Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






АГРАРНАЯ ПРОГРАММА КРЕСТЬЯНСТВА



Попытаемся разобраться в том вопросе (почему все политические группы, отра­жающие интересы и надежды мелких собственников, должны были высказаться за на­ционализацию), перед которым так беспомощно барахтался П. Маслов.

Прежде всего разберем, насколько действительно выражает земельный проект 104-х, т. е. перводумских и втородумских трудовиков, требования всероссийского крестьянст­ва. Об этом свидетельствует характер представительства в обеих Думах и характер по­литической борьбы, развернувшейся на «парламентской» арене по земельному вопросу между выразителями интересов разных классов. Идея поземельной собственности во­обще, крестьянской собственности особенно, не только не была оттеснена на задний план в Думе, а, напротив, постоянно выдвигаема была известными партиями на первый план. И правительство, в лице гг. Стишинского, Гурко, всех министров и всей казенной печати, отстаивало эту идею, специально обращаясь к крестьянским депутатам. И пра­вые политические партии, начиная с «знаменитого» Святополка-Мирского в II Думе, постоянно твердили крестьянам о благах крестьянской собственности на землю. Фак­тическое распределение сил по этому вопросу обрисовалось на таких широких данных, что сомневаться в его правильности (с точки зрения классовых интересов) нет никакой возможности. Партия к.-д. в I Думе, когда либералы считали революционный народ си­лой и заигрывали с ним, двинута была всеобщим потоком тоже в сторону национализа­ции земли. Как известно, в перводумском земельном проекте кадетов фигурирует «го­сударственный земельный запас», в который поступают все отчуждаемые земли и из которого они передаются в долгосрочное пользование. Конечно, не из принципа како­го-либо выставили кадеты в I Думе это требование — смешно говорить о принципи­альности кадетской партии — нет, это требование появилось у либералов, как слабый отголосок требований крестьян-


____________ АГРАРНАЯ ПРОГРАММА С.-Д. В ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ___________ 245

ской массы. Крестьянские депутаты уже в первой Думе стали сразу отделяться в осо­бую политическую группу, и земельный проект «104-х» явился главной и основной платформой всего российского крестьянства, выступающего как сознательная общест­венная сила. Речи крестьянских депутатов в I и II Думе, статьи «трудовических» газет («Известия Крестьянских Депутатов»93, «Трудовая Россия»94) показали, что проект 104-х верно выражает крестьянские интересы и надежды. На этом проекте следует поэтому остановиться несколько подробнее.



Интересно, между прочим, посмотреть на состав депутатов, подписавших его. В I Думе мы видим здесь 70 трудовиков, 17 беспартийных, 8 крестьян, не давших никаких сведений о своем политическом направлении, пятерых кадетов , трех социал-демократов и одного литовца-автономиста. Во II Думе под проектом «104-х» есть 99 подписей, а за вычетом повторений — 91; из них 79 трудовиков, 4 народных социали­ста, 2 с.-р., 2 из казачьей группы, 2 беспартийных, 1 левее кадетов (Петерсон) и 1 кадет (Однокозов, крестьянин). Крестьяне преобладают в числе подписавшихся (не менее 54 из 91 во II Думе, не менее 52 из 104 — в I). Интересно при этом, что особенные ожида­ния П. Маслова насчет крестьян-подворников (цитировано выше ), которые не могут согласиться на национализацию, тоже всецело опровергнуты крестьянским представи­тельством в обеих Думах. Например, в Подольской губернии почти все крестьяне — земледелъцы-подворники (в 1905 г. дворов крестьян-подворников 457 134, общинников всего 1630). Под земельным проектом «104-х» подписалось 13 подолян (большей ча­стью крестьяне-земледельцы) в I Думе и 10 во второй! Из других губерний с подвор­ным землевладением отметим Виленскую, Ковенскую, Киевскую, Полтавскую, Бесса­рабскую, Волынскую, депутаты от которых подписались под проектом 104-х.



Гавр. Зубченко, Т. Волков, М. Герасимов — все трое крестьяне; врач С. Ложкин и свящ. Афанасьев. Антонов, рабочий Пермской губ., Ершов, рабочий Казанской губ. и В. Чурюков, рабочий Москов­ской губ.

См. настоящий том, стр. 238. Ред.


246__________________________ В. И. ЛЕНИН

Различие между общинниками и подворниками с точки зрения национализации земли может казаться важным и существенным только сторонникам народнических предрас­судков, — а эти предрассудки, кстати сказать, вообще получили сильнейший удар от первого выступления крестьянских депутатов всей России с земельной программой. На деле требование национализации земли вызывается вовсе не особой формой землевла­дения, не «общинными навыками и инстинктами» крестьян, а общими условиями всего мелкого крестьянского землевладения (и общинного и подворного), задавленного кре­постническими латифундиями.

В числе депутатов I и II Думы, выступивших с национализаторским проектом 104-х, мы видим представителей всех местностей России, не только земледельческого центра и промышленных, нечерноземных губерний, не только северных (Архангельской, Во­логодской — во II Думе), восточных и южных окраин (Астраханская, Бессарабская, Донская, Екатеринославская, Кубанская, Таврическая, Ставропольская губернии и об­ласти), но также и губерний малороссийских, юго-западных, северо-западных, Польши (Сувалкская губ.) и Сибири (Тобольская губ.). Очевидно, придавленность мелкого кре­стьянина крепостническим помещичьим землевладением, выраженная всего сильнее и непосредственнее в чисто русском земледельческом центре, дает себя знать по всей России, вызывая у мелких земледельцев повсюду поддержку борьбы за национализа­цию земли.



Характер этой борьбы носит явные черты мелкобуржуазного индивидуализма. В этом отношении необходимо особенно подчеркнуть тот факт, который слишком часто игнорируют в нашей социалистической печати, именно: что «социализм» социалистов-революционеров потерпел самый сильный удар при первом же выступлении крестьян на открытую всероссийскую политическую арену с самостоятельной земельной про­граммой. За эсеровский проект социализации земли (проект «33-х» в I Думе) высказа­лось меньшинство передовых крестьянских депутатов. Громадное боль-


____________ АГРАРНАЯ ПРОГРАММА С.-Д. В ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ___________ 247

шинство оказалось на стороне 104-х, проекта энесов, о программе которых эсеры сами говорят, как об индивидуалистической.

В эсеровском «Сборнике статей» (книгоиздательство «Наша мысль», СПБ. 1907, № 1) находим, например, статью г. П. Вихляева «Народно-социалистическая партия и аграрный вопрос». Автор критикует энеса, н. с, народного социалиста, Пешехонова и сам приводит его слова, что «в проекте 104-х отразилась наша (энесов) точка зрения на то, каким путем можно взять землю» (стр. 81 назв. «Сборника»). Социалисты-революционеры прямо говорят, что проект 104-х «приходит к отрицанию коренного начала общинного землепользования», — «одинаково» (sic!) с аграрным законодатель­ством Столыпина, с законом 9 ноября 1906 года (стр. 86, там же; мы покажем в даль­нейшем изложении, как предрассудки эсеров помешали им оценить реальное экономи­ческое различие того и другого пути: столыпинского и трудовического). Социалисты-революционеры усматривают в программных взглядах Пешехонова «проявления свое­корыстного индивидуализма» (с. 89), «загрязнение широкого идейного потока индиви­дуалистическою мутью» (91 стр.), «поощрение индивидуалистических и эгоистических течений в народных массах» (93 стр., там же).

Все это справедливо. Напрасно только думают эсеры «сильными» словами затуше­вать тот факт, что суть дела вовсе не в оппортунизме господ Пешехоновых и К0, а в ин­дивидуализме мелкого земледельца. Не в том дело, что Пешехоновы загрязняют идей­ный поток эсерства, а в том, что большинство передовых крестьянских депутатов об­наружило истинное экономическое содержание народничества, истинные стремления мелких земледельцев. Крах эсерства при выступлении перед широким, действительно всероссийским, представительством крестьянских масс — вот что показали нам зе­мельные проекты 104-х в I и во II Думе .

Из стенографических отчетов второй Думы видно, что с.-р. Мушенко внес земельный проект за под­писью 105-ти депутатов96. К сожалению, мне не удалось достать этого проекта. Из думских материалов в моем распоряжении был только внесенный и во вторую Думу трудовический проект 104-х. Эсеровский


248__________________________ В. И. ЛЕНИН

Высказываясь за национализацию земли, трудовики в своем проекте обнаруживают очень ясно «эгоистические и индивидуалистические» стремления мелких земледельцев. Надельные и мелкие частновладельческие земли они оставляют в руках теперешних владельцев (§ 3 земельного проекта 104-х) с тем лишь, чтобы были приняты законода­тельные меры, обеспечивающие «постепенный переход их в общенародную собствен­ность». Это значит, в переводе на язык действительных экономических отношений, вот что: мы исходим из интересов действительных хозяев, действительных, а не номиналь­ных только, земледельцев, но мы хотим, чтобы их хозяйственная деятельность вполне свободно развернулась на национализированной земле. Параграф 9-ый проекта, гово­рящий, что «в очереди отдается преимущество местному населению перед пришлым и земледельческому перед неземледельческим», показывает еще раз, что интересы мел­ких хозяйчиков стоят на первом плане у трудовиков. «Равное право на землю», это — фраза; государственные ссуды и пособия «лицам, не имеющим достаточных средств для обзаведения всем необходимым для хозяйства» (§15 земельного проекта 104-х), это — невинные пожелания, а на деле неиз-

проект 105-ти, при наличности этих двух (I и II Дума) трудовических проектов 104-х, в лучшем случае показывает, следовательно, лишь колебание некоторых крестьян между н.-с. и с.-р., но не опровергает сказанного мной в тексте.

Между прочим. А. Финн-Енотаевский, оспаривая серьезность и сознательность национализаторских стремлений Крестьянского союза и крестьянства вообще, цитировал показание г. В. Громана, что делега­ты крестьянских съездов «не предвидят никакой платы за землю» и не представляют себе, что диффе­ренциальная рента должна поступить коллективному целому («Аграрный вопрос и социал-демократия» А. Финна, стр. 69). Параграфы 7 и 14-ый проекта 104-х показывают, что этот взгляд ошибочен. В этих §§ предусмотрены трудовиками и плата за землю (налог на землю, повышающийся с размером надела) и переход к государству дифференциальной ренты («ограничение права на прирост ценности» земли, «по­скольку он зависит не от их, владельцев, труда и капитала, — это NB! Трудовики не против капитала! — а от общественных условий»). Правда, относительно городских и прочих земель сказано в § 7: «до пере­хода этих имуществ в общенародную собственность» права владельцев и т. д. должны быть ограничены. Но это, вероятно, обмолвка: иначе выходит, что трудовики отбирают ренту у собственников, но возвра­щают ренту владельцам, арендаторам общенародной земли!


____________ АГРАРНАЯ ПРОГРАММА С.-Д. В ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ___________ 249

бежно и неминуемо выигрывают те, кто сейчас может стать крепким хозяином, мо­жет превратиться из земледельца закабаленного в земледельца свободного и зажиточ­ного. Разумеется, интересы пролетариата требуют поддержки таких мер, которые бы всего более содействовали переходу земледелия в России из рук крепостников-помещиков и закабаленных, задавленных темнотой, нуждой и рутиной земледельцев в руки фермеров. И проект «104-х» есть не что иное, как платформа борьбы за превраще­ние состоятельной части закабаленного крестьянства в свободное фермерство.

5. СРЕДНЕВЕКОВОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ И БУРЖУАЗНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Спрашивается теперь, есть ли в экономических условиях русского аграрного буржу­азно-демократического переворота материальные основания, заставляющие мелких собственников требовать национализации земли, или это требование тоже только фра­за, только невинное пожелание серого мужика, пустое мечтание патриархального зем­ледельца?

Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны сначала конкретнее представить себе ус­ловия всякого буржуазно-демократического переворота в земледелии, а затем сопоста­вить с этими условиями те два пути капиталистической аграрной эволюции, которые возможны для России, как мы указали выше.

Об условиях буржуазного переворота в земледелии, с точки зрения отношений зем­левладения, говорит очень рельефно Маркс в последнем томе «Теорий прибавочной стоимости» («Theorien liber den Mehrwert», II. Band, 2. Teil, Stuttgart, 1905).

Разобрав взгляды Родбертуса, показав всю ограниченность теории этого померан­ского помещика, перечислив детально каждое отдельное проявление его тупоумия (II, 1. Teil, S. 256—258, erster Blodsinn — sechster Blodsinn des Herrn Rodbertus ), Маркс

— том II, часть 1, стр. 256—258, первая бессмыслица — шестая бессмыслица господина Родбертуса.

Ред.


250__________________________ В. И. ЛЕНИН

переходит к теории ренты Рикардо (II, 2. Teil, § 3 b) «Исторические условия теории Ри-кардо»)97.

«Оба, — говорит Маркс про Рикардо и Андерсона, — оба исходят из воззрения, ка­жущегося очень странным на континенте, именно, что 1) не существует вовсе позе­мельной собственности, как помехи любому применению капитала к земле; 2) что зем­ледельцы переходят от лучших земель к худшим. У Рикардо эта предпосылка имеет аб­солютное значение, если не считать перерывов в развитии, проистекающих от вмеша­тельства науки и индустрии; у Андерсона эта предпосылка — относительна, ибо худ­шая почва снова превращается в лучшую; 3) что всегда есть в наличности капитал, есть достаточная масса капитала, чтобы быть примененной к земледелию.

Что касается 1 и 2-ого пунктов, то жителям континента неизбежно должно казаться крайне странным, что в такой стране, в которой, по их представлению, всего сильнее сохранилась феодальная поземельная собственность, экономисты — и Рикардо и Ан­дерсон — исходят из предположения о несуществовании собственности на землю. Это обстоятельство объясняется:

во-первых, из особенности английского «law of enclosures» (закона об оградах, т. е. об оградах общинной земли), не имеющего решительно ничего общего с континенталь­ным разделом общих земель;

во-вторых, нигде на свете капиталистическое производство, начиная с эпохи Генри­ха VII, не расправлялось так беспощадно с традиционными земледельческими поряд­ками, нигде оно не создавало для себя таких совершенных (адэкватных = идеально со­ответствующих) условий, нигде не подчиняло себе этих условий до такой степени. Англия в этом отношении — самая революционная страна в мире. Все исторически унаследованные распорядки, там, где они противоречили условиям капиталистического производства в земледелии или не соответствовали этим условиям, были беспощадно сметены: не только изменено расположение сельских поселений, но сметены сами эти поселения; не только сметены жилища и места поселения сельско-


АГРАРНАЯ ПРОГРАММА С.-Д. В ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ___________ 251

хозяйственного населения, но и само это население; не только сметены исконные цен­тры хозяйства, но и само это хозяйство. У немцев, например, экономические распоряд­ки оказались определены традиционными отношениями общинных земель (Feldmarken), расположением хозяйственных центров, известными местами скопления населения. У англичан исторические распорядки земледелия оказались постепенно соз­даны капиталом, начиная с XV века. Обычное в Соединенном Королевстве техническое выражение «clearing of estates» (буквально = чистка поместий или чистка земель) не встречается ни в одной континентальной стране. А что означает это «clearing of es­tates»? Оно означает, что не считались совершенно ни с оседлым населением, — его выгоняли, — ни с существующими деревнями — их сравнивали с землей, — ни с хо­зяйственными постройками — их отдавали на слом, — ни с данными видами сельского хозяйства — их меняли одним ударом, превращая, например, пахотные поля в выгон для скота, — одним словом, не принимали всех условий производства в том виде, как они существовали по традиции, а исторически создавали эти условия в такой форме, чтобы они отвечали в каждом данном случае требованиям самого выгодного примене­ния капитала. Постольку, следовательно, действительно не существует собственности на землю, ибо эта собственность предоставляет капиталу — фермеру — хозяйничать свободно, интересуясь исключительно получением денежного дохода. Какой-нибудь померанский помещик, у которого в голове только и есть, что стародедовские (angestammten) общинные земли, центры хозяйства, коллегия земледелия и т. п., может поэтому в ужасе всплескивать руками по поводу «неисторического» воззрения Рикардо на развитие земледельческих распорядков. Но этим он показывает только, что он наив­но смешивает померанские и английские условия. С другой стороны, отнюдь нельзя сказать, что Рикардо, исходящий в данном случае из английских условий, столь же ог­раничен, как и померанский помещик, мыслящий в пределах померанских отношений. Ибо английские


252__________________________ В. И. ЛЕНИН

условия — единственные условия, в которых адекватно (с идеальным совершенством) развилась современная собственность на землю, т. е. собственность на землю, видоиз­мененная капиталистическим производством. Английская теория является в этом пунк­те классической для современного, т. е. капиталистического способа производства. По­меранская же теория, наоборот, обсуждает развитые условия с точки зрения историче­ски более низкой, еще не вполне сложившейся (не адекватной) формы отношений» (Seiten 5—7)98.

Это — замечательно глубокое рассуждение Маркса. Размышляли ли над ним когда-нибудь наши «муниципалисты»?

Маркс еще в III томе «Капитала» (2. Teil, S. 156) указывал, что та форма поземель­ной собственности, которую застает в истории начинающий развиваться капиталисти­ческий способ производства, не соответствует капитализму. Капитализм сам создает себе соответствующие формы земельных отношений из старых форм — из феодально­го помещичьего, из крестьянски-общинного, кланового землевладения и т. д. .В при­веденном месте Маркс сопоставляет разные способы создания капиталом соответст­вующих ему форм землевладения. В Германии пересоздание средневековых форм зем­левладения шло, так сказать, реформаторски, приспособляясь к рутине, к традиции, к крепостническим поместьям, медленно превращающимся в юнкерские хозяйства, к ру­тинным участкам крестьян-лежебок , переживающих трудный переход от барщины к кнехту и гроссбауэру. В Англии это пересоздание шло революционно, насильственно, но насилия производились в пользу помещиков, насилия производились над крестьян­скими массами, которые изнурялись поборами, выгонялись из деревень, выселялись, вымирали и эмигрировали. В Америке это пересоздание шло насильственно по отно­шению к рабовладельческим экономиям южных Штатов. Здесь насилие было при-

Сравни «Theorien tiber den Mehrwert», II. Band, 1. Teil, Seite 280: условие капиталистического спосо­ба производства в земледелии — «замена крестьянина-лежебоки промышленником» (Geschaftsmann)100.


____________ АГРАРНАЯ ПРОГРАММА С.-Д. В ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ___________ 253

менено против крепостников-помещиков. Их земли были разбиты, поземельная собст­венность из крупной феодальной стала превращаться в мелкую буржуазную . А по от­ношению к массе «свободных» американских земель эту роль создания новых земель­ных распорядков для нового способа производства (т. е. для капитализма) сыграл «аме­риканский черный передел», движение 40-х годов против ренты (Anti-Rent-Bewegung), законодательство о гомстедах101 и т. д. Когда немецкий коммунист Герман Криге в 1846 году проповедовал уравнительный земельный передел в Америке, Маркс высмеял эсеровские предрассудки и мещанскую теорию этого квазисоциализма, но оценил исто-рическое значение американского движения против поземельной собственности , как движения, прогрессивно выражающего интересы развития производительных сил, ин­тересы капитализма, в Америке.


Просмотров 416

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!