Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






КРЕСТЬЯНЕ-ТРУДОВИКИ (НАРОДНИКИ) 6 часть



Но две ошибки погубили плоды блестящей победы. Пролетариат остановился на полпути: вместо того, чтобы приступить к «экспроприации экспроприаторов», он ув­лекся мечтами о водворении высшей справедливости в стране, объединяемой общена­циональной задачей; такие, например, учреждения, как банк, не были взяты, теории прудонистов насчет «справедливого обмена» и т. п. господствовали еще среди социа­листов. Вторая ошибка — излишнее великодушие пролетариата: надо было истреблять своих врагов, а он старался морально повлиять на них, он пренебрег значением чисто военных действий в гражданской войне и вместо того, чтобы решительным наступле­нием на Версаль


УРОКИ КОММУНЫ______________________________ 453

увенчать свою победу в Париже, он медлил и дал время версальскому правительству собрать темные силы и подготовиться к кровавой майской неделе.

Но при всех ошибках Коммуна есть величайший образец величайшего пролетарско­го движения XIX ве~ ка. Маркс высоко оценил историческое значение Коммуны — ес­ли бы во время предательского набега версальской шайки на оружие парижского про­летариата рабочие без боя дали бы отнять его, то гибельное значение деморализации, внесенной такой слабостью в пролетарское движение, было бы во много и много раз тяжелее ущерба от потерь, которые понес рабочий класс в бою, защищая свое ору­жие . Как ни велики жертвы Коммуны, они искупаются значением ее для общепроле­тарской борьбы: она всколыхнула по Европе социалистическое движение, она показала силу гражданской войны, она рассеяла патриотические иллюзии и разбила наивную ве­ру в общенациональные стремления буржуазии. Коммуна научила европейский проле­тариат конкретно ставить задачи социалистической революции.

Урок, полученный пролетариатом, не забудется. Рабочий класс будет пользоваться им, как воспользовался уже в России, в декабрьское восстание.

Эпоха, предшествовавшая русской революции, подготовлявшая ее, имеет некоторое сходство с эпохой наполеоновского ига во Франции. И в России самодержавная клика довела страну до ужасов экономического разорения и национального унижения. Но долго не могла разразиться революция — пока социальное развитие не создало условий для массового движения и, несмотря на весь героизм свой, изолированные нападения на правительство в дореволюционный период разбивались о равнодушие народных масс. Только социал-демократия упорной и планомерной работой воспитала массы до высших форм борьбы — массовых выступлений и гражданской вооруженной войны.



Она сумела разбить в молодом пролетариате «общенациональные» и «патриотиче­ские» заблуждения, и после того, как при ее непосредственном вмешательстве


454__________________________ В. И. ЛЕНИН

удалось вырвать из рук царя манифест 17 октября, пролетариат приступил к энергич­ной подготовке к дальнейшему неизбежному этапу революции — вооруженному вос­станию. Свободный от «общенациональных» иллюзий, он свои классовые силы сосре­доточивал в своих массовых организациях — Советах рабочих и солдатских депутатов и т. п. И несмотря на все различие в целях и задачах, поставленных перед русской ре­волюцией, сравнительно с французской 1871 года, русский пролетариат должен был прибегнуть к тому же способу борьбы, которому начало дала Парижская Коммуна, — к гражданской войне. Помня ее уроки, он знал, что пролетариат не должен пренебрегать мирными орудиями борьбы — они служат его повседневным, будничным интересам, они необходимы в периоды подготовки революции — но никогда не должен он забы­вать и того, что классовая борьба при известных условиях выливается в формы воору­женной борьбы и гражданской войны; бывают моменты, когда интересы пролетариата требуют беспощадного истребления врагов в открытых боевых схватках. Впервые по­казал это французский пролетариат в Коммуне и блестяще подтвердил русский проле­тариат в декабрьском восстании.



Пусть оба эти грандиозные восстания рабочего класса подавлены — будет новое восстание, перед которым слабыми окажутся силы врагов пролетариата, из которого с полной победой выйдет социалистический пролетариат.

«Заграничная Газета» № 2, Печатается по тексту

23 марта 1908 г. «Заграничной Газеты»


ЗАКАЗАННАЯ ПОЛИЦЕЙСКИ-ПАТРИОТИЧЕСКАЯ

ДЕМОНСТРАЦИЯ

«Большой парламентский день» в Думе 27 февраля вызывает трогательно-единодушную оценку наших буржуазных партий. Все довольны, все радуются и уми­ляются, от черносотенцев и «Нового Времени» до кадетов и «Столичной Почты», кото­рая «перед смертью» успела еще написать (номер от 28 февраля):

«Общее впечатление (от думского заседания 27 февраля) весьма хорошее»... «Впервые в русской об­щественно-государственной жизни правительство открыто ознакомляет страну со своими взглядами по вопросам внешней политики...»

Мы тоже готовы признать, что большой парламентский день если не «впервые», то особенно наглядно обнаружил глубокое единство черносотенцев, правительства, либе­ралов и «демократов» типа «Столичной Почты», единство по коренным вопросам «об­щественно-государственной жизни». И поэтому внимательное ознакомление с позици­ей, занятой в этот день и по поводу этого дня всеми партиями, кажется нам безусловно необходимым.

Лидер правительственной партии октябристов г. Гучков. Он обращается «с просьбой к представителям правительства» разъяснить истинное положение дел на Дальнем Вос­токе. Он разъясняет с высоты думской трибуны важность экономии в расходах, — ну, например, вместо 60 000 руб. в год послу в Токио — 50 000 рублей. Мы реформируем, не шутите! Он говорит, что




456__________________________ В. И. ЛЕНИН

«в прессе нашли себе место» тревожные вести о дальневосточной политике, о грозящей войне с Японией. Разумеется, о том, что пресса российская обуздана намордником, вождь капиталистов не говорит: к чему это? В программе свобода печати может стоять. Это необходимо для «европейской» партии. Но чтобы на деле бороться против зажи­мания рта прессе, чтобы открыто разоблачать заведомую продажность влиятельных российских органов прессы, — этого смешно ждать от г. Гучкова, как и от г. Милюко­ва. Зато о связи внутренней и внешней политики г. Гучков сказал правду, то есть вы­болтал истинную подкладку того комедийного действа, которым занималась Дума 27 февраля.

«То обстоятельство, — возглашал он, — что мы быстро идем по пути к успокоению и умиротворению, должно указать нашим противникам, что попытка отстоять свои ин­тересы (Россией) на этот раз будет безусловно успешной». Черносотенцы и октябристы аплодируют. Еще бы! Ведь они-то прекрасно понимали с самого начала, что гвоздь об­суждаемого вопроса и всего торжественного выступления правительства в лице г. Из­вольского состоит в провозглашении контрреволюционной политики наших Муравье­вых-вешателей делом умиротворения и успокоения. Надо показать Европе и всему ми­ру, что перед «внешним врагом» стоит «единая Россия», умиротворяющая и успокаи­вающая горстку бунтовщиков (всего там каких-нибудь сотню миллионов крестьян и рабочих!) для обеспечения успеха «попыткам отстоять свои интересы».

Да, г. Гучков сумел сказать то, что ему требовалось, что требовалось объединенным помещикам и капиталистам.

Профессор Капустин, «левый» октябрист, надежда кадетов, упование сторонников мира общества с властью, поспешил по стопам Гучкова, сдабривая его политику отвра­тительно-елейным либеральным лицемерием. «Дай бог, чтобы распространилась слава (про Думу), — что мы бережем народные деньги». Пятьдесят, тысяч в год послу — раз­ве это не сбережение целых десяти тысяч? Разве это не «прекрасный пример», который «будут


ЗАКАЗАННАЯ ПОЛИЦЕЙСКИ-ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ДЕМОНСТРАЦИЯ__________ 457

показывать высшие наши сановники, сознавая важный и тяжелый момент, переживае­мый Россией»... «Нам предстоят коренные реформы в различнейших областях жизни страны, и на это необходимы широкие средства».

... Далеко Иудушке Головлеву до этого парламентария! Профессор на думской три­буне, восторгающийся прекрасным примером высших сановников... Но что же гово­рить об октябристе, когда либералы и буржуазные демократы не далеко ушли от этого низкопоклонничества.

Перейдем к речи министра иностранных дел г. Извольского. Ему только и нужно было, конечно, получить зацепку в духе той, которую поднес на блюде Капустин. И министр распространился о необходимости уменьшить расходы, — или пересмотреть штаты, чтобы помочь «неимеющим своих средств» послам. Извольский подчеркивает, что говорит с разрешения Николая второго, и воспевает «силу, разум и патриотизм рус­ского народа», который «приложит все свои силы, и материальные и духовные, к упро­чению за Россией ее теперешних азиатских владений и к всестороннему их развитию».

Министр сказал, что ему поручила сказать камарилья. Слово за лидером оппозиции, г. Милюковым. И он заявляет сразу же: «Партия народной свободы, в лице присутст­вующей здесь фракции, с глубоким удовлетворением выслушала слова министра ино­странных дел и считает долгом приветствовать его первое выступление перед предста­вительством страны с разъяснением вопросов, касающихся русской внешней политики. Несомненно, что в настоящий момент... русскому правительству нужно... в своих видах опираться на русское общественное мнение».

Действительно, это совершенно несомненно. В своих видах правительству контрре­волюции необходимо опереться на то, что можно было бы за границей принять (или выдать) за русское общественное мнение. Это необходимо в особенности для получе­ния займа, без которого грозит банкротство и крах всей столыпинской политики цариз­ма, рассчитанной на долгие годы


458__________________________ В. И. ЛЕНИН

систематических и массовых насильственных мер против народа.

Г. Милюков вплотную подошел к настоящему значению торжественного выхода гг. Извольского, Гучкова и К0. Выход этот был заказан черносотенной шайкой Николая второго. Каждая мелочь этой полицейски-патриотической демонстрации была наперед обдумана. Думские марионетки разыгрывали комедию под дудку самодержавной кама­рильи: без поддержки западноевропейской буржуазии Николаю второму не удержать­ся. Надо заставить всю буржуазию всероссийскую, и правую и левую, торжественно выразить свое доверие правительству, его «мирной политике», его прочности, его на­мерениям и способности умиротворить и успокоить. Это нужно было как бланковая надпись на векселе. Для этого пустили в ход наиболее «любезного» кадетам г-на Из­вольского, для этого заказали все это беспардонное лицемерие о бережении народных денег, о реформах, об «открытом» выступлении правительства с «разъяснением» внеш­ней политики, хотя всем и каждому ясно, что разъяснить ровно ничего не хотели и не разъяснили.

И либеральная оппозиция послушно выполнила роль марионетки в руках черносо-тенно-полицейской монархии! В то время как решительное заявление правды со сторо­ны думского буржуазного меньшинства сыграло бы, несомненно, крупную роль и по­мешало (пли затруднило) правительству занять миллиарды на новые карательные экс­педиции, виселицы, тюрьмы и усиленные охраны, — партия кадетов «припала к сто­пам» обожаемого монарха и старалась выслужиться. Г-н Милюков выслуживался, до­казывая свой патриотизм. Он корчил из себя знатока внешней политики, на том осно­вании, что собрал в каких-нибудь передних сведения об Извольском, как либерале. Г. Милюков сознательно подписывал вексель, торжественно «приветствуя» царского ми­нистра от имени всей партии кадетов и прекрасно зная, что на другой день все европей­ские газеты скажут, как по команде: Дума единогласно (кроме социал-демократов) вы­разила до-


___________ ЗАКАЗАННАЯ ПОЛИЦЕЙСКИ-ПАТРИОТИЧЕСКАЯ ДЕМОНСТРАЦИЯ__________ 459

верие правительству, одобрила его внешнюю политику...

Русский либерализм за три года пережил ту эволюцию, которая потребовала в Гер­мании свыше тридцати лет, а во Франции даже свыше ста лет: эволюцию от сторонника свободы к безвольному и подлому пособнику абсолютизма. Специфическое оружие, которым располагает буржуазия в борьбе, — возможность давить на мошну, затруднять получение денег, расстраивать «тонкие» подходы к новым займам, — этим оружием много раз могли воспользоваться кадеты в русской революции. И каждый раз, как вес­ной 1906, так и весной 1908 года, они сами выдавали свое оружие в руки врага, лизали руку погромщиков и клялись в лояльности.

Господин Струве вовремя позаботился о том, чтобы под эту практику подвести прочную теоретическую опору. В журнале «Русская Мысль», который на самом деле должен бы называться «Черносотенная Мысль»155, г. Струве уже проповедует идею «Великой России», идею буржуазного национализма, разносит «враждебность интел­лигенции к государству», сражает в тысячу первый раз «российский революционизм», «марксизм», «отщепенство», «классовую борьбу», «банальный радикализм».

Мы можем только радоваться этой идейной эволюции русского либерализма. Ибо на деле этот либерализм уже оказался в русской революции как раз таким, каким хочет его сделать систематически, целостно, продуманно, «философски» г. Струве. Выработ­ка последовательной контрреволюционной идеологии есть ключ, когда есть налицо уже вполне сложившийся и в важнейшие периоды жизни страны контрреволюционно дей­ствовавший класс. Соответствующая классовому положению и классовой политике буржуазии идеология поможет всем и каждому изжить остатки веры в «демократизм» кадетов. А эти остатки полезно изжить. Их необходимо изжить для того, чтобы можно было идти вперед в деле действительно массовой борьбы за демократизацию России. Г. Струве хочет откровенно


460__________________________ В. И. ЛЕНИН

контрреволюционного либерализма. Мы тоже хотим его, ибо «откровенность» либера­лизма лучше всего просветит и демократическое крестьянство, и социалистический пролетариат.

Возвращаясь к думскому заседанию 27 февраля, надо сказать, что единственное че­стное и гордое слово демократа было сказано социал-демократом. Депутат Чхеидзе вошел на трибуну, заявил, что с.-д. фракция будет голосовать против законопроекта, и начал излагать мотивы голосования. Но после первых же слов его: «Наша дипломатия на Западе всегда служила оплотом реакции и интересов...» председатель зажал рот ра­бочему депутату. — «Наказ разрешает приводить мотивы голосования», — бормотали кадеты. «Кроме мотивов имеет значение и форма», — ответил бандит, называющийся председателем III Думы.

Он был прав с своей точки зрения: до наказа ли тут, когда на карту было поставлено дружное проведение полицейски-заказанной патриотической демонстрации?

Рабочий депутат стоял изолированно по этому вопросу. Тем выше его заслуга. Про­летариат должен показать и покажет, что умеет отстоять заветы демократической рево­люции — вопреки всем изменам либерализма и шатаниям мещанства.

«Пролетарий» № 25, Печатается по тексту

(25) 12 марта 1908 г. газеты «Пролетарий»


ОБ ОБМАНЕ НАРОДА ЛИБЕРАЛАМИ

На последнем, Лондонском, съезде Российской социал-демократической рабочей партии обсуждался вопрос об отношении к буржуазным партиям и была принята соот­ветствующая резолюция. Особенные споры вызвало при этом на съезде то место этой резолюции, где говорится об обмане либералами народа . Социал-демократам правого крыла нашей партии это место казалось в высшей степени неправильным. Они заявили даже, что это не по-марксистски — говорить в резолюции об «обмане» либералами на­рода, т. е. объяснять присоединение известных слоев населения к данной (в нашем слу­чае кадетской) партии не классовыми интересами этих слоев, а «безнравственными» приемами политики той или иной группы парламентариев, адвокатов, журналистов и проч.

На самом деле за этими благовидными, в благовидный якобы марксистский костюм наряженными доводами пряталась политика ослабления классовой самостоятельности пролетариата и подчинения его (на деле) либеральной буржуазии. Ибо интересы демо­кратической мелкой буржуазии, идущей за кадетами, эти господа не отстаивают сколь­ко-нибудь серьезно, а предают своей политикой заигрыванья и сделок с правительст­вом, с октябристами, с «исторической властью» царского самодержавия.

См. Сочинения, 5 изд., том 15, стр. 381—382. Ред.


462__________________________ В. И. ЛЕНИН

Чрезвычайно интересный материал к освещению новыми фактами этого вопроса — одного из основных вопросов социал-демократической тактики во всех капиталистиче­ских странах — дает теперешняя борьба за всеобщее избирательное право в прусский ландтаг (сейм). Германская социал-демократия подняла знамя этой борьбы. Пролетари­ат Берлина, а за Берлином и всех крупных городов Германии, вышел на улицу, органи­зовал величественные демонстрации десятков тысяч народа, положил начало широкому массовому движению, которое уже теперь, уже в самом начале своем привело к на­сильственным действиям конституционных властей, к употреблению военной силы, к избиениям безоружных масс. Борьба родит борьбу! Гордо и смело отвечали на эти на­силия вожаки революционного пролетариата. Но тут всплыл вопрос об отношении к демократической (и либеральной) буржуазии в борьбе за избирательное право. И деба­ты между немецкими революционными социал-демократами и оппортунистами (реви­зионистами, как их зовут в Германии) по этому вопросу замечательно близко подходят к нашим спорам на тему об обмане либералами народа.

Центральный орган Германской с.-д. рабочей партии «Vorwarts» поместил передо­вую статью, содержание и основная мысль которой ясно выражены в ее заглавии: «Борьба за избирательное право — классовая борьба!». Как и следовало ожидать, ста­тья эта, несмотря на то, что она излагала в положительной форме только общеизвест­ные социал-демократические истины, была принята оппортунистами за вызов. Перчат­ка была поднята. Товарищ Зюдекум, известный работник в области муниципального социализма, пошел решительно в поход против этой «тактики сектантов», против «изо­лирования пролетариата», против «поддержки социал-демократами черносотенцев» (реакционеров — говорят более мягко немцы). Ибо и для немецкого оппортуниста вне­сение классовой борьбы в дело общее пролетариату и либералам означает поддержку черносотенцев! «Введение всеобщего избирательного права в Пруссии вместо тепе­решнего трехклассного не есть дело какого-либо


_________________________ ОБ ОБМАНЕ НАРОДА ЛИБЕРАЛАМИ_______________________ 463

одного класса», — писал Зюдекум. И он указывал, что это дело «городского населения против аграриев, демократии против бюрократии, крестьянства против помещиков, за­падной Пруссии против восточной» (т. е. промышленно и капиталистически вообще передовой части страны против экономически отсталой). «Дело теперь в том, чтобы соединить на этом пункте всех друзей реформы, каковы бы ни были прочие разделяю­щие их вопросы».

Читатель видит, что это все — самые знакомые доводы, что костюм тут тоже строго, ортодоксально «марксистский», вплоть до указания на экономическое положение и ин­тересы определенных элементов буржуазной демократии («городская демократия», крестьянство и т. д.). И едва ли есть надобность прибавлять, что немецкая либерально-буржуазная пресса систематически, в течение уже десятилетий, тянет эту ноту, обвиняя социал-демократию в сектантстве, в поддержке черносотенцев, в неумении изолиро­вать реакцию.

Какими же доводами опровергали немецкие революционные социал-демократы эти рассуждения? Мы перечислим их основные доводы, чтобы читатели — судя о немец­ких делах «со стороны», «без гнева и пристрастия» — могли видеть, преобладают ли здесь указания на особые условия места и времени, или на общие принципы марксизма.

Да, наши свободомыслящие «требуют» в своих программах всеобщего избиратель­ного права, — говорил «Vorwarts». Да, они особенно усердно стали говорить об этом пышные речи теперь. Но борются ли они за реформу? Не видим ли мы, наоборот, что действительно народное движение, уличные демонстрации, широкая агитация в массах, возбуждение масс вызывает в них худо скрытый страх, отвращение, в лучших и редких случаях равнодушие?

Надо отличать программы буржуазных партий, банкетные и парламентские речи ли­беральных карьеристов от их действительного участия в действительной народной борьбе. На словах все и всякие буржуазные политиканы, во всех парламентских стра­нах, всегда


464__________________________ В. И. ЛЕНИН

распинались за демократию, в то же время предавая демократию.

Да, «внутри либеральной партии (свободомыслящих) и центра, несомненно, есть элементы, заинтересованные в всеобщем и равном избирательном праве», — говорил «Vorwarts». Но не эти элементы ведут буржуазные партии, не мелкие ремесленники, не полупролетарии, не полуразоренные крестьяне. Они идут за либеральными буржуа, ко­торые стараются отвлечь их от борьбы, заключая за их спиной свои компромиссы с ре­акцией, развращая их классовое сознание, не отстаивая на деле их интересов.

Чтобы привлечь такие элементы к борьбе за всеобщее избирательное право, надо пробуждать в них классовое сознание, отвлечь их от неустойчивых буржуазных партий. «Внутри либеральной (свободомыслящей) партии они, эти заинтересованные в всеоб­щем избирательном праве элементы, образуют бессильное меньшинство, которое все­гда пичкают обещаниями и всегда снова и снова обманывают. Политическая энергия этих элементов совершенно парализована. И если свободомыслящих или центр дейст­вительно можно принудить к уступкам демократии посредством угрозы отнять у них голоса таких избирателей, то именно классовая борьба, ослабляющая буржуазные пар­тии, есть единственное средство толкнуть колеблющуюся буржуазию влево».

Ибо политические факты давно доказали, что свободомыслящим реакция менее не­навистна, чем социал-демократия. «Мы должны поэтому не только с беспощадной рез­костью бичевать все грехи всех буржуазных партий, но и выяснять, кроме того, что все их измены в вопросе об избирательном праве являются необходимым результатом классового характера этих партий».

Не сегодня-завтра вопрос о том, способны ли наши кадеты «бороться» за выставлен­ные в их программе демократические требования, или они только для того выставляют их, чтобы предавать октябристам идущих за либералами мещан и крестьян, встанет па­ки и паки перед русскими с.-д., как вставал этот вопрос не раз


_________________________ ОБ ОБМАНЕ НАРОДА ЛИБЕРАЛАМИ_______________________ 465

в ходе революции. И вдуматься в доводы «Vorwdrts» не мешает поэтому кое-кому из нашей партии.

P. S. Настоящая статья была уже сдана в печать, когда мы прочли в № 52 газеты «Речь» (от 1-го марта) статью г. К. Д., берлинского корреспондента этой газеты: «Кри­зис немецкого либерализма». Автор касается полемики «Vorwdrts'а» с Зюдекумом в обычном тоне и с обычными приемами наших либеральных фальсификаторов. Изложе­ния доводов той и другой стороны, точных цитат автор и не помышляет приводить. Он просто заявляет: «Официальный «Vorwdrts» немедленно обливает еретика помоями и в крайне неаппетитной по развязному, вызывающему тону передовице обвиняет его в не­вежестве, в непозволительном забвении партийных догматов». Предоставляем читате­лю судить, покажется ли самому Зюдекуму «аппетитной» подобная защита его кадета­ми. Но это уже судьба ревизионистов любой страны: встречать усиленную поддержку и прочувствованное «признание» своих усилий со стороны буржуазии. Союз Зюдекумов с господами Струве, — для подтверждения верности нашей позиции вряд ли можно бы было придумать что-либо более «аппетитное».

«Пролетарий» № 25, Печатается по тексту

(25) 12 марта 1908 г. газеты «Пролетарий»


ОЦЕНКА МАРКСА МЕЖДУНАРОДНЫМ ЛИБЕРАЛИЗМОМ

Один тургеневский герой переделал следующим образом стихи великого немецкого поэта:

Wer den Feind will versteh'n, Muss im Feindes Lande geh'n

то есть: «кто хочет знать своего врага, тот должен идти в страну этого врага» , знако­миться непосредственно с обычаями, нравами, методами рассуждения и действия врага.

И марксистам не мешает бросить взгляд на то, как отозвались на чествование 25-летней годовщины смерти Маркса влиятельные политические органы разных стран, особенно либеральные и «демократические» буржуазные газеты, соединяющие воз­можность влиять на массы читателей с правом говорить от имени официальной, казен­ной, титулованной, профессорской науки.

Начнем наш обзор с «Русских Ведомостей». Это — самая спокойная (и самая скуч­ная), самая научная (и самая далекая от живой жизни) профессорская газета. В ее ста­тейке по поводу 25-летия смерти Карла Маркса (№ 51 от 1 марта) преобладает сухой, деревянный тон — «объективность», как это называется на языке «ординарных» и «экстраординарных»... Факты и фактики — вот чем старается ограничиться автор ста­тьи. И, как беспристрастный историк, он готов воздать Марксу должное — по крайней мере, за прошлое, которое уже умерло, о котором можно говорить


________________ ОЦЕНКА МАРКСА МЕЖДУНАРОДНЫМ ЛИБЕРАЛИЗМОМ______________ 467

по-мертвому. «Русские Ведомости» признают в Марксе и «исключительную фигуру», и «великого в науке» человека, и «выдающегося руководителя пролетариата», организа­тора масс. Но это признание сводится к прошлому: теперь, — говорит газета, — «новые пути действительно необходимы», т. е. новые пути рабочего движения и социализма, непохожие на «старый марксизм». Каковы именно эти новые пути, об этом газета не говорит прямо — это слишком живая тема для профессоров и слишком «неосторож­ный» сюжет для виртуозов в искусстве «с тактом молчать». Но намеки делаются явные: «Многие из его (Маркса) построений разрушены научным анализом и беспощадной критикой событий. Среди ученых почти отсутствуют последователи, верные всей его системе; духовное детище Маркса — германская социал-демократия — довольно силь­но уклонилась от того революционного пути, который был намечен основателями не­мецкого социализма». Вы видите: автор не договаривает очень немногого, своего же­лания исправить Маркса по-ревизионистски.

Другая влиятельная газета, «Речь», орган политической партии, играющей первую скрипку в концерте российского либерализма, выступает с гораздо более живой оцен­кой Маркса. Направление, разумеется, то же, что у «Русских Ведомостей», но там мы видели предисловие к толстой книжке, здесь — политические лозунги, направляющие непосредственно целый ряд выступлений с парламентской трибуны, при оценке всех событий дня, всех вопросов современности. Статью «Карл Маркс и Россия» (№ 53 от 2 марта) пишет известный перебежчик г. Изгоев, — образчик тех российских интелли­гентов, которые лет в 25—30 «марксиствуют», в 35—40 либеральничают, а после чер-носотенствуют.

Г. Изгоев переметнулся от социал-демократов к либералам (как заявлял он сам и как заявлял о нем великий мастер ренегатства, г. Струве), как раз тогда, когда после первых ошеломляющих успехов революции начиналась трудная пора долгой и упорной борьбы с укрепляющейся контрреволюцией. И г. Изгоев высоко


468__________________________ В. И. ЛЕНИН

типичен в этом отношении. Он превосходно разъясняет и показывает, на чью пользу идут профессорские жеманства при оценке Маркса, чью работу работает эта титуло­ванная «наука». «Этот политиканствующий тактик, — гремит Изгоев про Маркса, — сильно мешал великому ученому и заставил его наделать не мало ошибок». Основная ошибка, конечно, та, что кроме правильного, разумного, «большинством» (большинст­вом филистеров?) разделяемого «эволюционного марксизма» произошел на свет божий зловредный, ненаучный, фантастический и «фальсифицированный народнической бра­гой» революционный марксизм. Особенно возмущает нашего либерала роль этого марксизма в русской революции. Подумайте только: договорились до диктатуры про­летариата для производства этой самой «буржуазной революции», или еще: до «совер­шенно фантастической в устах марксистов диктатуры пролетариата и крестьянства». «Немудрено, что революционный марксизм в той его форме, в какой в России он был усвоен большевиками разных мастей, потерпел крах». «... Приходится думать об ут­верждении обычной «буржуазной» (иронические кавычки г-на Изгоева) конституции».

Вот вам совсем готовый идейно и зрелый политически октябрист, вполне уверенный в том, что крах потерпели марксизм и революционная тактика, а не кадетская тактика компромиссов, измен и предательств!

Пойдем дальше. От русской прессы перейдем к немецкой, которая действует в сво­бодной атмосфере, лицом к лицу с открытой социалистической партией, в десятках ежедневных органов выражающей свои взгляды. Одна из самых богатых, самых рас­пространенных, самых «демократических» буржуазных газет Германии, «Frankfurter Zeitung», посвящает большую передовицу 25-летней годовщине смерти Маркса (№ 76 от 16 марта нов. ст. Abendblatt). Немецкие «демократы» сразу берут быка за рога. «Са­мо собою понятно, — говорят нам, — что социал-демократическая пресса в этот день

- Вечерний выпуск. Ред.


________________ ОЦЕНКА МАРКСА МЕЖДУНАРОДНЫМ ЛИБЕРАЛИЗМОМ______________ 469

в многочисленных статьях чествовала своего учителя. Но даже в одной влиятельной национал-либеральной газете Маркс был признан, хотя и с обычными оговорками, ве­ликим человеком. Да, конечно, он был велик, но он был великим развратителем».

Газета, в которой представлен цвет той разновидности идейного черносотенства, ко­торая называется европейским либерализмом, поясняет, что нисколько не заподозрева-ет личной честности Маркса. Но его теории принесли неисчислимый вред. Внося поня­тие необходимости и закономерности в область общественных явлений, отрицая значе­ние морали и относительный, условный характер наших знаний, Маркс основал анти­научную утопию и настоящую «церковь» своих сектантских последователей. А главная вредная идея его — классовая борьба. В этом все зло! Маркс взял всерьез старинное изречение о two nations, о двух нациях внутри каждой из цивилизованных наций, нации «эксплуататоров» и нации «эксплуатируемых» (эти ненаучные выражения газета за­ключает в убийственно-иронические кавычки). Маркс забыл самоочевидную, ясную, всем здоровым людям понятную истину, что в общественной жизни «целью является не борьба, а соглашение». Маркс «разорвал народ на части, ибо он молотком вбил в го­лову своим людям, что нет ничего общего между ними и остальными людьми, что они враги не на живот, а на смерть».


Просмотров 249

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!