Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ПОДСТРОЧНЫЙ КОММЕНТАРИЙ К НАРОДНИЧЕСКОЙ PROFESSION DE FOI 5 часть



Трогательно! Но ведь те, кто видит «ум, предприимчивость и энергию» в «выходцах из народа», — также уверяют (и не всегда неискренне), что «любят народ», из них мно­гие, несомненно, «действительно порядочные» люди. Кто же тут судить будет? Крити­чески мыслящие и нравственно развитые личности? Но не сказал ли сам автор, что пре­зрением нельзя действовать на этих выходцев?

Мы опять, в заключение, стоим у той же основной черты народничества, которую пришлось констатировать в самом начале — отворачиванье от фактов.

Стр. 151: «... не презирают ли они уже раньше (заметьте хорошенько это «уже раньше») тех, кто мог бы их презирать?»


__________________ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ НАРОДНИЧЕСТВА________________ 407

Когда народник дает описание фактов, — он сам всегда вынужден признать, что действительность принадлежит капиталу, что действительная наша эволюция — капи­талистическая, что сила находится в руках буржуазии. Это признал сейчас, например, и автор комментируемой статьи, констатировавший, что у нас создалась «мещанская культура», что идти на работу приказывает народу буржуазия, что буржуазное общест­во занято только утробными процессами и послеобеденным сном, что «мещанство» создало даже буржуазную науку, буржуазную нравственность, буржуазные софизмы политики, буржуазную литературу.

И тем не менее все народнические рассуждения всегда основаны на обратном пред­положении: что сила не на стороне буржуазии, а на стороне «народа». Народник толку­ет о выборе пути (рядом с признанием капиталистического характера действительного пути), об обобществлении труда (находящегося в «заведовании» буржуазии), о том, что государство должно стать на нравственную и политическую точку зрения, что учить народ должны именно народники и т. д., как будто бы сила была уже на стороне тру­дящихся или их идеологов, и оставалось уже только указать «ближайшие», «целесооб­разные» и т. п. приемы употребить эту силу.

Все это — сплошная приторная ложь. Можно еще себе представить raison d'être для



г " 112

подобных иллюзии полвека тому назад, в те времена, когда прусский регирунгсрат открывал в России «общину», — но теперь, после свыше чем 30-летней истории «сво­бодного» труда, это — не то насмешка, не то фарисейство и слащавое лицемерие.

В разрушении этой благонамеренной и прекраснодушной лжи заключается основная теоретическая задача марксизма. Первая обязанность тех, кто хочет искать «путей к че­ловеческому счастью» — не морочить самих себя, иметь смелость признать откровенно то, что есть.

И когда идеологи трудящегося класса поймут это и прочувствуют, — тогда они при­знают, что «идеалы»

— основание. Ред.


408__________________________ В. И. ЛЕНИН

должны заключаться не в построении лучших и ближайших путей, а в формулировке задачи и целей той «суровой борьбы общественных классов», которая идет перед на­шими глазами в нашем капиталистическом обществе; что мерой успеха своих стремле­ний является не разработка советов «обществу» и «государству», а степень распростра­нения этих идеалов в определенном классе общества; что самым высоким идеалам цена — медный грош, покуда вы не сумели слить их неразрывно с интересами самих участ­вующих в экономической борьбе, слить с теми «узкими» и мелкими житейскими во­просами данного класса, вроде вопроса о «справедливом вознаграждении за труд», на которые с таким величественным пренебрежением смотрит широковещательный на­родник.

«... Но этого мало, умственное развитие, как это мы видим, к сожалению, на каждом шагу, не гаран­тирует еще человека от хищных поползновений и инстинктов. А потому должны быть приняты немед­ленно меры к ограждению деревни от хищничества, должны быть, прежде всего, приняты меры к ограж­дению нашей общины, как формы общежития, помогающей нравственному несовершенству человече­ской природы. Община раз навсегда должна быть обеспечена. Но и этого еще мало: община, при настоя­щих ее экономических условиях и податных тягостях, существовать не может, а потому нужны меры к расширению крестьянского землевладения, уменьшению податей, организации народной промышленно­сти.



Вот те средства против кулачества, на которых должна сойтись вся порядочная литература и стоять за них. Средства эти, конечно, не новы; но дело в том, что это единственные в своем роде средства, а в этом далеко еще не все убеждены». (Конец.)

Вот вам и программа этого широковещательного народника! Из описания фактов видели мы, что повсюду обнаруживается полное противоречие экономических интере­сов, — «повсюду» не только в том смысле, что и в городе и в деревне, и внутри общи­ны и вне ее, и в фабрично-заводской и в «народной» промышленности, но и за преде­лами хозяйственных явлений — ив литературе и в «обществе», в сфере идей нравст­венных, политических, юридических и т. д. А наш рыцарь-Kleinbürger проливает горь­кие слезы и взывает: «немедленно


__________________ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ НАРОДНИЧЕСТВА________________ 409

принять меры к ограждению деревни». Мещанская поверхностность понимания и го­товность идти на компромиссы выступает с полной очевидностью. Самая эта деревня, как мы видели, представляет из себя раскол и борьбу, представляет строй противопо­ложных интересов, — но народник видит корень зла не в самом этом строе, а в частных недостатках его, строит свою программу не на том, чтобы придать идейность идущей борьбе, а на том, чтобы «оградить» деревню от случайных, незаконных, извне являю­щихся «хищников»! И кому же, достопочтенный г. романтик, следует принять меры к ограждению? Тому «обществу», которое удовлетворяется утробными процессами на счет именно тех, кого ограждать следует? Земским, волостным и всяким другим аген­там, которые живут долями прибавочной стоимости и поэтому, как мы сейчас видели, оказывают не противодействие, а содействие?



Народник находит, что это — грустная случайность, не более, — результат дурного «понимания своего назначения»; что достаточно призыва «сойтись и действовать дружно», чтобы все подобные элементы «сошли с неверного пути». Он не хочет видеть, что если в отношениях экономических сложилась система Plusmacherei, сложились та­кие порядки, что иметь средства и досуг для образования может только «выходец из народа», а «масса» должна «оставаться невежественной и трудиться за чужой счет», — то прямым уже и непосредственным следствием их является то, что в «общество» по­падают только представители первых, что из этого же «общества» да из «выходцев» только и могут рекрутироваться волостные писаря, земские агенты и так далее, кото­рых народник имеет наивность считать чем-то стоящим выше экономических отноше­ний и классов, над ними.

Поэтому и воззвание его: «оградите» обращается совсем не по адресу.

Он успокаивается либо на мещанских паллиативах (борьба с кулачеством — см. вы­ше о ссудосберегательных товариществах, кредите, о законодательстве для поощрения трезвости, трудолюбия и образования;


410__________________________ В. И. ЛЕНИН

расширение крестьянского землевладения — см. выше о земельном кредите и покупке земли; уменьшение податей — см. выше о подоходном налоге), либо на розовых инсти­тутских мечтаниях «организовать народную промышленность».

Да разве она уже не организована? Разве вся эта вышеописанная молодая буржуазия не организовала уже по-своему, по-буржуазному эту «народную промышленность»? Иначе как бы могла она «держать каждую деревню в своих руках»? как бы могла она «приказывать народу идти на работу» и присваивать сверхстоимость?

Народник доходит до высшей степени высоконравственного возмущения. Безнрав­ственно — кричит он — признавать капитализм «организацией», когда он построен на анархии производства, на кризисах, на постоянной, нормальной и все углубляющейся безработице масс, на безмерном ухудшении положения трудящихся.

Напротив. Безнравственно подрумянивать истину, изображать чем-то случайным, нечаянным порядки, характеризующие всю пореформенную Россию. Что всякая капи­талистическая нация несет технический прогресс и обобществление труда ценой кале­чения и уродования производителя, — это установлено уже давным-давно. Но обра­щать этот факт в материал моральных собеседований с «обществом» и, закрывая глаза на идущую борьбу, лепетать с послеобеденным спокойствием: «оградите», «обеспечь­те», «организуйте» — значит быть романтиком, наивным, реакционным романтиком.

Читателю покажется, вероятно, что этот комментарий не имеет никакой связи с раз­бором книги г. Струве. По-моему, это — отсутствие лишь внешней связи.

Книга г. Струве совсем не открывает русский марксизм. Она только впервые выно­сит в нашу печать теории, сложившиеся и изложенные уже раньше .

* Ср. В. В. «Очерки теоретической экономии». СПБ. 1895, стр. 257—258.пз


__________________ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОДЕРЖАНИЕ НАРОДНИЧЕСТВА________________

Этому вынесению предшествовала, как было уже замечено, ожесточенная критика мар­ксизма в либерально-народнической печати, критика, запутавшая и исказившая дело.

Не ответив на эту критику, нельзя было, во-первых, подойти к современному поло­жению вопроса; во-вторых, нельзя было понять книги г-на Струве, ее характера и на­значения.

Старая народническая статья взята была для ответа потому, что нужна была принци­пиальная статья и, сверх того, статья, сохраняющая хотя бы некоторые заветы старого русского народничества, ценные для марксизма.

Этим комментарием мы старались показать выдуманность и вздорность ходячих приемов либерально-народнической полемики. Рассуждения на тему, что марксизм связывается с гегельянством , с верой в триады, в абстрактные, не требующие проверки фактами, догмы и схемы, в обязательность для каждой страны пройти через фазу капи­тализма и т. п., оказываются пустой болтовней.

Марксизм видит свой критерий в формулировке и в теоретическом объяснении иду­щей перед нашими глазами борьбы общественных классов и экономических интересов.

Марксизм не основывается ни на чем другом, кроме как на фактах русской истории и действительности; он представляет из себя тоже идеологию трудящегося класса, но только он совершенно иначе объясняет общеизвестные факты роста и побед русского капитализма, совсем иначе понимает задачи, которые ставит наша действительность идеологам непосредственных производителей. Поэтому, когда марксист говорит о не­обходимости, неизбежности, прогрессивности русского капитализма, — он исходит из общеустановленных фактов, которые именно в силу их общеустановленности, в силу их не-новизны и не всегда приводятся; он дает иное

Я говорю, разумеется, не об историческом происхождении марксизма, а о его современном содер­жании.


412__________________________ В. И. ЛЕНИН

объяснение тому, что рассказано и пересказано народнической литературой, — и если народник в ответ на это кричит, что марксист не хочет знать фактов, тогда для уличе­ния его достаточно даже простой ссылки на любую принципиальную народническую статью 70-х годов.

Перейдем теперь к разбору книги г. Струве.


Просмотров 271

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!