Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ПОЧЕМУ МЕЛКИЕ СОБСТВЕННИКИ В РОССИИ ДОЛЖНЫ БЫЛИ ВЫСКАЗАТЬСЯ ЗА НАЦИОНАЛИЗАЦИЮ?



Взгляните с указанной точки зрения на аграрную эволюцию России со второй поло­вины XIX века.

Что такое наша «великая» крестьянская реформа, отрезка земли у крестьян, пересе­ления крестьян на «песочки», введение при помощи военной силы, расстрелов и экзе­куций новых земельных распорядков?

* См. «Аграрный вопрос» Каутского (стр. 132 и след. нем. оригинала) о росте мелких ферм на юге Америки вследствие падения рабства.

" «Вперед», 1905, № 15 (Женева, 7/20 апреля), статья: «Маркс об американском «черном переделе»» (см. Сочинения, 5 изд., том 10, стр. 53—60. Ред.) (второй том меринговского Собрания сочинений Мар­кса и Энгельса). «Мы вполне признаем, — писал Маркс в 1846 году, — движение американских нацио­нал-реформистов в его исторической правомерности. Мы знаем, что это движение стремится к достиже­нию такого результата, который, правда, в данную минуту дал бы толчок развитию индустриализма со­временного буржуазного общества, но который, будучи плодом пролетарского движения, неизбежно должен в качестве нападения на земельную собственность вообще и в особенности при существующих в настоящее время в Америке условиях повести дальше, благодаря его собственным последствиям, к ком­мунизму. Криге, примкнувший вместе с немецкими коммунистами в Нью-Йорке к движению против ренты (Anti-Rent-Bewegung), облекает этот простой факт в напыщенные фразы, не вдаваясь в рассмотре­ние самого содержания движения»102.


254__________________________ В. И. ЛЕНИН

Это — первое массовое насилие над крестьянством в интересах рождающегося капита­лизма в земледелии. Это — помещичья «чистка земель» для капитализма.

Что такое столыпинское аграрное законодательство по 87 статье, это поощрение грабежа общин кулаками, эта ломка старых поземельных отношений в пользу горстки зажиточных хозяев ценою быстрого разорения массы? Это — второй крупный шаг мас­сового насилия над крестьянством в интересах капитализма. Это — вторая помещичья «чистка земель» для капитализма.

А что такое трудовическая национализация земли в русской революции?



Это — крестьянская «чистка земель» для капитализма.

В том-то и состоит основной источник всех благоглупостей у наших муниципали-стов, что они не понимают хозяйственной основы буржуазного аграрного переворота в России в двух возможных видах этого переворота, помещичьи-буржуазного и кресть­янски-буржуазного. Без «чистки» средневековых поземельных отношений и распоряд­ков, частью феодальных, частью азиатских, не может произойти буржуазный перево­рот в земледелии, ибо капитал должен, — в смысле экономической необходимости должен, — создать себе новые поземельные распорядки, приспособленные к новым ус­ловиям свободного торгового земледелия. Эта «чистка» средневекового хлама в облас­ти аграрных отношений вообще и старого землевладения в первую голову должна кос­нуться главным образом земель помещичьих и надельных крестьянских, ибо то и дру­гое землевладение теперь, в данном своем виде, приноровлено к отработкам, к насле­дию барщины, к кабале, а не к свободному капиталистически развивающемуся хозяй­ству. Столыпинская «чистка» лежит, несомненно, по линии прогрессивного капитали­стического развития России, но только приспособлена эта чистка всецело к интересам помещиков: пусть богатые крестьяне втридорога заплатят «крестьянскому» (читай: по­мещичьему) банку, — мы за то дадим им свободу грабить общину,


АГРАРНАЯ ПРОГРАММА С.-Д. В ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ___________ 255



насильственно экспроприировать массу, округлять свои участки, выселять крестьян­скую бедноту, подрывать самые основы жизни целых сел, создавать во что бы то ни стало, несмотря ни на что, пренебрегая хозяйством и жизнью какого угодно числа «ис­конных» надельных земледельцев, создавать новые отрубные участки, основу нового капиталистического земледелия. В этой линии есть безусловный хозяйственный смысл, она верно выражает действительный ход развития, каким он должен быть при господ­стве помещиков, превращающихся в юнкеров.

Какова же другая, крестьянская, линия? Либо она экономически невозможна — и то­гда все разговоры о конфискации крестьянами помещичьей земли, о крестьянской аг­рарной революции и прочее — одно шарлатанство или пустое мечтание. Либо она эко­номически возможна, при условии победы одного элемента буржуазного общества над другим элементом буржуазного общества, — и тогда мы должны ясно представить себе и ясно показать народу конкретные условия этого развития, условия крестьянского пе­ресоздания старых землевладельческих отношений по-новому, по-капиталистическому.

Тут естественно является мысль: эта крестьянская линия и есть раздел помещичьих земель в собственность крестьянства. Отлично. Но чтобы этот раздел в собственность соответствовал действительно новым, капиталистическим условиям земледелия, — нужно, чтобы раздел произошел по-новому, а не по-старому. Основой раздела должна быть не старая надельная земля, распределенная между крестьянами сотню лет тому назад по воле помещичьих бурмистров или чиновников азиатской деспотии, — основой должны быть требования свободного, торгового земледелия. Раздел, чтобы удовлетво­рять требованиям капитализма, должен быть разделом между фермерами, а не разде­лом между крестьянами-«лежебоками», из которых подавляющее большинство хозяй­ничает по рутине, по традиции, применительно к условиям патриархальным, а не капи­талистическим. Раздел по старым нормам, т. е.




256__________________________ В. И. ЛЕНИН

применительно к старому, надельному, землевладению, будет не чисткой старого зем­левладения, а увековечением его, не освобождением пути для капитализма, а обремене­нием его массой неприспособленных и неприспособляемых «лежебок», которые не мо­гут стать фермерами. Раздел, чтобы стать прогрессивным, должен основываться на но­вой разборке между крестьянами-земледельцами, на разборке, отделяющей фермеров от негодного хлама. А эта новая разборка и есть национализация земли, т. е. полное уничтожение частной собственности на землю, полная свобода хозяйства на земле, свобода образования фермеров из старого крестьянства.

Представьте себе современное крестьянское хозяйство и характер надельного, т. е. старого крестьянского землевладения. «Будучи объединены общиной в крохотные ад­министративно-фискальные и землевладельческие союзы, крестьяне раздроблены мас­сой разнообразных делений их на разряды, на категории по величине надела, по разме­рам платежей и пр. Берем хоть земско-статистический сборник по Саратовской губер­нии; крестьянство делится здесь на следующие разряды: дарственники, собственники, полные собственники, государственные, государственные с общинным владением, го­сударственные с четвертным владением, государственные из помещичьих, удельные, арендаторы казенных участков, безземельные, собственники бывшие помещичьи, на выкупной усадьбе, собственники бывшие удельные, поселяне-собственники, пересе­ленцы, дарственные бывшие помещичьи, собственники бывшие государственные, вольноотпущенники, безоброчные, свободные хлебопашцы, временнообязанные, быв­шие фабричные и т. д., а затем еще крестьяне приписные, пришлые и пр.103. Все эти разряды отличаются историей аграрных отношений, величиной наделов и платежей и пр., и пр. И внутри разрядов подобных же различий масса: иногда даже крестьяне од­ной и той же деревни разделены на две совершенно отличные категории: «бывших гос­подина N. N.» и «бывших госпожи М. М.». Вся эта пестрота была естественна и необ-хо-


____________ АГРАРНАЯ ПРОГРАММА С.-Д. В ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ___________ 257

дима в средние века» . Если бы новый раздел помещичьих земель произошел примени­тельно к этому феодальному землевладению — все равно, в смысле ли дополнения до единой нормы, т. е. раздел поровну, или в смысле какой-нибудь пропорциональности между новым и старым, или как-нибудь иначе, — этот раздел не только не гарантиро­вал бы соответствия разделенных участков требованиям капиталистической агрикуль­туры, а, напротив, закрепил бы заведомое несоответствие. Такой раздел затруднил бы общественную эволюцию, привязал бы новое к старому, вместо того, чтобы освободить новое от старого. Действительным освобождением является только национализация земли, позволяющая вырабатываться фермерам, складываться фермерскому хозяйст­ву вне связи со старым, без всякого отношения к средневековому надельному земле­владению.

Капиталистическая эволюция на средневековых надельных землях крестьянства шла в пореформенной России таким образом, что прогрессивные хозяйственные элементы высвобождались из-под определяющего влияния надела. С одной стороны, высвобож­дались пролетарии, сдавая наделы, бросая их, запуская земли. С другой стороны, вы­свобождались хозяева, высвобождались посредством покупки и аренды земли, строя новое хозяйство из разных кусочков старого, средневекового землевладения. Земля, на которой хозяйничает современный русский сколько-нибудь состоятельный крестьянин, т. е. такой, который действительно способен превратиться при благоприятном исходе революции в свободного фермера, — эта земля состоит частью из его собственного на­дела, частью из арендованного надела соседа-общинника, частью, может быть, из дол­госрочной аренды у казны, из погодной аренды у помещика, из земли, купленной у банка, и т. д. Капитализм требует того, чтобы все эти различия разрядов отпали, чтобы всякое хозяйство на земле построено было

«Развитие капитализма», гл. V, IX: «Несколько замечаний о докапиталистической экономике нашей деревни», стр, 293, (См. Сочинения, 5 изд., том 3, стр. 381. Ред.)


258__________________________ В. И. ЛЕНИН

исключительно соответственно новым условиям и требованиям рынка, требованиям агрикультуры. Национализация земли выполняет это требование революционно-крестьянским методом, стряхивая с народа сразу и целиком всю гнилую ветошь всех форм средневекового землевладения. Не должно быть ни помещичьего, ни надель­ного землевладения, должно быть только новое, свободное землевладение, — таков лозунг радикального крестьянина. И этот лозунг выражает самым верным, самым по­следовательным и решительным образом интересы капитализма (от которого ради­кальный крестьянин ограждает себя по наивности крестным знамением), интересы наи­большего развития производительных сил земли при товарном производстве.

Можно судить по этому об остроумии Петра Маслова, у которого все отличие аграр­ной программы от трудовической крестьянской сводилось к закреплению старого, средневекового, надельного землевладения! Крестьянская надельная земля, это — гет­то, в котором задыхается и из которого рвется крестьянство к свободной земле. А Петр Маслов, вопреки крестьянским требованиям свободной, т. е. национализированной, земли, увековечивает это гетто, закрепляет старое, подчиняет лучшие земли, конфи­скуемые у помещиков и передаваемые в общественное пользование, условиям старого землевладения и старого хозяйства. Крестьянин-трудовик — на деле самый решитель­ный буржуазный революционер, на словах — мещанский утопист, воображающий, что «черный передел» есть исходный пункт гармонии и братства , а не капиталистическо­го фермерства. Петр Маслов на деле — реакционер, закрепляющий из страха перед Вандеей будущей контррево-

«Социалист-революционер» г. Мушенко, всего цельнее излагавший во II Думе взгляды своей пар­тии, провозгласил прямо: «Мы поднимаем знамя освобождения земли» (47 заседание, 26 мая 1907, стр. 1174). Надо быть слепым, чтобы не видеть не только капиталистического реального характера этого якобы «социалистического» знамени (это видит и Петр Маслов), но и экономической прогрессивности такой аграрной революции по сравнению со столыпинско-кадетской (этого не видит Петр Маслов).

Сравни наивное выражение этой буржуазно-революционной точки зрения в речи «народного со­циалиста» Волка-Карачевского о «равенстве, братстве, свободе» (II Дума, 16 заседание, 26 марта 1907 г., стр. 1077—1080).


АГРАРНАЯ ПРОГРАММА С.-Д. В ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ___________ 259

люции теперешние антиреволюционные элементы старого землевладения, увековечи­вающий крестьянское гетто, на словах же у него непродуманные, бессмысленно за­ученные словечки о буржуазном прогрессе. Действительных условий действительно свободно-буржуазного, а не столыпински-буржуазного прогресса русского земледелия Маслов и К0 абсолютно не поняли.

Отличие вульгарного марксизма Петра Маслова и тех приемов исследования, кото­рые действительно применял Маркс, всего яснее можно видеть на отношении к мелко­буржуазным утопиям народников (и эсеров в том числе). В 1846 году Маркс беспощад­но разоблачил мещанство американского эсера Германа Криге, который предлагал на­стоящий черный передел для Америки, называя этот передел «коммунизмом». Диалек­тическая и революционная критика Маркса отметала шелуху мещанской доктрины и выделяла здоровое ядро «нападений на земельную собственность» и «движения против ренты». Наши же вульгарные марксисты, критикуя «уравнительный передел», «социа­лизацию земли», «равное право на землю», ограничиваются опровержением доктрины и сами обнаруживают этим свое тупое доктринерство, не видящее живой жизни кресть­янской революции под мертвой доктриной народнической теории. Маслов и меньше­вики довели это тупое доктринерство, выраженное в нашей «муниципализаторской» программе закрепления самой отсталой средневековой собственности на землю, до то­го, что от имени с.-д. партии во второй Думе могли говориться такие поистине позор­ные вещи: «... Если в вопросе о способе отчуждения земли мы (социал-демократы) к этим (народническим) фракциям стоим гораздо ближе, чем к фракции народной свобо­ды, то в вопросе о формах землепользования мы от них стоим дальше» (47 засед., 26 мая 1907 г., стр. 1230 стенографического отчета).

Действительно, в крестьянской аграрной революции меньшевики стоят дальше от революционной крестьянской национализации и ближе к либерально-помещичьему со­хранению надельной (да и не одной


260__________________________ В. И. ЛЕНИН

надельной) собственности. Сохранение надельной собственности есть сохранение за­битости, отсталости, кабалы. Естественно, что либеральный помещик, мечтая о выкупе, распинается за надельную собственность ... рядом с сохранением доброй доли поме­щичьей собственности! А социал-демократ, сбитый с толку «муниципализаторами», не понимает того, что звук слов исчезает, а дело остается. Звук слов об уравнительности, социализации и т. п. исчезнет, ибо не может быть уравнительности в товарном произ­водстве. Но дело останется, т. е. останется наибольший, возможный при капитализме, разрыв с феодальной стариной, с средневековым надельным землевладением, со всей и всяческой рутиной и традицией. Когда говорят: «из уравнительного передела ничего не выйдет», то марксист должен понимать, что это «ничего» относится исключительно к социалистическим задачам, исключительно к тому, что капитализма это не устранит. Но из попыток такого передела, даже из идеи такого передела очень многое выйдет на пользу буржуазно-демократического переворота.

Ибо этот переворот может произойти либо с преобладанием помещиков над кресть­янами — а это требует сохранения старой собственности и столыпинского реформиро­вания ее, исключительно силою рубля. Либо он произойдет путем победы крестьянства над помещиками — а это невозможно, в силу объективных условий капиталистической экономии, без уничтожения всей средневековой собственности на землю, и помещичь­ей и крестьянской. Либо столыпинская аграрная реформа, либо крестьянски-революционная национализация. Только эти решения экономически реальны.

Между прочим. Меньшевики (и в том числе т. Церетели, речь которого я цитировал) глубоко заблу­ждаются, думая, что кадеты сколько-нибудь последовательно отстаивают свободную собственность кре­стьян. Это неправда. От имени партии кадетов г. Кутлер во второй Думе высказался за собственность (в отличие от перводумского проекта кадетов относительно государственного земельного запаса), но в то же время сказал: «партия полагает ограничить их (крестьян) только (!) в праве отчуждения и в праве залога, т. е. предотвратить в будущем широкое развитие купли-продажи земель» (12 засед., 19 марта 1907, стр. 740 стенографического отчета). Это — архиреакционная программа бюрократа, переодетого либералом.


____________ АГРАРНАЯ ПРОГРАММА С.-Д. В ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ___________ 261

Все же среднее, начиная от меньшевистской муниципализации и кончая кадетским вы­купом, есть мещанская ограниченность, тупое искажение доктрины, плохая выдумка.

7. КРЕСТЬЯНЕ И НАРОДНИКИ О НАЦИОНАЛИЗАЦИИ НАДЕЛЬНЫХ ЗЕМЕЛЬ

Что отмена собственности на надельные земли является условием создания свобод­ного, соответствующего новым капиталистическим условиям, крестьянского хозяйства, зто сознают вполне отчетливо сами крестьяне. Г-н Громан, подробно и точно описы-

*

вающий прения на крестьянских съездах , приводит следующее замечательное мнение крестьянина:

«При обсуждении вопроса о выкупе один делегат, не встретив возражений по существу, сказал: «го­ворили, что без выкупа пострадают многие из крестьян, которые купили землю на трудовые деньги. Та­ких мало, не много и земли у них, они все равно получат землю при разверстке». Вот где источник го­товности отказаться от права собственности и на надельную и на купчие земли».

И несколько дальше (стр. 20) г. Громан повторяет это, как общее мнение крестьян.

«Все равно, получат при разверстке»! Разве не ясно, какая хозяйственная необхо­димость продиктовала этот довод? Новая разверстка всей земли, и помещичьей и на­дельной, не может уменьшить землевладения девяти десятых (а вернее, девяносто девя­ти сотых) крестьянства; бояться ее нечего. А нужна она потому, что даст возможность настоящим, заправским хозяевам составить свое землепользование соответственно но­вым условиям, соответственно требованиям капитализма («велениям рынка» для от­дельных производителей), не подчиняясь тем средневековым отношениям, которые оп­ределили величину, расположение, распределение именно надельной собственности.

«Материалы к крестьянскому вопросу» (Отчет о заседаниях делегатского съезда Всероссийского крестьянского союза 6—10 ноября 1905 г. С вступительной статьей В. Громана. Изд-во «Новый мир», СПБ., 1905, стр. 12).


262__________________________ В. И. ЛЕНИН

Г. Пешехонов, практичный и трезвый «народный социалист» (читай: социал-кадет), сумевший, как мы видели, приспособиться к требованиям всероссийской массы мелких хозяев, выражает эту точку зрения еще более определенно.

«Надельные земли, — пишет он, — эта важнейшая в производственном отношении часть территории, закреплены за сословием, хуже того: за мелкими его группами, за отдельными дворами и селениями. Благодаря этому, в пределах даже надельной площади крестьянство, взятое в его массе, свободно рассе­литься не может... Неправильное, не отвечающее требованиям рынка (это заметьте!) размещение насе­ления... Нужно снять запрет с земель казенных, нужно освободить от пут собственности надельные, нужно разгородить частновладельческие. Нужно вернуть русскому народу его землю, и тогда он размес­тится на ней, как того требуют его хозяйственные потребности» (А. В. Пешехонов: «Аграрная проблема в связи с крестьянским движением», СПБ., 1906, стр. 83, 86, 88—89. Курсив наш).

Неужели не ясно, что устами этого «народного социалиста» говорит фермер, же­лающий встать на свои собственные ноги? Неужели не ясно, что «освобождение на­дельных земель от пут собственности» действительно необходимо ему для нового раз­мещения, для нового образования земельных участков, «отвечающего требованиям рынка», т. е. требованиям капиталистического земледелия? Ведь г. Пешехонов — на­помним еще раз — настолько трезв, что отвергает всякую социализацию, отвергает всякое приспособление к общинному праву — недаром его проклинают, как индиви­дуалиста, социалисты-революционеры! — отвергает всякое запрещение наемного труда в крестьянском хозяйстве.

Реакционность поддержки надельной крестьянской собственности при такого рода национализаторских стремлениях крестьянства становится вполне очевидной. А. Финн, приведший в своей брошюре некоторые из приведенных нами рассуждений г. Пешехо-нова, критикует его, как народника, доказывает ему неизбежность развития капитализ­ма из крестьянского хозяйства и внутри крестьянского хозяйства (стр. 14 и след. в ци­тированной брошюре). Это — критика неудов-


____________ АГРАРНАЯ ПРОГРАММА С.-Д. В ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ___________ 263

летворительная, ибо за общим вопросом о развитии капитализма А. Финн просмотрел конкретный вопрос об условиях более свободного развития капиталистического земле­делия на надельных землях! А. Финн ограничивается только постановкой вопроса о ка­питализме вообще и одерживает легкую победу над давно побежденным народничест­вом. Но речь идет о более конкретном вопросе: о помещичьем и крестьянском типе «разгораживания» (выражение г. Пешехоиова), «чистки» земли для капитализма.

Во второй Думе официальный оратор партии с.-р. г. Мушенко, говоривший заклю­чительную речь по аграрному вопросу, с такой же определенностью, как г. Пешехонов, выразил капиталистическую сущность той национализации земли, которую мещан­ским социалистам угодно называть «социализацией», установлением «равного права на землю» и т. п.

«Правильное расселение, — сказал г. Мушенко, — возможно лишь тогда, когда зем­ля будет разгорожена, когда будут сняты все перегородки, наложенные на нее принци­пом частной собственности на землю» (47 засед., 26 мая 1907, стр. 1172 стенографиче­ского отчета). Именно так! «Правильное» расселение есть то, которого требует рынок, капитализм. «Правильному» расселению «правильных» хозяев мешает и помещичье и надельное землевладение.

Еще одно наблюдение над заявлениями делегатов Крестьянского союза заслуживает нашего внимания. Г. Громан пишет в названной брошюре:

«К чему в конце концов может повести это пешехоновское трудовое хозяйство?» — спрашивает А. Финн и отвечает совершенно справедливо: «к капитализму» (стр. 19 назв. брошюры). От этой несомнен­ной истины, которую действительно необходимо было разъяснить для народника, следовало пойти дальше, к выяснению особых форм проявления требований капитализма в обстановке крестьянской аг­рарной революции. Вместо этого А. Финн пошел назад: «Спрашивается, — пишет он, — зачем же нам возвращаться назад, кружиться по каким-то самобытным путям, чтобы в конце концов опять выйти на ту дорогу, по которой мы уже идем? Бесполезный это труд, г. Пешехонов!» (там же). Нет, не бесполезный труд и не «в конце концов» выводящий к капитализму, а всего прямее, свободнее, быстрее идущий по пути капитализма. А. Финн не продумал сравнительных особенностей столыпинской капиталистиче­ской эволюции земледелия в России и крестьянски-революционной капиталистической эволюции земле­делия в России.


264_______________________________ В. И. ЛЕНИН

«Пресловутый вопрос об «общине» — этот краеугольный камень старо- и ново-народничества — со­всем не поднимался и молча решен отрицательно: земля должна быть в пользовании лиц и товариществ, гласят резолюции и первого и второго съезда» (стр. 12).

Итак, крестьяне ясно и решительно высказались против старой общины за вольные товарищества и за землепользование отдельных лиц. В том, что это действительно го­лос всего крестьянства, не может быть сомнения, ибо и проект Трудовой группы (104-х) тоже не заикается об общине. А община есть союз по владению надельной землей!

Столыпин уничтожает эту общину насильственно в пользу кучки богатеев. Кресть­янство хочет уничтожить ее, заменив свободными товариществами и землепользова­нием «отдельных лиц» на национализированной надельной земле. А Маслов и К во имя буржуазного прогресса идут наперекор основному требованию этого именно прогресса и отстаивают средневековое землевладение. Избави нас боже от этакого «марксизма»!


Просмотров 353

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!