Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС 1 часть. Написано весной 1893 г. Печатается по рукописи




В. И. Ленин 1890—1891


НОВЫЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ В КРЕСТЬЯНСКОЙ ЖИЗНИ

ПО ПОВОДУ КНИГИ В. Е. ПОСТНИКОВА — «ЮЖНО-РУССКОЕ КРЕСТЬЯНСКОЕ ХОЗЯЙСТВО»

Написано весной 1893 г. Печатается по рукописи

Впервые напечатано в 1923 г.

в сборнике «К двадцатипятилетию

первого съезда партии (18981923)»


Первая страница рукописи В. И. Ленина «Новые хозяйственные движения в крестьянской жизни» — 1893 г.

Уменьшено


Вышедшая в третьем году книга В. Е. Постникова «Южно-русское крестьянское хо­зяйство» (Москва, 1891 г. Стр. XXXII + 391) представляет из себя чрезвычайно под­робное и обстоятельное описание крестьянского хозяйства в губерниях Таврической, Херсонской и Екатеринославской, преимущественно же в материковых (северных) уез­дах Таврической губернии. Описание это основано, во-первых, — и главным образом — на земско-статистических исследованиях трех указанных губерний; во-вторых, на личных наблюдениях автора, произведенных им отчасти по долгу службы , отчасти с специальной целью изучения крестьянского хозяйства в 1887—1890 гг.

Попытка свести земско-статистические исследования по целому району в одно целое и изложить результаты их в систематической форме сама по себе представляет громад-ныи интерес, так как земская статистика дает громадный и детальнейший материал об экономическом положении крестьянства, но дает в такой форме, что для публики эти исследования пропадают почти бесследно: земско-статистические сборники представ­ляют из себя целые томы таблиц (обыкновенно каждому уезду посвящен отдельный том), одна сводка которых в достаточно крупные и ясные рубрики требует

Автор служил чиновником по устройству казенных земель в Таврической губернии.


В. И. ЛЕНИН

специальных занятий. Необходимость сводки данных земской статистики и обработки их чувствуется уже давно. В последнее время с этой целью предпринято издание «Ито­гов земской статистики». План этого издания таков: берется известный частный вопрос, характеризующий крестьянское хозяйство, и особое исследование посвящается сводке всех данных по этому вопросу, имеющихся в земской статистике; соединяются вместе данные, относящиеся и к черноземному югу России и к нечерноземному северу, к гу­берниям исключительно земледельческим и к губерниям промысловым. По этому пла­ну составлены два вышедшие тома «Итогов»; первый посвящен «крестьянской общи­не» (В. В.), второй — «крестьянским вненадельным арендам» (Н. Карышев) . Позволи­тельно усомниться в правильности такого приема сводки: приходится, во-первых, сво­дить вместе данные, относящиеся к различным хозяйственным районам с различными экономическими условиями (при этом отдельная характеристика каждого района пред­ставляет громадные трудности вследствие неоконченности земских исследований и пропусков многих уездов: трудности эти сказались уже во 2-ом томе «Итогов»; попыт­ка Карышева распределить имеющиеся в земской статистике данные к различным оп­ределенным районам — не удалась); во-вторых, описывать отдельно известную сторо­ну крестьянского хозяйства, не касаясь других сторон, — совершенно невозможно; от­рывать известный вопрос приходится искусственно, и цельность представления теряет­ся. Крестьянские вненадельные аренды отрываются от аренды надельных земель, от общих данных об экономической группировке крестьян, о величине посевной площади; они рассматриваются только как часть крестьянского хозяйства, тогда как они пред­ставляют собой часто особый способ ведения частновладельческого хозяйства. Поэто­му свод данных земской статистики по известному району с однородными хозяйствен­ными условиями был бы, мне кажется, предпочтительнее.



Излагая мимоходом свои мысли о более правильном приеме сводки земско-статистических исследований,




____________ НОВЫЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ В КРЕСТЬЯНСКОЙ ЖИЗНИ___________ 5

мысли, на которые наводит сравнение «Итогов» с книгой Постникова, я должен, одна­ко, оговориться, что Постников, собственно, не задавался целями сводки: он отодвигает на задний план цифирный материал и все внимание обращает на полноту и выпуклость описания.

В своем описании автор почти с равным вниманием останавливается на вопросах характера экономического, административно-юридического (формы землевладения) и технического (межевой вопрос; система хозяйства; урожаи), но вопросы первого рода он намеревался выдвинуть на первый план.

«Должен признаться, — говорит г. Постников в Предисловии, — что я меньше оста­навливаю внимания на технике крестьянского хозяйства, чем это можно было сделать, но поступаю так потому, что условия экономического характера, на мой взгляд, играют более важную роль в крестьянском хозяйстве, чем техника. В нашей печати... обыкно­венно игнорируют экономическую сторону... Очень мало внимания посвящается иссле­дованию коренных экономических вопросов, какими являются для нашего крестьян­ского хозяйства вопросы аграрный и межевой. Настоящая книга более отводит места выяснению именно этих вопросов и в особенности вопроса аграрного» (Предисловие, с. IX).

Вполне разделяя взгляд автора на сравнительную важность экономических и техни­ческих вопросов, я и намерен посвятить свою статью изложению лишь той части труда г. Постникова, в которой крестьянское хозяйство подвергается политико-экономическому исследованию .

Главные пункты этого исследования автор характеризует в предисловии следующим образом:



Такое изложение мне представляется нелишним, потому что книга г. Постникова, представляющая из себя одно из наиболее выдающихся явлений в нашей экономической литературе последних лет, оста­лась почти незамеченной. Отчасти, может быть, объясняется это тем, что автор, хотя и признает боль­шую важность экономических вопросов, но излагает их слишком отрывочно и загромождает изложение подробностями других вопросов.


В. И. ЛЕНИН

«Являющееся в последнее время большое употребление машин в крестьянском зем­леделии и заметное расширение размеров хозяйства у зажиточной части крестьянства дают нашей аграрной жизни новую фазу, развитию которой, без сомнения, дадут новый толчок тяжелые хозяйственные условия настоящего года. Производительность кресть­янского труда и рабочая способность семьи значительно повышаются с увеличением размеров хозяйства и употреблением машин, что до сих пор упускалось из виду при определении площади, какую может обработать крестьянская семья...

Употребление машин в крестьянском хозяйстве вызывает существенные бытовые изменения: сокращая в земледелии запрос на рабочие руки и делая еще более чувстви­тельной для крестьян существующую у нас перенаселенность земледелия, оно способ­ствует увеличению числа семей, которые, становясь лишними для села, должны искать заработка на стороне и фактически становиться безземельными. Введение крупных машин в крестьянское хозяйство вместе с тем поднимает, крестьянское благосостояние, при наличных приемах земледелия и его экстенсивности, на такую высоту, о которой до сих пор нельзя было и думать. В этом обстоятельстве лежит залог силы новых хо­зяйственных движений в крестьянской жизни. Отметить и выяснить эти движения в южно-русском крестьянстве составляет ближайшую задачу настоящей книги» (Преди­словие, с. X).

Прежде чем перейти к изложению того, в чем состоят, по мнению автора, эти новые хозяйственные движения, я должен сделать еще две оговорки.

Во-первых, выше было замечено, что Постников сообщает данные о губерниях Хер­сонской, Екатеринославской и Таврической, но достаточной подробностью отличаются только данные, относящиеся к последней губернии и притом не ко всей: автор не дает данных о Крыме, поставленном в несколько отличные хозяйственные условия, и огра­ничивается исключительно тремя северными материковыми уездами Таврической


____________ НОВЫЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ В КРЕСТЬЯНСКОЙ ЖИЗНИ___________ 7

губернии — Бердянским, Мелитопольским и Днепровским. Я ограничусь данными только по этим трем уездам.

Во-вторых, Таврическая губерния населена кроме русских также немцами и болга­рами, число которых, впрочем, невелико сравнительно с русским населением: в Днеп­ровском уезде 113 дворов немецких колонистов из 19586 дворов уезда, т. е. всего 0,6%. В Мелитопольском уезде немцев и болгар (1874 + 285 = ) 2159 дворов из 34978, т. е. 6,1%. Наконец, в Бердянском уезде 7224 двора из 28794, т. е. 25%. Всего по трем уез­дам колонистов 9496 дворов из 83358, т. е. около /9. След., в общем число колонистов очень незначительно, а в уезде Днепровском и совсем ничтожно. Автор описывает ко­лонистское хозяйство подробно, отделяя всегда его от русского. Все эти описания я опускаю, ограничиваясь исключительно хозяйством русских крестьян. Правда, цифир­ные данные соединяют вместе русских и немцев, но присоединение последних, по не­значительности их, не может изменить общих соотношений, так что вполне можно на основании этих данных характеризовать русское крестьянское хозяйство. Русское насе­ление Таврической губернии, заселившее этот край в последние 30 лет, отличается от крестьянства других русских губерний только своей большей зажиточностью. Общин­ное землевладение является в этой местности, по словам автора, «типичным и устойчи­вым» ; одним словом, за выделением колонистов, крестьянское хозяйство в Тавриче­ской губернии не представляет никаких коренных отличий от общего типа русского крестьянского хозяйства.

II

«В настоящее время, — говорит Постников, — всякое сколько-нибудь значительное южно-русское село (и то же, вероятно, можно сказать о большинстве местностей Рос­сии) представляет столько разнообразия

Только 5 селений имеют подворное землевладение.


В. И. ЛЕНИН

в экономическом положении отдельных групп своего населения, что крайне трудно го­ворить о благосостоянии отдельных селений, как целых единиц, и рисовать это благо­состояние средними цифрами. Такие средние цифры указывают некоторые общие оп­ределяющие условия экономического быта крестьянства, но они не дают никакого по­нятия о всем разнообразии экономических явлений в действительности» (с. 106). Несколько ниже Постников выражается с еще большей определенностью: «Разнообразие экономического благосостояния, — говорит он, — весьма сильно за­трудняет вопрос об общей зажиточности населения. Лица, бегло проезжающие чрез большие селения Таврической губернии, обыкновенно выносят заключения о большой зажиточности местных крестьян; но можно ли назвать село зажиточным, если в нем по­ловина крестьян состоит из богатеев, а другая постоянно бедствует? И какими призна­ками следует определять относительно большую или меньшую зажиточность того и другого селения? Очевидно, что средние цифры, характеризующие обстановку населе­ния всего села или района, недостаточны для заключения о крестьянском достатке. О последнем можно судить лишь по совокупности многих данных, расчленяя население на группы» (с. 154).

Может показаться, что в этом констатировании дифференциации в среде крестьян­ства нет ничего нового: о ней упоминается почти в каждом сочинении, посвященном крестьянскому хозяйству вообще. Но дело в том, что обыкновенно, упоминая об этом факте, не придают ему значения, считают его несущественным или даже случайным, находят возможным говорить о типе крестьянского хозяйства, характеризуя этот тип средними цифрами, обсуждают значение разных практических мероприятий по отно­шению ко всему крестьянству. В книге Постникова виден протест против таких взгля­дов. Он указывает (и не раз) на «огромное разнообразие экономического положения отдельных дворов внутри общины» (с. 323) и вооружается против «стремле-


НОВЫЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ В КРЕСТЬЯНСКОЙ ЖИЗНИ

ния рассматривать крестьянский мир как нечто цельное и однородное, каким он и до сих пор еще представляется нашей городской интеллигенции» (с. 351). «Земско-статистические исследования последнего десятилетия, — говорит он, — выяснили, что наша сельская община вовсе не представляет такой однородной единицы, какою она казалась нашим публицистам в 70-х годах, и что в последние десятилетия в ней проис­ходила дифференциация населения на группы с весьма различной степенью экономи­ческого достатка» (с. 323).

Свое мнение Постников подтверждает массой данных, разбросанных по всей книге, и мы должны теперь заняться систематической сводкой всех этих данных, чтобы про­верить правильность этого мнения, чтобы решить вопрос, кто прав — «городская ли интеллигенция», рассматривающая крестьянство как нечто однородное, или Постников, утверждающий, что разнородность огромная? и затем насколько глубока эта разнород­ность? препятствует ли она общей характеристике крестьянского хозяйства со стороны политико-экономической, на основании одних только средних данных? способна ли она изменить действие и влияние практических мероприятий по отношению к различ­ным разрядам крестьянства?

Прежде чем приводить цифры, дающие материал для разрешения этих вопросов, следует заметить, что все данные этого рода взяты Постниковым из земско-статистических сборников по Таврической губ. Первоначально земская статистика ог­раничивалась при переписях данными пообщинными, не собирая данных о каждом крестьянском дворе. Скоро, однако, заметили различия в имущественном положении этих дворов и предприняли подворные переписи — это было первым шагом на пути к более глубокому изучению экономического положения крестьян. Следующим шагом было введение комбинационных таблиц: исходя из убеждения, что имущественные различия крестьян внутри общины глубже различий разных юридических разрядов крестьян, статистики стали группировать все


10___________________________ В. И. ЛЕНИН

показатели экономического положения крестьян до известным имущественным разли­чиям, напр., разбивая крестьян на группы по числу десятин посева, по числу рабочего скота, по количеству надельной пашни на двор и т. д.

Таврическая земская статистика группирует крестьян по числу десятин посева. По­стников полагает, что такая группировка «представляется удачной» (с. XII), так как «в условиях хозяйства Таврических уездов размер посева является наиболее существен­ным признаком крестьянского благосостояния» (с. XII). «В южном степном крае, — говорит Постников, — развитие всякого рода неземледельческих промыслов у крестьян пока относительно ничтожно, и главным занятием огромного большинства сельского населения является в настоящее время земледелие, основанное на посеве хлебов». «По показанию земской статистики, в северных уездах Таврической губернии исключи­тельно занимаются промыслами 7,6% коренного сельского населения и кроме того 16,3% населения имеет при собственном земледелии подсобные промыслы» (с. 108). В самом деле, группировка по размерам посева даже и для других местностей России представляется гораздо более правильной, чем другие принятые земскими статистика­ми основания группировки, напр., по числу десятин надельной земли или надельной пашни на двор: с одной стороны, количество надельной земли не указывает прямо на состоятельность двора, потому что размер надела определяется числом ревизских5 или наличных душ мужского пола в семье и находится только в косвенной зависимости от состоятельности хозяина, потому, наконец, что крестьянин, может быть, не пользуется надельной землей, сдает ее, и при отсутствии инвентаря и не может ею пользоваться. С другой стороны, если главное занятие населения — земледелие, то определение посев­ной площади необходимо для учета производства, для определения количества хлеба, потребляемого крестьянином, покупаемого им и поступающего в продажу, ибо без вы­яснения этих вопросов весьма важная сторона крестьянского хозяйства оста-


НОВЫЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ В КРЕСТЬЯНСКОЙ ЖИЗНИ



нется неосвещенной, будет неясен характер его земледельческого хозяйства, значение его сравнительно с заработками и т. д. Наконец, необходимо положить в основание группировки именно посевную площадь, чтобы иметь возможность сравнивать хозяй­ство двора с так называемыми нормами крестьянского землевладения и земледелия, с нормой продовольственной (Nahrungsfläche) и рабочей (Arbeitsfläche). Одним словом, группировка по посеву представляется не только удачной, но наилучшей и безусловно необходимой.

По размерам посева таврические статистики разделяют крестьян на 6 групп: 1) не сеющих; 2) засевающих до 5 дес; 3) — от 5 до 10 дес; 4) от 10 до 25 д.; 5) от 25 до 50 д. и 6) — более 50 дес. на двор. По трем уездам соотношение этих групп по числу дворов следующее:

Уезды


Проценты дворов


Бердянский Мелитопольский Днепровский


Приходится на

1 двор в среднем

десятин посева по

всем 3 уездам


% %  
7,5
11,5 3,5
41,8 16,4
16,6 15,1 34,5
4.4 3.1

Не сеющих Сеющих до 5 д.

» 5—10 »

» 10—25 »

» 25—50 »

» более 50 »

Общие соотношения (эти %% даны о всем населении, включая и немцев) мало изме­няются с выключением немцев: так, всего автор считает в Таврических уездах 40% ма-лосеющих (до 10 д.), 40% среднесеющих (от 10 до 25 д.) и 20% многосеющих. Исклю­чение же немцев понижает последнюю цифру до 1(16,7%, т. е. всего на 3,3% ниже), повышая соответственно число малосеющих.

Определяя степень разнородности этих групп, начнем с землевладения и землеполь­зования.



В. И. ЛЕНИН


Постников дает такую таблицу (суммы трех указанных в ней разрядов земли автор не исчислял (с. 145)):

 

 

 

 

Группы кре­стьян Приходится на двор в среднем десятин пашни
Уезд Бердянский Уезд Мелитополь­ский Уезд Днепров­ский
надельной купчей арендованной всего надельной купчей арендованной всего надельной купчей арендованной всего
Не сеющие 6,8 3,1 0,09 8,7 0,7 9,4 6,4 0,9 0,1 7,4
Засев, до 5 д. 6,9 0,7 0,4 8,0 7,1 0,2 0,4 7,7 5,5 0,04 0,6 6,1
» 5—10 » 1,1 10,1 0,2 1,4 10,6 8,7 0,05 1,6 10,3
» 10—25 » 14,1 0,6 18,7 12,8 0,3 4,5 17,6 12,5 0,6 5,8 18,9
» 25—50 » 27,6 2,1 9,8 48,4 39,5 23,5 1,5 13,4 38,4 16,6 2,3 17,4 36,3
» более 50 » 36,7 31,3 116,4 36,2 21,3 42,5 17,4 91,4
По уезду 14,8 1,6 21,4 14,1 1,4 6,7 22,2 11,2 1,7 7,0 19,9

«Эти цифры показывают, — говорит Постников, — как более зажиточная группа крестьян в Таврических уездах не только пользуется большим наделом, что может про­исходить вследствие большого состава семей, но в то же время она является и наиболее покупающей землю и наиболее ее арендующей» (с. 146).

По поводу этого следует только заметить, мне кажется, что возрастание надела от низшей группы к высшей не может быть вполне объяснено увеличением состава семей. Постников дает следующую


НОВЫЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ В КРЕСТЬЯНСКОЙ ЖИЗНИ



таблицу о составе семей по группам для трех уездов:

Приходится на 1 семью в среднем

 

  Бердянски й уезд Me лито по л уезд ьский Днепровский уезд
  душ об. пола работников душ. работн. душ работн.
У не сеющих 4,5 0,9 4,1 0,9 4,6
» засев, до 5 д. 4,9 4,6 4,9 1,1
» » 5—10 » 5,6 1,2 5,3 1,2 5,4 1,2
» » 10—25 » 7,1 1,6 6,8 1,5 6,3 1,4
» » 25—50 » 8,2 1,8 8,6 1,9 8,2 1,9
» » более 50 » 10,6 2,3 10,8 2,3 10,1 2,3

По уездам


6,6


1,5


6,5


1,5


6,2


1,4


Из таблицы видно, что количество надельной земли на двор повышается от низшей группы к высшей гораздо быстрее, чем число душ обоего пола и работников. Иллюст­рируем это, принимая цифры для низшей группы по Днепровскому уезду за 100:

 

  надельн. земли работн. душ об. пола
У не сеющих
» засев, до 5 д. ПО
» » 5—10 »
» » 10—25 »
» » 25—50 »
» » более 50 »

Ясно, что определителем величины надела является, кроме состава семьи, и состоя­тельность двора.

Рассматривая данные о количестве купчей земли в различных группах, мы видим, что покупают землю почти исключительно высшие группы, с посевом выше 25 дес, и — главным образом — совершенно крупные посевщики, с посевом в 75 дес. на двор. Следовательно, данные о купчей земле вполне подтверждают мнение Постникова о разнородности групп крестьянства. Такое, например, сведение, которое дает автор на с. 147, говоря, что «крестьянами Таврических уездов куплено



В. И. ЛЕНИН


96146 дес. земли», — совершенно не характеризует явления: почти вся эта земля нахо­дится в руках незначительного меньшинства, наиболее обеспеченного уже надельной землей, крестьян «зажиточных», как говорит Постников, а таких не более хнаселения.

То же самое приходится сказать и об аренде. Вышеприведенная таблица содержит общую цифру арендованной земли, надельной и вненадельной. Оказывается, что раз­мер аренды с полной правильностью возрастает по мере большего обеспечения кресть­ян, что, следовательно, чем обеспеченнее крестьянин своей землей, тем более арендует он земли, лишая таким образом беднейшие группы необходимой для них земельной площади.

Следует заметить, что это явление — общее для всей России. Проф. Карышев, под­водя итоги крестьянским вненадельным арендам по всей России, где только имеются земско-статистические исследования, формулирует прямую зависимость между разме­ром аренды и обеспеченностью арендатора как общий закон .

Впрочем, Постников дает еще более детальные цифры о распределении аренды (вненадельных и надельных земель вместе), которые я и привожу :


Уезд Берлинский


Уезд Мелитопольский Уезд Днепровский


 

У сеющих до 5 д. 18,7 2,1 14,4 5,50 2,4 15,25
» » 5—10 » 33,6 3,2 9,20 34,8 4,1 5,52 3,9
» » 10—25 » 7,65 59,3 7,5 5,74 8,5 4,75
» » 25—50 » 60,6 16,1 6,80 80,5 16,9 6,33 3,75
» » более 50 » 78,5 4,20 83,8 47,6 3,93 48,6 3,55
По уездам 44,8 11,1 5,80 12,4 4,86 56,2 12,4 4,23

Мы видим и здесь, что средние цифры совершенно не в состоянии характеризовать явления: говоря, на-

«Итоги экономического исследования России по данным земской статистики». Т. П. Н. Карышев. Крестьянские вненадельные аренды. Дерпт. 1892. Стр. 122, 133 и др.


____________ НОВЫЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ В КРЕСТЬЯНСКОЙ ЖИЗНИ___________ 15

пример, что в Днепровском уезде к аренде прибегает 56% крестьян, мы сообщаем очень неполное представление об этой аренде, потому что в тех группах, которые имеют (как ниже будет показано) недостаточно своей земли, % арендаторов гораздо ниже — толь­ко 25% в 1-ой группе, между тем как высшая группа, вполне обеспеченная своей зем­лей, почти вся прибегает к аренде (91%). Разница в количестве арендованных десятин на 1 арендующий двор еще значительнее: высший разряд арендует в 30—15—24 раза более низшего. Очевидно, что это изменяет и самый характер аренды, потому что в высшем разряде это уже коммерческое предприятие, а в низшем — может быть, опера­ция, вызванная горькой нуждой. Последнее предположение подтверждается данными об арендной плате: оказывается, что низшие группы дороже платят за землю, иногда даже вчетверо дороже сравнительно с высшим разрядом (в Днепровском уезде). На­помнить следует по этому поводу, что и возрастание арендной платы по мере пониже­ния размеров аренды не составляет особенности нашего юга: труд Карышева доказыва­ет общую применимость этого закона.

«Арендой земель в Таврических уездах, — говорит Постников по поводу этих дан­ных, — по преимуществу занимаются крестьяне зажиточные, имеющие достаточное количество надельной и собственной пашни; в особенности это следует сказать об аренде вненадельных земель, т. е. земель владельческих и казны, находящихся на более дальних расстояниях от селений. В сущности это и весьма естественно: для аренды бо­лее дальних земель нужно иметь достаточное количество рабочего скота, а крестьяне менее зажиточные не имеют его здесь в нужном размере и для обработки своих надель­ных земель» (с. 148).

Не следует думать, что подобное распределение аренды зависит от съема земли в одиночку. Дело нисколько не изменяется при съеме земли обществом, не изменяется по той простой причине, что распределение земли делается по тем же основаниям, т. е. «по деньгам».


16___________________________ В. И. ЛЕНИН

«По окладным книгам Управления государственными имуществами, — говорит По­стников, — в 1890 г. из 133852 дес. казенных земель трех уездов, сдававшихся в аренду по контрактам, в пользовании крестьянских обществ состояло 84756 дес. удобной зем­ли, т. е. около 63% всей площади. Но земля, арендуемая крестьянскими обществами, находилась в пользовании сравнительно небольшого числа домохозяев и притом пре­имущественно зажиточных. Подворная перепись земства указывает этот факт довольно рельефно» (с. 150)*: [см. таблицу на стр. 17. Ред.]

«Таким образом, — заключает Постников, — в Днепровском уезде у зажиточной группы крестьян находилось в пользовании более l^ всей арендованной пашни, в Бер­дянском уезде — более 21% а в Мелитопольском, где всего более арендуется казенной земли, даже более 4А арендованной площади. У беднейшей же группы крестьян (засе­вающих до 10 дес.) находилось во всех уездах всего 1938 дес, или около 4% арендован­ных земель» (с. 150). Автор дает затем целый ряд примеров неравномерного распреде­ления снятой обществами земли, но приводить их излишне.


Просмотров 260

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!