Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ПРИВЕТСТВИЕ ГЕРМАНСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ 14 часть



Г-н Акимов выступил как самый откровенный и умеренный либерал: вас, господа кадеты и прогрессисты, мы-де считаем силой, вашу платформу мы вполне принимаем (хотя этой платформы нет!), сами мы выдвигаем в настоящее время ту часть задач, ко­торая пользуется вашей поддержкой, от вас просим одного — «чтобы в списки (про-грессистского) блока были включены также и социал-демократы». Так, буквально так, писал Акимов! На все, на все согласен я, — включили б только в список либеральный!

Со стороны «Речи» было прямо-таки невеликодушно, что даже столь умеренную просьбу она отклонила. Ведь дело-то идет о третьеиюньских избирателях, — напоми­нают Акимову кадеты. А что такое среди них социал-демократы? Ноль — «за исключе­нием крупных городов, о которых ведь не идет речи». И кадетский официальный орган снисходительно поучает покорного и послушного Акимова: «за исключением окраин им (социал-демократам) почти повсюду придется руководиться не расчетом на выстав­ление собственных кандидатур, а соображениями победы прогрессивного блока над черным блоком угнетателей народа».

Униженно протянутую руку либерального рабочего политика либерал грубо откло­нил! Вот заслуженная награда за отказ от войны в крупных городах. Крупные города принадлежат нам потому, что мы сильны, — говорят кадеты, — а остальная Россия принадлежит нам потому, что сильны третьеиюньцы и их третьеиюньский закон, обес­печивающий нам монополию оппозиции.

Ответ недурен. Урок, полученный Акимовым, жестокий, но полезный урок.

«Невская Звезда» №14, Печатается по тексту

24 июня 1912 г. газеты «Невская Звезда»

Подпись: К. Φ.



Первая страница газеты «Невская Звезда» № 15, 1 июля 1912 г.

со статьями В. И. Ленина «Значение выборов в Петербурге» и «Сравнение столыпинской и народнической аграрной программы»

Уменьшено



ЗНАЧЕНИЕ ВЫБОРОВ В ПЕТЕРБУРГЕ

Газеты сообщают, что вопрос о сроке созыва IV Государственной думы и о времени выборов в нее возбудил в правящих кругах ряд сомнений. Одни были за отсрочку со­зыва Государственной думы до января, другие за октябрь. Теперь, как говорят, вопрос решен в пользу второго мнения.



Значит, выборы совсем уже близки, — каких-нибудь 7—9 недель отделяет нас от них. Приходится думать об удесятерении энергии во всей избирательной работе.

Мне хотелось бы в настоящей статье остановиться на одном специальном вопросе, который получил, однако, для рабочей демократии чрезвычайно важное и общее значе­ние. Это — вопрос о роли петербургских выборов.

Выборы по 2-ой городской курии в Петербурге являются центральным пунктом всей избирательной кампании по выборам в IV Государственную думу.

Только в Петербурге имеется хоть сколько-нибудь сносно поставленная рабочая пресса, которая при всех отчаянных преследованиях против нее, штрафах и арестах ре­дакторов, при всей непрочности ее положения, при всей цензурной придавленности ее, в состоянии давать слабое отражение взглядов рабочей демократии.

Без ежедневной прессы выборы остаются темным делом, и значение их в смысле по­литического просвещения масс падает наполовину, если не больше.

Петербургские выборы приобретают в силу этого значение образца той избиратель­ной кампании, которая,


376__________________________ В. И. ЛЕНИН

при невероятно тяжелых русских условиях, легла на плечи рабочей демократии. Другой видной для всех избирательной кампании рабочие нигде провести не в состоянии. В ра­бочей курии выборы имеют, конечно, крайне важное значение, но рабочие не могут здесь сталкиваться с другими классами населения, не могут поэтому развернуть дос­таточно широко те общенародные требования, те взгляды на задачи общей политики, которые выработаны передовой, пролетарской демократией для того, чтобы быть ру­ководством всей демократии вообще.



В Петербурге выборы прямые. Поэтому здесь предвыборная борьба может развер­нуться гораздо определеннее, яснее, более партийно, чем в других местах. Остальные крупные города имели бы столь же важное значение, как Петербург, но администра­тивное давление в провинции настолько еще сильнее, чем в столице, что рабочей демо­кратии трудно пробить себе дорогу, заставить себя выслушать.

В Петербурге, наконец, борьба должна развернуться во 2-ой курии между либерала­ми и демократией. Кадеты считают 2-ую курию своим достоянием. Петербург пред­ставляют Милюков, Родичев и Кутлер.

Нечего и говорить, что это представительство довольно широкой массы демократи­ческих избирателей либералами никоим образом нельзя признать нормальным. Выборы во II Думу показали, что «господство» кадетов среди демократических городских изби­рателей очень далеко от того, чтобы быть прочным. В самом Петербурге «левый блок» на выборах во II Думу, т. е. блок рабочей и буржуазной демократии (народников), не только мог бы победить, но и наверное далее победил бы, если бы тогда меньшевики вроде Дана и К не раскололи избирательной кампании рабочих и не вызвали этим чрезвычайно вредных для успеха дела колебаний и шатаний среди народников. Доста­точно напомнить, что даже «социалисты-революционеры» на выборах во II Думу вплоть до последнего момента шли за меньшевиками, защищая блок с кадетами!


_________________________ ЗНАЧЕНИЕ ВЫБОРОВ В ПЕТЕРБУРГЕ_______________________ 377

По теперешнему избирательному закону возможна перебаллотировка, так что ника­кие блоки на первой стадии не нужны и недопустимы.



Борьба в Петербурге предстоит между рабочей демократией и либералами. Народ­ники едва ли будут иметь настолько силы, чтобы выступить самостоятельно: слишком уже усердно они «ликвидировали» самих себя, следуя линии наших ликвидаторов. По­этому поддержка буржуазной демократии (трудовиков и народников) обеспечена рабо­чим демократам почти наверное, если не на первой стадии выборов, то во всяком слу­чае на перебаллотировке.

Либералы имеют от Питера своего вождя, г. Милюкова. Большинство у них было до сих пор крупное. И денежные средства, которые дает им либерально-монархическая буржуазия, и орудия агитации в виде двух ежедневных газет, и фактически-терпимая, почти что легализованная de facto, организация, — все это дает огромные преимущест­ва кадетам.

На стороне рабочих — рабочая масса, последовательный и честный демократизм, энергия и преданность делу социализма и рабочей демократии. Рабочие могут побе­дить, опираясь на эти силы и обладая ежедневной рабочей газетой. Борьба рабочих за депутатские места от Петербурга приобретает безусловно громадное и всероссийское значение во всей избирательной кампании в IV Думу.

Любители толков о «единении» всей оппозиции — начиная с прогрессистов и каде­тов и кончая осторожно-увертливым ликвидатором Мартовым и аляповато-простоватыми Прокоповичем и Акимовым — все стараются обходить или оставлять в тени вопрос о выборах в Петербурге. Они обходят политический центр и забираются охотно в политические, так сказать, захолустья. Они говорят много, горячо и красно о том, что уместно будет на второй стадии выборов, т. е. когда основная, главная, ре­шающая часть выборной кампании уже кончена, — и они «красноречиво молчат» о Пе­тербурге, который завоеван кадетами и который надо отвоевать от них, вернуть демо­кратии.


378__________________________ В. И. ЛЕНИН

Депутатов демократии от Петербурга не было ни по закону 11 декабря 1905 года, ни по закону 3 июня 1907 года, так что слово вернуть кажется неподходящим. Но Петер­бург принадлежит демократии по всему ходу всего освободительного движения в Рос­сии, и на известной ступени его развития далее чудовищно-высокая плотина третье-июньского избирательного закона не сможет сдержать «демократического наводне­ния».

Большинство избирателей 2-ой курии, несомненно, из демократических слоев насе­ления. Кадеты ведут их за собой, прямо обманывая их, выдавая себя, либерально-монархическую буржуазную партию, за демократию. Такой обман практиковали и практикуют все либералы в мире на выборах во все и всякие парламенты. И рабочие партии всех стран измеряют свои успехи, между прочим, тем, насколько им удается вырывать мелкобуржуазную демократию из-под влияния либералов.

Эту задачу должны ясно, определенно, твердо поставить себе и русские марксисты. О больших городах они сказали поэтому прямо в своих известных январских решениях, что блоки допустимы здесь, ввиду заведомого отсутствия черносотенной опасности, только с демократами против либералов . Это решение «берет быка за рога». Оно дает прямой ответ на один из важнейших вопросов выборной тактики. Оно определяет дух, направление, характер всей избирательной кампании.

Глубокую ошибку делают, наоборот, те ликвидаторы, которые любят толковать о кадетах, как «представителях» «городской демократии». Такие речи извращают дело: избирательные победы либералов над демократами, избирательные проделки либералов над демократическими избирателями выдаются, таким образом, за доказательства «де­мократизма» кадетов. Точно не знает Европа десятков примеров того, как антидемо-кратические партии годами вели у себя на поводу различные

* См. настоящий том, стр. 139—140. Ред.


_________________________ ЗНАЧЕНИЕ ВЫБОРОВ В ПЕТЕРБУРГЕ_______________________ 379

демократические слои, пока настоящие буржуазные демократы, а всего чаще социал-демократы не вырывали этих слоев из-под влияния чуждых им по духу политических партий.

Борьба на выборах в Петербурге есть борьба за гегемонию между либералами и ра­бочей демократией во всем освободительном движении России.

Эта исключительно важная роль петербургских выборов приводит нас, между про­чим, к двум практическим выводам. Кому много дано, с того много спросится. Петер­бургским рабочим приходится вести выборную кампанию в Петербурге во 2-ой город­ской курии от имени всей рабочей демократии всей России. На их плечи падает великое и трудное дело. Они служат образцом. Они должны развернуть максимум инициативы, энергии и настойчивости. Они сделали это с ежедневной рабочей газетой. Они должны продолжить великолепно начатое дело и на выборах.

Внимание всей России устремлено на выборную борьбу в Петербурге. И помощь всей России должна устремиться сюда. Без самой разносторонней помощи из всех кон­цов России петербургским рабочим не осилить «неприятеля» в одиночку.

«Невская Звезда» №15, Печатается по тексту

1 июля 1912 г. газеты «Невская Звезда»

Подпись: Φ. Φ.


СРАВНЕНИЕ СТОЛЫПИНСКОЙ И НАРОДНИЧЕСКОЙ АГРАРНОЙ ПРОГРАММЫ

В предыдущих статьях (см. №№ 3 и 6 «Невской Звезды») мы привели основные дан­ные относительно землевладения в Европейской России и обрисовали сущность аграр­ного вопроса в России . Уничтожить средневековье в землевладении — вот к чему сво­дится эта сущность.

Противоречие между капитализмом, который господствует во всем мире и у нас в России, и средневековым землевладением, как помещичьим, так и надельно-крестьянским, непримиримо. Старое, средневековое землевладение неминуемо должно идти на слом, и чем решительнее, беспощаднее, смелее будет эта ломка, тем лучше для всего развития России, тем лучше для рабочих и для крестьян, которых давит теперь и гнетет, кроме капитализма, бездна средневековых пережитков.

Спрашивается, как можно сравнивать, при таком положении вещей, столыпинскую и народническую аграрную программу? Не являются ли одна по отношению к другой полнейшей противоположностью?

Да, но эта противоположность не устраняет одного коренного сходства между сто­лыпинской и народнической аграрной программой. Именно: обе они признают необхо­димость ломки старого землевладения. Ломать старое надо, и поскорее, и порешитель­нее, — говорят

* См. настоящий том, стр. 263—266 и 306—310. Ред.


__________ СРАВНЕНИЕ СТОЛЫПИНСК. И НАРОДНИЧ. АГРАРНОЙ ПРОГРАММЫ_________ 381

деятели столыпинского «землеустройства», — но ломать так, чтобы вся тяжесть ломки падала на большинство крестьян, наиболее разоренных, наиболее обездоленных. По­мещики не должны ничего потерять при этом. Если неизбежно им потерять часть своих земель, то они должны быть отчуждены исключительно по добровольному согласию помещиков и по «справедливой», с точки зрения помещиков, оценке. Крестьяне зажи­точные должны получить поддержку, и перед разорением массы «слабых» останавли­ваться нечего.

Такова сущность столыпинской аграрной программы. Совет объединенного дворян­ства, предписавший ее Столыпину, поступал, как истинный представитель реакционе­ров — не краснобаев, а людей дела. Совет объединенного дворянства был вполне верен своим классовым интересам, когда он поставил ставку на сильных. И действительно, после пятого года стало ясно, что одна полицейская, одна бюрократическая защита против крестьян недостаточна.

Где же мог еще искать себе союзников Совет объединенного дворянства? Только среди ничтожного меньшинства зажиточного крестьянства, «кулаков», «мироедов». В деревне других союзников ему найти было невозможно. И вот ради привлечения на свою сторону «новых помещиков» реакционеры не остановились перед тем, чтобы всю деревню отдать им буквально на поток и разграбление.

Коли неизбежно ломать, давайте ломать надельное землевладение в пользу нашу и в пользу новых помещиков — вот суть аграрной политики, которую продиктовал Столы­пину Совет объединенного дворянства.

Но, говоря чисто теоретически, необходимо признать, что ломка, не менее реши­тельная и даже гораздо более решительная, возможна и с другой стороны. Палка о двух концах. Например, если бы 70 миллионов десятин земли, принадлежащие 30 000 поме­щикам, перзшли в руки 10 000 000 крестьянских дворов вдобавок к их 75 миллионам десятин, если бы и те и другие земли были смешаны вместе и потом распределены ме­жду зажиточными и средними крестьянами (бедноте-то все


382__________________________ В. И. ЛЕНИН

равно нечем было бы пахать, засевать, удобрять, обхаживать землю), то каков был бы результат такого преобразования?

Поставьте этот вопрос с чисто экономической точки зрения, рассмотрите эту прин­ципиальную возможность под углом общих условий капиталистического хозяйства во всем мире. Вы увидите, что результатом предположенного нами преобразования была бы более последовательная, более решительная, более беспощадная, чем в программе Столыпина, ломка средневекового землевладения.

Почему именно средневекового и только средневекового? Потому, что капитали­стическое землевладение никаким переходом земли из рук в руки и даже никаким пе­реходом всех земель в руки государства (так называемая в науке политической эконо­мии «национализация» земли) не может быть уничтожено, по самой сути дела. Капи­талистическое землевладение есть владение землей со стороны того, кто имеет капитал и лучше всего приспособляется к рынку. Кому бы ни принадлежала земля в собствен­ность, старому ли помещику, государству или надельному крестьянину, — все равно земле не миновать руки хозяина, который всегда сможет арендовать ее. Аренда растет во всех капиталистических странах при самых различных формах землевладения. Ни­какие запрещения не в силах помешать капиталисту, хозяину с капиталом и с знанием рынка, прибрать себе к рукам землю, раз рынок господствует над всем общественным производством, т. е. раз это производство остается капиталистическим.

Мало того. Аренда земли даже удобнее для чистого капитализма, для самого полно­го, свободного, «идеального» приспособления к рынку, чем собственность на землю. Почему? Потому, что частная собственность на землю затрудняет ее переход из рук в руки, тормозит приспособление землепользования к условиям рынка, закрепляет зем­лю в руках данной семьи или лица и его наследников, хотя бы то были плохие хозяева. Аренда — более гибкая форма, при которой приспособление зе-


__________ СРАВНЕНИЕ СТОЛЫПИНСК. И НАРОДНИЧ. АГРАРНОЙ ПРОГРАММЫ_________ 383

млепользования к рынку происходит всего проще, всего легче, всего быстрее.

Поэтому, между прочим, Англия и представляет из себя не исключение из других капиталистических стран, а наиболее совершенное, с точки зрения капитализма, аграр­ное устройство, как и указывал Маркс в своей критике Родбертуса134. А в чем состоит аграрное устройство Англии? Старое землевладение, лендлордизм, при новой, свобод­ной, чисто капиталистической аренде.

А если б этот лендлордизм существовал без лендлордов, т. е. если б земля была соб­ственностью не лендлордов, а государства? Это было бы еще более совершенное, с точ­ки зрения капитализма, аграрное устройство, с еще большей свободой приспособления землепользования к рынку, с еще большей легкостью мобилизации земли, как объекта хозяйства, с еще большей свободой, широтой, ясностью и определенностью классовой борьбы, свойственной всякому капиталистическому землевладению.

И вот, чем больше отстала данная страна от мирового капитализма, чем усиленнее приходится ей догонять соседей, чем больше «запустила» она свою «болезнь», болезнь средневекового землевладения и кабального мелкого хозяйства, чем настоятельнее не­обходима для данной страны коренная ломка всех ее отношений землевладения, всего ее аграрного быта, — тем естественнее будет возникновение и широкое распростране­ние в такой стране среди земледельческого населения всевозможных идей и планов на­ционализации земли.

И пятый год и обе первые Думы с несомненностью доказали, — а третья Дума кос­венно, чрез посредство своих «крестьянских» (через помещичье сито просеянных) де­путатов подтвердила, — что среди русского земледельческого населения чрезвычайно широко распространены всевозможные идеи и планы национализации земли. Прежде чем одобрять или порицать эти идеи, следует задать себе вопрос, почему они получили широкое распространение, какая хозяйственная необходимость их вызвала?


384__________________________ В. И. ЛЕНИН

Недостаточно критиковать эти идеи с точки зрения их внутренней цельности, строй­ности или теоретической их правильности. Необходимо критиковать их с точки зрения той хозяйственной необходимости, которая получила в этих идеях свое отражение, как бы «капризно», неправильно, «криво» ни было иногда это отражение.

Хозяйственная необходимость, породившая идеи национализации земли в русском крестьянстве в начале XX века, есть необходимость крутой ломки старого землевладе­ния. Идеи «уравнительного распределения» всей земли — есть идеи равенства, необ­ходимо порождаемые борьбой с остатками крепостничества и переносимые на землю неизбежно при таком положении вещей, когда у 30 000 «последышей-крепостников» 70 млн. десятин, а у 10 000 000 закабаленных крестьян 75 млн. десятин.

В переходе первых земель в разряд вторых или, вернее, в руки владельцев вторых нет ничего утопического. Утопично лишь мечтание о равенстве между хозяевами на земле при господстве рынка, утопично мечтание о «праве на землю» всех «граждан и гражданок» (в том числе бесхозяйных) при капитализме. Но утопичность этих идей не должна позволить нам забыть самую доподлинную, живую реальность того, что под ними на деле кроется.

В уничтожении всех средневековых различий землевладения — помещичьего, на­дельного и т. д. — нет ничего утопического. В разрыве с старыми отношениями по земле нет ничего утопического. Напротив, именно развитие капитализма самым на­стоятельным образом требует такого разрыва. Ни «уравнительного распределения» земли, ни «социализации» ее при капитализме быть не может. Это — утопия.

Национализация земли при капитализме экономически вполне возможна, и ее реаль­ное значение во всяком случае, т. е. как бы она ни была произведена, кем, при каких условиях, прочно и надолго или непрочно и на короткое время, — во всяком случае ее реальное значение состояло бы в максимальном устранении всего средневекового в русском землевладении и в рус-


__________ СРАВНЕНИЕ СТОЛЫПИНСК. И НАРОДНИЧ. АГРАРНОЙ ПРОГРАММЫ_________ 385

ском аграрном быте, в наиболее свободном приспособлении нового землепользования и землевладения к новым условиям мирового рынка.

Представим себе на минуту осуществление плана левых народников в форме хотя бы раздела всех земель поровну между всеми гражданами и гражданками. Такой раздел при капитализме есть величайшая нелепость. Он не удержался бы, не мог бы удержать­ся при капитализме и на год. Но значит ли это, что его результаты были бы нулем или минусом?

Нисколько! Его результаты были бы громадным плюсом — совсем не тем плюсом, которого ждут левые народники, но реальнейшим плюсом. Этот плюс состоял бы в том, что какие бы то ни было различия между теперешними сословными и разрядными формами землевладения были бы сломаны. Это был бы громадный выигрыш для всего народного хозяйства, для капитализма, для пролетариата, ибо нет ничего более вредно­го для развития России, как наше старое, современное, землевладение. И помещичье и надельное — насквозь крепостнические формы землевладения.

Их уравнительный передел не удержался бы, но возврат к старому был бы невоз­можен! Межи, раз сломанные, не воскресила бы никакая «реставрация». Никакая поли­тическая сила в мире не могла бы помешать установлению таких новых меж, граней, форм землепользования, которые соответствуют новым требованиям рынка.

«Разгородить землю» — говорил один левый народник, помнится, во II Думе. Он во­ображал, что от этого выйдет «уравнительное землепользование». Он ошибался. Но его устами — такова ирония истории! — говорил наиболее последовательный и бесстраш­ный, радикальный буржуа, который чувствует нелепость старых, средневековых «пе­регородок» нашего «надельного», «дворянского», «церковного» и пр. и пр. землевладе­ния, чувствуя необходимость все эти перегородки сломать для нового распределения земли. Это будет только не «по душам», как мечтает народник, а по капиталу, как за­ставит рынок.


386__________________________ В. И. ЛЕНИН

Созидательные планы народников — утопия. Но в их созидательных планах есть элемент разрушительный по отношению к средневековью. А этот элемент совсем не утопия. Это — самая живая реальность. Это — самая последовательная и прогрессив­ная реальность с точки зрения капитализма и пролетариата.

Резюмируем вкратце наши взгляды. Реальное сходство столыпинской и народниче­ской аграрной программы состоит в том, что обе проводят коренную ломку старого, средневекового землевладения. И это очень хорошо. Ничего кроме ломки оно не за­служило. Всех реакционнее те кадеты из «Речи» и «Русских Ведомостей», которые уп­рекают Столыпина за ломку — вместо того, чтобы доказывать необходимость ломки еще более последовательной и решительной. Мы увидим в следующей статье, что сто­лыпинская ломка не может устранить кабалы и отработков, а народническая может .

Мы отметим пока, что единственный вполне реальный результат столыпинской лом­ки есть голодовка 30 миллионов. И еще неизвестно, не научит ли русский народ столы­пинская ломка, как следует производить более решительную ломку. Учит она этому несомненно. Научит ли, — поживем, увидим.

«Невская Звезда» №15, Печатается по тексту

1 июля 1912 г. газеты «Невская Звезда»

Подпись: Ρ. С.

* См. Сочинения, 4 изд., том 18, стр. 224—229. Ред.


ПОЛОЖЕНИЕ В РСДРП И БЛИЖАЙШИЕ ЗАДАЧИ ПАРТИИ

РСДРП пережила неслыханно тяжелые годы свирепствующей контрреволюции и в настоящее время находится на правильном пути к восстановлению своей организации, к укреплению своих сил и руководящего влияния на российский пролетариат, который нанес самодержавию могучие удары в 1905 году и который разрушит его в грядущей революции.

Тяжелые годы 1908—1911 были годами раскола; в это именно время отделилось от РСДРП нынешнее Главное правление социал-демократии Польши и Литвы, которая в 1906 году вступила в нашу партию и шла вместе с нами, большевиками, против оппор­тунистов-меньшевиков.

Социал-демократические рабочие Польши должны критически оценить этот отход нынешнего Главного правления от РСДРП. Поэтому я весьма охотно принимаю пред­ложение Варшавского комитета СДПиЛ выяснить вкратце в «Рабочей Газете»135 при­чины раскола в партии и печальную роль, которую при этом сыграло нынешнее Глав­ное правление, и указать ближайшие задачи социал-демократического пролетариата всей России.

I

Товарищам польским рабочим известны разногласия между большевиками и мень­шевиками во время революции 1905 года. Ряд выдающихся представителей СДПиЛ, как например Роза Люксембург, стояли


388__________________________ В. И. ЛЕНИН

сперва, в 1904 году, на стороне меньшевиков, но революция скоро обнаружила их ошибку, ясно доказав оппортунизм меньшевиков.

Контрреволюция 1908—1911 годов породила новый этап в истории России. Старое самодержавие подвинулось еще на один шаг по направлению к буржуазной монархии. Возникла Дума помещиков и крупной буржуазии. Царизм не лишился еще крепостни­ческого характера, но он проводил буржуазную аграрную политику, целью которой было насадить возможно быстрее частную земельную собственность, ценой неслыхан­ного разорения и истребления миллионов крестьян. Буржуазный либерализм совершил резкий поворот в сторону контрреволюции и справлял настоящие оргии отступничест­ва.

Среди интеллигенции вообще господствовали невиданный раскол и разброд. На пролетариат обрушивались гонения со стороны мстившего за революцию царизма и потоки клеветы со стороны ренегатов.

Задачей РСДРП было — сохранить революционную социал-демократическую партию рабочего класса, приспособляясь к новым условиям работы.

Первые же шаги к решению этой задачи вскрыли повые антипролетарские течения в РСДРП, подрывающие самое существование партии. Они были порождены историче­ской ситуацией нашей контрреволюции. Эти буржуазные течения — ликвидаторство и отзовизм.

Ликвидаторы, захваченные волной буржуазного дезертирства, отреклись от револю­ции. Они поставили крест над нелегальной партией, подыскивая себе единственно ле­гальную почву в якобы «конституционном» правительственном режиме 3 (16) июня и проповедуя его конституционное обновление. «Открытая рабочая партия» и лозунги конституционных реформ — вот сущность их политики. Это была не социал-демократическая, а либерально-рабочая политика.

Ясно, что сравнивать ликвидаторов с западноевропейскими оппортунистами внутри соц.-дем. рабочих партий (как это делает нынешнее Главное правление под влиянием Тышки) — просто смешно. Наши ликвидаторы


________________ ПОЛОЖЕНИЕ В РСДРП И БЛИЖАЙШИЕ ЗАДАЧИ ПАРТИИ_______________ 389

не признают партию в ее нелегальной, т. е. нынешней, форме и организуют новую ле­гальную партию. Это не течение внутри партии, а отход от партии. Явное отречение от партии и ее разрушение ликвидаторами вызвали резкий отпор со стороны самих мень­шевиков. Рабочие меньшевики в России не пошли за ликвидаторами, за границей же меньшевик Плеханов стал во главе «партийных» меньшевиков (антиликвидаторов). Плеханов открыто и ясно признал теперь в печати, что ликвидаторы организуют новую партию136.

Для информации польских рабочих добавим, что главными органами ликвидаторов являются: за границей «Голос Социал-Демократа» (Мартов, Дан, Аксельрод и др. «го-лосовцы»); в России — «Наша Заря» (Потресов, Левицкий, Череванин и др.). «Отзови­сты» (от слова «отозвать» соц.-дем. депутатов из III Думы) бойкотировали III Думу, не понимая необходимости использовать думскую трибуну и все «легальные возможно­сти» для революционной социал-демократической работы. Лозунги революционной тактики 1905 года они превратили в бессодержательные фразы. Опыт вскоре показал, что бойкот III Думы — нелепость, которая даже вопреки воле социал-демократических русских бойкотистов ведет их на путь анархизма. Если летом 1907 г. большинство большевиков стояло за бойкот, то уже весной 1908 г. оно сумело понять урок опыта и дало весьма резкий отпор агитации «отзовистов» в Петербурге и Москве. После этого полного поражения в России, отзовисты и их защитники прозябали за границей в виде совершенно бессильной группки «Вперед» (Луначарский, Алексинский и др.).

Не приходится добавлять, что вследствие слабости большинства организаций в Рос­сии, вследствие отрыва заграничных групп от работы в России большинство этих групп вполне «свободно» разрушало и разлагало партию, не признавая совершенно никакой дисциплины и не имея мандата на руководство органом, на издание брошюр и прокла­маций ни от какой организации в России. Кроме группок с различными принципиаль­ными взглядами, возникали — как водится — отдельные


Просмотров 229

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!