для марксиста сочувствие рабочей курии, надо было не отре­каться от старого, не относиться к нему ренегатски, а отстаивать твердо его идеи, его традиции, его материальные субстраты. Именно эти идеи пропитывали собой апрель­ский подъем, именно они преобладали в рабочей курии 1912 года, и только те, кто был верен им на всех аренах и во всех формах, мог идти в уровень и с этим подъемом и с этой курией.

«Просвещение» № 1, январь 1913 г. Печатается по тексту

Подпись: В. Ил ьин журнала «Просвещение»


РУССКИЕ И НЕГРЫ

Что за странное сопоставление? — подумает читатель. — Как можно ставить рядом одну из рас с одной из наций?

Сопоставление возможное. Негры позже всех освободились от рабства и до сих пор несут на себе всего более тяжелые следы рабства — даже в передовых странах, ибо ка­питализм не может «вместить» иного освобождения, кроме правового, да и это послед­нее всячески урезывает.

Про русских история говорит, что они «почти» освободились от крепостного рабст­ва в 1861 году. Приблизительно в то же самое время, после гражданской войны с аме­риканскими рабовладельцами, освободились от рабства негры в Северной Америке.

Освобождение американских рабов произошло путем менее «реформаторским», чем освобождение рабов русских.

Поэтому теперь, полвека спустя, на русских осталось гораздо больше следов рабст­ва, чем на неграх. И даже было бы точнее, если бы мы говорили не только о следах, но и об учреждениях... Но мы ограничимся в данной статейке одной маленькой иллюстра­цией сказанного: вопросом о грамотности. Известно, что безграмотность — один из следов рабства. Не может быть грамотно большинство населения в стране, угнетенной пашами, Пуришкевичами и т. п.


346__________________________ В. И. ЛЕНИН

— В России неграмотных 73%, не считая детей до 9-летнего возраста.

Среди негров в Северо-Американских Соединенных Штатах неграмотных (1900 г.) — 441/2%.

Позором ложится на цивилизованную, передовую страну, североамериканскую рес­публику, такой безобразно высокий % неграмотных. И всякому известно притом, что вообще положение негров в Америке недостойно цивилизованной страны: капитализм не может дать полного освобождения ни даже полного равенства.

Поучительно, что среди белых в Америке процент неграмотных составляет всего 6%. Но если мы разделим Америку на районы бывшие рабовладельческие (американ­скую «Россию») и на районы нерабовладельческие (американскую не Россию), то по­лучим процент неграмотных среди белых: 11—12% у первых, 4—6% у вторых!

В бывших рабовладельческих районах вдвое выше процент неграмотных среди бе­лых. Следы рабства лежат не только на неграх!

Позор Америке за положение негров !..

Написано в конце января

начале февраля 1913 г.

Подпись: W.

Впервые напечатано в 1925 г. Печатается по рукописи

в журнале «Красная Нива» № 3



Первая страница рукописи В. И. Ленина «Крушение конституционных иллюзий». — 1913 г.

Уменьшено



КРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ИЛЛЮЗИЙ

«У нас есть, слава богу, конституция», — восклицал после 3-го июня 1907 года г. Милюков. Такими забавными уверениями утешал себя вождь либеральной буржуазии, прикрывая ее недоверие к народу, ее нежелание, ее боязнь отступить от «конституци­онного» пути.

Крайне характерно, что именно теперь, когда тот же самый г. Милюков или его чо­порная, казенно-либеральная «Речь» признают «начало общественного подъема» (№ 26), становится наглядным крах этих конституционных иллюзий. Желание отмах­нуться от неприятной действительности (и от неприятной необходимости пути, не по­хожего на «конституционный»), — желание убаюкать себя и других «конституцион­ными» словечками, вот в чем основа этих иллюзий.

А посмотрите на отзывы либералов о текущем моменте!

«В Думе скучно, потому что нет борьбы» (№ 25).

Вольно же вам было, господа, заявлять, что у нас есть конституция!

«Все слова сказаны. Теперь нужны дела, а веры в них нет. Отсюда и апатия» (там же).

Вы убаюкивали себя верой в слова, адресуя их преимущественно к октябристам. Вы признаетесь


350__________________________ В. И. ЛЕНИН

теперь, что прикрывали этими словами отсутствие веры в дела.

Вы сами вынесли себе, господа либералы, свое осуждение.

У демократии вообще, — у рабочих в особенности — веры в слова (о конституции) не бы-...

Написано в конце января начале февраля 1913 г.

Впервые напечатано в 1948 г.

в 4 издании Сочинений Печатается по рукописи

В. И. Ленина, том 18

На этом рукопись обрывается. Ред.


МОБИЛИЗАЦИЯ КРЕСТЬЯНСКИХ ЗЕМЕЛЬ

Мобилизацией земель называется переход собственности на землю из рук в руки. По отношению к нашим крестьянам до сих пор и в законе, и в «общественном» мнении (даже либеральном, среди кадетов) сохранился крепостнический взгляд, что мобилиза­ция крестьянских земель вредна и что ее надо запрещать или ограничивать.

С точки зрения демократии одно уже допущение мысли о том, что крестьянам — взрослым людям и полноправным гражданам — можно запрещать или затруднять про­дажу их земли, является самым бесстыдным издевательством над крестьянством. Толь­ко в такой стране, как Россия, где все чиновники и масса либералов проникнуты еще старым крепостническим взглядом на подопечного, несмышленого, неполноправного «мужичка», может держаться такое отношение к мобилизации.

С точки зрения хозяйства вред всяких запрещений и ограничений мобилизации гро­маден. При сколько-нибудь сносных условиях жизни никогда крестьянин не продаст своей земли. А если нужда или другие условия (переселение, смерть работника и т. п.) заставляют продать, то никакой закон не удержит. Закон всегда будут обходить, и за­прещения только ухудшат условия продажи земли.

В январской книжке «Русской Мысли» — органа самых правых кадетов, помеси ли­бералов с черносотенцами — некий князь В. Оболенский, разделяющий,


352__________________________ В. И. ЛЕНИН

видимо, обычный черносотенно-либеральный взгляд на мобилизацию, вынужден был привести факты, доказывающие глупость и вред ее ограничений. Запрещают покупать наделы некрестьянам. Покупатель записывается в крестьяне! Запрещают покупать од­ному более шести душевых наделов. Покупатель заключает фиктивные, обманные сделки на имя родственников и т. п.! Запрещают закладывать надельные земли. Этим как раз облегчены проделки спекулянтов, затруднено приобретение земли средними крестьянами!

Только крепостники и лицемеры могут ждать от ограничений мобилизации «помо­щи» для крестьян. Крестьяне сознательные ищут выхода совсем не в этом.

«Правда» № 26, 1 февраля 1913 г. Печатается по тексту

Подпись: Т. газеты «Правда»


КОЕ-ЧТО О СТАЧКАХ

Газета «Луч» в ряде статей выступала против массовых стачек.

Разумеется, мы не можем здесь возражать «Лучу» так, как он этого заслуживает.

Ограничимся чисто теоретическими немногими замечаниями о характере пропове­ди «Луча». Старательно приводя примеры из западных стран, повторяя на тысячи ладов словечки: «анархо-синдикализм» и т. п., — писатели из «Луча» обнаружили тем пол­нейшее непонимание исторического своеобразия стачек в России в 1912 году.

Нигде в Европе стачки в XX веке не имели, не имеют и не могут иметь такого значе­ния, как в России переживаемой нами эпохи. Почему?

Да потому, что во всей Европе давно абсолютно закончен период демократических глубоких преобразований, а в России на очереди стоят — в историческом значении это­го слова — именно такие преобразования.

Отсюда — общенародный характер экономических, а еще более неэкономических, стачек в России. Подобного общенародного характера (с точки зрения демократических преобразований страны) лишены европейские стачки, являющиеся предвестником со­всем иных преобразований. Далее, отношение стачек в России к положению сельскохо­зяйственных мелких производителей (крестьян) опять-таки совсем непохоже на это от­ношение в западных странах.


354__________________________ В. И. ЛЕНИН

Взяв все это вместе, мы поймем, что проповедь «Луча» оставляет в тени как раз об­щенародное, демократическое значение экономических и неэкономических стачек в России 1912 года. Выступление пролетариата, как гегемона (руководителя), вопреки антидемократическим настроениям либералов — вот, что самое важное и исторически-своеобразное в наших стачках. И именно этого не понимают и не могут со своей лик­видаторской точки зрения понять писатели из «Луча».

Речь идет, разумеется, совсем не об оценке целесообразности той или иной отдель­ной стачки. Речь идет вовсе не о том, что необходима наиболее планомерная подготов­ка, а иногда даже замена стачки однородным действием. Речь идет об общем непони­мании ликвидаторами того значения стачек вообще, которое делает неподходящим, не соответствующим данному положению вещей лозунг «свободы коалиций» или «откры­той партии».

Не к отдельным случаям, а ко всему характеру движения ликвидаторы ставят минус там, где марксисты и сознательные рабочие ставят плюс. Вот почему рабочие справед­ливо возмущались и возмущаются проповедью «Луча».

«Правда» № 27, 2 февраля 1913 г. Печатается по тексту

Подпись: И. газеты «Правда»


ОБ ОДНОМ ОТКРЫТИИ

Буржуазное общество живет и держится исключительно на наемном труде миллио­нов. Без этого — ни доходы помещиков, ни прибыль капиталистов, ни всяческие «про­изводные» источники сытой жизни вроде гонораров, жалований и пр. были бы невоз­можны. А той силой, которая загоняет миллионы в ряды наемников, является голод.

Факт это старый, общеизвестный, избитый. Буржуазная публика к нему привыкает и его «не замечает». Но от времени до времени вопиющие случаи нужды и нищеты рядом с роскошью заставляют — особенно если грозит опасность здоровью и благополучию гг. буржуа! — делать «открытия». В каждом большом городе, в любом деревенском за­холустье нет-нет да и «откроют» ужасную, отвратительную, недостойную человека грязь, нищету, запущенность. «Откроют», оповестят публику через «большие» газеты, поговорят денек-другой и забудут. Сытый голодного не разумеет...

Недавно в Петербурге познакомил публику с одним из таких «открытий» некий д-р Козловский, осмотревший 251 угловую квартиру Рождественской части.

«Темные, сырые комнаты, удушливый воздух, грязь, спанье на сундуках, на полу, скученность страшная (3578 жильцов в 251 квартире), на стенах раздавленные клопы, картина ужасающая» («Новое Время» № 13236).

Общество народного здравия, слушавшее данный доклад, постановило разработать вопрос, возбудить


356___________________________________ В. И. ЛЕНИН

ходатайство.., просить об обследовании.., т. е. сделало все, что могло.

Несколько цифр из статистики города С.-Петербурга за 1911 год. В распоряжение «Особого присутствия по разбору и призрению нищих» поступило 16 960 нищих. Из них 1761 предано суду — не беспокой чистых господ! — 1371 отправлено на родину (деревня «привыкла» возиться с нищетой), 1892 оставлены для призрения в учреждени­ях присутствия и 9694 — освобождено.

Все-таки трудились же в присутствии, делали «разбор», не даром им жалованье пла­тят.

За тот же 1911 год в городскую биржу труда (за Московской заставой) обратилось 43 156 чернорабочих, ища работы. Получило работу 6076 человек.

«Освобожденные» (нищие от «призрения», чернорабочие от работы) ночуют на ули­це, в ночлежках, в угловых квартирах... Материал для открытий.

«Правда» № 29, 5 февраля 1913 г. Печатается по тексту

Подпись:В. И. газеты «Правда»


СЪЕЗД АНГЛИЙСКОЙ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ

С 29 по 31 января нов. ст. заседал в Лондоне XIII съезд британской Рабочей партии. Присутствовало 500 делегатов.

Съезд принял резолюцию против войны и значительным большинством — резолю­цию, предлагающую парламентским представителям партии голосовать против всякого проекта избирательной реформы, не распространяющего избирательные права на жен­щин.

Английская «Рабочая партия», существуя рядом с оппортунистической «Независи­мой рабочей партией» и с социал-демократической «Британской социалистической партией», представляет из себя нечто вроде широкой рабочей партии. Это — компро­мисс между социалистической партией и несоциалистическими профессиональными союзами.

Порожден этот компромисс особенностями английской истории, обособлением ари­стократии рабочего класса в несоциалистические, либеральные профессиональные союзы. Начавшийся поворот этих союзов к социализму вызывает к жизни массу про­межуточных, запутанных положений.

Например, по вопросу о партийной дисциплине принята резолюция, грозящая ис­ключением из партии за нарушение решений партии и парламентской фракции.

Возникли споры, невозможные ни в какой другой стране: против кого направлена эта резолюция, против либералов или против социалистов?


358___________________________________ В. И. ЛЕНИН

Дело в том, что из 40 рабочих депутатов в парламенте 27 несоциалисты!! Трина­дцать социалистов — говорил, возражая против резолюции, Билль Торн, социалист, — хотят связать подчинением несоциалистам. Даже Брюс Глейжер, член Независимой рабочей партии, защищавший резолюцию, признал, что есть с полдюжины таких рабо­чих депутатов, которым место среди консерваторов.

Резолюция была принята.

Резолюцию о том, чтобы в партийных помещениях вывешивались плакаты не только оппортунистической... ежедневной газеты: «Ежедневный Вестник», — провалили большинством 643 000 голосов против 398 000. При голосовании здесь считается число членов, представляемых делегатами.

Большинство съезда было у несоциалистов и крайне плохих социалистов. Но разда­вались определенные голоса, что масса рабочая недовольна такой партией, что она тре­бует от депутатов меньше игры в законодательство и больше социалистической пропа­ганды.

«Правда» № 30, б февраля 1913 г. Печатается по тексту

газеты «Правда»


БЛАГОДАРИМ ЗА ОТКРОВЕННОСТЬ

Благодарим черносотенную газету «Новое Время» за напечатание откровенных слов вождя правых в Государственном совете Кобылинского. Благодарим и самого «вождя».

«То и дело обнаруживается, — восклицал г. Кобылинский, — со стороны членов Гос. думы незнание и неуменье законодательствовать... Так пишут законы только лавочники.

... На нас нападают за отклонение законопроекта о введении земства в Архангельской губернии... Гос. дума совершенно не подумала о том, что по отсутствию культурных элементов и по малонаселенности Архангельской губернии там в земские управы пришлось бы выбирать, как у нас острили, одного мужи­ка, одного оленя и одного медведя.

... Во всяком случае образования мужицкого земства, каким его проектировала III Гос. дума, мы не допустим».

Ну, как же не поблагодарить за такую откровенность вождя правых в Государствен­ном совете, т. е. вождя Государственного совета?

Вместо избитых, ничего не говорящих, либеральных фраз против Государственного совета, мы от души рекомендуем читателям эту ясную, правдивую постановку вопроса за Государственный совет.

Лавочники в Государственной думе... мужики, медведи в земстве... лавочников и мужиков не допустим. Вот — прямой язык помещика-крепостника.

И заметьте: он прав, этот крепостник, что в Государственной думе нет большинства без «лавочников», т. е., говоря языком сознательного рабочего (а не дикого


360___________________________________ В. И. ЛЕНИН

помещика), — без буржуазии. Он прав, этот помещик, что самоуправление на деле бы­ло бы самоуправлением крестьянским (это слово сознательные рабочие предпочитают выражению: «мужицкий», которое в ходу у диких помещиков). Крестьян — большин­ство.

Государственный совет — вовсе не случайное политическое учреждение, а орган класса — вот что говорит правдивая речь Кобылинского. Класс этот — крупные поме­щики. Они не допустят «лавочника и мужика».

Учитесь же, господа российские либеральные «лавочники», гг. октябристы и кадеты, серьезной постановке политических вопросов у Кобылинского!

«Правда» № 35, 12 февраля 1913 г. Печатается по тексту

газеты «Правда»


ВОПРОС О ЕДИНСТВЕ

Письмо в «Правду» депутата костромских рабочих Шагова (№ 22/226) чрезвычайно ясно указало, на каких условиях рабочие считают осуществимым единство социал-демократии. Письма целого ряда других депутатов рабочей курии («Правда» №№ 21— 28) подтвердили этот взгляд. Сами рабочие «снизу» должны осуществлять единство. Ликвидаторы не должны вести борьбы против подполья, а сами входить в него.

Можно подивиться, что после столь ясной и прямой постановки вопросов встречаем старые, пышные, но совершенно бессодержательные фразы Троцкого в «Луче» № 27 (113). Ни слова по существу вопроса! Ни малейшей попытки привести точные факты и всесторонне разобрать их! Ни намека на реальные условия единства! Голые восклица­ния, напыщенные слова, надменные выходки по адресу не называемых автором про­тивников, внушительно-важные уверения, — вот весь багаж Троцкого.

Не годится это, господа. Вы говорите «с рабочими», как с детьми, то стращая их ужасно грозными словами («кандалы кружковщины», «чудовищная полемика», «фео­дально-крепостнический период нашей партийной истории») — то «уговаривая» их, как уговаривают, не убеждая и не разъясняя дела, малых ребят.

Ни запугать себя, ни уговорить рабочие не дадут. Они сопоставят сами и «Луч» и «Правду», прочтут, например, передовицу в № 101 «Луча» («Рабочие


362___________________________________ В. И. ЛЕНИН

массы и подполье») — и просто отмахнутся от декламации Троцкого.

«На практике мнимопринципиальный вопрос о подполье разрешается всеми частями социал-демократии совершенно одинаково...», — пишет курсивом Троцкий. Рабочие Петербурга по опыту знают, что это не так. Рабочие в любом конце России, если про­читают названную передовицу «Луча», увидят сразу, что Троцкий уклоняется от исти­ны.

«Смешно и нелепо утверждать, — читаем у него, — будто между политическими тенденциями «Луча» и «Правды» существует непримиримое противоречие». Поверьте, любезный автор, что ни слова «нелепый», ни слова «смешной» — рабочие не испуга­ются, а попросят вас говорить с ними, как с взрослыми, по существу: изложите-ка эти тенденции! докажите-ка «примиримость» передовицы в № 101 «Луча» с социал-демократией!

Нет. Фразами, даже «примиренческими», даже самыми сладенькими, рабочих вы не накормите.

«Наши исторические фракции, большевизм и меньшевизм, — пишет Троцкий, — по происхоясцению своему являются чисто интеллигентскими образованиями».

Это — повторение либеральной сказки. На деле же вся русская действительность поставила рабочих перед вопросом об отношении к либералам и к крестьянству. Не будь никакой интеллигенции, рабочие не могли бы обойти этого вопроса: идти за либе­ралами или против либералов руководить крестьянами.

Либералам выгодно изображать эту основу разногласий, как внесенную «интелли­гентами». Но Троцкий только срамит себя, повторяя либеральную сказку.

«Правда» №39, 16 февраля 1913 г. Печатается по тексту

газеты «Правда»


ZI

ЧТО ДЕЛАЕТСЯ В НАРОДНИЧЕСТВЕ И ЧТО ДЕЛАЕТСЯ В ДЕРЕВНЕ?

Журнал «Русское Богатство» показывает нам те именно две струи в народническом или трудовическом потоке или течении русской жизни, которые можно проследить и по другим, более прямым, более непосредственным источникам политического знания.

Припомним, например, прения в I и II Думе. К сожалению, стенографические отчеты той и другой изъяты теперь из продажи. Но так или иначе, а громадный политический материал по изучению взглядов и стремлений русского крестьянства и русского трудо-вичества, имеющийся в этих отчетах, отчасти стал уже, отчасти станет в будущем дос­тоянием всякого образованного человека. Главный вывод, вытекающий из этого мате­риала, состоит в том, что интеллигенты-трудовики (включая сюда и интеллигентов-эсеров) и крестьяне-трудовики представляют существенно различные политические течения.

Интеллигенты-народники тяготеют к примирительной или «общечеловеческой» фразе. В них всегда чувствуется либерал. Точка зрения классовой борьбы им органиче­ски чужда. Они — резонеры. Они тянут демократическое крестьянство назад, от живой и непосредственной борьбы с его классовым врагом к туманной, вымученной, бессиль­ной якобы социалистической фразе.

Крестьяне-народники в обеих первых Думах — огонь, страсть. Они полны стремле­ния к непосредственному и решительному действию. Они темны,


364__________________________ В. И. ЛЕНИН

необразованы, наивны, но против своего классового врага они поднимаются с такой прямотой, непримиримостью, ненавистью, что вы ощущаете серьезнейшую общест­венную силу.

Другими словами: интеллигенты-народники — из рук вон плохие социалисты и раз­магниченные демократы. Крестьяне-трудовики вовсе не играют в социализм, который им абсолютно чужд, но они «нутряные», искренние, горячие и сильные демократы. По­бедит ли крестьянская демократия в России, — этого предсказать не сможет никто, ибо это зависит от слишком сложных объективных условий. Но совершенно несомненно, что может победить трудовическое крестьянство только вопреки тем тенденциям, ко­торые приносит в его движение народническая интеллигенция. Жизненная, свежая, ис­кренняя демократия в состоянии победить, при благоприятной исторической обстанов­ке, — а «социалистическая» фраза, народническое резонерство никогда победить не может.

Этот вывод представляется мне одним из важнейших уроков русской революции, и я не теряю надежды обосновать его когда-нибудь подробным анализом речей народни­ков в обеих первых Думах и другим политическим материалом 1905—1907 годов. В настоящее же время мне хочется отметить замечательное подтверждение этого вывода последней (1912 г., № 12) книжкой «Русского Богатства» — главного и наиболее со­лидного народнического органа.

Две статьи в этой книжке производят несомненно типическое впечатление. Статья г. А. В. П. («Народный социализм или пролетарский?») — образец интеллигентских рас­суждений «народных социалистов» и эсеров.

Если бы было неизбежно, чтобы массовая сила русского крестьянства направлялась так, как это «выходит» по рассуждениям гг. А. В. П. и К , то дело русской буржуазной демократии было бы безнадежно проиграно. Ибо из фраз и резонерства исторического действия выйти не может. Импотентность такого народничества окончательная.


___________ ЧТО ДЕЛАЕТСЯ В НАРОДНИЧЕСТВЕ И ЧТО ДЕЛАЕТСЯ В ДЕРЕВНЕ__________ 365

В статье г. Крюкова «Без огня» о крестьянстве и крестьянской жизни и крестьянской психологии рассказывает некий сладенький попик, изображая крестьянство именно та­ким, каким оно само выступало и выступает. Если это изображение верно, то русской буржуазной демократии — в лице именно крестьянства — суждено крупное историче­ское действие, которое при сколько-нибудь благоприятной обстановке сопутствующих явлений имеет все шансы быть победоносным.

Чтобы пояснить это, охарактеризуем вкратце «идеи» г. А. В. П. и приведем несколь­ко цитат из описаний русского крестьянства сладеньким попиком.

Г-н А. В. П. защищает основы народничества от писателя «Заветов» Суханова, кото­рый сдает марксизму целый ряд кардинальных теоретических посылок народничества, проповедуя при этом что-то вроде объединения марксистов с народниками.

Г-н А. В. П. от объединения не прочь, но «сдавать» принципы народничества не на­мерен. И вот именно эта защита принципиальной чистоты и твердости народничества таким, несомненно, компетентным и видным народником, как г. А. В. П., показывает яснее ясного полную безнадежность его позиции, абсолютную безжизненность тако­го народничества.

Г-н Суханов договорился до того, что классом социалистическим по природе являет­ся один только пролетариат. Конечно, если мыслить хоть сколько-нибудь последова­тельно, это значит признать марксизм и поставить полный крест над народническим социализмом.

Г-н А. В. П. восстает против г. Суханова, но аргументы его — нечто невиданно жал­кое. Это — сплошь оговорочки, поправочки, вопросительные знаки, эклектические за­мечания на тему о том, что ревизионизм «не в меру муссирует» поправки жизни к тео­рии, а ортодоксия напрасно их оспаривает. Кашица, преподносимая г. А. В. П., как две капли воды, похожа на обычные во всех европейских странах возражения «гуманитар­ных» буржуа против классовой борьбы и классового социализма.


366__________________________ В. И. ЛЕНИН

Того основного и общеизвестного факта, что во всем мире только пролетариат ведет систематическую борьбу с капиталом повседневно, что он именно составляет массовую опору партий социалистических, г. А. В. П. отрицать не решается. Что крестьянство тем менее обнаруживает хотя бы слабенькую социалистичность, чем свободнее поли­тически страна, — этого г. А. В. П. не знать не может. И он просто играет в обрывочки мыслей европейских буржуазных профессоров и оппортунистов, чтобы спутать дело, даже и не пытаясь выставить против марксизма хотя чего-либо похожего на цельную, прямую, ясную социальную теорию.

Поэтому нет ничего скучнее статьи г. А. В. П. Нет ничего более показательного для полной идейной смерти народнического социализма в России. Он умер. «Идеи» г-на А. В. П. в любом буржуазном социал-реформаторском издании на Западе вы найдете пол­ностью. Неинтересно и опровергать их.

Но если умер народнический социализм в России, если его убила революция 1905 года и похоронили гг. А. В. П., если от него осталась только гнилая фраза, то крестьян­ская демократия в России, отнюдь не социалистическая, а такая же буржуазная, какой была демократия Америки 1860 годов, Франции конца XVIII века, Германии первой половины XIX века и т. д. и т. п., эта демократия жива.

Рассказ сладенького попика про деревню, передаваемый г. Крюковым, вполне под­тверждает это. А то, что сообщает Крюков, — заметим мимоходом, — еще рельефнее и точнее, пожалуй, вытекает из наблюдений заведомого врага демократии, веховца Бул­гакова в «Русской Мысли» (1912 г., № 11: «На выборах»),

«Раболепство и трусость, — говорит попик у Крюкова про русское духовенство, — всегда это было!.. Но в том разница, что никогда не было такого ужасающе спокойного, молчаливого отпадения от церкви, как ныне. Точно дух жизни угас в церкви. Повторяю: не одна интеллигенция ушла, — народ ушел... надо в этом сознаться, — я ведь два года был сельским священником».

Сладенький попик вспоминает пятый год. Попик разъяснял тогда крестьянам мани­фест.


ЧТО ДЕЛАЕТСЯ В НАРОДНИЧЕСТВЕ И ЧТО ДЕЛАЕТСЯ В ДЕРЕВНЕ__________ 367

«Я-то ждал, — плачет он, — прозрения, тесного союза, любви, трезвости, здравого сознания, пробуж­дения, энергии... Прозрение-то как будто и явилось, но вместо единения и союза — злоба и междоусобие. И первее всего деревня толкнула именно и меня и — порядочно. Кажись, я весь, душой и сердцем, был за нее... Эти самые свободы объяснял и все прочее. И как слушали! Я-то думал, что уж шире того, что я открывал, и открыть нельзя, ан нет... проникли в деревню и другие речи. И новые-то разъяснители зава­рили кашку много погуще: насчет земельки, равнения и господ. Конечно, мужички поняли и усвоили это моментально. И первым долгом пришли ко мне и объявили, что за ругу будут платить мне не двести, а сто...

... Однако особенно-то огорчил меня не этот факт — насчет сотни рублей, а совокупность всего, что так скоропалительно составило новый облик деревни. Уж как со всех сторон старались открыть ей глаза, освободить ее от пелены, темень эту ее осветить! И, если правду говорить, успели. Слепой человек уви­дел-таки чуточку света и с этого момента он уже не слепой... хотя и не прозрел. Но с этим полу прозрени­ем ему пришло познание лишь самое горестное и злоба самая душная... И иной раз, может быть, вздох­нет он о темном неведении своем. Такая злоба выросла в деревне, такая злоба, что, кажется, теперь весь воздух насыщен ею... Нож, дубина, красный петух. Очевидность бессилия, жгучи о, неотомщенные оби­ды, междоусобная брань, ненависть без разбора, зависть ко всему более благополучному, уютному, имущему. И прежде, конечно, зависть жила, и злоба, и скорбь, и грех смрадный, но верили люди в волю божию и тщету мирских благ, верили и находили силу терпеть в уповании на загробную награду. Нынче этой веры уже нет. Нынче там вера такая: мы — поработители, они — порабощенные. Из всех толкова­ний о свободе на деревенской почве выросли плевелы и дурман... А вот теперь этот новый закон о земле, — брат на брата восстал, сын на отца, сосед на соседа! Злоба и смута пошла такая, что задохнется в ней деревня, непременно задохнется».

Мы подчеркнули в этом характерном описании деревни сладкоречивым попиком (чистейший народник-интеллигент!) некоторые особенно характерные словечки.

Попик — сторонник «любви», враг «ненависти». В этом отношении он целиком раз­деляет ту толстовскую (можно также сказать: ту христианскую) глубочайше-реакционную точку зрения, которую постоянно развивают наши кадеты и кадетопо-добные. Помечтать о какой-нибудь «социализации земли», поболтать о «социалистиче­ском» значении коопераций, о «нормах землевладения» такой попик, наверное, не прочь, но


368__________________________ В. И. ЛЕНИН

вот когда дело дошло до ненависти вместо «любви», тут он сразу спасовал, раскис и нюни распустил.

Словесный, фразистый «социализм» («народный, а не пролетарский») — сколько угодно, это и в Европе любой мещанин из грамотных одобрит. Ну, а ежели дошло дело до «ненависти» вместо «любви», тут финал. Социализм гуманной фразы — мы за; ре­волюционная демократия — мы против.

То, что говорит сладенький попик на избитую тему о «хулиганстве» в деревне, не представляет с фактической стороны ровно ничего нового. Но из собственного его рас­сказа ясно видно, что «хулиганство» есть внесенное крепостниками понятие. «Жгучие, неотомщенные обиды» — вот что констатирует сладенький попик. А это, несомненно, нечто весьма и весьма далекое от «хулиганства».

Марксисты издавна считали своей задачей, в борьбе с народничеством, разрушать маниловщину, слащавые фразы, сентиментальную надклассовую точку зрения, пошлый «народный» социализм, достойный какого-нибудь французского, прожженного в деля­ческих подходах и аферах «радикала-социалиста». Но вместе с тем марксисты издавна считали столь же обязательной своей задачей выделять демократическое ядро народ­нических взглядов. Народнический социализм — гнилая и смердящая мертвечина. Кре­стьянская демократия в России, если верно изображает ее у Крюкова сладенький попик, живая сила. Да и не может она не быть живой силой, пока хозяйничают Пуришкевичи, пока голодают по тридцать миллионов.

«Ненависть без разбора» говорят нам. Во-1-х, это не вся правда. «Разбора» не видят Пуришкевичи, не видят чиновники, не видят прекраснодушные интеллигенты. Во-2-х, ведь даже в начале рабочего движения в России был известный элемент «ненависти без разбора», например, в форме разрушения машин при стачках 60—80-х годов прошлого века. Это быстро отпало. Не в этом соль. Пошлостью было бы требовать


___________ ЧТО ДЕЛАЕТСЯ В НАРОДНИЧЕСТВЕ И ЧТО ДЕЛАЕТСЯ В ДЕРЕВНЕ__________ 369

«белых перчаток» от теряющих терпение людей данной обстановки.

Существенное — глубокий разрыв с старым, безнадежно-реакционным миросозер­цанием, глубокое усвоение именно того учения о «порабощенных», которое является залогом не мертвого сна, а живой жизни.

Сгнил народнический социализм вплоть до самого левого. Жива и жизненна задача очищения, просветления, пробуждения, сплочения демократии на почве сознательного разрыва с учениями «любви», «терпения» и т. п. Печалится сладенький попик. Мы же имеем все основания радоваться богатому поприщу бодрой работы.

«Просвещение» № 2, февраль 1913 г. Печатается по тексту

Подпись: В. И. журнала «Просвещение»


ВОЗРАСТАЮЩЕЕ НЕСООТВЕТСТВИЕ

ЗАМЕТКИ ПУБЛИЦИСТА

I

Недавно состоялось очередное совещание депутатов к.-д. с местными деятелями этой партии.

Обсуждали, как и следовало ожидать, особенности настоящего политического мо­мента. Либеральная оценка этого момента следующая:

«Обращено внимание на возрастающее несоответствие между потребностями страны в основном за­конодательстве и невозможностью удовлетворить их при настоящем устройстве законодательных учре­ждений и при современном отношении власти к народному представительству».

Язык запутан так, как клубок ниток, с которым давно играл котенок. Бедненькие наши либералы, негде им выразить ясно свои мысли!

Но присмотритесь поближе: не столько в том беда, что негде, сколько в том, что не­чего сказать либералам. Возрастает несоответствие не только между потребностями страны и безнадежностью «настоящего устройства» и т. д., — но также между потреб­ностями страны и беспомощностью либерализма.

Почему невозможно удовлетворить потребности страны, гг. либеральные политики? Ответ к.-д.: мешает настоящее устройство законодательных учреждений и современное отношение власти к народному представительству.

Вывод: необходимо иное устройство и иное отношение власти. Какое именно, мы увидим, разбирая в следующих статьях «четыре положения» к.-д. совещания.


________________________ ВОЗРАСТАЮТТЩЕ НЕСООТВЕТСТВИЕ_____________________ 371

Но прежде мы должны поставить главный вопрос: чем же объясняется «настоящее» «устройство и отношение»? Откуда может взяться иное? Кадеты об этом даже и не по­думали! Их молчание по этому основному вопросу сводится к заскорузлой, азиатской обывательщине, вроде того, что были плохие советчики, могут быть хорошие советчи­ки...

Нет ли связи, гг. к.-д., между «настоящим» и интересами какого-либо класса, на­пример, класса крупных помещиков? Или богатейших буржуа? Нет ли полного соот­ветствия между «настоящим» и интересами определенных классов? Не ясно ли, что браться за обсуждение политического момента без учета взаимоотношения между все­ми классами, значит заниматься пустой болтовней?

Увы! Кроме болтовни, кадетам нечем прикрыть «возрастающего несоответствия» между их политикой и потребностями страны.

II

Наши либералы вообще — а за ними и либеральные рабочие политики (ликвидато­ры) — любят говорить и говорить об «европеизации» России. Малюсенькая правда служит здесь для прикрытия большой неправды.

Несомненно, что Россия, вообще говоря, европеизируется, т. е. перестраивается по образу и подобию Европы (причем к «Европе» надо теперь причислять, вопреки гео­графии, Японию и Китай). Но эта европеизация вообще идет с Александра II, если не с Петра Великого, идет и во время подъема (1905), и во время реакции (1908—1911), идет и в полиции и у помещиков типа Маркова, которые «европеизируют» свои приемы борьбы с демократией.

Словечко «европеизация» оказывается таким общим, что оно служит для запутыва­ния дела, для затемнения насущных вопросов политики.

Либералы хотят европеизации России. Но и Совет объединенного дворянства своим законом 9 ноября 1906 г. (14 июня 1910 г.) стремится к европеизации.


372__________________________ В. И. ЛЕНИН

Либералы хотят европейской конституции. Но конституции, установившиеся в раз­ных странах Европы, явились результатом долгой и тяжелой классовой борьбы между феодализмом и абсолютизмом — с одной стороны, буржуазией, крестьянами и рабочи­ми — с другой. Писаные и неписаные конституции, которыми «стыдят» наших реак­ционеров либералы, представляют из себя лишь запись итогов борьбы, получившихся после ряда тяжело доставшихся побед нового над старым и ряда поражений, нанесен­ных новому старым.

Либералы хотят, чтобы у нас появились итоги без той совокупности плюсов и мину­сов, которая составляет итоги! Либеральная программа и либеральная тактика сводится вот к чему: пусть сложится у нас европейский уклад без той тяжелой борьбы, которая создала его в Европе!

Понятно, что наши Кобылинские встречают пожелания и доводы либералов презри­тельными выходками против «лавочников» и «мужиков». — Вы хотите, гг. либералы, — говорят Кобылинские, — записать на бумаге те победы, которых вы еще не одержа­ли в жизни.

III

К.-д. совещание приняло по вопросу о тактике 4 положения. 1-ое гласит:

«Тактика объединенной деятельности всем фронтом оппозиции, представляя необходимое условие для осуществления очередной деловой деятельности Гос. думы, не гарантирует, однако, ни получения прочного и постоянного большинства Гос. думы для законопроектов оппозиции, ни действительного осуществления тех законопроектов, которые оппозиция могла бы провести через Гос. думу при помощи думского центра».

Эта тарабарщина в переводе на русский язык означает вот что:

Либералы только с октябристами могут составить большинство в Государственной думе. Такое большинство не постоянно, а его решения в жизнь не проходят.


________________________ ВОЗРАСТАЮТТЩЕ НЕСООТВЕТСТВИЕ_____________________ 373

Правильно. Но вывод отсюда тот, что называть эти решения «необходимой», «оче­редной» и «деловой» (!??) деятельностью, значит обманывать самих себя и обманывать народ.

Проваливая правых голосованием с октябристами, не будем становиться на точку зрения законодательствования в IV Думе, не будем сеять конституционных иллюзий — вот что должны бы были сказать народу кадеты, если бы они хотели быть не только на словах демократами.

Первое «положение» к.-д. совещания поражает своей нелогичностью. Принятие не-осуществляемых в действительности законопроектов непостоянным и непрочным большинством IV Думы называется «деловой» деятельностью!! Сами к.-д. сотни раз называли это, и называли правильно, вермишелью и скукой.

Но тактика к.-д., вопиюще-нелепая с точки зрения логики, становится понятной с точки зрения классовых интересов. Припомним то, что говорили социал-демократы о III и IV Думе, начиная с 1907 года. — В Думе два большинства, говорили они: право-октябристское и октябристско-кадетское. Оба стоят на контрреволюционной почве (ср. «Просвещение», 1913, № 1, стр. 13 ).

Февральское 1913 года совещание кадетов подтвердило то, что мы говорили в офи­циальных своих решениях с 1907 года.

«Тактика объединенной деятельности всем фронтом оппозиции... при помощи дум­ского центра», потому и необходима для к.-д., что они стоят, как и октябристы, на контрреволюционной почве. При внутреннем родстве тех и других понятно, что они тяготеют к совместной «деловой» деятельности, несмотря на ее теперешнюю безна­дежность.

Октябристы вечно хныкают в своей печати, бранят революцию, бранят правительст­во, правых, Государственный совет, — а в Думе ограничиваются пожеланиями реформ и идут за правительством.

См. настоящий том, стр. 322. Ред.


374__________________________ В. И. ЛЕНИН

Кадеты еще больше хныкают в своей печати, бранят революцию, бранят правитель­ство, правых, Государственный совет и октябристов, — а в Думе ограничиваются по­желаниями реформ и стараются подгонять свою оппозиционность под октябристов.

IV

Второе положение к.-д. совещания гласит:

«Существенное усиление Гос. думы, как законодательного и политического фактора, может быть достигнуто лишь путем осуществления трех основных условий: демократизации избирательного закона (всеобщее избирательное право), коренной реформы Гос. совета и ответственности министерства».

Суть изложенной здесь тактики может быть выражена одним словом: реформизм.

Историческая наука говорит нам, что отличие реформистского и нереформистского изменения данного политического уклада состоит, вообще говоря, в том, что при пер­вом — власть остается в руках прежнего правящего класса; при втором — власть пере­ходит из рук прежнего класса в руки нового. Кадеты не понимают классовой основы исторических преобразований. В этом основная ошибка кадетов, с точки зрения теории.

С точки зрения практики, указанное теоретическое отличие сводится к тому, меняет­ся ли частное при неизменности общего и основного или меняется это последнее.

В разных странах в разные моменты истории буржуазия бывала реформистской, бы­вала и такой, которая реформизмом не ограничивалась. С другой стороны, рабочий класс, не признавая никогда за реформами способности внести существенные измене­ния, отнюдь не отказывается при известных условиях от выставления ближайших тре­бований в виде реформ.

Дело сводится, значит, к тому, что кадеты считают непререкаемым сохранение гос­подства за теперешним господствующим классом, т. е. за крупными землевладельцами феодального типа. Кадеты продолжают стоять


ВОЗРАСТАЮТТТЕЕ НЕСООТВЕТСТВИЕ_________________________ 375

на точке зрения оппозиции с родительным падежом, продолжают держаться взгляда, что «в России есть, слава богу, конституция».

Иначе говоря, «три основные условия» кадетов, это — предлагаемые либеральной буржуазией условия полюбовного раздела экономических и политических привилегий между феодальным землевладением и капиталом.

Октябристы стоят на той же точке зрения («примирение власти со страной» — на языке не то октябриста, не то кадета Маклакова), причем октябристы выставляют более «угодливые» для землевладения условия дележа.

Большая угодливость октябристов обанкротилась. Какие основания ожидать иного результата от малой угодливости кадетов? С точки зрения реформизма октябристы го­раздо последовательнее, ибо кто становится на эту точку зрения, должен принимать в расчет приемлемость реформ, а октябристские «реформы» гораздо более «приемле­мы».

Вывод один: возрастает несоответствие между либеральным реформизмом и по­требностями страны.

Третье положение к.-д. совещания гласит:

«Подготовка этих условий должна быть сделана основной задачей тактики к.-д., причем очередная законодательная деятельность, совместно с прочими группами оппозиции и с центром, должна быть ис­пользована, поскольку окажется выполнимой, но не должна становиться в противоречие с осуществле­нием этих основных задач» («Речь» № 34, 4 февраля).

Предыдущее «положение» было уступкой левым кадетам или, вернее, было приман­кой для демократии: поддерживайте нас, кадетов, ибо мы — «демократы», мы — за всеобщее избирательное право!

После кивка влево — серьезный поворот вправо: 3-ье положение, в переводе с тара­барского на русский язык, гласит: с прогрессистами и октябристами мы, к.-д., призна­ем совместную очередную законодательную деятельность!


376__________________________ В. И. ЛЕНИН

Но ведь это «очередное» законодательство дает неосуществимые законопроекты, как признано в положении 1-ом? У кадетов имеется оговорочка: «поскольку выполни­мо». То есть, прямее говоря, заниматься вермишелью мы будем, но ответственность за это пусть ложится на октябристов! Забавники, право, наши кадеты...

Далее. Ни прогрессисты, ни октябристы, стоя более последовательно, чем к.-д., на реформистской точке зрения, не соглашаются на такие «чрезмерно»-либеральные тре­бования, как всеобщее избирательное право, коренная реформа Государственного сове­та и т. п. Как же могут продолжающие претендовать на демократизм кадеты провоз­глашать совместную очередную законодательную деятельность с этими заведомыми противниками демократии?

И тут у кадетов оговорочка есть: мы, к.-д., заняты подготовкой всеобщего избира­тельного права, подготовкой посредством совместной с октябристами деятельности, которая «не должна становиться в противоречие с осуществлением» всеобщего избира­тельного права!

Лазейка нехитрая: мы объявляем «конституционной» речь Родзянки, мы голосуем (не по ошибке, как с.-д., а по убеждению) за октябристскую формулу перехода по ми­нистерской декларации, ибо все это не противоречит «подготовке» всеобщего избира­тельного права!!

Тут уже нельзя сказать, что кадеты — забавники. Тут следовало бы употребить иное слово...

Во всех европейских странах контрреволюционная, отвернувшаяся от демократии либеральная буржуазия продолжает уверять, что она занята подготовкой (совместно с национал-либералами — в Пруссии, совместно со всеми прогрессистами — во Фран­ции) «основных» демократических реформ.

Та буржуазия, которая окончательно перешла на реформистский путь, есть гнилая буржуазия, бессильная в своем либерализме, безнадежная в деле демократических пе­ремен, враждебная рабочим, ушедшая к правым от народа.


________________________ ВОЗРАСТАЮТТЩЕ НЕСООТВЕТСТВИЕ_____________________ 377

VI

Последнее, 4-ое, положение к.-д. совещания гласит:

«Совещание признает своевременным, наряду с выставлением упомянутых трех лозунгов, возбудить вопрос о применении более активных тактических мер парламентской борьбы».

Только парламентской? и только возбудить вопрос?

Что, собственно, значит: «более активные тактические меры парламентской борь­бы», — аллах ведает. Кадетское совещание точно нарочно формулировало свои поло­жения самым невразумительным языком.

Говоря о более активных мерах, кадеты явно хотят показать, что они левеют. Но это именно один только показ, ибо ничего определенного отсюда нельзя вычитать.

Какие «меры» парламентской борьбы могут быть, вообще говоря, названы более ак­тивными?

Не голосовать за октябристские и прогрессистские формулы перехода.

Не говорить речей о «примирении власти со страной».


Просмотров 272

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!