Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС 4 часть. Это и есть как раз типичный принцип колеблющейся либерально-монархической буржуазии



Это и есть как раз типичный принцип колеблющейся либерально-монархической буржуазии. Она хочет ne уничтожения привилегий средневековья, a раздела их между помещиками и буржуазией. Разве можно оспаривать, в самом деле, что предоставление «некрестьянам» (т. е. помещикам, говоря без обиняков) равенства с крестьянами, с 7/ю населения, есть сохранение и подтверждение средневековой привилегии? В чем же ином состояли средневековые привилегии, как не в том, что один помещик значил в политике столько же, сколько сотни и тысячи крестьян.

Из равенства помещиков и крестьян объективно невозможен никакой иной выход, кроме как раздел привилегий между помещиками и буржуазией. Именно так было дело в 1861 году: помещики уступили 7юоо своих привилегий нарождающейся буржуазии, а крестьянская масса была осуждена на полвека (1861 + 50 = 1911) мучений, бесправия, унижения, медленной голодной смерти, выколачивания податей и пр. Надо, кроме того, не забывать, что, уступая в 1861 году Viooo своих политических привилегий буржуазии (земская, городская, судебная реформа и пр.), помещики экономически сами начинали превращаться в буржуазию, заводя винокуренные, свеклосахарные заводы, входя в правления акционерных обществ и т. д.

Мы сейчас увидим, какой же окончательный выход указал сам г. А. Е. Березовский из этого «равенства» ничтожного числа помещиков с громадным числом крестьян. Но сначала мы должны еще подчеркнуть


___________________________ КАДЕТЫ И АГРАРНЫЙ ВОПРОС__________________________ 53

все значение слов Березовского, что эти пресловутые комиссии должны были «выяс­нить, какие земли подлежат отчуждению, какие не подлежат и сколько нужно кре­стьянам земли для их удовлетворения».

Все разговоры о разных «нормах» наделения крестьян и пр. — все это одни пустые слова, которыми, кстати сказать, оглушают себя и крестьян нередко наши народники-интеллигенты, не исключая и самых «левых». Серьезное значение имеет только один вопрос: все ли земли будут подлежать отчуждению или не все? и в последнем случае: кто будет определять, «какие не подлежат»? (я уже не говорю о том, кто будет опре­делять размер выкупа, ибо самый выкуп средневековых привилегий есть учреждение либерально-буржуазное, но в корне, в основе абсолютно недемократическое, противо-демократическое).



Все, детально разобранные, чиновничьи выглаженные параграфы кадетских земель­ных проектов — пустая канцелярщина. Серьезный вопрос один: кто будет определять, какие земли и на каких условиях подлежат отчуждению? Самый идеальный законопро­ект, обходящий этот вопрос, есть одно шарлатанство, не более.

Как же решает этот единственный серьезный вопрос г. Березовский? Ясно ведь, что при равенстве крестьян и «некрестьян» соглашения в большинстве случаев не будет, — да о полюбовном соглашении крепостников с вчерашними крепостными нечего и зако­ны писать. На «полюбовное соглашение» с ними крепостники и без всяких законов все­гда согласны.

И г. Березовский ясно дал ответ на больной вопрос зубрам III Государственной ду­мы. Слушайте дальше его речь:

«Ввиду этого, этой общей конкретной работой на местах, конечно, выяснилось бы и количество «воз­можной» (слушайте!) «для отчуждения земли и количество земли, необходимой для крестьян» (необхо­димой для чего? для отбывания повинностей? так на это крепостники всегда были согласны!) «и, нако­нец, сами крестьяне убедились бы, в какой мере могут быть удовлетворены их справедливые» (гм! гм! упаси нас, боже, от барского гнева, от барской любви и от помещичьей «справедливости»)




54________________________________ В. И. ЛЕНИН

«требования. Затем все это прошло бы через Гос. думу и» (слушайте, слушайте!) «Гос. совет и после их переработки» (гм! гм!) «дошло бы до окончательной санкции» (т. е. утверждения закона). «Результатом этой планомерной работы» (уж чего «планомернее»!) «несомненно было бы истинное удовлетворение настоящих нужд населения и связанное с ним успокоение и сохранение культурных хозяйств, которые

партия народной свободы никогда без крайней необходимости не желала разрушать».

Так говорил представитель «партии народной свободы», которую по справедливости следовало бы назвать партией помещичьего успокоения.

Здесь яснее ясного видно, что «принудительное отчуждение» кадетов есть принуж­дение крестьян помещиками. Кто вздумал бы отрицать это, тот должен доказать, что в Государственном совете преобладают крестьяне над помещиками! «Равенство» по­мещиков с крестьянами в начале, а в конце — если полюбовного соглашения не после­довало — «переработка» проекта Государственным советом.

«Культурных хозяйств партия народной свободы без крайней необходимости нико­гда не желала разрушать», — заявил г. помещик А. Е. Березовский, наверное считаю­щий свое хозяйство «культурным». А мы спросим: кто будет определять, чье хозяйство и в каких частях «культурное» и где начинается «крайняя необходимость»? Ответ: это будут определять сначала комиссии из помещиков и крестьян поровну, а потом Госу­дарственный совет...

Что же? Демократическая ли партия кадеты или контрреволюционная партия либе­рально-монархической буржуазии? Партия ли это «народной свободы» или помещичь­его успокоения?

Русская буржуазная демократия, т. е. трудовики и народники всех оттенков, сильно грешила тем, что ожидала от перехода помещичьей земли к крестьянам «уравнительно­сти», распространения «трудовых принципов» и т. п., грешила и тем, что пустыми раз­говорами о разных «нормах» землевладения заслоняла вопрос о том, быть или не быть средневековому землевладению, но эта демократия помогала новому вытеснить старое, а не сочиняла проектов сохранения ряда привилегий за старым.




___________________________ КАДЕТЫ И АГРАРНЫЙ ВОПРОС__________________________ 55

Нет, отрицать, что кадеты не демократическая партия, а партия контрреволюцион­ной, либерально-монархической буржуазии, значит прямо-таки издеваться над общеиз­вестными фактами.

В заключение рассмотрим вкратце один вопрос, который могли бы задать, пожалуй, иные наивные кадеты. Если «принудительное отчуждение» кадетов было принуждение крестьян помещиками, почему большинство помещиков отвергло его?

Ответ на этот вопрос дал, сам того не желая, г. Милюков в речи 31 октября 1908 года в III Государственной думе, когда он выступал как историк. Историк Милюков должен был признать, что до конца 1905 года и власть и помещики считали крестьянство кон­сервативной силой. На Петергофском совещании 19—26 июля 1905 года — это сове­щание подготовило булыгинскую Думу — столпы будущего Совета объединенного дворянства, А. А. Бобринский, Нарышкин и т. д., были за то, чтобы в Думе дать пре­обладание крестьянам. Витте встал тогда на ту точку зрения, что опорой самодержавия должно быть (и может быть) не дворянство и не буржуазия, а «крестьянская демокра­тия» .

«Господа, — говорил г. Милюков, — это интересный момент потому, что именно в этот момент явля­ется у правительства мысль о принудительном отчуждении (Голоса: у Кутлера). Да, Кутлер, господа...

Кутлер принялся за разработку проекта о принудительном отчуждении.

... Он работал, господа; работа эта продолжалась, я не знаю, месяц или два до конца 1905 года. Она продолжалась беспрепятственно до тех пор, пока не произошли известные московские события, по­сле которых настроение заметно изменилось».

4-го января 1906 года съехался съезд предводителей дворянства. Он отверг проект Кутлера, зная его по слухам и частным сообщениям. Он принял свою аграрную про­грамму (будущую «столыпинскую»). В феврале

* См. «Отчет фракции народной свободы» за 2-ю сессию III Гос. думы (СПБ., 1909), стр. 43. К сожа­лению, к великому сожалению, речи Березовского кадеты не перепечатали...


56___________________________ В. И. ЛЕНИН

1906 года уходит в отставку министр Кутлер. 30 марта 1906 года кабинет Витте (с «крестьянской» программой) сменяет кабинет Гурко-Горемыкина (с «столыпинской», дворянски-буржуазной программой).

Таковы факты, которые должен был признать историк Милюков.

Из этих фактов вывод вытекает ясный. «Кадетский» проект принудительного отчуж­дения был проектом министра Кутлера в кабинете Витте, мечтавшего о самодержавии, опирающемся на крестьян! Когда крестьянская демократия шла в гору, ее, эту демокра­тию, пытались подкупить, развратить, обмануть проектом «мирного», «принудительно­го отчуждения», «второго освобождения», проектом чиновнического «принуждения крестьян помещиками».

Вот что говорят нам исторические факты. Кадетский аграрный проект есть проект министра при Витте «сыграть» в крестьянский цезаризм.

Крестьянская демократия не оправдала надежд. Она показала, — в I Государствен­ной думе еще яснее, пожалуй, чем в 1905 году, — что она с 1861 года стала сознатель­ной. При таком крестьянстве [кутлеровско-кадетский проект стал бессмыслицей: кре­стьяне не только не дали бы себя надуть по-старому, но использовали бы даже кадет­ские местные земельные комиссии для организации нового натиска.

Предводители дворянства 4 января 1906 года правильно решили, что проект либе­ральных помещиков (Кутлера и К0) — вещь безнадежная, и отбросили его прочь. Граж­данская война переросла либерально-чиновническое прожектерство. Классовая борьба бросила прочь мечтания о «социальном мире» и поставила вопрос ребром, «либо по-столыпински, либо по-трудовицки».

«Невская Звезда» № 22, Печатается по тексту

19 августа 1912 г. газеты «Невская Звезда»

Подпись: В. Фр е й


ПЛОХАЯ ЗАЩИТА

В № 86 «Правды» от 9 августа в статье «Стачечная борьба и заработная плата» мы привели данные нашей официальной статистики о средней заработной плате русских фабрично-заводских рабочих за первое десятилетие XX века.

Оказалось, что знаменитой стачечной борьбой 1905 года рабочие повысили свою за­работную плату с 206 рублей (в среднем за год одному рабочему) до 238, т. е. на 32 рубля или на 15,5%.

Наш вывод не понравился казенной газете «Россия». В номере от 15-го августа она посвящает передовую статью подробному пересказу приведенных нами данных (при­чем почему-то не называет точно газеты, откуда эти данные взяты) и пытается опро­вергнуть наши выводы.

«Что рабочая плата сделала в 1906 году резкий скачок вверх, — это, конечно, верно, — пишет «Россия», — но верно также и то, что вместе с этим и в то же самое время сразу поднялись в цене также и все товары и продукты...» И «Россия» приводит далее свой расчет, по которому заработная плата поднялась на 20%, а вздорожание жизни выразилось в 24%. Расчет «России» очень неправилен во всех отношениях. На деле по­вышение заработной платы менее велико, а вздорожание жизни более значительно.

См. настоящий том, стр. 26—27. Ред.


58___________________________ В. И. ЛЕНИН

Но теперь мы не будем исправлять ошибок «России». Возьмем ее цифры.

«... Они говорят, — пишет «Россия», — вовсе не за то, чтобы рабочие что-либо выиграли. А, судя по частым их жалобам на трудные времена, скорее даже можно прийти к обратному заключению: к тому, что они едва ли выиграли что-либо».

Не правда ли, как странно рассуждает «Россия»? Если заработная плата поднялась менее значительно, чем поднялись цены на жизненные продукты, то, значит, необхо­димо еще более значительное повышение заработной платы! Неужели это не очевидно?

А каким же образом могут рабочие без экономической борьбы и без стачек добиться повышения заработной платы? Видала ли «Россия» таких капиталистов, которые по случаю повышения цен на жизненные продукты сами предложили бы рабочим повы­сить их плату?

«Россия» признает, что заработная плата сделала резкий скачок вверх в 1906 году, т. е. благодаря широкой, массовой, невиданной в мире по упорству стачечной борьбе. Но цены на продукты стали подниматься раньше 1905 года. Цены на хлеб, например, не понижались в России с 1903 года, а только повышались. Цены на животные продук­ты не понижались с 1901 года, а только повышались.

Значит, исключительно стачечной борьбой добились рабочие того, чтобы заработная плата тоже начала подниматься вслед за поднимающимися ценами на хлеб и другие продукты. Если повышение заработной платы недостаточно, — а это признает далее «Россия», — то необходимо ее дальнейшее повышение.

«Правда» № 96, 21 августа 1912 г. Печатается по тексту

Подпись: В. газеты «Правда»


ЛИКВИДАТОРЫ И «ЕДИНСТВО»52

Иначе, как истерикой, нельзя назвать вышедший на днях седьмой номер «Невского Голоса». Почти 2 страницы газеты, вместо рабочей хроники, содержат отборную брань против «Правды» и «Невской Звезды». Курьезно, что эта брань преподносится под ло­зунгом «единства» рабочего класса, «единства» избирательной кампании.

Господа, — ответим мы ликвидаторам, — единство рабочего класса великий прин­цип. Но это, право же, смешно, если вы хотите, крича о «единстве», навязать рабочему классу платформу и кандидатов группы либеральных интеллигентов-ликвидаторов.

«Правда» доказала точными цифрами, что «ликвидаторство ничто в рабочем движе­нии; что сильно оно только в либеральной интеллигенции» («Правда» № 80 от 1 авгу­ста 1912 г.) . Теперь «Невский Голос» № 7 от 17 августа бранит эти статьи «Правды», называя их «фельетонными», «хлестаковскими» и т. п. Однако же тот простой факт, что «Правда» привлекла за полгода 504 групповых рабочих сбора, а ликвидаторские газеты всего 15, — «Невский Голос» и не пытается оспорить.

Какой же вывод можно сделать отсюда, кроме того, что крик, шум, брань и возгласы о единстве, все это — простое прикрытие крайнего и окончательного бессилия ликви­даторов в рабочем классе?

См. Сочинения, 5 изд., том 21, стр. 434—438. Ред.


60_____________________________________ В. И. ЛЕНИН

Сколько ни ругай нас «Невский Голос», мы будем спокойно указывать рабочим не­опровержимые факты. Посмотрите на сборы, перечисленные в № 7 «Невского Голоса» и собранные за июль и август «на усиление средств газеты» (т. е. — говоря прямо — на восстановление ликвидаторской газеты, приостановившейся вследствие недостатка поддержки ее рабочими массами). Отчет об этих сборах показывает 52 взноса на сумму 827 руб. 11 коп. Из них только два групповых сбора: один от «московской инициатив­ной группы» — 35 руб., другой от «группы друзей из Парижа» — 8 руб. 54 коп. Из ос­тальных же 50 единоличных взносов 35 сделано на сумму 708 рублей, т. е. в среднем более 20рублей на каждый взнос.

Пусть сердится и бранится «Невский Голос», но факты остаются фактами. Что «инициативные группы» суть группы ликвидаторов, отколовшиеся от партии рабочего класса, это общеизвестно. Это признал даже Плеханов открыто и прямо еще в апреле 1912 года.

Группа отколовшихся ликвидаторов возобновила, на взносы буржуазных либераль­ных интеллигентов, свою газету для борьбы с рабочей печатью! ! И эта группа кричит о «единстве». Ну как же тут не смеяться?

«Правда» № 99, 24 августа 1912 г. Печатается по тексту

газеты «Правда»


БЕСЕДА О «КАДЕТОЕДСТВЕ»

«Правда» и «Невская Звезда» дали суровую, но вполне заслуженную отповедь гг. Бланку, Коробке, Кусковой и К за их грязные либеральные выходки против рабочей печати.

Однако как ни хороши были ответы «господам, бойкотирующим рабочих», остался еще требующий рассмотрения крайне важный принципиальный вопрос. Гг. Бланки и Кусковы своей грубой ложью постарались замять, затемнить его. Но мы не должны по­зволить заслонять принципиальные вопросы, мы должны вскрывать все их значение, вырывать из-под груды бланковски-кусковских извращений, клевет и ругательств кор­ни интересующих всякого сознательного рабочего разногласий.

Один из таких корней можно выразить словом: «кадетоедство». Прислушайтесь к одиноким, но настойчивым голосам ликвидаторов, к замечаниям не вполне определив­шейся в партийном отношении публики, — и вы нередко встретите если не упрек «Правде» и «Невской Звезде», то качание головой по поводу их «кадетоедства».

Рассмотрим же принципиальный вопрос о «кадетоедстве».

Два обстоятельства прежде всего и больше всего объясняют появление такого упре­ка по адресу «Правды»: 1) непонимание сущности вопроса о «двух и трех лагерях» в избирательной кампании и в современной


62___________________________ В. И. ЛЕНИН

политике вообще; 2) невнимание к тем особым условиям, в которые поставлена теперь марксистская печать, газеты рабочей демократии.

Начнем с первого вопроса.

Либералы все стоят на почве теории о двух лагерях: за конституцию и против кон­ституции. От Милюкова до Изгоева, от Прокоповича до Μ. Μ. Ковалевского, все они согласны в этом. И нельзя упускать из виду, что теория двух лагерей вытекает с неиз­бежностью из классовой сущности всего нашего либерализма.

В чем состоит эта сущность с точки зрения экономики? В том, что либерализм есть партия буржуазии, которая боится движения крестьянских масс, и еще более — движе­ния рабочих, ибо оно способно ограничить (теперь же, в ближайшем будущем, без из­менения всего капиталистического строя) размеры и формы ее экономических привиле­гий. А экономическая привилегия буржуазии есть собственность на капитал, принося­щая в России в два-три раза больше прибыли, чем в Европе.

Чтобы отстоять эту «русскую» сверхприбыль, надо не допустить самостоятельности третьего лагеря.

Например, буржуазия вполне может господствовать и при 8-часовом рабочем дне. Ее господство будет даже тогда полнее, чище, шире, свободнее, чем при 10— 11-часовом рабочем дне. Но диалектика классовой борьбы такова, что никогда без крайней необхо­димости, без последней необходимости буржуазия не заменит спокойного, привычного, доходного (обломовски-доходного) 10-часового рабочего дня 8-часовым.

Сказанное о 8-часовом рабочем дне относится и к верхней палате, и к помещичьему землевладению, и ко многому другому.

Буржуазия не откажется от старорусских спокойных, удобных, доходных форм экс­плуатации для замены их только европейскими, только демократическими (ибо демо­кратия, не во гнев будь сказано пылким героям из «Заветов» , есть тоже форма бур­жуазного господства), — не откажется, говорим мы, без крайней, последней необходи­мости.


БЕСЕДА О «КАДЕТОЕДСТВЕ»___________________________ 63

Эту необходимость может создать только достигшее известной системы и силы движение масс. И буржуазия, отстаивая свои экономические интересы, борется против такого движения, то есть против самостоятельности третьего лагеря.

В чем классовая сущность либерализма с точки зрения политики? В боязни движе­ния тех же социальных элементов, ибо оно способно подорвать ценимые буржуазией политические привилегии. Либерализм боится демократии больше, чем реакции. Это доказали 1905, 1906 и 1907 годы.

Чтобы отстоять политические привилегии в той или иной их части, нужно не допус­тить самостоятельности третьего лагеря, — нужно удержать всю оппозицию на той и только той позиции, которая выражена формулой за или против конституции.

Эта формула выражает позицию исключительно конституционную. Эта формула не выходит из рамок конституционных реформ. Суть этой формулы прекрасно и верно выразил — нечаянно разболтавшийся — г. Гредескул в тех заявлениях его, которые «Речь» без единой оговорки повторила и которые «Правда» недавно воспроизвела .

Суть этой формулы вполне «веховская», ибо ничего больше «Вехам» и не надобно, ничего иного они, собственно, и не проповедовали. «Вехи» отнюдь не против консти­туции, не против конституционных реформ. «Вехи» «только» против демократии с ее критикой всяческого вида конституционных иллюзий.

Русский либерализм оказался достаточно «ловким» политиканом, чтобы назвать се­бя «демократическим» в целях борьбы с демократией и подавления ее самостоятельно­сти. Таков обычный и нормальный способ действия всякой либеральной буржуазии во всех капиталистических странах: вывеской демократизма обмануть массы, чтобы от­вадить их от действительно демократической теории и действительно демократиче­ской практики.

См. настоящий том, стр. 22—23. Ред.


64___________________________ В. И. ЛЕНИН

А опыт всех стран, и России в том числе, неопровержимо показал, что только такая практика способна дать действительное движение вперед, тогда как либерализм своей боязнью демократии, своими веховски-гредескуловскими теориями неизбежно осужда­ет себя на бессилие: бессилие русского либерализма в 1861— 1904 годах, немецкого либерализма в 1849—1912 годах.

Третий лагерь, лагерь демократии, понимающей ограниченность либерализма, сво­бодной от его половинчатости и дряблости, от его колебаний и боязливых оглядок на­зад, этот лагерь не может сложиться, не может существовать без систематической, не­уклонной, повседневной критики либерализма.

Когда эту критику пренебрежительно или враждебно обзывают «кадетоедством», то при этом сознательно или бессознательно проводят именно либеральные взгляды. Ибо на деле вся критика кадетизма есть тем самым, по одной уже постановке вопросов, критика реакции, критика правых. Наша полемика с либералами — сказала «Невская Звезда» (№ 12) вполне справедливо — «есть более глубокая и более содержательная, чем борьба с правыми» .

На деле на сто либеральных газет в России едва ли придется одна марксистская, так что говорить о «преувеличении» нами критики кадетов просто смешно: мы не делаем еще и сотой доли необходимого для того, чтобы господствующее в обществе и в народе «общеоппозиционное» настроение сменилось антилиберальным, определенно и созна­тельно демократическим настроением.

Без такой «смены» ничего не бывало и ничему не бывать на Руси толковому и пут­ному.

См. Сочинения, 5 изд., том 21, стр. 361—362. Ред.

«Речь» возражает на это: если так, отчего правые сочувственно цитируют «Правду» против «Ре­чи»? «Речь» делает тут передержку: если бы правые давали более свободы «Правде», чем «Речи», это был бы серьезный довод против с.-д. Но всякий знает, что дело обстоит как раз наоборот. Свободы у на­шей печати во сто раз меньше, чем у «Речи», прочности в тысячу раз меньше, «конституционной» защи­ты в 10 000 раз меньше. Всякий грамотный человек понимает, что «Россия» и «Новое Время» дразнят «Речь» «Правдой», причем «Правду» они душат, а против «Речи» ворчат и бранятся. Это «две большие разницы».


БЕСЕДА О «КАДЕТОЕДСТВЕ»___________________________ 65

Обвинения в «кадетоедстве» или пренебрежительные усмешечки по поводу «кадето-едства» не более как façon de parler , как способ проведения либеральных взглядов, а когда речь идет перед рабочими или о рабочих, то именно взглядов либеральной рабо­чей политики.

С точки зрения сколько-нибудь последовательного и продуманного ликвидаторства обвинения в «кадетоедстве» понятны и необходимы. Они выражают именно сущность ликвидаторства.

Взгляните в целом на взгляды ликвидаторов, на внутреннюю логику этих взглядов, на их связь и взаимозависимость отдельных тезисов: «свобода коалиций» есть консти­туционная реформа, — к экономическим стачкам присоединяется «политическое оживление», не более того, — далеко идущая избирательная платформа объявляется «сумасшествием», — задача формулируется как задача борьбы за открытое существо­вание партии, т. е. опять-таки формулируется как конституционная реформа, — власть в России объявляется уже буржуазной (Ларин), торгово-промышленная буржуазия объявляется уже господствующим классом, — рабочим говорится, что «достаточно» уцепиться за противоречие абсолютизма и конституционализма (Мартов) .

В целом это и есть реформизм, это и есть система взглядов либеральной рабочей по­литики. Дело нисколько не меняется от того, что Иван или Петр, защищая эти взгляды (в той или иной их части — ибо ликвидаторство находится в «процессе роста растущих задач»), сами считают себя марксистами.

Не в их добрых намерениях (у кого есть таковые) дело, а в объективном значении их политики, т. е. в том, что из нее выходит, сиг она prodest, кому полезна, какую мельни­цу на деле эта вода вертит.

Это есть отстаивание рабочих интересов на почве, создаваемой «борьбой» (или пе­ребранкой?) либералов с правыми, а не борьба за демократическую, антилиберальную почву обессиления правых. Ликвидаторы — сторонники рабочих, это несомненно. Но они понимают

— манера выражаться. Ред.


66___________________________ В. И. ЛЕНИН

интересы рабочих так, что отстаивают эти интересы в рамках той России, которую су­лят построить либералы, а не той России, которую строили вчера и будут строить зав­тра (строят невидным манером и сегодня) демократы вопреки либералам.

Здесь гвоздь всего вопроса. Новой России еще нет. Она еще не построена. Должны ли рабочие вить себе «классовое» (на деле цеховое) гнездышко в той и такой России, которую строят Милюковы с Пуришкевичами, или рабочие должны сами, по-своему, строить новую Россию вовсе без Пуришкевичей и вопреки Милюковым.

Эта новая Россия будет во всяком случае буржуазной, но от буржуазной (аграрной и неаграрной) политики Столыпина до буржуазной политики Сунь Ят-сена — «дистан­ция приличного размера».

Вся суть переживаемой эпохи в России есть определение размеров этой дистанции.

«Вопреки Милюковым», — сказали мы. Это «вопреки» и есть «кадетоедство». По­этому, не боясь слов, мы остаемся и останемся принципиально «кадетоедами», ни на минуту не забывая особых задач рабочего класса и против Милюкова и против Сунь Ят-сенов.

Обвинение в «кадетоедстве» есть лишь (сознательное или бессознательное, все рав­но) тяготение к тому, чтобы рабочие при построении новой России плелись за Милю­ковыми, а не вели за собой наших маленьких Сунь Ят-сенов вопреки Милюковым...

Нам остается сказать несколько слов о втором обстоятельстве, упускаемом из виду говорящими о «кадетоедстве».

Говорят: почему не развивать положительно своих взглядов? Зачем чрезмерная по­лемика? Говорящие это рассуждают как будто следующим образом: мы не против осо­бой, вполне отличной от кадетской, линии, — мы не против трех лагерей, — мы лишь против «замены политики полемикой», чтобы употребить одно хлесткое словечко од­ного друга ликвидаторов55.

Ответ говорящим так нетруден: во-первых, нельзя развивать новых взглядов иначе как полемически (марксистские же взгляды новы и по времени своего


БЕСЕДА О «КАДЕТОЕДСТВЕ»___________________________ 67

появления и по широте своего распространения сравнительно со взглядами либераль­ными). Во-вторых, та арена, на которой действуют «Невская Звезда» и «Правда», есть арена исключительно теоретической марксистской проповеди. Ошибочно было бы принимать эту арену за нечто большее: это только теоретическое «a b с...», азбука, тео­ретический приступ, указание направления работы, но еще не самая работа.

В «положительной» форме давать своих практических выводов марксисты не в со­стоянии на указанной арене в силу «обстоятельств независящих». Преувеличивать зна­чение этой арены было бы поэтому ошибкой ликвидаторской. Самое большее, что здесь возможно, это — указание направления, и притом только в форме критики каде­тов.

«Новое Время» и «Земщина»56, дразня кадетов, изображают дело так, что вот вас, кадетов, едят, и ничего больше. «Речь» по очень понятным причинам делает вид, что она принимает такое «толкование». Коробки и Кусковы, кто по крайней тупости, кто по крайнему «кадетолакейству», тоже делают такой вид.

Но всякий политически грамотный человек прекрасно видит, что марксистское «ка-детоедство» решительно по каждому пункту критики кадетов указывает направление иной «оппозиции», если позволено мне будет употребить это неподходящее слово.

Когда марксист «ест» кадета за «богомольные» речи Караулова, марксист не в со­стоянии развить своей положительной точки зрения. Но всякий грамотный человек по­нимает: демократия не может быть демократией, будучи богомольной.

Когда марксист «ест» кадета за речи Гредескула, марксист не в состоянии развить своей положительной точки зрения. Но всякий грамотный человек понимает: демокра­тия не может быть демократией, разделяя взгляды Гредескула.

Когда марксист... но мы никогда бы не кончили, если бы вздумали перебирать таким образом все вопросы и пункты нашего «кадетоедства». Довольно и двух примеров, чтобы вполне выяснить наш тезис относительно


Просмотров 243

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!