Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС 2 часть. с наделом в чистых пролетариев, — далее, тем, что часть зажиточных крестьян, укре­пив свои наделы и иногда устроившись на отрубах




ПОСЛЕДНИЙ КЛАПАН______________________________ 19

с наделом в чистых пролетариев, — далее, тем, что часть зажиточных крестьян, укре­пив свои наделы и иногда устроившись на отрубах, поставили еще более прочное капи­талистическое хозяйство, чем прежде.

Наконец, открыт клапан и выпущен пар тем, что кое-где устранена особенно нестер­пимая чересполосица и облегчена необходимая при капитализме мобилизация кресть­янской земли.

Но этой отсрочкой уменьшено или увеличено общее количество противоречий в де­ревне? уменьшен или увеличен гнет крепостнических латифундий? уменьшено или увеличено общее количество «пара»? На эти вопросы нельзя ответить иначе, как во втором смысле.

Голодовка 30 миллионов доказала на деле, что в данное время возможен только этот последний ответ. Это — голодовка мелких хозяйчиков. Это — картина кризиса все то­го лее старого, кабального, нищего и задавленного крепостническими латифундиями крестьянского хозяйства. Таких голодовок при крупных некрепостнических поместьях, при капиталистических латифундиях в Европе не бывает и быть не может.

Масса крестьян, за исключением вполне освободившихся от земли пролетариев (ко­торые «укрепили» землю, чтобы продать ее) и ничтожного меньшинства зажиточных мужиков, осталась в прежнем и еще худшем положении. Никакое укрепление земли в личную собственность, никакие мероприятия против чересполосицы не могут сделать массы нищих крестьян, сидящих на плохой, выпаханной земле, обладающих лишь ста­родедовским, вконец изношенным инвентарем, с голодным рабочим и рогатым скотом, — сколько-нибудь культурными, сколько-нибудь хозяевами.

Вокруг помещика (типа Маркова или Пуришкевича) с 2000 десятин земли владельцы семидесятинных, крохотных участков останутся неизбежно закабаленными нищими, как бы их ни расселяли, как бы их ни освобождали от общины, как бы им ни «укрепля­ли» их нищенские участки в личную собственность.

Столыпинская реформа не может устранить ни кабалы и отработков массы кресть­ян, ни их голодовок.


20___________________________ В. И. ЛЕНИН



Нужны десятилетия и десятилетия таких же периодических голодовок, чтобы мучи­тельно вымерла масса теперешних хозяйств, для «успеха» столыпинской реформы, т. е. для создания установившегося буржуазного строя общеевропейского типа в нашей де­ревне. А в настоящее время, после шестилетнего испытания столыпинской «реформы» и шестилетних «блестящих» прогрессов числа «укрепивших землю» и т. д., не может быть ни малейшего сомнения в том, что эта реформа кризиса не устранила и устранить не может.

И в данную минуту и для ближайшего будущего России остается совершенно бес­спорным, что перед нами старый кризис крепостнического в целом ряде пережитков хозяйства, старый кризис обнищавшего мелкого земледелия, закабаленного латифун­диями марковского и пуришкевического типа.

И этот кризис, столь наглядно документированный голодовкой 30-ти миллионов, стоит перед нами, несмотря на то, что Столыпин открыл последний клапан, какой толь­ко имеется вообще у Марковых и Пуришкевичей. Ничего иного они (и Совет объеди­ненного дворянства вместе с ними) не могли придумать , ничего иного нельзя еще придумать для сохранения земли и власти за Пуришкевичами, как ведение этими са­мыми Пуришкевичами буржуазной политики.

К этому и сводится сумма противоречий современной русской деревни: ведение буржуазной аграрной политики старыми крепостниками при полном сохранении их земли и их власти. В аграрной области это — тоже «шаг по пути превращения в буржу­азную монархию»37.



Этот шаг к новому сделан сохранившим свое всевластие, свою землю, свой облик и свою обстановку старым. Это — последний шаг, который только может сделать старое. Это — последний клапан. Других еще

Само собою разумеется, что слово «придумать» надо понимать «с зернышком соли»: «выдумка» ко­мандующего класса была ограничена и определена всем ходом капиталистического развития России и всего мира. При данном соотношении классов в капиталистически развивающейся России Совет объеди­ненного дворянства не мог поступать иначе, желая сохранить свою власть.


ПОСЛЕДНИЙ КЛАПАН______________________________ 21

клапанов в распоряжении Пуришкевичей, командующих над буржуазной страной, нет и быть не может.

И именно потому, что этот шаг к новому сделан сохранившим свое всевластие ста­рым, этот шаг не мог привести и не приведет ни к чему прочному. Напротив, он приво­дит — это ясно показывают нам все симптомы переживаемого момента — к нараста­нию старого кризиса на иной более высокой ступени капиталистического развития Рос­сии.

Старый кризис нарастает по-новому, в новой обстановке, при гораздо более опреде­лившихся отношениях между классами, но он нарастает, и его социально-экономическая (и не только экономическая) природа остается по сути дела прежнею.

Ничтожное число хороших, отрубных хозяйств крестьянской буржуазии, — при уменьшении числа пролетариев, связанных наделом, — при сохранении всевластия Пуришкевичей, — при громадной массе обнищавших и вымирающих от голода закаба­ленных средних крестьян, — при увеличении числа пролетариев, наделом не связан­ных, — вот картина сегодняшней русской деревни.

Нужно ли еще доказывать, что столыпинская аграрная программа не может, а на­родническая (в исторически-классовом значении этого слова) может уничтожить каба­лу и отработки? Может ли современное положение деревни не питать таких мыслей, что хорошие отрубные хозяйства при полной свободе мобилизации земли неизбежно положили бы сразу конец всем средневековым голодовкам, всякой кабале и всяким от­работкам, если бы эти хозяйства по вольному выбору крестьян были понаделаны на всех тех семидесяти миллионах десятин помещичьей земли, которые пока стоят вне «землеустройства»? И не заставит ли нас ирония истории сказать, что столыпинские землемеры пригодились для «трудовицкой» России?



«Невская Звезда» № 20, Печатается по тексту

5 августа 1912 г. газеты «Невская Звезда»

Подпись: Ρ. С.


МАЛЕНЬКАЯ СПРАВКА

Вопрос о том, демократы ли наши кадеты или они партия либерально-монархической буржуазии, представляет большой научный интерес.

Напомним, что даже трудовик38 (буржуазный демократ) Водовозов обнаружил коле­бания по этому вопросу.

Касаясь этого вопроса, «Правда» сослалась на недавние заявления г. Гредескула, по­вторенные в «Речи» .

«Речь» отвечает: «о каких заявлениях г. Гредескула говорит «Правда», мы не знаем».

Не правда ли, как это мило? «Правда» сказала ясно и точно, что говорит о заявлени­ях, повторенных в «Речи». Что же? Или «Речь» не знает того, что печатается в «Ре­чи»?? Но не естественнее ли предположить, что либералам ради предвыборной игры в демократизм хочется позабыть кое-что из своего недавнего прошлого?

Во всяком случае, ради выяснения важного научного вопроса, я приведу слова г. Гредескула, которые он говорил в ряде публичных лекций и повторил, без единой ого-ворочки редакции, в № 117 (2071) «Речи»:

«В самом конце своей лекции, — писал г. Гредескул, — полемизируя с утверждением «Вех» о том, что русское освободительное движение (по пине будто бы интеллигенции) не удалось, и сопоставляя его с мнением тех, кто стоит гораздо левее П. Б. Струве, по кто также думает, что движение не дало нам ре­шительно ничего, я в противоположность этому защищал тезис, что,

См. настоящий том, стр. 13. Ред.


МАЛЕНЬКАЯ СПРАВКА_____________________________ 23

наоборот, сделано очень много, что заложен самый фундамент будущей конституционной постройки, и притом крайне глубоко и прочно, в самую толщу народной массы. Чтобы дать критический перекресток для этих двух утверждений и вместе с тем высказать мысль, которую я также считаю политически чрез­вычайно важной для нашего времени, я оба эти утверждения ставил лицом к будущему и говорил, что с точки зрения первого из них (если в 1905—1906 гг. не сделано ничего) надо все начинать с начала, т. е., иными словами, надо устраивать второе движение, тогда как с точки зрения второго утверждения (что в 1905— 1906 гг. заложен фундамент русской конституции), наоборот, второго народного движения не требуется, а нужна лишь спокойная, настойчивая и уверенная конституционная работа.

Вот тут-то и прервал меня либавский (дело было в Либаве) полицеймейстер. Таким образом, в Либаве последовала демонстрация полиции против публичного отрицания надобности в новой революции в Рос­сии» («Речь» 1912 г., № 117 (2071)).

Г-н Гредескул вполне доказал, что г. либавский полицеймейстер ошибся. Но кроме того г. Гредескул доказал еще две важные вещи: — 1) что полемика г. Гредескула и К0 с «Вехами»39 — притворная, пустая вещь. На деле во всем существенном вся к.-д. пар­тия — «веховская», 2) что марксистская характеристика к.-д. партии по научным, эко­номическим и политическим признакам безусловно правильна.

«Правда» № 85, 8 августа 1912 г. Печатается по тексту

Подпись: Η. Б. газеты «Правда»


ЗАРАБОТКИ РАБОЧИХ И ПРИБЫЛЬ КАПИТАЛИСТОВ В РОССИИ

В 1908 году было произведено обследование фабрик и заводов России40. Обследова­ние это, несомненно, дало преувеличенные цифры о величине заработка рабочих и пре­уменьшенные о размере производства и величине прибыли капиталистов, ибо у нас все подобные обследования производятся чисто казенным путем, причем опрашиваются одни только капиталисты, а рабочих не считают нужным спрашивать.

Посмотрим же, что показала эта, наиболее выгодная для капиталистов, статистика.

По предварительным сведениям, которые одни только опубликованы до сих пор, всего было в России почти 20 000 фабрик и заводов (точная цифра: 19 983; мы будем приводить в скобках точные цифры, а в тексте несколько округлять их, чтобы легче было представить себе и запомнить при чтении главные данные).

Все число рабочих обоего пола было 21Ц миллиона человек (2 253 787). Сюда вошли и горнорабочие и рабочие в производствах, обложенных акцизом.

Заработная плата всех этих рабочих составила сумму более полумиллиарда рублей (555,7 млн.).

Чтобы узнать среднюю плату одного рабочего, надо разделить общую сумму зара­ботной платы на число рабочих. Произведя это деление, получим цифру 246 рублей.

Итак, два с четвертью миллиона фабрично-заводских рабочих России зарабатывали в 1908 году в общем


_____________ ЗАРАБОТКИ РАБОЧИХ И ПРИБЫЛЬ КАПИТАЛИСТОВ В РОССИИ_____________ 25

и среднем, т. е. на круг, всего по двадцать рублей 50 коп. в месяц!

Если принять во внимание, что на такую сумму приходится содержать семью, — и это при теперешней дороговизне квартир и жизненных припасов, — то подобную плату нельзя не назвать нищенской.

Посмотрим теперь, какова была прибыль капиталистов. Для определения прибыли надо вычесть из общей суммы производства, т. е. валовой выручки всех фабрик и заво­дов, все расходы капиталистов.

Общая сумма производства — свыше 4!/г миллиардов рублей (4651 млн. руб.). Все расходы капиталистов — 4 миллиарда (4082 млн. руб.).

Значит, прибыль капиталистов более полумиллиарда рублей (568,7 млн. руб.).

В среднем на 1 заведение эта прибыль равняется 28,5 тысячам рублей. Каждый ра­бочий приносит капиталисту прибыли по 252 рубля в год.

Сравним теперь заработок рабочих и прибыль капиталистов. Каждый рабочий в среднем (т. е. считая на круг) получает в год заработной платы 246 рублей, а капитали­сту приносит прибыли 252 рубля в год .

Отсюда следует, что рабочий меньшую половину дня работает на себя, а большую по­ловину дня — на капиталиста. Если, например, примем среднюю величину рабочего дня в 11 часов, то окажется, что рабочий получает плату всего только за 5!/г часов и даже несколько менее, чем за 57г часов. Остальные же 57г часов рабочий трудится даром, не получая никакой платы, и вся выработка рабочего за эти полдня составляет прибыль капиталистов.

«Правда» № 85, 8 августа 1912 г. Печатается по тексту

Подпись: Т. газеты «Правда»

Всего новых стоимостей рабочий создает в год на 498 руб.


СТАЧЕЧНАЯ БОРЬБА И ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА

Всем известно, что знаменитая стачечная борьба русских рабочих в 1905 году дала чрезвычайно крупные успехи не только в политической, но и в экономической области. В настоящее время данные из отчетов фабричных инспекторов позволяют составить довольно точное представление о высоте этих успехов.

Средний заработок русского фабрично-заводского рабочего, по этим данным, рав­нялся:

в1901г........................ 201 руб. в1906г............................ 231 руб.

»1902»......................... 202 » »1907».............................. 241 »

»1903»......................... 208 » »1908».............................. 242 »

»1904»......................... 213 » »1909».............................. 236 »

»1905»......................... 205 » »1910».............................. 242 »

в среднем.............................................................. в среднем

за пять лет.................. 206 » за пять лет..................... 238 »

Мы видим отсюда, что 1905 год был годом перелома. Именно, после 1905 года зара­ботная плата сразу поднимается с 205 до 231 рубля в год, т. е. на 26 рублей, более чем на 10%.

Относительно 1905 года, который показывает понижение заработной платы на 8 рублей по сравнению с 1904, надо принять во внимание следующее: во-первых, 1905 год был годом экономической депрессии, т. е. упадка промышленности; во-вторых, по данным министерства торговли, рабочие потеряли за этот год от недополучения зара­ботка в забастовочные дни


_____________________ СТАЧЕЧНАЯ БОРЬБА И ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА____________________ 27

17/2 миллионов рублей, т. е. свыше 10 рублей в год на каждого рабочего в среднем.

Следовательно, можно считать, что действительная заработная плата в 1905 году была 215 руб. в год, но из этих 215 руб. рабочие отдали по 10 руб. на стачечную борь­бу, отличавшуюся в 1905 году замечательной, не виданной до тех пор нигде в мире на­стойчивостью и широтой.

В итоге получилось то, что теперь мы, рассматривая данные за целое десятилетие, 1901—1910 годов, ясно видим поразительную разницу между дореволюционной и по­слереволюционной эпохой.

До 1905 года средняя заработная плата русского фабрично-заводского рабочего 206 руб. После 1905 года — 238 руб., т. е. на 32руб. в год больше. Увеличение на 15,5%.

Повышение заработной платы за один год испытало такой толчок, что никакие по­следующие усилия капиталистов (которые, как известно, отнимали все завоевания пя­того года одно за другим) не могли свести рабочего к прежнему низкому уровню жиз­ни. Пятый год поднял жизненный уровень русского рабочего так, как в обыкновенное время не поднимается этот уровень за несколько десятилетий.

Рабочие потеряли на стачках 1905 года, по официальной статистике, 17 /г млн. руб. от недополучения заработка в забастовочные дни. Недоработка продукта у капитали­стов составила за 1905 год, по той же статистике, 127,3 млн. руб.

А от повышения заработной платы после 1905 года рабочие выиграли за пять лет (1906—1910) в среднем по 32 рубля на одного рабочего, т. е. всего, считая 1,8 миллиона рабочих, по 57,6 миллиона рублей в год или 286 миллионов рублей за целое пятилетие.

«Правда» № 86, 9 августа 1912 г. Печатается по тексту

газеты «Правда»


РАБОЧИЙ ДЕНЬ НА ФАБРИКАХ МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ

Инженер И. М. Козьминых-Ланин выпустил книгу о продолжительности рабочего дня и рабочего года на фабриках и заводах Московской губернии.

Материал, собранный автором, относится к концу 1908 года и охватывает 219 669 рабочих, т. е. немного более 7/ю всего числа фабрично-заводских рабочих Московской губернии (307 773).

Средний рабочий день определен автором на основании этих данных в 9 /2 часов — для взрослых и подростков, в 7 /г часов — для малолетних.

Необходимо заметить, что в эти данные совершенно не вошел учет сверхурочных работ (о сверхурочных работах автор подготовил к печати особый труд), — а во-вторых, что данные автора основаны исключительно на «обязательных для предприни­мателей и рабочих правилах внутреннего распорядка».

Соблюдаются ли в жизни эти правила, — вопрос, которого наш инженер и не ставит. Только рабочие союзы, создавая свою статистику, могли бы собрать данные и по этому вопросу.

По отдельным предприятиям этот рабочий день в 9 /г часов подвергается большим колебаниям.

Из таблиц автора видно, что 33 466рабочих работает свыше 10 часов в день! Это со­ставляет более 15% всего числа обследованных рабочих.

13 189 рабочих работает свыше 11 часов в день, а 75 рабочих — свыше 12-ти часов в день. Главная масса


_______________ РАБОЧИЙ ДЕНЬ НА ФАБРИКАХ МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ_______________ 29

рабочих, задавленных таким безмерно длинным рабочим днем, приходится на тек­стильную промышленность.

Если принять во внимание, что около трети рабочих не вошло в обследование авто­ра, то получается вывод, что свыше 20-ти тысяч фабрично-заводских рабочих Мос­ковской губернии работает безобразно долгий рабочий день.

Наконец, данные инженера Козьминых-Ланина показывают, что даже крайне уста­релый русский закон 1897 года, разрешающий 11 V2-4acoBoft (!!!) рабочий день, не со­блюдается фабрикантами. По этому закону, при работе в две смены, рабочее время для каждого рабочего, по расчету за 2 недели, не должно превосходить 9-ти часов в су­тки.

На деле же из обследованных автором 83 990 двухсменных рабочих — 14 376 рабо­тали свыше 9 часов. Это составляет 17% всего числа двухсменных рабочих. А из 3733 двухсменных рабочих, занятых ремонтными и вспомогательными работами, 2173 рабо­чих, т. е. почти /s, работали более 9-ти часов в сутки! Итого 16 /г тысяч рабочих, кото­рых — даже по казенным данным — заставляют работать дольше, чем дозволено по закону!

8-часовой рабочий день существовал в Московской губернии в 1908 году только для 4398 рабочих — из 219 669 всего числа обследованных рабочих. Значит, все же 8-часовой рабочий день и теперь вполне возможен, остается только 215-ти тысячам рабо­чих догнать эти четыре тысячи.

«Правда» №88, 11 августа 1912 г. Печатается по тексту

Подпись: В. газеты «Правда»


рабочий день и рабочий год в московской губернии

Вышедшая под этим заглавием работа инженера Козьминых-Ланина (М., 1912, изд. Постоянной комиссии музея содействия труду при Моск. отд. имп. русск. техн. о-ва. Ц. 1 руб. 75 коп.) представляет из себя сводку данных, которые относятся к концу 1908 года.

Данные охватывают 219 669 рабочих, т. е. 71,37% всего числа фабрично-заводских рабочих губернии (307 773). Автор говорит, что «материал был тщательно исследован им отдельно по каждому промышленному заведению, и в общую сводку вошла лишь та часть его, которая не возбуждала каких-либо сомнений».

Подобного рода статистика представляла бы из себя — несмотря на большое опо­здание — выдающийся интерес, если бы сводка данных была более осмысленная. К сожалению, приходится употребить именно это слово, ибо таблицы г. Козьминых-Ланина составлены чрезвычайно тщательно, труда положено им на вычисление всякого рода итогов и процентных отношений очень много, но труд этот применен нерацио­нально.

Богатый материал как бы подавил собою автора. Он сделал сотни и тысячи вычисле­ний, совершенно излишних, только загромождающих работу, и не сделал нескольких десятков подсчетов, которые безусловно необходимы, ибо без них не получается общей картины явления.

В самом деле, в основных таблицах автора, составляющих почти всю книгу, приво­дятся такие детальные


_____________ РАБОЧИЙ ДЕНЬ И РАБОЧИЙ ГОД В МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ_____________ 31

данные, что, например, рабочие, работающие от 9 до 10 часов в сутки, подразделены на 16 подразделений, — смотря по числу рабочих часов в смежные две недели (от 109 до 120 часов) — и для каждого подразделения вычислено среднее число рабочих часов в сутки! И все это сделано дважды: для рабочих по производству и для рабочих вспомо­гательных.

Нельзя не согласиться, что такая детализация, во-первых, совершенно излишня, что здесь получается увлечение статистикой ради статистики, своего рода игра в цифры — в ущерб ясности картины и пригодности материала для изучения. А, во-вторых, девять десятых этих «средних», вычислявшихся автором с точностью до одной сотой, — пря­мо-таки пропащий труд, ибо можно ручаться, что из тысячи читателей книги (которая вряд ли найдет тысячу читателей) разве один почувствует надобность в такой «сред­ней» (и притом этот один мог бы сам ее вычислить, если бы уж стряслась над ним такая исключительная беда!).

В то же время в книге вовсе нет абсолютно необходимых сводок, которые автор мог сделать с несравненно меньшей затратой труда и без которых обойтись невозможно, если хотеть осмысленно ознакомиться с данными обследования. Нет сводок: 1) поды­тоживающих по группам производств рабочих односменных, двухсменных и трех­сменных; 2) рабочих по производству и вспомогательных; 3) дающих среднее число рабочих часов по группам производств; 4) дающих общие итоги рабочего времени взрослых и малолетних; 5) выделяющих фабрики с различным числом рабочих.

Остановимся на этом последнем пункте. Автор работы, видимо, так трудолюбив, — если судить по данному списку работ, которые им опубликованы и подготовлены к пе­чати, — он обладает таким богатым и интересным материалом, что, может быть, кри­тический разбор его приемов в состоянии принести не только теоретическую, но и не­посредственно практическую пользу. Мы уже привели слова автора, что собранный «материал был тщательно исследован им отдельно по каждому промышленному заве­дению».


32___________________________ В. И. ЛЕНИН

Значит, сводка этого материала хотя бы по тем группам фабрик, которые введены даже нашей казенной статистикой (до 20 рабочих, 21—50, 51—100, 101—500, 501— 1000 и свыше 1000), была вполне возможна. Была ли она необходима?

Безусловно, да. Статистика должна давать не произвольные столбцы цифр, а цифро­вое освещение тех различных социальных типов изучаемого явления, которые вполне наметились или намечаются жизнью. Можно ли сомневаться в том, что заведения в 50 и в 500 рабочих принадлежат к существенно иным социальным типам интересующего нас явления? что все общественное развитие всех цивилизованных стран усиливает различие этих типов и ведет к вытеснению одного из них другим?

Возьмем как раз данные о рабочем дне. Из сводной итоговой таблицы автора мы можем почерпнуть тот вывод, — если сами произведем некоторую необходимую ста­тистическую работу, которой мы не видим в книге, — тот вывод, что 33 тысячи рабо­чих (из 220 тысяч обследованных) работают дольше 10-ти часов в сутки. Средняя же продолжительность рабочего дня для всех 220 тыс. рабочих равняется 9 /г часам. Спрашивается, не заняты ли эти рабочие, задавленные непомерно длинным рабочим днем, в мелких заведениях?

Этот вопрос возникает естественно и необходимо. Он вовсе не выбран произвольно. Политическая экономия и статистика всех стран мира обязывают нас поставить имен­но этот вопрос, ибо удлинение рабочего дня мелкими заведениями наблюдалось слиш­ком часто. Условия капиталистического хозяйства вызывают необходимость в таком удлинении у мелких хозяев.

И вот оказывается, что в материалах автора данные для ответа на этот важнейший вопрос были, а в сводке автора они пропали! В сводке автор нам дал никчемные длин­нейшие столбцы детальных «средних» и не дал необходимого деления фабрик по числу рабочих.

В Московской губернии такое деление еще более необходимо (если позволительно здесь употребить сравнительную степень), чем вообще, ибо в Москов-


_____________ РАБОЧИЙ ДЕНЬ И РАБОЧИЙ ГОД В МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ_____________ 33

ской губернии, наряду с громадной концентрацией производства, мы видим сравни­тельно очень большое число мелких заведений. По статистике 1910 года, в ней было всего 1440 заведений с 335 190 рабочими. Половина этого числа рабочих (167 199) со­средоточена в 66 фабриках, — а на другом полюсе перед нами 669 заведений с общим числом рабочих 18 277. Ясно, что перед нами совершенно различные социальные типы и что статистика, которая их не различает, решительно никуда не годится.

Автор до такой степени увлекся рядами цифр о числе рабочих, занятых 94, 95 и т. д. до 144 часов в смежные две недели, что вовсе опустил данные о числе заведений. Это число указано для второй части его труда, где речь идет о продолжительности рабочего года, но в первой части, где речь идет о рабочем дне, никаких сведений о числе заведе­ний не приведено, — хотя эти сведения, несомненно, в распоряжении автора были.

Крупнейшие фабрики Московской губернии — не только своеобразные типы про­мышленных заведений, но и своеобразные типы населений, с особыми бытовыми и культурными (или, вернее, некультурными) условиями. Выделение этих фабрик, под­робная разработка данных отдельно для каждого разряда заведений по числу рабочих составляет необходимое условие рациональной экономической статистики.

Приведем главнейшие итоги из труда г. Козьминых-Ланина.

Его исследование о длине рабочего дня охватило, как мы уже сказали, 219 669 мос­ковских фабрично-заводских рабочих, т. е. 71,37% всего их числа, причем текстильщи­ки несколько в большем числе охвачены его статистикой, чем рабочие других произ­водств. Обследованию подверглось 74,6% всех текстильщиков и лишь 49—71% рабо­чих остальных производств. По-видимому, менее обследованы данные о мелких заведе­ниях: по крайней мере, статистика числа рабочих дней в году охватила 58% заведений (811 из бывших


34___________________________ В. И. ЛЕНИН


в 1908 году 1394) и 75% рабочих (231 130 из 307 773). Ясно, что здесь опущены были именно более мелкие заведения.

Итоговые данные о длине рабочего дня автор дает только для всего числа рабочих, вместе взятых. Получается средняя — 9!/г часов в сутки для взрослого и 71Уг часов для малолетних. Число малолетних, надо заметить, невелико: 1363 против 218 306 взрос­лых. Это наводит на мысль, не были ли «сокрыты» от глаз инспекторов в особенности малолетние рабочие?

Из всего числа 219 669 рабочих работали в одну смену 128 628 человек (58,56%), в 2 смены — 88 552 (40,31%) и в 3 смены — 2489 (1,13%). Двухсменная работа преоблада­ет над односменной в текстильной промышленности: 75 391 двухсменный рабочий («по производству», т. е. без вспомогательных) против 68 604 односменных. Прибавка ремонтных и вспомогательных рабочих дает сумму 78 107 двухсменных и 78 321 одно­сменного рабочего. Напротив, у металлистов значительно преобладает односменная работа (17 821 взрослых рабочих) над двухсменной (7673).

Подводя итог общему числу рабочих, работающих различное число рабочих часов в сутки, получаем такие данные:

Число рабочих часов Число

в сутки рабочих

До 8 часов.................................................................................... 4 398

От 8 до 9 часов......................................................................... 87 402

»9 »10 » ................................................................................... 94 403

»10 »11 » ................................................................................. 20 202

33 466

» 11 » 12 »................................................................................ 13 189

» 12иболее» ............................................................................... 75

Итого.......................................... 219 669

Отсюда видно, как ничтожно еще в России число рабочих, занятых не более 8 часов в сутки: всего 4398 из 219 669. Напротив, число рабочих с непомерно, безобразно длинным рабочим днем очень велико: 33 466 из 220 тыс., т. е. свыше 15% рабочих ра­ботает


РАБОЧИЙ ДЕНЬ И РАБОЧИЙ ГОД В МОСКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ



более 10-ти часов в сутки! И тут еще не считается сверхурочная работа.

Далее. Различие длины рабочего дня у односменных и двухсменных рабочих видно из следующих данных, охватывающих только взрослых «рабочих по производству», т. е. без ремонтных и вспомогательных рабочих, которые составляют 8% общего числа рабочих.

Процент рабочих (занятых
Длина рабочего дня указанное число часов в сутки)

односменных двухсменных

До 8 часов....................................... 1,3 1,0


Просмотров 230

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!