Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ПРИВЕТСТВИЕ ГЕРМАНСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ 6 часть



Претензия «обнять» разные классы сближает трудовиков с кадетами: те тоже хотят быть партией надклассовой, те тоже уверяют, что «почти тождественны интересы» ра­бочего класса, крестьянства и трудовой интеллигенции. Под трудовой интеллигенцией они понимают и гг. Маклаковых! Сознательный рабочий будет всегда бороться против всяких идей о надклассовых партиях, против всякого затушевывания классовой про­пасти между наемными рабочими и мелким хозяйчиком.

Но если сходство трудовиков с кадетами состоит в том, что и те и другие разделяют буржуазные предрассудки о возможности слияния разных классов, то разница между ними состоит в том, к какому классу ход событий влечет ту и другую партию вопреки ее желаниям,


244__________________________ В. И. ЛЕНИН

иногда вопреки сознанию отдельных ее членов. Трудовиков история научила быть ближе к правде, говорить, что они партия крестьянская. Кадеты продолжают называть себя демократами, будучи на деле контрреволюционными либералами.

К сожалению, эта последняя истина далеко не отчетливо сознается трудовиками, — настолько неотчетливо, что в официальных решениях их конференции нет характери­стики кадетов вовсе. В официальных решениях говорится только о соглашениях «в пер­вую очередь с с.-д., а затем с к.-д.». Этого мало. Вопрос об избирательных соглашени­ях может быть решен правильно, последовательно, принципиально только при полном выяснении того, какова классовая природа соглашающихся партий, в чем основное расхождение между ними и временное совпадение интересов.

Об этом говорится лишь в комментарии г. Водовозова. «Речь», отмечая и обсуждая его статью, как раз эти пункты постаралась совершенно скрыть от читателей. Мы по­лагаем, что на этих пунктах обязательно остановиться со вниманием.

«Трудовая группа, — пишет г. Водовозов, — хорошо понимала, что современный российский строй есть строй абсолютизма и произвола, и потому относилась с реши­тельным осуждением ко всем выступлениям, которыми к.-д. партия желала оповестить urbi et orbi о существовании в России строя конституционного, и относилась отрица­тельно к торжественным встречам, устраиваемым представителям английского и фран­цузского парламентов для манифестирования русского конституционализма. Для тру­довой группы не подлежало сомнению, что только коренной и глубокий переворот во всем государственном и социальном строе может вывести Россию на дорогу правиль­ного и здорового развития; поэтому она с сочувствием относилась ко всем проявлениям в нашей общественной жизни такого убеждения. Именно это убеждение полагало глу­бокую пропасть между нею и партией к.-д.»... и



— всему миру. Ред.


ЛИБЕРАЛИЗМ И ДЕМОКРАТИЯ_________________________ 245

несколько дальше повторяется та же мысль о «мирном эволюционизме кадетов и соз­данной этим эволюционизмом тактике к.-д.», «всегда более отдалявшей трудовиков от к.-д., чем от с.-д.».

Понятно, почему кадетская «Речь» должна была позаботиться о сокрытии этого рас­суждения от своих читателей. Здесь явно выражено желание провести грань между де­мократизмом и либерализмом. Грань, несомненно, есть, но г. Водовозов, хотя и говорит о «глубокой пропасти», понимает эту грань слишком неглубоко. У него выходит, что различие, собственно, тактическое и в оценке момента: трудовики за коренной перево­рот, кадеты — мирные эволюционисты; трудовики считают, что у нас строй абсолю­тизма, а кадеты, что есть, слава богу, конституция. Подобное различие возможно между правым и левым крылом одного и того же класса!



Ограничивается ли этим различие между трудовиками и кадетами? Не признал ли сам г. Водовозов, что трудовики — партия крестьянства? Нет ли в классовом положе­нии крестьянства по отношению хотя бы к Пуришкевичу и пуришкевичевщине черт от­личия от положения либеральной буржуазии?

Если нет, тогда разница между трудовиками и кадетами неглубока даже с точки зре­ния отношения к феодализму и абсолютизму. Если есть, то надо выдвинуть на первый план именно различие классовых интересов, а не различие «взглядов» на абсолютизм и конституцию или на мирную эволюцию.

Трудовики хотят быть радикальнее кадетов. Это очень хорошо. Но их радикализм был бы последовательнее и глубже, если бы они ясно понимали классовую сущность либерально-монархической буржуазии, если бы они прямо говорили в своей платформе о контрреволюционном либерализме кадетов.

Напрасно поэтому «оправдывается» г. Водовозов ссылкой на внешние препятствия, в силу которых-де трудовикам «пришлось выработать резолюцию, в которой самые существенные пункты были скрыты за не совсем ясной для большинства читателей ссылкой на малодоступную им «платформу трудовой группы»». Во-первых,


246___________________________________ В. И. ЛЕНИН

трудовики не обязаны были ограничиваться ареной, оными препятствиями огражден­ной; ограничиваясь ею, они, точь-в-точь как наши ликвидаторы, обнаруживают этим недостаточную глубину своего отличия от кадетов. Во-вторых, была полнейшая воз­можность на какой угодно арене формулировать классовую сущность к.-д. либерализма и его контрреволюционность.

Мы видим, следовательно, что колебания трудовиков между к.-д. и с.-д не случайны, а вытекают из очень глубоких и коренных условий, в которые поставлено крестьянство. Межеумочное положение в сторонке от прямой борьбы буржуа и пролетария питает иллюзии о внеклассовой или надклассовой партии. Общие буржуазные предрассудки, свойственные хозяину и хозяйчику, сближают трудовиков и кадетов. Отсюда недоста­точная последовательность трудовиков, как буржуазных демократов, даже в их борьбе с основами власти Пуришкевичей.



Задача сознательных рабочих помочь сплочению крестьянской демократии, возмож­но менее зависимой от либералов и поддающейся возможно менее их влиянию, воз­можно более последовательной и решительной. Положение громадных масс крестьян­ства таково, что формулированные г. Водовозовым стремления к «коренному и глубо­кому перевороту» имеют чрезвычайно солидные, широко разветвленные и далеко ухо­дящие в почву корни.

«Звезда» №№ 27 (63) и 32 (68); Печатается по тексту

8 и 19 апреля 1912 г. газеты «Звезда»

Подпись: Π. П.


ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ В IV ДУМУ

И ЗАДАЧИ РЕВОЛЮЦИОННОЙ

СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

Политические стачки и начало демонстраций по поводу ленского побоища" показы­вают нарастание революционного движения рабочих масс в России. И на задачи партии и на ее роль в избирательной кампании это сгущение революционной атмосферы бро­сает яркий свет.

Кризис нарастает в новой обстановке. Черная Дума, дающая помещикам власть, буржуазии — арену для сделок, пролетариату — маленькую трибуну, составляет необ­ходимую принадлежность этой обстановки. Нам нужна эта трибуна, нам нужна избира­тельная кампания для революционной работы в массах. Нам нужна нелегальная партия для руководства всей этой работой в ее целом, и в Таврическом дворце, и на Казанской площади, и на рабочей массовке, и во время стачки, и на районном собрании рабочих социал-демократов, и на открытом собрании профессионального союза. Только безна­дежно слепые люди могут не видеть даже теперь всей вздорности, всей гибельности для рабочего класса отзовизма и ликвидаторства, этих плодов распада и развала эпохи торжества контрреволюции. Пример народников наглядно показал нам, какой скан­дальный ноль получается от сложения ликвидаторства «трудовиков», а равно легаль­ных литераторов «Русского Богатства» и «Современника» , и отзовизма «партии» социалистов-революционеров.


248__________________________ В. И. ЛЕНИН

Подведем общий итог тому, что показала предвыборная мобилизация политических сил. Три лагеря показали себя ясно: 1) Правые за правительство — от Пуришкевича до Гучкова. Черносотенный помещик и старозаветный купец горой за правительство. 2) Либеральные буржуа — «прогрессисты» и кадеты вместе с группами разных «национа­лов» — против правительства и против революции. В контрреволюционности либера­лизма одна из главных особенностей данного исторического момента. Кто не видит этой контрреволюционности «культурной» буржуазии, тот все забыл и ничему не нау­чился, тот всуе приемлет имя демократа, не говоря уже о социалисте. А трудовики и «наши» ликвидаторы плохо видят и плохо понимают! 3) Лагерь демократии, в котором только революционные социал-демократы, антиликвидаторы, сплоченно, организован­но, твердо, ясно развернули свое знамя революции. Трудовики и наши ликвидаторы ко­леблются между либерализмом и демократией, между легальной оппозицией и рево­люцией.

Классовые корни, разделившие первый и второй лагерь, ясны. Но либералам удалось сбить с толку многих, от Водовозова до Дана, насчет классовых корней, разделивших второй лагерь от третьего. «Стратегия» либерала, наивно выболтанная Бланком в «За­просах Жизни», нехитра: кадеты — оппозиционный центр, коренник; пристяжки («фланги») — прогрессисты справа, трудовики и ликвидаторы слева. На этой «тройке» гг. Милюковы надеются «ехать» к триумфу в роли «ответственной оппозиции».

Гегемония либералов в русском освободительном движении всегда означала и все­гда будет означать его поражение. Либерал лавирует между монархией Пуришкевичей и революцией рабочих и крестьян, предавая вторую во всякий серьезный момент. Зада­ча революции — использовать борьбу либералов с правительством и нейтрализовать колебания и измены либерализма.

Попугать революцией и таким путем поделить власть с Пуришкевичем и Романо­вым, давя вместе револю-


______________________ ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ В IV ДУМУ____________________ 249

цию, — вот политика либералов. И руководит этой политикой классовое положение буржуазии. Отсюда игра в дешевенький «демократизм» у кадетов и их реальное слия­ние с умереннейшим «прогрессизмом» Ефремовых, Львовых, Рябушинских и К0.

Использовать борьбу либералов с Пуришкевичами из-за дележа власти, отнюдь не давая в народе сложиться «вере» в либерала, — для того чтобы развить, усилить, укре­пить революционный натиск масс, свергающий монархию, уничтожающий Пуришке­вичей и Романовых дотла, такова тактика пролетарской партии. На выборах: сплотить демократию против правых и против кадетов, «используя» на перебаллотировках, в печати, на собраниях борьбу либералов с правыми. Отсюда — необходимость револю­ционной платформы, выходящей теперь же из рамок «легальности». Отсюда — лозунг республики, в противовес либеральной игре в «конституционные» лозунги, лозунги «распутинско-трещенковской конституции». Наше дело — готовить армию революци­онных борцов везде, всегда и повсюду, во всех формах работы, на всех поприщах дея­тельности, при всех поворотах, на какие бы нас ни осуждала победа реакции или изме­на либерализма или затяжка кризиса и т. д.

Посмотрите на трудовиков. Это — народнические ликвидаторы sans phrases . Мы —

1 09

революционеры, «намекает» г. Водовозов, но... нельзя же против 129-ой статьи , до­бавляет он. Сто лет спустя после рождения Герцена «партия» многомиллионного кре­стьянства не умеет даже издать листка — хотя бы гектографированного! — вопреки 129-ой статье! ! Тяготея к блоку «в первую очередь» с с.-д., трудовики не умеют сказать ясно про контрреволюционность кадетов, не умеют положить начала республиканской крестьянской партии. А урок 1905—1907 и 1908—1911 годов именно так поставил во­прос: бороться за республику или лизать сапог Пуришкевича, лежать под розгой Мар­кова и Романова. Иного выбора нет крестьянам.

* — без фраз. Ред.


250__________________________ В. И. ЛЕНИН

Посмотрите на ликвидаторов. Как ни виляют, как ни вертятся Мартыновы, Мартовы и К , а всякий добросовестный и толковый читатель признает, что Ρ—ков именно их взгляды подытожил, когда сказал: «Не надо делать себе иллюзий: готовится торжество весьма умеренного буржуазного прогрессизма». Объективный смысл этого крылатого слова: революция — иллюзии; поддержка «прогрессистов» — реальность. Ну, неужели же не видит теперь всякий, кто не закрывает нарочно глаз, что именно это говорят чу­точку иными словами Даны и Мартовы, когда бросают лозунг: «вырывание Думы (чет­вертой Думы, помещичьей Думы) из рук реакции»? когда сбиваются сотни раз на идею двух лагерей? когда кричат «не срывайте» прогрессивной работы либеральных буржуа? когда воюют против «левого блока»? когда самодовольно плюют в «Живом Деле» на «никем не читаемую заграничную литературу»? когда удовлетворяются на деле легаль­ной платформой, легальными покушениями на организацию? когда создают ликвида­торские «инициативные группы»103, разрывая с революционной РСДРП? Неужели не ясно, что ту же песенку поют и Левицкие, философски углубляющие либеральные идеи о борьбе за право, и Неведомские с их новым «пересмотром» идей Добролюбова задом наперед, от демократизма к либерализму, и Смирновы, делающие глазки «прогрессиз-му», и все прочие рыцари «Нашей Зари» и «Живого Дела»?

В действительности демократы и социал-демократы не могли бы никогда, даже если бы хотели, «сорвать» победы «прогрессистов» среди помещиков и буржуа! Это совсем пустые фразы. Серьезные разногласия не тут. Различие либеральной и социал-демократической рабочей политики не в этом. «Поддерживать» прогрессистов, видя в их «победах», «приближение к власти культурного буржуа», это — либеральная рабо­чая политика.

Мы, социал-демократы, видим в «победе» прогрессистов косвенное выражение де­мократического подъема. Использовать стычки прогрессистов с правыми надо, голый лозунг поддержки прогрессистов не годится. Наше дело — развивать демократический подъем, песто-


______________________ ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ КАМПАНИЯ В IV ДУМУ____________________ 251

вать новую, по-новому растущую в новой России революционную демократию. Не су­меет она окрепнуть и победить вопреки либералам, — тогда никакое «торжество» про­грессистов и кадетов на выборах ничего серьезного не изменит на деле в положении в России.

Что демократический подъем налицо, это теперь неоспоримо. Он идет труднее, мед­леннее, сложнее, чем мы могли бы желать, но он идет. Его надо «поддерживать» и раз­вивать и выборной и всякой иной работой. Организовывать революционную демокра­тию, — ковать беспощадной критикой народнического ликвидаторства и народниче­ского отзовизма республиканскую крестьянскую партию, — а прежде всего и больше всего очищаться «у себя дома» от ликвидаторства и отзовизма, укреплять революцион­ную социал-демократическую работу в пролетариате и нелегальную социал-демократическую рабочую партию, — такова наша задача. Как сложится развязка рас­тущего революционного кризиса, — зависит не от нас, а от тысячи причин, от револю­ции в Азии и от социализма в Европе; но от нас зависит ведение последовательной и неуклонной работы в массах в духе марксизма, и только одна эта работа не проходит никогда бесследно.

«Социал-Демократ» № 26, Печатается по тексту

8 мая (25 апреля) 1912 г. газеты «Социал-Демократ»


ЛИКВИДАТОРЫ ПРОТИВ ПАРТИИ

Против партийной конференции ликвидаторами всех оттенков ведется в легальной русской печати травля, грациозному бесстыдству которой должны позавидовать Булга­рины и Буренины. Статьи в «Живом Деле», открыто допрашивающие делегатов о том, кем они были посланы, и под защитой цензуры нападающие на то, чего нельзя в ле­гальной печати защищать, представляют такой образчик забвения элементарных пра­вил литературной честности, что должны были бы вызвать не только протест сторон­ников конференции, но и отвращение всех просто честных политических деятелей. А статьи анонимного осведомителя «Vorwärts'a» отдают таким букетом беспардонного

хвастовства и фразистой лжи, что не допускают сомнения в том, что ликвидаторский

* заказ на эти статьи попал в опытные руки .

Припертые к стене группы и кружки ликвидаторов не ограничиваются, однако, кам­панией клеветы против партии. Они пытаются созвать свою конференцию. Употребле­ны, конечно, все меры, чтобы OK104, созывающему эту конференцию, придать вид «партийности», «нефракционности», «объединения». Ведь эти слова так удобны,., ко­гда требуется поймать на ликвидаторскую

Чтобы ознакомить немецких товарищей с действительным положением дел в РСДРП, редакция ЦО выпустила на немецком языке специальную брошюру, разоблачающую, между прочим, приемы анонима «Vorwärts'a». (См. настоящий том, стр. 201—214. Ред.)


__________________________ ЛИКВИДАТОРЫ ПРОТИВ ПАРТИИ_________________________ 253

удочку всех почему-либо недовольных партийной конференцией. Троцкому поручили воспеть все добродетели OK и грядущей ликвидаторской конференции: кому же, как не «профессиональному объединителю», было это и поручить. И он воспел... всеми шриф­тами, имеющимися в распоряжении венской типографии: «впередовцы, голосовцы, большевики-партийцы, меньшевики-партийцы, так называемые ликвидаторы и неф­ракционные — в России и за границей — решительно поддерживают работу»... OK («Правда» № 24).

Бедняга опять... солгал и опять просчитался. С таким треском и шумом подготов­лявшийся против конференции 1912 года блок под гегемонией ликвидаторов трещит по всем швам и трещит потому, что ликвидаторы слишком явно показали свои уши. Поля­ки отказались от участия в ОК. Плеханов после переписки с представителем последне­го выяснил несколько любопытных подробностей: 1) что конференция предполагается «учредительной», т. е. конференцией не РСДРП, а некоей новой партии, 2) что в основу ее созыва положен «анархический» принцип, 3) что «конференция созывается ликвида­торами». После того, как эти обстоятельства были выяснены тов. Плехановым, нас уже не могло удивить, что так называемые болыпевики(?!)-примиренцы набрались храбро­сти и решили уличить Троцкого в том, что он... сказал неправду, зачислив их в сторон­ники ОК. «Этот OK в своем нынешнем составе, с его явной тенденцией навязать всей партии свое отношение к ликвидаторам, с теми принципами организационной анархии, которые он положил в основу пополнения своего состава, — этот OK ни в малейшей степени не гарантирует созыва действительно общепартийной конференции», — так отзываются ныне об OK наши расхрабрившиеся «партийцы». Где пребывают ныне на­ши левые из левых, впередовцы, поторопившиеся в свое время расписаться в сочувст­вии OK, — нам неизвестно, но это и не важно: важно то, что ликвидаторский характер созываемой OK конференции установлен Плехановым с неопровержимой ясностью и что государственные умы «примиренцев» должны были


254__________________________ В. И. ЛЕНИН

склониться перед этим фактом. Кто же остался? Явные ликвидаторы и Троцкий...

Основа этого блока ясна: ликвидаторы пользуются полной свободой вести «по-прежнему» свою линию в «Живом Деле» и «Нашей Заре», а Троцкий — из-за границы — прикрывает их ррреволюционной фразой, которая ему ничего не стоит, а их ничем не связывает.

Из этой истории вытекает один маленький урок для заграничных воздыхателей о единстве, сочинивших недавно парижский листок «За Партию» . Для того чтобы строить партию, мало уметь кричать: «единство», надо еще иметь какую-либо полити­ческую программу, программу политических действий. Блок ликвидаторов, Троцкого, впередовцев, поляков, болыпевиков(?)-партийцев, парижских меньшевиков и пр., и пр., и пр. был заранее обречен на скандальный провал, ибо он был построен на бесприн­ципности, лицемерии и пустой фразе. А воздыхателям не грех бы, наконец, решить для себя сложнейший и труднейший вопрос: с кем они хотят единства? Ежели с ликвидато­рами, то отчего не сказать этого без ужимок; если же они против объединения с ликви­даторами, то о каком единстве они вздыхают?

Январская конференция и выбранные ею органы — единственное, что сейчас на деле объединяет всех работников РСДРП в России. Вне ее — лишь посул бундовцев с Троц­ким созвать ликвидаторскую конференцию OK и переживающие ликвидаторское по­хмелье «примиренцы».

«Социал-Демократ» № 26, Печатается по тексту

8 мая (25 апреля) 1912 г. газеты «Социал-Демократ»


ПАМЯТИ ГЕРЦЕНА

Минуло сто лет со дня рождения Герцена. Чествует его вся либеральная Россия, за­ботливо обходя серьезные вопросы социализма, тщательно скрывая, чем отличался ре­волюционер Герцен от либерала. Поминает Герцена и правая печать, облыжно уверяя, что Герцен отрекся под конец жизни от революции. А в заграничных, либеральных и народнических, речах о Герцене царит фраза и фраза.

Рабочая партия должна помянуть Герцена не ради обывательского славословия, а для уяснения своих задач, для уяснения настоящего исторического места писателя, сыгравшего великую роль в подготовке русской революции.

Герцен принадлежал к поколению дворянских, помещичьих революционеров первой половины прошлого века. Дворяне дали России Биронов и Аракчеевых, бесчисленное количество «пьяных офицеров, забияк, картежных игроков, героев ярмарок, псарей, драчунов, секунов, серальников», да прекраснодушных Маниловых. «И между ними, — писал Герцен, — развились люди 14 декабря, фаланга героев, выкормленных, как Ро-мул и Рем, молоком дикого зверя... Это какие-то богатыри, кованные из чистой стали с головы до ног, воины-сподвижники, вышедшие сознательно на явную гибель, чтобы разбудить к новой жизни молодое поколение и очистить детей, рожденных в среде па­лачества и раболепия».


256__________________________ В. И. ЛЕНИН

К числу таких детей принадлежал Герцен. Восстание декабристов разбудило и «очи­стило» его. В крепостной России 40-х годов XIX века он сумел подняться на такую вы­соту, что встал в уровень с величайшими мыслителями своего времени. Он усвоил диа­лектику Гегеля. Он понял, что она представляет из себя «алгебру революции». Он по­шел дальше Гегеля, к материализму, вслед за Фейербахом. Первое из «Писем об изуче­нии природы» — «Эмпирия и идеализм», — написанное в 1844 году, показывает нам мыслителя, который, даже теперь, головой выше бездны современных естествоиспыта­телей-эмпириков и тьмы тем нынешних философов, идеалистов и полуидеалистов. Герцен вплотную подошел к диалектическому материализму и остановился перед — историческим материализмом.

Эта «остановка» и вызвала духовный крах Герцена после поражения революции 1848 года. Герцен покинул уже Россию и наблюдал эту революцию непосредственно. Он был тогда демократом, революционером, социалистом. Но его «социализм» при­надлежал к числу тех бесчисленных в эпоху 48-го года форм и разновидностей буржу­азного и мелкобуржуазного социализма, которые были окончательно убиты июньскими днями. В сущности, это был вовсе не социализм, а прекраснодушная фраза, доброе мечтание, в которое облекала свою тогдашнюю революционность буржуазная демо­кратия, а равно невысвободившийся из-под ее влияния пролетариат.

Духовный крах Герцена, его глубокий скептицизм и пессимизм после 1848 года был крахом буржуазных иллюзий в социализме. Духовная драма Герцена была порождени­ем и отражением той всемирно-исторической эпохи, когда революционность буржуаз­ной демократии уже умирала (в Европе), а революционность социалистического про­летариата еще не созрела. Этого не поняли и не могли понять рыцари либерального российского языкоблудия, которые прикрывают теперь свою контрреволюционность цветистыми фразами о скептицизме Герцена. У этих рыцарей, которые предали рус­скую революцию 1905 года, которые забыли и думать


ПАМЯТИ ГЕРЦЕНА______________________________ 257

о великом звании революционера, скептицизм есть форма перехода от демократии к ли­берализму, — к тому холуйскому, подлому, грязному и зверскому либерализму, кото­рый расстреливал рабочих в 48 году, который восстановлял разрушенные троны, кото­рый рукоплескал Наполеону III и который проклинал, не умея понять его классовой природы, Герцен.

У Герцена скептицизм был формой перехода от иллюзий «надклассового» буржуаз­ного демократизма к суровой, непреклонной, непобедимой классовой борьбе пролета­риата. Доказательство: «Письма к старому товарищу», Бакунину, написанные за год до смерти Герцена, в 1869 году. Герцен рвет с анархистом Бакуниным. Правда, Герцен ви­дит еще в этом разрыве только разногласие в тактике, а не пропасть между миросозер­цанием уверенного в победе своего класса пролетария и отчаявшегося в своем спасении мелкого буржуа. Правда, Герцен повторяет опять и здесь старые буржуазно-демократические фразы, будто социализм должен выступать с «проповедью, равно об­ращенной к работнику и хозяину, земледельцу и мещанину». Но все же таки, разрывая с Бакуниным, Герцен обратил свои взоры не к либерализму, а к Интернационалу, к то­му Интернационалу, которым руководил Маркс, — к тому Интернационалу, который начал «собирать полки» пролетариата, объединять «мир рабочий», «покидающий мир пользующихся без работы» !

Не поняв буржуазно-демократической сущности всего движения 1848 года и всех форм домарксовского социализма, Герцен тем более не мог понять буржуазной приро­ды русской революции. Герцен — основоположник «русского» социализма, «народни­чества». Герцен видел «социализм» в освобождении крестьян с землей, в общинном землевладении и в крестьянской идее «права на землю». Свои излюбленные мысли на эту тему он развивал бесчисленное количество раз.

На деле в этом учении Герцена, как и во всем русском народничестве — вплоть до полинявшего народничества


258__________________________ В. И. ЛЕНИН

теперешних «социалистов-революционеров» — нет ни грана социализма. Это — такая же прекраснодушная фраза, такое же доброе мечтание, облекающее революционность буржуазной крестьянской демократии в России, как и разные формы «социализма 48-го года» на Западе. Чем больше земли получили бы крестьяне в 1861 году и чем дешевле бы они ее получили, тем сильнее была бы подорвана власть крепостников-помещиков, тем быстрее, свободнее и шире шло бы развитие капитализма в России. Идея «права на землю» и «уравнительного раздела земли» есть не что иное, как формулировка рево­люционных стремлений к равенству со стороны крестьян, борющихся за полное свер­жение помещичьей власти, за полное уничтожение помещичьего землевладения.

Революция 1905 года вполне доказала это: с одной стороны, пролетариат выступил вполне самостоятельно во главе революционной борьбы, создав социал-демократическую рабочую партию; с другой стороны, революционные крестьяне («трудовики» и «Крестьянский союз»106), борясь за всякие формы уничтожения поме­щичьего землевладения вплоть до «отмены частной собственности на землю», боро­лись именно как хозяева, как мелкие предприниматели.

В настоящее время словопрения насчет «социалистичности» права на землю и т. п. служат только к затемнению и прикрытию действительно важного и серьезного исто­рического вопроса: о различии интересов либеральной буржуазии и революционного крестьянства в русской буржуазной революции; иначе говоря, о либеральной и демо­кратической, о «соглашательской» (монархической) и республиканской тенденции в этой революции. Именно этот вопрос поставлен «Колоколом»107 Герцена, если смот­реть на суть дела, а не на фразы, — если исследовать классовую борьбу, как основу «теорий» и учений, а не наоборот.

Герцен создал вольную русскую прессу за границей — в этом его великая заслуга. «Полярная Звезда»108 подняла традицию декабристов. «Колокол» (1857—


ПАМЯТИ ГЕРЦЕНА______________________________ 259

1867) встал горой за освобождение крестьян. Рабье молчание было нарушено.

Но Герцен принадлежал к помещичьей, барской среде. Он покинул Россию в 1847 г., он не видел революционного народа и не мог верить в него. Отсюда его либеральная апелляция к «верхам». Отсюда его бесчисленные слащавые письма в «Колоколе» к Александру II Вешателю, которых нельзя теперь читать без отвращения. Чернышев­ский, Добролюбов, Серно-Соловьевич, представлявшие новое поколение революционе­ров-разночинцев, были тысячу раз правы, когда упрекали Герцена за эти отступления от демократизма к либерализму. Однако справедливость требует сказать, что, при всех колебаниях Герцена между демократизмом и либерализмом, демократ все же брал в нем верх.

Когда один из отвратительнейших типов либерального хамства, Кавелин, востор­гавшийся ранее «Колоколом» именно за его либеральные тенденции, восстал против конституции, напал на революционную агитацию, восстал против «насилия» и призы­вов к нему, стал проповедовать терпение, Герцен порвал с этим либеральным мудре­цом. Герцен обрушился на его «тощий, нелепый, вредный памфлет», писанный «для негласного руководства либеральничающему правительству», на кавелинские «полити­ко-сентиментальные сентенции», изображающие «русский народ скотом, а правитель­ство умницей». «Колокол» поместил статью «Надгробное слово», в которой бичевал «профессоров, вьющих гнилую паутинку своих высокомерно-крошечных идеек, экс-профессоров, когда-то простодушных, а потом озлобленных, видя, что здоровая моло­дежь не может сочувствовать их золотушной мысли». Кавелин сразу узнал себя в этом портрете.


Просмотров 236

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!