Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ В ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ 7 часть



Отчего это так? Не оттого, что эсеры — буржуазные карьеристы, как кадеты. Нет, в их искренности, как кружка, нельзя сомневаться. Беда их — невозможность созидать массовую партию, невозможность стать


166__________________________ В. И. ЛЕНИН

партией класса. Объективное положение таково, что приходится быть только крылом крестьянской демократии, несамостоятельным, неравным придатком, «группой при» трудовиках, а не самодовлеющим целым. Период бури и натиска не помог эсерам вы­прямиться во весь рост, — этот период бросил их в цепкие объятия энесов, такие цеп­кие, что даже раскол не разрывает их. Период контрреволюционной войны не закалил их связь с определенными общественными слоями — он вызвал только новые (усилен­но скрываемые теперь эсерами) шатания и колебания насчет социалистичности мужи­ка. И когда читаешь теперь обильные пафосом статьи «Знамени Труда» о героях эсе­ровского террора, — то невольно говоришь себе: ваш терроризм, господа, не есть след­ствие вашей революционности. Ваша революционность ограничивается терроризмом. Нет, далеко таким судьям до того, чтобы судить социал-демократию!

«Пролетарий» №19, Печатается по тексту

5 ноября 1907 г. газеты «Пролетарий»


ЧЕТВЕРТАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ РСДРП («ТРЕТЬЯ ОБЩЕРОССИЙСКАЯ»)14

5—12 (18—25) НОЯБРЯ 1907 г.

Напечатано 19 ноября 1907 г. Печатается по тексту газеты

в газете «Пролетарий» № 20



ДОКЛАД О ТАКТИКЕ С.-Д. ФРАКЦИИ В III ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ

ИЗ ГАЗЕТНОГО ОТЧЕТА

Тов. Ленин исходил из предпосылки, что объективные задачи русской революции не разрешены, что период наступившей реакции налагает на пролетариат задачу особенно твердо, в противовес всеобщему шатанию, отстаивать дело демократии и дело револю­ции. Отсюда взгляд, что Дума должна быть использована в целях революции, исполь­зована, главным образом, в направлении широкого распространения политических и социалистических взглядов партии, а не в направлении законодательных «реформ», ко­торые во всяком случае будут представлять из себя поддержку контрреволюции и вся­ческое урезывание демократии.



По словам т. Ленина, «гвоздем» вопроса о Думе должно быть выяснение трех сле­дующих положений: а) каков классовый состав Думы, б) каково должно быть и будет отношение думских центров к революции и демократии и в) каково значение думской деятельности в ходе развития русской революции.

По первому вопросу — на основании анализа состава Думы (по данным о принад­лежности депутатов к той или иной партии), т. Ленин подчеркнул, что проведение взглядов пресловутой так называемой «оппозиции» возможно в III Думе лишь при од­ном условии: при совместном сотрудничестве по меньшей мере 87 октябристов с каде­тами и левыми. У кадетов и левых для получения необходимого большинства при во­туме законопроектов не хватает 87 голосов. Значит, фактически


170__________________________ В. И. ЛЕНИН

законодательная деятельность в Думе осуществима лишь при непременном участии в ней подавляющего большинства октябристов. Ясно, во что может вылиться такая зако­нодательная деятельность и к какому позорному столбу пригвоздит социал-демократию совместное шествие с октябристами. Дело здесь не в абстрактном принципе. Абстракт­но говоря, можно, а иногда и должно поддерживать представителей крупной буржуа­зии. Но в данном случае необходимо считаться с конкретными условиями развития русской буржуазно-демократической революции. Русская буржуазия давно уже всту­пила на путь борьбы с революцией и компромиссов с самодержавием. Последний ка­детский съезд окончательно сорвал все фиговые листочки, которыми прикрывались господа Милюковы, и является крупным политическим событием, ибо кадеты с цинич­ной откровенностью заявили, что в октябристско-черносотенную Думу они идут зако­нодательствовать, а с «врагами слева» станут бороться. Таким образом, два возможные в Думе большинства, октябристско-черносотенное и кадетско-октябристское, оба раз­личными путями будут стараться завязывать туже узел реакции: первое — стремлением к восстановлению самодержавия, второе — сделками с правительством и призрачными реформами, прикрывающими контрреволюционные стремления буржуазии. Таким об­разом, социал-демократия не может стать на точку зрения поддержки законодательных реформ, что равносильно поддержке правительственной, октябристской, партии. Путь «реформ» на данной политической почве и при данном соотношении сил означает не улучшение положения масс, не расширение свободы, а бюрократическую регламента­цию несвободы и порабощения масс. Таковы, например, аграрные реформы Столыпина по 87 статье . Они прогрессивны, ибо расчищают дорогу капитализму, но такого про­гресса ни один с.-д. не решался поддерживать. Меньшевики затвердили один шаблон: классовые интересы буржуазии должны столкнуться с самодержавием! Но в этом вуль­гарном якобы марксизме нет ни грана исторической правды. Разве Наполеон III




_________________________ ЧЕТВЕРТАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ РСДРП________________________ 171

и Бисмарк не сумели удовлетворить на время аппетиты крупной буржуазии? Разве своими «реформами» они не затянули на долгие годы петлю на шее трудящихся масс? Какие же основания думать, что русское правительство в своей сделке с буржуазией способно согласиться на иного рода реформы?


172__________________________ В. И. ЛЕНИН



РЕЗОЛЮЦИЯ О ТАКТИКЕ С.-Д. ФРАКЦИИ В III ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ

Исходя из резолюции Лондонского съезда о Государственной думе и о непролетар­ских партиях, Всероссийская конференция РСДРП в развитие этих резолюций считает необходимым высказать нижеследующее:

1) в III Думе, являющейся результатом государственного переворота 3-го июня, воз­
можны два большинства: черносотенно-октябристское и октябристско-кадетское. Пер­
вое, выражая по преимуществу интересы крепостников-помещиков, контрреволюцион­
но и отстаивает, главным образом, охрану помещичьих интересов и усиление репрес­
сий, доходя до стремления к полному восстановлению самодержавия. Второе большин­
ство, выражая интересы, главным образом, крупной буржуазии, тоже безусловно
контрреволюционно, но склонно прикрыть борьбу с революцией некоторыми призрач­
ными бюрократическими реформами;

2) такое положение в Думе чрезвычайно благоприятствует двойной политической
игре и со стороны правительства и со стороны кадетов. Правительство хочет, усиливая
репрессии и продолжая военной силой «завоевывать» Россию, изображать из себя сто­
ронника конституционных реформ. Кадеты хотят, голосуя на деле с контрреволюцион­
ными октябристами, изображать из себя не только оппозицию, но и представителей де­
мократии. На с.-д. ложится при этих условиях с особенной силой задача беспощадного
разоблачения этой игры, разоблачения перед народом как насилий


ЧЕТВЕРТАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ РСДРП________________________ 173

со стороны черносотенных помещиков и правительства, так и контрреволюционной политики кадетов. Прямая или косвенная поддержка кадетов — в форме ли информа­ционного бюро с участием кадетов или приспособления своих действий к их политике и т. п. — со стороны с.-д. была бы теперь прямым ущербом делу классового воспитания рабочих масс и делу революции;

3) отстаивая свои социалистические цели и критикуя с этой точки зрения все буржу­
азные партии, с.-д. в своей агитации должны выдвигать на первый план выяснение ши­
роким народным массам полного несоответствия III Думы интересам и требованиям
народа и в связи с этим широкую и энергичную пропаганду идеи учредительного соб­
рания, основанного на всеобщем, прямом, равном и тайном голосовании;

4) к числу основных задач социал-демократии в III Думе принадлежит разоблачение
классовой подкладки правительственных и либеральных предложений и систематиче­
ское противопоставление им требований социал-демократической программы-minimum
без всяких урезок, при особенном внимании к вопросам, касающимся экономических
интересов широких народных масс (рабочий и аграрный вопросы, бюджет и т. д.), —
тем более, что состав III Думы обещает исключительно обильный материал для агита­
ционной деятельности с.-д.;

5) с.-д. фракция должна особенно заботиться о том, чтобы те или иные внешние сов­
падения голосования с.-д. с голосованиями черносотенно-октябристского или октябри-
стско-кадетского блока не могли быть использованы в смысле поддержки того или дру­
гого блока;

6) социал-демократам в Думе необходимо вносить законопроекты и использовать
право запросов, для чего необходимы совместные действия с другими группами левее
кадетов без каких бы то ни было отступлений от программы и тактики с.-д. и без за­
ключения какого бы то ни было блока. С.-д. фракция должна немедленно предложить
левым депутатам Думы образовать информационное бюро, ничем не связывающее его
участников, но дающее рабочим депутатам


174__________________________ В. И. ЛЕНИН

возможность систематически влиять на демократию в духе с.-д. политики;

7) из числа первых конкретных шагов с.-д. фракции в Думе конференция считает нужным особенно подчеркнуть необходимость: 1) выступить с особой декларацией, 2) внести запрос по поводу государственного переворота 3-го июня, 3) поднять в Думе в наиболее целесообразной форме вопрос о суде над с.-д. фракцией II Государственной

думы .


ТРЕТЬЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА И СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ

1 -го ноября 1907 г. открылась третья Государственная дума, собранная на основании того избирательного закона, который издан царем после разгона второй Думы 3-го ию­ня 1907 года. И старый избирательный закон, изданный 11 декабря 1905 года, был да­лек от всеобщего, прямого, равного и тайного избирательного права, искажал волю на­рода, делал из Думы уродливое выражение этой воли, — особенно после «разъясне­ний» этого закона, которые делал перед второй Думой покорный царскому самовла­стию состоящий из старых чиновников и судей сенат. 3-го июня царь отнял у рабочих, крестьян и городской бедноты и те жалкие избирательные права, которыми они пользо­вались прежде. Самодержавие совершило, таким образом, еще одно гнусное преступ­ление против народа, подделав народное представительство, отдав Думу во владение помещикам и капиталистам, этим опорам царского самовластия, вековым угнетателям народа. Заранее можно было предвидеть, что они будут господствовать в Думе. Так и вышло.

В настоящее время известно о выборе 439-ти членов Думы. Если не считать восьми беспартийных, то остальные 431 человек распределяются на четыре главных группы: 1) самая большая — правые, черносотенные депутаты, которых 187 человек, 2) далее — октябристы и партии им близкие 119 человек, 3) кадеты и близкие к ним по взглядам 93 человека, 4) левые — 32


176__________________________ В. И. ЛЕНИН

(из них социал-демократов от 16-ти до 18-ти человек).

Что такое черносотенцы, — известно всякому. К ним примыкает, правда, некоторая часть темных, несознательных рабочих, крестьян, городской бедноты, но главную, ру­ководящую их часть составляют помещики-крепостники, для которых сохранение са­модержавия — единственное спасение, так как только при помощи самодержавия им можно грабить казну, получая пособия, ссуды, хорошие жалованья, подачки всякого рода; только самодержавие своей полицией и войском дает им возможность держать в рабстве у себя крестьянство, страдающее от безземелья, связанное отработками и неоп­латными долгами и недоимками.

Октябристы — тоже отчасти помещики, — главным образом, те, которые ведут большую торговлю хлебом из своих имений и нуждаются в покровительстве самодер­жавия для того, чтобы заграницей брали не слишком большие пошлины с этого хлеба, подешевле стоила бы перевозка хлеба за границу по русским железным дорогам, подо­роже покупала бы казна для винной монополии спирт, выкуриваемый из картофеля и хлеба многими помещиками на своих винокуренных заводах. Но, кроме этих хищных и алчных помещиков, среди октябристов не мало не менее хищных и алчных капитали­стов-фабрикантов, заводчиков, банкиров. Они нуждаются также в покровительстве правительства, — в том, чтобы с иностранных товаров брались высокие пошлины, так чтобы можно было продавать русские товары втридорога, чтобы казна давала выгод­ные для капиталистов заказы на их заводы и так далее. Им необходимо, чтобы полиция и войско делали рабочих такими же их рабами, какими являются крестьяне по отноше­нию к помещикам-крепостникам.

Понятно, как близки октябристы к черносотенцам. Зайдет ли в Думе речь о государ­ственных доходах и расходах, — те и другие сообща будут заботиться о том, чтобы по­дати всею тяжестью ложились на крестьян, рабочих, городскую бедноту, а доходы шли бы в руки капиталистов, помещиков и крупных чинов-


_____________ ТРЕТЬЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА И СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ____________ 177

ников. Заговорят ли о наделении крестьян землей или об улучшении положения рабо­чих, — черносотенцы и октябристы дружно будут действовать так, чтобы втридорога сбыть только те земли, которые им не нужны, обобрав при этом до нитки и без того нищее крестьянство; они будут стараться скрутить по рукам и по ногам рабочих, изны­вающих под тяжестью капиталистической эксплуатации. И, конечно, и черносотенцы и октябристы все усилия напрягут к тому, чтобы было побольше полиции и войска для защиты их «драгоценной» жизни и «священной» собственности: ведь они, как огня, бо­ятся революции, могучего натиска рабочих и крестьян, поднявших великую борьбу за свободу и землю. Вместе октябристы и черносотенцы составят в третьей Думе ог­ромное большинство 306 человек из 439-ти. Что захочет это большинство, — то и сделает. Оно — против революции или, как обыкновенно говорят, оно — контррево­люционно.

Но у октябристов могут быть вопросы, по которым они разойдутся с большинством черносотенцев. Черносотенцы доходят уж до крайней наглости. Они верят в то, что од­ним полицейским кулаком, нагайкой, пулеметом и штыком можно уничтожить всякую революцию, всякое стремление народа к свету и свободе. Они хотят, опираясь на само­державие, распоряжаться по своей воле и в свою пользу казной, забирать в свои руки все доходные места, хозяйничать в государстве как в своем имении. Октябристы пом­нят, что помещики и чиновники хозяйничали до сих пор так, что капиталистам остав­ляли слишком мало, все забирали себе. Два хищника — черносотенец и октябрист — ссорятся из-за одного жирного куска, спорят из-за того, кому больше достанется. От­дать все или даже большую часть черносотенцам октябристы не хотят: их недавно еще проучила японская война, показавшая, что черносотенцы так бестолково хозяйничают, что даже и себе причиняют убытки, а капиталистам и купцам и того больше. И потому октябристы хотят часть власти в государстве взять в свои руки, желают утвердить кон­ституцию в свою пользу, конечно, не в пользу


178__________________________ В. И. ЛЕНИН

народа. Притом же октябристы хотят обмануть народ разными законами, по внешности как будто вводящими реформы, улучшения в жизнь государства и народа, на деле же служащими интересам богачей. Они, подобно черносотенцам, готовы, конечно, опе­реться на пулемет, штык и нагайку против революции, но вместе с тем не прочь для большей верности замазать глаза народным массам обманными реформами.

Для всего этого октябристам нужны другие союзники, не черносотенцы. Правда, и в этих вопросах они надеются оторвать часть правых от крайних черносотенцев из «Сою­за русского народа», но этого мало. И потому приходится искать других союзников, также врагов революции, но и врагов черносотенцев, сторонников обманных или мел­ких реформ, сторонников конституции в интересах крупной и, пожалуй, отчасти сред­ней буржуазии.

Таких союзников октябристам легко найти в Думе: это — кадеты, партия той части помещиков, крупной и средней буржуазии, которая совсем приспособилась вести на­стоящее, хорошее капиталистическое хозяйство, похожее на то, которое ведется в за­падноевропейских странах, основанное также на эксплуатации, на притеснении рабо­чих, крестьян, городской бедноты, но на эксплуатации умной, тонкой, искусной, кото­рую не всякий сразу поймет и раскусит, как следует. В кадетской партии много поме­щиков, ведущих настоящее капиталистическое хозяйство, есть такие же фабриканты и банкиры, много адвокатов, профессоров и докторов с хорошим заработком, получае­мым ими от богачей. Правда, кадеты в своей программе многое наобещали народу: и всеобщее избирательное право, и все свободы, и восьмичасовой рабочий день, и землю крестьянам. Но все это было сделано только для привлечения народных масс, а на деле всеобщего избирательного права они и в первых двух Думах прямо не предлагали; за­коны о свободах, предлагавшиеся ими, на деле были направлены к тому, чтобы воз­можно меньше свободы дать народу; вместо восьмичасового дня они предложили во второй Думе 10-часовой,


_____________ ТРЕТЬЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА И СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ____________ 179

а землю готовы были отдать крестьянам только такую, которая не нужна для капитали­стического хозяйства, притом за выкуп и в таком количестве, что, получив ее, крестья­не все равно должны были бы работать по найму в соседних помещичьих имениях. Все это был хитрый обман, на который не пошли совсем рабочие, очень мало поддались крестьяне, и отчасти поверила кадетам только городская беднота. А теперь, после раз­гона двух Дум, кадеты совсем присмирели и начали подлизываться к октябристам: объ­явили, что революционеров и особенно социал-демократов они считают своими врага­ми, заявили, что верят в конституционность октябристов, голосовали за октябриста при выборе председателя Думы. Сделка готова. Правда, министр Столыпин, по-видимому, не хочет прочной сделки, хочет держать кадетов в черном теле и в этом смысле влияет на октябристов, но на деле все равно составится второе большинство в Думе из октябристов и кадетов. Вместе их 212 человек, немного меньше половины, но за них будут еще беспартийные, которых 8 человек, так что большинство составится; да и из правых некоторые могут все-таки голосовать по некоторым вопросам с октябристами и кадетами. Конечно, и это второе большинство будет контрреволюционно, будет бо­роться с революцией; оно только будет прикрываться жалкими или негодными для на­рода реформами.

Могут ли эти два большинства в третьей Думе победить революцию?

Великая русская революция не может прекратиться, пока крестьяне не получат зем­лю в сколько-нибудь достаточном количестве и пока народные массы не получат глав­ного влияния на управление государством. Могут ли все это дать оба думских боль­шинства? Смешно и задавать такой вопрос: разве крепостники-помещики и капитали­сты-хищники дадут землю крестьянам и уступят главную власть народу? Нет! они бро­сят кусок голодному крестьянину, обобрав его до последней нитки, помогут хорошо устроиться только кулакам и мироедам и власть всю возьмут себе, оставив народ в уг­нетении и подчинении.


180__________________________ В. И. ЛЕНИН

Понятно, что социал-демократы должны сделать все для того, чтобы продолжать ве­ликое дело народа, — революцию, борьбу за свободу и землю.

В Думе правительство, стоящее за октябристами, и кадеты хотят вести двойную иг­ру. Правительство, усиливая свои преследования, завоевывая Россию штыком, висели­цей, тюрьмой, ссылкой, хочет изобразить из себя сторонника реформ. Кадеты, на деле обнявшись с октябристами, стараются показать, что они — действительные защитники свободы. И те и другие хотят обмануть народ и задушить революцию.

Да не будет этого! Социал-демократы, последовательные и верные борцы за всена­родное освобождение, сорвут маску с лицемеров и обманщиков. В Думе, как и вне Ду­мы, они разоблачат насилия черносотенных помещиков и правительства и кадетские обманы. Они поймут, они должны понять, что теперь не только надо вести беспощад­ную борьбу с правительством, но и нельзя ни прямо, ни косвенно поддерживать каде­тов.

И прежде всего и громче всего должен грозно прозвучать обличительный голос со­циал-демократов против гнусного царского преступления, совершенного 3-го июня 1907 года. Пусть представители пролетариата в Думе выяснят народу, что третья Дума не может служить его интересам, не может исполнить его требования, и что это может сделать только полновластное учредительное собрание, выбранное всеобщей, прямой, равной и тайной подачей голосов.

Правительство будет предлагать новые законы. То же будут делать октябристы, ка­деты, черносотенцы. Во всех этих законах будет наглый обман народа, будет грубое нарушение его прав и интересов, издевательство над его требованиями, надругательст­во над кровью, пролитой народом в борьбе за свободу. Во всех этих законах будет за­щита интересов помещиков и капиталистов. Каждый из этих законов будет новым зве­ном в тех цепях рабства, которые готовят насильники и паразиты рабочим, крестьянам, городской бедноте. Не все это сразу поймут. Но социал-демократы знают


_____________ ТРЕТЬЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА И СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ____________ 181

и понимают это и потому смело разоблачат это перед лицом обманываемого народа. Особенное внимание они должны обратить при этом на те законы, которые касаются самых насущных нужд народа, — законы о земле, законы о рабочих, о государствен­ных расходах и доходах. Обличая насилие и обман крепостников и капиталистов, соци­ал-демократы обязаны разъяснять всему народу свои требования, — полного народо­властия (демократической республики), неограниченной свободы и равенства, восьми­часового рабочего дня и облегчения условий труда рабочих, конфискации крупных имений и передачи земли крестьянам. Они должны указывать и на великую цель, кото­рую ставит себе пролетариат всех стран, — на социализм, полное уничтожение наемно­го рабства.

Рядом с социал-демократами в Думе есть небольшая кучка левых, главным образом, трудовиков. Их социал-демократы должны призывать следовать за собой. Особенно необходимо это тогда, когда придется выступать с запросами правительству, которое свирепствует в России, как дикий зверь. Цепные псы царизма — полицейские, жандар­мы, да и высшие власти — министры и губернаторы — позволяют себе каждый день ряд грубых насилий и беззаконий. Обличить и заклеймить их необходимо. И это долж­ны сделать социал-демократы. Но для запроса требуется подпись 30-ти членов Думы, а социал-демократов будет едва ли больше восемнадцати. Вместе с другими левыми их 32. Социал-демократы должны составить запрос и призвать левых присоединиться к ним. Если левым действительно дорого великое дело свободы, они должны присоеди­ниться. И тогда будет нанесен правительству тяжелый удар, подобный тем, какие нано­сила ему своими запросами социал-демократия во второй Думе.

Таковы главные задачи социал-демократов в третьей Государственной думе. Тяже­лый труд предстоит там нашим товарищам. Они будут там среди врагов, злобных и не­примиримых. Им будут зажимать рот, их будут осыпать оскорблениями, их, может быть, будут исключать из Думы, предавать суду, заключать


182___________________________________ В. И. ЛЕНИН

в тюрьмы, ссылать. Они должны быть тверды, несмотря на все преследования, они должны высоко держать красное знамя пролетариата, до конца остаться верными делу великой борьбы за всенародное освобождение. Но и мы все, товарищи рабочие, долж­ны дружно, сообща поддержать их, должны чутко прислушиваться к каждому их слову, отзываться на него, обсуждать их действия на митингах и собраниях, подкреплять сво­им сочувствием и одобрением каждый их правильный шаг, помогать им всеми силами и средствами в борьбе за дело революции. Пусть будет един рабочий класс в поддержке своих представителей и пусть укрепит он этим свое единство, необходимое ему для его великой борьбы, — для того времени, когда «будет последний, решительный бой».

«Вперед» №18, ноябрь 1907 г. Печатается по тексту

газеты «Вперед»


ПРЕДИСЛОВИЕ К БРОШЮРЕ ВОИНОВА (А. В. ЛУНАЧАРСКОГО)

ОБ ОТНОШЕНИИ ПАРТИИ К ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ СОЮЗАМ 77

Работа т. Воинова по вопросу об отношении социалистической партии пролетариата к профессиональным союзам в состоянии возбудить много кривотолков. Происходит это по двум причинам: во-первых, увлекаясь борьбой с узким и неверным пониманием марксизма, с нежеланием принять во внимание новые запросы рабочего движения и взглянуть на предмет шире и глубже, автор нередко выражается чересчур обобщенно. Он нападает на ортодоксию, — правда, на ортодоксию в кавычках, т. е. на лжеортодок­сию, — или на немецкую социал-демократию вообще там, где в сущности нападки его относятся только к вульгаризаторам ортодоксии, только к оппортунистическому крылу социал-демократии. Во-вторых, автор пишет для русской публики, совсем мало счита­ясь с разными оттенками в постановке разбираемых им вопросов на русской почве. Точка зрения т. Воинова — бесконечно далека от взглядов русских синдикалистов, меньшевиков, социалистов-революционеров. Но невнимательный или недобросовест­ный читатель легко может прицепиться к отдельным фразам или мыслям Воинова, пользуясь тем, что автор непосредственно имел у себя перед глазами главным образом французов и итальянцев, не ставя себе задачи отмежеваться от всяких российских пу­таников.

В качестве примера этих последних укажем, например, социалистов-революционеров. В № 5 «Знамени Труда» они с обычной развязностью заявляют:


184__________________________ В. И. ЛЕНИН

«социалистический Интернационал одобрил точку зрения на профессиональное движе­ние, которую мы (!) всегда (!) проводили». Берем «Сборник статей» № 1 (1907 г.), изда­тельство «Наша мысль». Г-н Виктор Чернов разносит Каутского, умалчивая и о манн-геймской резолюции и о борьбе Каутского против оппортунистических нейтралистов! Статья Каутского, на которую наскакивает эсеровский наездник, писана накануне Маннгейма78. В Маннгейме Каутский боролся с нейтралистами. Маннгеймская резолю­ция «наносит значительную брешь нейтральности профессиональных союзов» (выра­жение Каутского в статье о Маннгеймском съезде, в «Neue Zeit» от 6 октября 1906 г.). И вот является в 1907 году критик, который корчит из себя революционера, называя Каутского «великим догматиком и инквизитором марксизма», обвиняя его — совсем в унисон с оппортунистическими нейтралистами! — в тенденциозном умалении роли профессиональных союзов, в стремлении «подчинить» их партии и т. п. Если мы доба­вим к этому, что эсеры всегда стояли за беспартийность профессиональных союзов, что еще в № 2 «Знамени Труда» (12 июля 1907) мы читаем в передовой: «партийная пропа­ганда имеет свое место вне союза», то для нас вырисуется весь облик революционизма эсеров.

Когда Каутский вел борьбу против оппортунистического нейтрализма и развивал дальше, глубже теорию марксизма, двигая профессиональные союзы влево, тогда эти господа разносили в пух и прах Каутского, повторяя словечки оппортунистов и про­должая под шумок защищать беспартийность союзов. Когда тот лее Каутский еще двинул влево профессиональные союзы, исправив в Штутгарте резолюцию Беера, под­черкнув в этой резолюции социалистические задачи тред-юнионов, тогда господа с.-р. закричали: социалистический Интернационал одобрил нашу точку зрения!

Спрашивается, достойны ли такие приемы членов социалистического Интернацио­нала? Не свидетельствует ли такая критика о беспринципности и развязности?


________________________ ПРЕДИСЛОВИЕ К БРОШЮРЕ ВОИНОВА______________________ 185

Среди с.-д. образчиком развязности является глубоко уважаемый либералами быв­ший революционер Плеханов. В предисловии к брошюре «Мы и они» он заявляет с бесподобным, несравненным самодовольством: штутгартская резолюция (о профессио­нальных союзах) с моей поправкой лишает значения резолюцию лондонскую (Лондон­ского съезда РСДРП). Вероятно, многие читатели, прочитав это заявление нашего ве­ликолепного Нарцисса, поверят, что борьба в Штутгарте шла именно из-за поправки Плеханова и что вообще эта поправка имела какое-нибудь серьезное значение.

На деле эта поправка («надо всегда иметь в виду единство экономической борьбы») никакого серьезного значения не имела, она даже вовсе не относилась к сути спорных вопросов в Штутгарте, к сути разногласий в международном социализме.

На деле восторги Плеханова по поводу «его» поправки имеют очень вульгарное зна­чение: ввести в заблуждение читателей посредством отвлечения их внимания в сторо­ну от действительно спорных вопросов профессионального движения, прикрыть по­ражение идеи нейтрализма в Штутгарте.

Стокгольмский съезд РСДРП (1906), на котором победили меньшевики, стоял на точке зрения нейтральности профессиональных союзов. Лондонский съезд РСДРП за­нял другую позицию, провозгласив необходимость стремиться к партийности союзов. Штутгартский международный конгресс принял резолюцию, которая «кладет навсегда конец нейтральности», как справедливо выразился К. Каутский . В комиссию Штут­гартского съезда Плеханов отправился защищать нейтральность, как об этом подробно рассказывает Воинов. А Клара Цеткина в органе женского рабочего движения Герма­нии «Die Gleichheit» пишет, что «Плеханов пытался довольно неудачными доводами оправдать

«Vorwarts», 1907, № 209, Beilage, отчет Каутского перед лейпцигскими рабочими о конгрессе в Штутгарте. См. «Календарь для всех на 1908 г.», изд. «Зерна», стр. 173 в моей статье о международном социалистическом конгрессе в Штутгарте. (См. настоящий том, стр. 83. Ред.)


Просмотров 233

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!