Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ И ПРЕДСТОЯЩИЕ ВЫБОРЫ В ПЕТЕРБУРГЕ



Как же обстоит дело с выборами теперь в Петербурге?

Теперь уже ясно, что на выборах будет три главных списка кандидатов: список чер­носотенный, список кадетский и список социал-демократический.

К первому примкнут октябристы, ко второму, вероятно, — меньшевики и н.-с, к третьему, может быть, трудовики и с.-р., хотя вполне возможно, что эти колеблющиеся партии, не давшие до сих пор окончательного ответа, тоже пойдут (отчасти вследствие раскола среди с.-д.) за кадетами.

Есть ли в Петербурге черносотенная опасность, т. е. опасность победы черносотен­цев на выборах? Меньшевики, переходящие теперь от социалистов к кадетам, говорят, что да.

Они говорят вопиющую неправду.

Даже в кадетской «Речи», в осторожной, дипломатической, оберегающей интересы либералов в каждой мелочи, даже в этой «Речи» мы читаем у г. Вергежского, что на из­бирательных собраниях октябрист совсем в загоне, что избиратель колеблется между кадетами и социалистами.

Все данные о всех предвыборных собраниях, о впечатлении, произведенном лидва-лиадой140, судом над убийцами Герценштейна141, разоблачениями подвигов черносо­тенцев и т. д., показывают ясно, что среди избирателей правые партии никаким уваже­нием не пользуются.


_____________________ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ И ВЫБОРЫ В ДУМУ____________________ 269

Кто теперь еще толкует о черносотенной опасности на выборах, тот обманывает себя и обманывает рабочую массу. Теперь уже ясно видно, что крики о черносотенной опас­ности есть кадетская попытка завлечь к себе малосознательную массу.

Черносотенная опасность состоит не в опасности черносотенного голосования, а в возможных насилиях правительства, в возможных арестах выборщиков и т. п. Против этой опасности надо искать средства не в соглашении с кадетами, а в развитии рево­люционного сознания и революционной решимости масс. Кадеты же больше всех и препятствуют развитию этого сознания и этой решимости.

Действительно серьезная борьба в Петербурге идет между кадетами и социал-демократами. Трудовые партии доказали свою слабость, доказали тем, что идут за са­мой умеренной и полукадетской «народно-социалистической» партией, — и тем, что вообще не проявляют никакой самостоятельности и твердости.



Если бы меньшевики не изменили социалистам накануне выборов, — несомненно, что трудовики и с.-р. приняли бы наши условия. Несомненно, что масса избирателей, состоящая в Петербурге, как и везде, из бедноты, пошла бы за социалистами и трудо­виками, а не за кадетами. Выборы в Петербурге имели бы тогда значение серьезного боя, перед всей Россией выдвигающего в ясной и отчетливой форме основные вопросы о будущем русской революции .

Измена меньшевиков затрудняет для нас дело выборов, но от этого еще более важ­ным становится принципиальное значение самостоятельной кампании с.-д. У пролета­риата нет и быть не может иных средств против шатания мелкой буржуазии, как разви­тие

Интересно в этом отношении собрание коломенских избирателей, бывшее на днях. «Трудовик» Во­довозов (ставший трудовиком, видимо, только для того, чтобы потащить трудовиков в хвосте кадетов), голосует и проводит решение: дать кадетам два места из шести в общем левом блоке. О, наивность! Что­бы давать меньшую часть мест, надо сначала победить, г. Водовозов, а не плестись за к.-д.! И даже та­кое собрание с таким запевалой показало своим голосованием, что масса настроена левее к.-д. Такую массу мы обязаны поставить перед выбором: за либеральную буржуазию или за революционный проле­тариат.




270__________________________ В. И. ЛЕНИН

классового сознания и сплоченности масс, обучение их на опыте политического разви­тия.

Пока трудовики колеблются, пока меньшевики торгуются, мы должны всеми силами вести самостоятельную агитацию. Пусть знают все, что с.-д. идут во всяком случае и безусловно на выставление своего списка. И пусть все бедные слои избирателей знают, что им предстоит выбор между кадетами и социалистами.

Над этим выбором должны подумать избиратели. Это размышление дает во всяком случае крупное приобретение в деле развития сознания масс, — в деле более важном, чем приобретение местечка Иксу или Игреку у кадетов. Если массы городской бедноты еще раз пойдут на обещания кадетов, еще раз прельстятся шумихой либеральных фраз и либеральных посулов «мирного» прогресса, «мирного» законодательства господ Гур­ко и господ Кутлеров-Милюковых, — то события скоро разоблачат последние иллю­зии.

Революционная социал-демократия должна говорить всю правду массам и идти не­уклонно своим путем. Кто ценит действительные завоевания русской революции, сде­ланные пролетарской борьбой, у кого есть инстинкт человека трудящегося и эксплуа­тируемого, тот пойдет за партией пролетариата. И правильность взглядов этой партии будет все яснее и яснее для масс с каждым этапом развития русской революции.


СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ И ВЫБОРЫ В ДУМУ____________________ 271

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Передовица «Речи» от 14-го января дает новые подтверждения сказанному нами выше о значении меньшевистского перехода от социалистов к буржуазии. «Речь» тор­жествует по поводу того, что ее предвидение оправдалось, что меньшевики откалыва­ются в Петербурге и устраивают свою особую организацию. «Так и случилось, — гово­рит газета, ссылаясь на свои предыдущие номера. — Часть социал-демократии, хотя и не наиболее влиятельная, зато наиболее склонная к парламентской деятельности, по­шла навстречу нашим предложениям».



Да, это правда. Меньшевики пошли навстречу стремлению либеральных буржуа от­колоть оппортунистическую часть рабочей партии и подчинить ее руководству кадетов. Мы видели выше, что «Речь» отделила уже меньшевиков и энесов от революционных партий, назвав их «умеренными социалистами». Теперь «Речь» делает шаг далее. Она говорит, что и социал-народники (н.-с), вероятно, предпочтут блок с кадетами. Она го­ворит: «меньшевики решительно пошли навстречу созданию общего оппозиционного блока». «Возможность оппозиционного блока кадетов, меньшевиков и социал-народников надо признать значительно увеличившейся после отказа большевиков».

Итак, три блока или во всяком случае три основных политических силы на выборах признали теперь сами кадеты: правительственный блок, оппозиционный блок,


272__________________________ В. И. ЛЕНИН

революционный блок. Это деление вполне правильное. Мы отмечаем, что сила вещей приводит кадетов к признанию наших давних и настойчивых указаний. И мы отмечаем также, что в революционном «блоке» вполне твердо стоит пока одна только революци­онная социал-демократия. Другие элементы и в частности революционная мелкая бур­жуазия («социалисты-революционеры») все еще колеблются.

Принципиальное значение перехода меньшевиков на сторону кадетов выясняется все больше и больше. Хорошие слова меньшевистских избирательных платформ и принципиальных резолюций (например, на Всероссийской с.-д. конференции), слова о том, что они будут разоблачать иллюзии мирного пути, что они советуют выбирать в Думу не ходатаев, а борцов и т. д., и пр., и т. п., — все эти слова оказались только сло­вами. На деле меньшевики поступали так, что кадеты повели их за собой, за своей по­литикой. На деле меньшевики оказались в «оппозиционном блоке», т. е. стали простым придатком кадетов.

Мало того. Передовица «Речи» от 14-го января раскрывает также и то, какую цену намерены кадеты заплатить меньшевикам за поддержку кадетов и за вступление в оп­позиционный блок. Цена эта — одно место в Думе, отнимаемое у рабочей курии. Слу­шайте:

«Так как вместе с тем (т. е. вместе с образованием оппозиционного блока из кадетов, м-ков и н.-с.) уменьшилось количество претендентов на думские места, то, может быть, при новой комбинации окажется возможным принять предложение партии народной свободы и ограничиться двумя местами из шести. Конечно, теперь в этом предложении придется, по всей вероятности, сделать некоторое изменение. Место, которое предна­значалось для лица, избранного рабочей курией, после решения конференции, очевидно, уже не может быть предоставлено рабочему-большевику. При новом составе блока меньшевики могли бы смотреть на это место, как на свое законное достояние. Другое место из числа двух, уступаемых партией народной свободы,


_____________________ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ И ВЫБОРЫ В ДУМУ____________________ 273

в таком случае осталось бы за народно-социалистическим блоком».

Превосходная сделка! Можно поздравить кадетов с дешевой покупкой! Все за те же два «уступаемых» местечка приобрести себе и все мелкобуржуазные партии, и мелко­буржуазную часть рабочей партии, — и притом за счет рабочих!

Рабочие должны потерять право на своего представителя от рабочей курии вследст­вие того, что меньшевики отказались от социал-демократов и стали умеренно-социалистической партией (по оценке «Речи»), вошли в оппозиционный блок. Рабочие Петербурга теряют предоставленное им кадетами право распоряжаться своим местом потому, что меньшевики пошли не за революционными с.-д., а за кадетами. За «сде-лочку» с кадетами меньшевики получают «уступочку» не за счет кадетов, а за счет ра­бочих... Какой великолепный образчик буржуазных уступок «народу»! Поборникам «народа» буржуазия готова дать местечко, если эти поборники переходят на сторону буржуазии...

Уполномоченные и выборщики от рабочей курии, наверное, увидят теперь, какие выгоды — не только принципиальные, но и практические — несет с собою для них со­глашение с кадетами. Не ясно ли, что кадеты давали (не дают, а давали) одно место ра­бочей курии вследствие искреннего сочувствия их интересам действительной свободы действительно народа, а вовсе не ради привлечения на сторону буржуазии темной, ну­ждающейся массы?


«УСЛЫШИШЬ СУД ГЛУПЦА»...

(ИЗ ЗАМЕТОК С.-Д. ПУБЛИЦИСТА)142

Петербург, 15 января 1907.

Буржуазная печать судит и рядит по поводу решения Петербургской с.-д. конферен­ции. Общий хор либералов, — начиная с чопорно-официальной «Речи» и кончая улич­ным листком «Сегодня» , — ликование по поводу раскола, производимого меньшеви­ками, торжество по поводу возврата этих блудных сынов «общества» в лоно «оппози­ционного блока», по поводу освобождения их из-под влияния «революционных иллю­зий».

Социал-демократам, которые действительно стоят на стороне революционного про­летариата, не мешает поставить вопрос:

А судьи кто?

Возьмем едва ли не лучшего из судей — газету «Родная Земля» от 15 января. На­правление этой газеты, несомненно, левее кадетского. По всем данным, можно назвать это направление трудовическим. Как на документальное подтверждение такой полити­ческой характеристики, можно указать на сотрудничество в этой газете г. Тана. Г. Тан значится в опубликованном списке членов организационного комитета «трудовой (на­родно-социалистической) партии».

Итак, судьи — трудовики.

Они осуждают большевиков и одобряют, подобно кадетам, план меньшевиков. В от­личие от кадетов, они хотят только, чтобы в общем блоке всех левых партий кадетам было предоставлено не более 2—3, мест.

Таков приговор. Посмотрите мотивы.


____________________________ «УСЛЫШИТТТЬ СУД ГЛУПЦА»...________________________ 275

«В центре спора, несомненно, стоит вопрос о том, существует или нет в Петербурге черносотенная опасность».

Неправда. Если вы беретесь судить большевистскую социал-демократию в передо­вой статье политической газеты, вы обязаны знать то, о чем вы судите. Вы сами гово­рите в той же передовой: «спор, возгоревшийся в настоящее время около резолюций (социал-демократической) конференции, представляет несомненный общественный ин­терес». Кто выражает желание публично участвовать в интересующем всех споре и об­наруживает сразу незнание «центра» спора, тот рискует получить в лицо наименование не из лестных...

Революционная социал-демократия много раз уже во всех своих неоднократных по­литических заявлениях разъясняла и подчеркивала, что «центром» споров о тактике во время выборов нельзя считать вопрос о так называемой черносотенной опасности.

Почему нельзя? Потому, что тактика рабочей партии во время выборов должна быть лишь применением к одному частному случаю общих основ социалистической тактики пролетариата. Выборы представляют из себя лишь одно и притом далеко не самое важ­ное, не самое существенное (особенно в революционную эпоху) поприще борьбы со­циалистического пролетариата за свободу и за уничтожение всякой эксплуатации. Кро­ме борьбы посредством избирательных бюллетеней, существует еще — и неизбежно разгорается в революционные эпохи — борьба иного рода. Об этой иной борьбе склон­ны забывать мнящие себя образованными интеллигенты, у которых сочувствие свободе сидит не дальше, как на кончике языка. О ней склонны забывать мелкие хозяйчики, ко­торые стоят в стороне от самой острой и повседневной борьбы с капиталом и его при­служниками. Но об этой борьбе не забывает пролетарий.

И поэтому для сознательного пролетария тактика во время выборов может быть лишь приспособлением к особой, именно избирательной, борьбе его общей тактики, а ни в каком случае не переменой основ его тактики, не передвижением «центра» этой тактики.


276__________________________ В. И. ЛЕНИН

Основы социалистической тактики во время революции состоят в том, чтобы пере­довой класс, пролетариат, шел во главе народной революции (происходящая теперь в России революция есть буржуазная революция в том смысле, что завоевание всей сво­боды и всей земли народу нисколько не избавит нас от господства буржуазии; ясно, что такой общественно-экономический характер революции не мешает ей быть народной революцией). Передовой класс должен поэтому неуклонно разоблачать перед всеми массами лживость всяких надежд на переговоры и соглашения со старой властью во­обще, на соглашение помещиков и крестьян в земельном вопросе в частности. Передо­вой класс должен самостоятельно вести линию неуклонной борьбы, поддерживая лишь тех, кто действительно борется, лишь в той мере, в какой они борются.

Таковы основы социалистической тактики, предписывающие рабочей партии клас­совую самостоятельность, как правило, сотрудничество и соглашение только с револю­ционной буржуазией и только как исключение.

Либералы не понимают этих основ с.-д. тактики. Им чужда идея классовой борьбы, их отталкивает противопоставление сделок и переговоров — народной революции. Но социал-демократы в принципе все, и большевики и даже меньшевики, признают основы этой тактики. Гг. трудовики, которые берутся вести политический орган, не зная азбуки в современных тактических вопросах социализма, могут прочитать об этом хотя бы в избирательной платформе с.-д. партии — платформе меньшевиков, преобладающих в ЦК.

«Граждане, говорит эта платформа, в Думу надо выбирать таких людей, которые хотят не только для России свободы, но стремятся помочь народной революции для завоевания этой свободы... Большинство первой Думы, руководимое партией «народной свободы», надеялось добиться свободы и земли путем мирных переговоров с правительством... Выбирайте же, граждане, борцов революции, которые вместе с вами будут продолжать великое дело, начатое в январе, октябре и декабре прошлого (1905) года».

«Центр спора», в котором ничего не поняли наши трудовики, состоит в том, допус­тимы ли принципиально


____________________________ «УСЛЫШИТТТЬ СУД ГЛУПЦА»...________________________ 277

соглашения с кадетами с этой точки зрения. На этот вопрос Петербургская с.-д. кон­ференция ответила, вслед за 14-ю делегатами Всероссийской конференции (РСДРП), отрицательно. Соглашения с партией сделок и переговоров с старой властью недопус­тимы. Союзниками в «народной революции» кадеты быть не могут. Присоединение их к «борцам революции» не усиливает, а ослабляет борцов, работу которых тормозят ка­деты, выступающие теперь прямо против борьбы, против всяких революционных ло­зунгов.

Не заметив этого принципиального отношения большевистской социал-демократии к кадетам, наши судьи «слона» не заметили.

Эти трудовики всецело находятся под идейным влиянием либеральной буржуазии. Для них выборы заслонили все, результаты выборов заслонили дело просвещения масс в ходе выборной кампании. Они понятия не имеют о том, что полная ясность, опреде­ленность, недвусмысленность избирательной агитации имеет громадное значение для верного своим принципам социал-демократа, который останется верен своей револю­ционной позиции, хотя бы его соблазняли перспективой получить местечко в Думе, хо­тя бы его пугали перспективой остаться в столице без мандата в Думе. Трудовики же забыли все принципы, забыли все основные задачи революции, поддавшись либераль­ной перепалке: они ничего не видят, ничего не понимают, ни о чем не заботятся и бор­мочут только — «одно место, два места, три места!».

«... Центр вопроса... существует ли в Петербурге черносотенная опасность...»

Итак, черносотенную опасность вы сводите к опасности черносотенной победы на подделываемых правительством выборах! Поймите же, господа, что, ставя так вопрос, вы признаете правительство уже окончательно победившим, а дело свободы, о которой вы болтаете, уже окончательно проигранным! Вы не видите сами и мешаете народным массам видеть ту реальную черносотенную опасность, которая проявляется


278__________________________ В. И. ЛЕНИН

не в голосованиях, а в определении условий голосования (сенатские разъяснения и предстоящая отмена избирательного закона 11-го декабря), в уничтожении результатов голосования (разгон Думы). Вы становитесь всецело на пошлую либеральную точку зрения, ограничивая свои помыслы — и помыслы сбиваемых вами с толку народных масс — борьбой на почве поддельного и подделываемого закона. Черносотенной опас­ности в виде возможного ареста всех выборщиков вы не видите. То, что от вас и всеце­ло от вас зависит, — то, что дает во всяком случае прочное и существенное приобрете­ние революции, именно: развитие революционного сознания масс вполне выдержанной агитацией, это вы теряете. А то, за чем вы хотите гоняться, зависит от столыпинских проделок, от нового разъяснения сената, от нового полицейского нарушения закона о выборах. Следовательно, вы совершенно так же боретесь с «черносотенной опасно­стью», как французские буржуазные республиканцы борются с монархической опасно­стью: именно — посредством укрепления монархических учреждений и монархической конституции в республике. Ибо, поселяя в народе мысль, что черносотенная опасность состоит в опасности черносотенного голосования, вы укрепляете невежество самых не­развитых масс относительно действительного источника и действительного характера черносотенной опасности.

Но пойдем дальше. Допустим, что дальнейших сенатских разъяснений относительно выборов и выборщиков не будет. Перейдем к вопросу о победе тех или иных партий на голосовании в Петербурге при данной избирательной системе.

Трудовики не могут отрицать, что правые партии сильно скомпрометированы, что союз 17 октября терпит поражения, одно позорнее другого, что «в последнее время ок­тябристы совсем притихли, ошеломленные тяжелыми ударами слева», что «общество полевело».

Но... Щедрин давно уже переводит на общепонятный язык это либеральное россий­ское «но» — не растут уши выше лба, не растут! — но «технические затруднения»,


____________________________ «УСЛЫШИТТТЬ СУД ГЛУПЦА»...________________________ 279

«не посылают литературы», «не дают бюллетеней», «полицейские стеснения»...

Вот она, психология российского интеллигента: на словах он храбрый радикал, на деле он подленький чиновник.

От полицейских стеснений должны помочь блоки с кадетами! Почему же не с октяб­ристами, которые «хотят» конституции и которые гарантированы от «стеснений»? Поистине, российская политическая логика: избирательные соглашения, как средство борьбы против непосылки почтой литературы, против невыдачи бюллетеней... Против чего вы боретесь, господа?

— Против тех «законов», на основании которых производятся полицейские безобра­
зия и объявляются «незаконными», не получающими бюллетеней, известные партии. —
Как же вы боретесь?

— Ну, конечно, посредством соглашения с партией, которая либо получит бюллете­
ни от мирнообновленцев, либо войдет еще в сделку со Столыпиным до Думы, либо ос­
танется тоже без бюллетеней!

Русский чиновник (в 20 лет радикал, в 30 либерал, в 40 просто чиновник) привык либеральничать в 4-х стенах и показывать кукиш в кармане. Избирательную кампанию он тоже рассматривает с точки зрения кукиша в кармане. Нужно ли влиять на массы? Пустяки, ведь почта не пересылает нашей литературы.

Не следует ли издавать и распространять литературу помимо «почты» и подобных ей учреждений?

— Пустяки! Это старые революционные иллюзии, не соответствующие «широкой»
конституционной работе. Широкая конституционная работа состоит в том, чтобы на­
дуть начальство: «они» будут меня среди с.-д. или с.-р. искать, а я в кадетском списке
спрячусь так, что меня не разыщут! Правительство будет меня искать, как революцио­
нера, а я надую и правительство, и революционеров, я перебегу в «оппозиционный
блок». Вот я какой хитрый!

— Но не выйдет ли отсюда, о, почтенный политический деятель, что вы надуете и
массы, которые


280__________________________ В. И. ЛЕНИН

перестанут отличать вас от «оппозиции» коленопреклоненных либералов?

— Пустяки! Какие там еще массы... ну, дадим местечко рабочей курии... И потом, с известной точки зрения мы все за свободу... революция стала общенациональной... ка­деты тоже готовы бороться по-своему...

Спрашивается, кроме полицейских соображений есть ли у наших трудовиков поли­тические соображения? Есть. Они состоят в том, что надо приспособляться не к энер­гичному и подвижному, а к сидящему дома, забитому или сонному избирателю. Слу­шайте, как рассуждает «левая» газета:

«По настроениям митингов нельзя еще судить о настроении всей массы избирателей... На митингах бывает не более 1/ю части всех избирателей — конечно, наиболее энергичных и живых, подвижных лю­дей».

Поистине, достаточное основание, чтобы плестись в хвосте наименее энергичных, наиболее мертвых, неподвижных кадетских избирателей! Трагедия российского ради­кала: он десятки лет вздыхал о митингах, о свободе, пылал бешеной (на словах) стра­стью к свободе, — попал на митинг, увидел, что настроение левее, чем его собственное, и загрустил: «трудно судить», «не более 1/ю», «поосторожнее бы надо, господа!» Со­всем как пылкий тургеневский герой, сбежавший от Аси, — про которого Чернышев­ский писал: «Русский человек на rendez-vous» .

Эх, вы, зовущие себя сторонниками трудящейся массы! Куда уж вам уходить на rendez-vous с революцией, — сидите-ка дома; спокойнее, право, будет; и дела не при­дется иметь с этими опасными «наиболее энергичными и живыми, подвижными людь­ми». Вам под стать неподвижные обыватели!

А, может быть, вы теперь на простеньком примере и смекнете, в чем «центр спора» из-за соглашения с кадетами?

Именно в том, почтеннейший, что обывателя мы хотим встряхнуть и превратить в гражданина. А для этого

- свидание. Ред.


____________________________ «УСЛЫШИТТТЬ СУД ГЛУПЦА»...________________________ 281

надо заставить его сделать выбор между обывательской политикой раболепствующе­го перед (тьфу! тьфу!) «конституцией» кадета и между революционной политикой со­циалистического пролетариата.

«Блок всех левых партий» есть потопление «одной десятой наиболее энергичных и живых, подвижных людей» в массе равнодушных, спокойных, сонных, есть подчинение желающих бороться (и способных в решительную минуту увлечь за собой массы) же­лающим так же неприлично лояльничать, как кадеты в первой Думе, так же торговаться с Столыпиным и подло перебегать на его сторону, как кадет Львов.

Реакция наступает на вас, она отняла уже добрую треть завоеваний октября, она гро­зит отнять и остальные две трети. А вы корчите из себя людей порядка, вы защищае­тесь тем, что апеллируете к обывательской психике: никаких наступлений, никакой ре­волюции, мы идем в Думу законодательствовать, мы ограничиваемся обороной, мы стоим на почве закона!

Когда поймете вы, что ограничиться обороной значит уже признать себя разбитым морально? Да вы и на самом деле разбитые морально люди. Вы только и годны на то, чтобы отдать свои голоса кадету.

«Заставить обывателя сделать выбор», говорили мы. Именно, заставить. Ни одна социалистическая партия в мире не могла вырвать массы из-под влияния базирующих­ся на обывательской психике либеральных или радикальных буржуазных партий без некоторого толчка, без некоторого сопротивления, без риска первого опыта: кто на деле защищает свободу, кадеты или мы?

Если есть соглашение с кадетом, обывателю не надо думать об этом. За него уже об­думали дело политиканы из радикальных болтунов и с.-д. оппортунистов, обдумали на rendez-vous с кадетами. Обыватель полевел (не по нашей вине, не в силу нашей пар­тийной проповеди, а в силу столыпинского усердия), обыватель полевел, — и довольно с нас. Полевел, значит, будет за «блок всех левых»! И будет вся обывательская масса, а не то что какая-нибудь одна десятая беспокойных... виноват, подвижных... людей. Надо и собрания, и всю


282__________________________ В. И. ЛЕНИН

политику подгонять под струсившего обывателя, вот, что значит на деле блок с каде­тами.

А мы говорили: надо не только листочки и платформы, не только резолюции и речи, а всю политику и избирательную кампанию вести так, чтобы противопоставлять стру­сившему обывателю решительного борца. И противопоставить это можно только по­средством противопоставления двух различных списков: кадетского и социал-демократического. В столице, печать которой расходится по всей России, в столице, где находятся центры всех партий, в столице, которая идейно-политически руководит всей страной, — в тысячу раз важнее дать образец не политики обывательского благо­душия, а политики, достойной октябрьского борца, вырвавшего кусочек свободы, — политики, достойной пролетариата.

Наши фразы о необходимости сознать ошибки «миролюбивой» кадетской Думы, о необходимости сделать шаг дальше, — останутся пустыми фразами, если мы сами не сделаем шага дальше против обывательской, обломовской идеи: «блок всех левых пар­тий». Наши призывы идти вперед прозвучат фальшью и не зажгут сердца народных борцов, если мы сами, «руководители», «вожди», устроим в столице, перед глазами всех народов России, шаг на месте: под ручку с теми же самыми кадетами, на основе «полюбовного» распределения мест, по-хорошему, все сообща, все заодно, все за сво­боду... Чего уж там разбирать еще? И какая беда, если меньшевик Иван Иваныч сказал когда-то гусака кадету Ивану Никифорычу?

«... На митингах бывает не более 1/ю части всех избирателей...». Хорошо, господин радикал. Поверим вам, в виде исключения, на слово, — сделаем вам эту уступку за то... за то, что вы аргументируете так неловко.

Одна десятая избирателей, это составляет 13 000 из 130 000 по всему Петербургу. Эти тринадцать тысяч наиболее энергичных и живых, подвижных избирателей на­строены левее кадетов. Спрашивается, можно ли, находясь в здравом уме и твердой памяти, утверждать, что энергичные посетители митингов не ведут за собой известного числа менее энергичных домоседов-избира-


____________________________ «УСЛЫШИТТТЬ СУД ГЛУПЦА»...________________________ 283

телей? Всякий понимает, что этого нельзя допустить, что в полуторамиллионном горо­де есть, даже помимо газет и собраний, тысячи иных путей и каналов, которыми проса­чивается настроение передовиков во всю массу. Всякий понимает, — и все выборы во всех странах подтверждают это, — что за каждым энергичным избирателем, посетите­лем митингов, имеется не по одному, а по нескольку избирателей-домоседов.

На прошлых выборах из 150 000 петербургских избирателей подали голоса 60 000. Из них около 40 000 за кадетов, около 20 000 по всему Петербургу за правых. Мы слы­шали, от самого нашего г. радикала, не желающего быть «оптимистом»... (боже упаси! наши радикалы хотят быть «солидными» людьми, ... вроде немецких радикалов 40-х годов прошлого века)... Мы слышали от него, что октябристы совсем притихли, и мы знаем из фактов об их полном поражении. Мы слышим теперь о 13 000 энергичных избирателей, настроенных левее кадетов. Подумайте о том, что отношения между эти­ми цифрами видоизменяются сильно по отдельным участкам. Подумайте о том, сколь­ко голосов стоит обыкновенно за избирателем, посещающим митинги.

Вам станет ясно, что опасность черносотенного голосования в Петербурге, в смысле опасности прохождения в Думу правых из-за раздробления голосов кадетов и социали­стов, есть вздорная сказка. Ведь для того, чтобы в Петербурге прошли в Думу правые, необходимо, чтобы в большинстве участков не только раздробились голоса вообще, но раздробились именно так, чтобы и кадеты и социалисты, взятые порознь, имели голосов меньше, чем имеет список черных. Это явная бессмыслица.

И мы говорим поэтому прямо: если черносотенная опасность не проявится с вне-«конституционной» стороны (а в оценке этой стороны и лежит центр тяжести различ­ной тактики кадетов и социалистов), то раздробление голосов кадетов и социалистов не может дать победы правым в Петербурге.

Опасность черносотенного исхода выборов в Петербурге есть обман народа, распро­страняемый кадетами, «радикалами» и всякими оппортунистами и служащий


284__________________________ В. И. ЛЕНИН

интересам обывательщины в политике. Сказка об этой черносотенной опасности слу­жит на деле интересам кадетов, — которых она помогает ограждать от опасности сле­ва, — служит отуплению масс, которых не заставляют в самом акте голосования отли­чить «законодательствующего» кадета-буржуа от социалиста, ведущего народ на борь-бу.

И поэтому, когда общий хор либералов, трудовиков и оппортунистов с.-д. возглаша­ет по нашему адресу: вы изолированы! — мы отвечаем спокойно: мы очень рады, что изолировали себя от обмана. Мы очень рады, что изолировали себя от грязного дела. Ибо в Петербурге, после 9 января 1905 г., после октября 1905 г., перед 130 000-ной мас­сой избирателей проводить в Думу Кутлеров, Набоковых, Струве и К0 есть безусловно грязное дело.

Мы предсказываем трудовикам и с.-д. оппортунистам, которые заранее ликуют, что кадеты протащат в Думу их, а не большевиков, — мы предсказываем им, что если вто­рая Дума будет кадетской, то им, трудовикам и с.-д. оппортунистам, будет стыдно за проведение в Думу кадетов. Теперь они прямо будут отвечать за это. А кадеты во вто­рой Думе уйдут настолько вправо (это видно из всего их поведения и всей их полити­ческой литературы за последний год), что изобличать их придется даже крайним оп­портунистам. В первой Думе кадет Львов повернул к мирнообновленцам и к оправда­нию черносотенного разгона Думы. Во второй Думе (если история не принесет нам крутого поворота, от которого разлетятся в прах все мелкие сделки с кадетами и все ка­деты), во II Думе кадетские Львовы покажут себя не в конце, а в начале.

Берите же, господа, себе местечки в Думе от кадетов! Мы не завидуем вам. Мы возьмем себе предупреждение массы рабочей и мелкобуржуазной столичной массы. Мы возьмем себе развитие в ней — не только посредством речей, но и посредством са­мих выборов — сознания пропасти между кадетами и социалистами.

Каждому свое, — а «смешивать два эти ремесла есть тьма охотников, мы не из их числа»145.


____________________________ «УСЛЫШИТТТЬ СУД ГЛУПЦА»...________________________ 285

«И они — говорит передовик «Родной Земли» про большевиков — будут даже более одиноки теперь, чем раньше, так как прежние бойкотисты, эсеры, теперь не только идут на выборы, но и стоят за блок с кадетами».

Ново и интересно. Мы уже отмечали как-то раз, что эсеры ведут себя во всем вопро­се об избирательных соглашениях не как политическая партия, а как интеллигентская клика, ибо открытых политических выступлений их организаций по этому вопросу мы не видели. И теперь, если газета, в которой пишет г. Тан, не говорит прямой неправды и не повторяет непроверенного слуха, то мы сделаем дальнейший вывод, — именно тот: эсеры ведут себя в вопросе об избирательных соглашениях политически нечестно или, по крайней мере, с такой шаткостью, которая неотделима от политической опасности.

Всем и каждому известно, что конференция петербургской с.-д. организации отверг­ла блок с к.-д. и предложила против них выборное соглашение трудовикам и эсерам. Резолюция наша напечатана во всех газетах.

Переговоры между ПК РСДРП и соответствующими учреждениями с.-р. и комитета Трудовой группы уже имели место. Расхождения касались исключения нами энесов (н.-с. — «народные социалисты») и числа мест. Если тем не менее эсеры, начав пере­говоры с нами после нашего заявления о безусловном решении дать сражение в Петер­бурге кадетам, начали или продолжали переговоры с кадетами о блоке, то очевидно, что эсеры поступили политически нечестно.

Мы говорим открыто: идем в бой с кадетами. Кто за нас?

И эсеры ведут переговоры и с нами и с кадетами!

Повторяем: правду ли сказал передовик «Родной Земли», мы не знаем. Оставить во­все без внимания прямое утверждение органа, в котором пишет член организационного комитета партии н.-с, — г. Тан, мы не можем. О блоке эсеров с энесами мы знаем и из газет и из сообщений эсеров в переговоре с нами (хотя


286__________________________ В. И. ЛЕНИН

условия этого блока и его настоящий характер нам неизвестны: тут тоже какая-то заку­лисная игра ведется).

Наш долг, следовательно, поставить вопрос публично и открыто, чтобы все знали о поведении такой-то политической партии. До сих пор соотношение партий определя­лось у нас только по программам и литературе, — это ведь одни слова в конечном сче­те. Первая Дума обрисовала некоторые партии на их деятельности. Теперь мы и вы­боры непременно должны использовать и используем для полного просвещения масс относительно действительного характера партий.

Что эсеры скрывают нечто из своих отношений к энесам, это теперь политический факт. Что на деле эсеры идут в хвосте у отколовшейся от них оппортунистической пар­тии, это тоже факт. На деле, значит, эсеры в смысле революционной самостоятельности и решимости гораздо хуже, чем они кажутся. И если они пойдут на блок с кадетами, — да еще ради местечка не для себя, а для энесов, — то мы будем иметь превосходный агитационный материал для разъяснения петербургским рабочим марксистского поло­жения о полной неустойчивости и обманчивой внешности мелкобуржуазных (хотя бы и революционных) партий.

От таких партий «изолировать» себя мы считаем не только делом чести для социал-демократа, но и единственно расчетливой политикой. Только расчет у нас ведется не с точки зрения мест в Думе, а с точки зрения всего рабочего движения в целом, с точки зрения коренных интересов социализма.

Но вернемся к «Родной Земле». До какого легкомыслия доходит эта газета, показы­вает следующая фраза:

«Вообще постановления конференции большевиков сделаны, по-видимому, поспешно и неосмотри­тельно. Чем, в самом деле, трудовики лучше энесов?»

Это «в самом деле», поистине, бесподобно. Автор — такой круглый невежда в поли­тике, что он даже и не замечает того, что ходит нагишом, — совсем как


____________________________ «УСЛЫШИТТТЬ СУД ГЛУПЦА»...________________________ 287

австралийский дикарь. И это — образованные политики мелкой буржуазии!

Ну, что же делать, примемся за «проклятую обязанность» публициста: разжевывать жвачку и учить азбуке.

Трудовики, т. е. комитет Трудовой группы, к которому обратилась СПБ с.-д. кон­ференция, и энесы возникли из Трудовой группы в первой Думе. В этой Трудовой группе было 2 крыла: оппортунистическое и революционное. Нагляднее всего обнару­жилось различие между ними в различии двух аграрных проектов Трудовой группы: проекта 104-х и проекта 33-х.

Общего между этими проектами 1) то, что они стоят за переход земли от помещиков к крестьянам; 2) то, что они пропитаны насквозь духом мелкобуржуазной утопии, уто­пии «поравнения» мелких хозяев (хотя бы в известном отношении) в обществе товар­ного производства.

Различие этих проектов состоит в том, что первый проникнут боязнью мелкого соб­ственника произвести слишком крутой переворот, втянуть в движение слишком боль­шие и слишком бедные массы народа. Превосходно выразил этот «дух» проекта 104-х один из авторов его и лидеров энесов, г. Пешехонов, сославшийся на заявление «хозяй­ственных мужичков» в Думе: «нас послали получить землю, а не отдать ее». Это зна­чит, что наряду с утопией мелкобуржуазного поравнения у этого крыла трудовиков ясно выражены корыстные интересы более зажиточной части крестьянства, боящейся, как бы ей не пришлось «отдавать» (при предположении всеобщего «поравнения», как мыслит себе социализм мелкий буржуа). Взять у помещика, но не отдать пролетарию, — вот лозунг партии хозяйственных мужичков.

Проект же 33-х предлагает немедленную и полную отмену частной собственности на землю. «Поравнительная» утопия здесь тоже есть и в таком же масштабе, но боязни «отдать» нет. Это — утопия не оппортунистического, а революционного мелкого бур­жуа, не хозяйственного мужика, а разоренного мужика, не мечта нажиться от помещи­ка, на счет пролетария, а мечта


288__________________________ В. И. ЛЕНИН

облагодетельствовать всех, и пролетариев в том числе, посредством поравнения. Это — не боязнь втянуть в движение самые широкие и самые бедные массы, а желание втя­нуть их в борьбу (желание, не сопровождающееся уменьем и пониманием дела) .

После Думы это различие двух течений у трудовиков повело к образованию двух различных политических организаций: комитета Трудовой группы и партии н.-с. Пер­вая организация приобрела себе почетное в истории русской революции место своими июльскими воззваниями . До сих пор, насколько известно публике, она этого сввего хорошего имени еще не испортила, нигде от воззваний не отрекалась, в хоре нытиков, кисляев и ренегатов не участвовала.

Вторая же организация именно период разгона Думы использовала для того, чтобы при столыпинском режиме легализоваться, — чтобы в легальной цечати, т. е. ограж­денная от критики слева, «разносить» вышеупомянутые воззвания, рекомендовать на­роду «пока» не задевать известных учреждений старой власти и так далее. Конферен­ция СПБ с.-д. организации выразилась поэтому про эту партию еще слишком мягко, сказав об «уклончивом отношении ее к основным вопросам внедумской борьбы».

Итак, политические факты до сих пор были таковы, что мелкобуржуазные или тру­довые партии ясно разделились на партии революционного мелкого буржуа (с.-р. и ко­митет Трудовой группы) и партию оппортунистического мелкого буржуа (н.-с). Так как для с.-д. избирательная кампания есть одно из средств политического просвещения масс, то мы и здесь, отделив две трудовические партии от третьей, заставили обывате­ля подумать о причинах этого разделения. А подумавши и разузнавши в чем дело, обыватель сделает сознательный выбор.

В заключение, нельзя не отметить, что наивный и невежественный передовик «Род­ной Земли» пускается

По адресу этих, — да и других — мелкобуржуазных революционеров мы могли бы сказать, как один поэт анархист сказал по нашему адресу: «Ломать мы будем вместе, строить — нет»146.


____________________________ «УСЛЫШИТТТЬ СУД ГЛУПЦА»...________________________ 289

в то же время в забавные софизмы, чтобы оправдать свою позицию. Не бесполезно ра­зобрать один софизм, имеющий такой вид, чтобы как раз удовлетворять филистеров:

«Неправы большевики и в том случае, если черносотенной опасности нет. Потому что в таком случае нет необходимости в блоке с с.-р. и трудовиками, и с.-д. партия может с большою пользою для чистоты своего классового содержания выступать на выборах вполне самостоятельно».

Вот, дескать, мы каковы — думает этот радикал — даже о чистоте классового со­держания судить можем!

Да, современный газетный писатель «может» судить обо всем, но понимать дела он не понимает, и знаний у него нет. Неверно, будто необходимость соблюдать чистоту классовой позиции исключает всякие соглашения. Думать так — значит доводить до абсурда взгляды марксизма, превращать их в карикатуру. И точно так же неверно, буд­то нет необходимости блока с с.-р., если нет черносотенной опасности.

Полная самостоятельность избирательной кампании с.-д. рабочей партии есть общее правило. Исключения, однако, приходится допускать всякой живой и массовой партии, — только в разумных и строго ограниченных пределах. В эпоху буржуазной револю­ции все с.-д. допускали политические соглашения с революционной буржуазией и тогда, когда совместно работали в Советах рабочих, крестьянских, солдатских, железнодо­рожных и т. д. депутатов, и тогда, когда подписывали известный манифест Совета ра­бочих депутатов (декабрь 1905 г.)148 или июльские воззвания (июль 1906 г.). Передовик «Родной Земли», очевидно, не знает самых общеизвестных фактов, касающихся роли разных партий в русской революции. Революционная социал-демократия отвергает беспринципные соглашения, отвергает вредные и ненужные соглашения, но связывать себе руки вообще и на все случаи она и не думает. Это было бы ребячеством. Платфор­ма 14-ти делегатов Всероссийской с.-д. конференции документально доказала это .

См. настоящий том, стр. 103—105. Ред.


290__________________________ В. И. ЛЕНИН

Далее. «Необходимость» соглашения с с.-р. и трудовиками в Петербурге вытекает из кадетской опасности. Если бы автор передовицы в «Родной Земле» знал тот предмет, о котором он взялся говорить, то ему было бы известно, что даже среди социал-демократов — сторонников соглашений с кадетами — есть влиятельнейшие организа­ции (например, Бунд), которые признают необходимость блока с революционной бур­жуазией в случае кадетской опасности, когда нет черносотенной опасности. В Петер­бурге возможно было бы не только провести избирательную кампанию в духе револю­ционного и социалистического воспитания масс (этого-то мы, с.-д., во всяком случае достигнем), но и победить кадетов, если бы не изменили меньшевики с.-д., если бы за всеми социалистами пошли все революционные трудовики. А раз мы ведем избира­тельную кампанию, мы не вправе упускать ни единой возможности победы, лишь бы при этом не было принципиальных нарушений социалистической тактики.

Что серьезная борьба в Питере ведется только между кадетами и социал-демократами, это доказано предвыборными собраниями (то же относится и к Москве, причем можно добавить, что результаты всех частичных анкет, например, газеты «Век» или профессионального союза приказчиков «Единение и Сила», тоже подтвердили это положение)

Что соглашение с кадетами есть идейно-политическая гегемония кадетов над их со­юзниками, это доказывает и вся политическая печать и весь характер переговоров. Ка­деты диктуют условия. Кадеты громогласно определяют значение соглашений (вспом­ните их отзывы о меньшевиках и н.-с, «умеренные социалистические партии», «оппо­зиционный блок»). От кадетов просят равенства числа мест, как максимальной уступки.

И так же несомненно, что соглашение с.-д. с революционно-демократическими пар­тиями означает гегемонию с.-д. над мелкой буржуазией. Печать с.-д. открыто, ясно и всесторонне развила все свои взгляды, тогда как с.-р. и комитет Трудовой группы вовсе не высказались самостоятельно по вопросу о согла-


____________________________ «УСЛЫШИТТТЬ СУД ГЛУПЦА»...________________________ 291

шениях. Основной тон взят социал-демократами. Об урезывании их социалистических воззрений, их классовой точки зрения нет и не может быть речи. В распределении мест им тоже не подумает никто предложить меньшую долю. Их кампания в рабочей курии идет безусловно самостоятельно и показывает их преобладание.

При таких условиях бояться повести с собой на бой с кадетами союзников из рево­люционной мелкой буржуазии было бы просто смешно. Даже энесов мы могли бы при таких условиях вести за собой, если бы это оказалось необходимым для дела. Принци­пиальность нашей партии от этого нисколько не пострадала бы: линия остается той же, борьба с главенствующей партией либеральных буржуа-соглашателей ведется нами не менее энергично. Ни один здравомыслящий человек не скажет, что мы пошли за энеса-ми (давая им, вместе с с.-р. и комитетом Трудовой группы, два места из шести). Напро­тив, это означало бы на деле самостоятельную кампанию с.-д. и отрыв нами от кадетов одного из кадетских придатков. Неужели не ясно, что задачам борьбы с кадетами не только не противоречит, а, напротив, прямо служит мобилизация против них полукаде­тов, если последние идут в наш список?

Конференция петербургской с.-д. организации поступила правильно, высказав от­крыто и публично свое отрицательное отношение к энесам. Мы обязаны были преду­предить революционных трудовиков от такой якобы трудовической партии. Если ре­волюционные трудовики оказываются зависящими от формально совершенно само­стоятельной партии н.-с, — пусть это будет заявлено публично. Нам очень важно вы­тащить этот факт на свет божий, заставить признать его, сделать из него все выводы в широкой агитации перед рабочими, перед всем народом.

А затем вопрос о том, лучшего или худшего качества трудовиков мы получаем в со­юзники по борьбе в Петербурге с кадетами, — этот вопрос мы будем решать чисто де­ловым образом. Принципиальную линию мы


292__________________________ В. И. ЛЕНИН

определили. В бой мы идем во всяком случае самостоятельно. Ответственность за наи­менее надежных трудовиков мы открыто сняли с себя и возложили на других.

* * *

Левые кадеты «Товарища» пробовали посмеяться над большевиками, когда они еще в ноябре заявили: в Петербурге борются три главные партии — черносотенцы, кадеты и социал-демократы.

Rira bien qui rira le dernier (хорошо смеется тот, кто смеется последним).

Наше предвидение оправдалось.

В Петербурге будет три списка кандидатов в Думу: черносотенный, кадетский и со­циал-демократический.

Граждане, выбирайте!

Напечатано в январе 1907 г.

в Петербурге отдельной брошюрой Печатается по тексту брошюры

издательством «Новая дума»


ВЫБОРНАЯ КАМПАНИЯ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

В ПЕТЕРБУРГЕ

Петербург, 18 января 1907 г.

Выборная кампания в Петербурге в полном разгаре. Приближается решающий мо­мент: — во-первых, должно на днях определиться, какова окончательная группировка партий на выборах, кто с кем, кто против кого. Во-вторых, совсем близко уже и самые выборы.

Значение столичных выборов громадное. Вся Россия смотрит теперь на Петербург. Здесь — самая живая политическая жизнь, здесь всего сильнее правительство. Здесь центры всех партий, лучшие органы всех направлений и оттенков, лучшие ораторы на предвыборных собраниях.

И теперь уже можно с полной определенностью и решительностью сказать: Петер­бург оправдал себя. Выборная кампания в Петербурге уже дала и продолжает давать с каждым днем поразительное обилие политически-просветительного материала. Его надо изучать и изучать. Его надо систематически собирать, выяснять на нем как можно более выпукло классовые основы самых различных партий — и нести это живое, непо­средственное, всех интересующее и волнующее знание в самые широкие рабочие мас­сы, в самые глухие деревенские захолустья.

Попробуем начать это собирание материала, — конечно, в конспективной форме. Пусть читатель оглянется назад, обдумает в целом весь ход выборной кампании в С.­Петербурге, чтобы составить выдержанное идейное представление о роли социал-демократии,


294__________________________ В. И. ЛЕНИН

чтобы не дать себя увлечь мелочам дня и калейдоскопу политиканской шумихи.

Первый этап. С.-д. теоретически готовятся к выборам. Высказываются виднейшие представители правого и левого крыла. У меньшевиков сначала полные колебания: 1) Череванин за соглашения с кадетами. 2) Кадетская печать ликует и разносит весть об этом во все концы России. 3) Мартов протестует в «Товарище», высказываясь за чис­тые с.-д. списки, упрекая большевиков (№ 1 «Пролетария») даже за общее признание допустимости соглашений с трудовиками против кадетов. 4) Большевики высказыва­ются за чистые с.-д. списки, не исключая соглашений с революционной демократией. 5) Плеханов выступает в буржуазной печати за блоки с к.-д. 6) Среди меньшевиков полное шатание: Ларин гневно осуждает блоки с к.-д., как позор для с.-д. Ник. И—ский допускает блоки с к.-д., предпочитая однако блок с трудовиками против к.-д. 7) Мартов и все меньшевики описывают дугу в 180° и все перекидываются на сторону Плеханова.

Всероссийская конференция РСДРП закрепляет два течения: меньшевики и бундов­цы за блоки с к.-д., большевики, поляки и латыши — безусловно против, допуская со­глашения с революционной демократией.

Второй этап. Развитие идеи блока с к.-д. в печати. Плеханов договорился — до «полновластной Думы». Этим он мог довести меньшевизм до абсурда. Желая сблизить меньшевиков с кадетами, он (вследствие полного непонимания политического положе­ния) достигает обратного: отдаляет меньшевиков от кадетов. С одной стороны, партия к.-д. официально и торжественно отвергает «полновластную Думу», как революцион­ную иллюзию, и высмеивает Плеханова. Становится ясно, что кадеты хотят и требуют идейного блока, подчинения левых кадетскому руководству, кадетской соглашатель­ской, антиреволюционной тактике. С другой стороны, плехановское усердие не по ра­зуму расстраивает ряды меньшевиков: и бундовцы и кавказские меньшевики публично в печати осуждают выступление Плеханова. ЦК, состоящий из преобла-


____________ ВЫБОРНАЯ КАМПАНИЯ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ В ПЕТЕРБУРГЕ___________ 295

дающего числа меньшевиков, молчит, смущенный и растерянный. Плеханов изолиро­ван и тоже умолкает.

Этап третий. Начало массового выступления. Предвыборные собрания в Москве и в Петербурге. В затхлую атмосферу интеллигентского политиканства врывается струя свежего воздуха с улицы. Сразу выясняется мифичность черносотенной опасности: улица подтверждает большевистское положение, что кадеты водят за нос оппортуни­стов, крича о черносотенной опасности и отвлекая этим от себя опасность слева. Борьба на предвыборных собраниях в обеих столицах развертывается, по существу, между к.-д. и с.-д. и, главным образом, с.-д. большевиками. Кадеты тащат всех, улицу, толпу, массы направо, борются с революционными требованиями, прославляют под видом «мирного парламентского пути» сделку с реакцией. С.-д. большевики зовут массы на­лево, разоблачая всю ложь побасенок о мирном пути, весь их корыстно-классовый ха­рактер. Меньшевики стушевываются (по признанию самой, влюбленной в них, кадет­ской печати); они робко критикуют кадетов, не как социалисты, а как левые кадеты, и столь же робко говорят о необходимости соглашения с к.-д.

Этап четвертый. Собирается конференция петербургской с.-д. организации. Выбран­ная всеми членами с.-д. партии на основе дискуссий, т. е. опроса всех относительно со­глашений с кадетами, эта конференция дает безусловное преобладание большевиков, — все равно, считать ли оспоренные той или иной стороной голоса, не считать их во­все, или считать по особой норме. Меньшевики уходят с конференции и начинают рас­кол. Формально они прикрываются смешными и жалкими организационными придир­ками (неправильное будто бы утверждение большевиками мандатов — на деле больше­вики имели преобладание при всяком счете мандатов; — отказ конференции разделить­ся на городскую и губернскую, — на деле ЦК не мог требовать этого по уставу и не требовал ни от Вильны, ни от Одессы, ни от каких других городов).


296__________________________ В. И. ЛЕНИН

На деле, причина устраиваемого меньшевиками раскола ясна для всех: оппортуни­сты социал-демократии перекидываются от пролетариата к либеральной буржуазии, от рабочих с.-д. организаций к неоформленным беспартийным избирательным коллекти­вам.

Конференция не обращает абсолютно никакого внимания на уход меньшевиков, продолжая делать свое дело. В Петербурге шли споры и среди большевиков: так назы­ваемые чистые большевики стоят за отсутствие всяких соглашений с какой бы то ни было другой партией. Так называемые диссиденты стоят за соглашение с революцион­ной демократией, с трудовиками, чтобы разбить в столице России гегемонию кадетов над неразвитой трудящейся массой. Эти споры между «чистыми» и «диссидентами» обострялись в отдельных случаях, но по существу все большевики прекрасно понима­ли, что это расхождение не разделяет их принципиально, а только помогает всесторон­не и деловым образом обсудить все шансы и все виды на выборах.

Социалистический пролетариат не может отказать несоциалистической мелкобур­жуазной массе в позволении идти за ним, чтобы освободить ее из-под влияния кадетов. Конференция после обстоятельных прений принимает решение предложить соглаше­ние эсерам и комитету Трудовой группы на такой основе: два места рабочей курии, два — с.-д., два — трудовикам.

Это было единственно правильное и единственно возможное решение в Петербурге: пренебрегать задачей разбить кадетов невозможно; черносотенной опасности при двух левых списках нет; но при дальнейшем раздроблении левых она могла бы быть, и со­брать массы избирателей было бы невозможно. А предложение конференции оставляло безусловным преобладание с.-д.; идейная и политическая гегемония социал-демократии, во всей чистоте ее принципов, укреплялась.

Относительно партии народных социалистов конференция постановила исключить ее, как полукадетскую, уклончиво относящуюся к основным вопросам внедумской борьбы. Известно, что эта партия после разгона Думы отделилась от революционной мелкой


____________ ВЫБОРНАЯ КАМПАНИЯ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ В ПЕТЕРБУРГЕ___________ 297

буржуазии и принялась проповедовать в легальной печати осторожность и умерен­ность.

Понятно, что революционная социал-демократия обязана была потребовать от со­циалистов-революционеров определенного отношения к подобной партии и либо насто­ять на исключении ее (это было, вероятно, вполне возможно, если бы меньшевики не перебежали в решительный момент от социалистов к кадетам), — либо по крайней ме­ре сложить с себя всецело ответственность за подобных «трудовиков».

Этап пятый. Устраиваемый меньшевиками раскол окрыляет надеждами всю либе­ральную буржуазию. Ликует вся кадетская печать, ликует по поводу «изолирования» ненавистных большевиков, по поводу «мужественного» перехода меньшевиков от ре­волюции в «оппозиционный блок». «Речь», которой принадлежит последнее выраже­ние, прямо называет уже меньшевиков и народных социалистов «умеренно-социалистическими партиями». Получается действительно впечатление, что кадеты увлекут за собой всю мелкую буржуазию (т. е. всех трудовиков до с.-р. включительно) и всю мелкобуржуазную часть рабочей партии, т. е. меньшевиков.

Большевики спокойно продолжают свою самостоятельную работу. Мы рады изоли­ровать себя от грязного дела, говорят они, от предательства и шаткости мелкой буржуа­зии. Мы не подчиняем своей тактики погоне за местами. Мы объявляем: в Петербурге будет во всяком случае три списка: черносотенный, кадетский и социал-демократический.

Этап шестой. Выборы в рабочей курии и разоблачение всей двуличности трудови­ков.

В рабочей курии с.-д. побеждают, но с.-р. оказываются получившими гораздо боль­шую долю, чем мы ожидали. Выясняется, что с. -р. побивали в рабочей курии преимуще­ственно меньшевиков. В Выборгском районе, этой цитадели меньшевизма, проходит, как сообщают, больше эсеров, чем социал-демократов!

У нас подтверждается, таким образом, явление, давно уже отмеченное в других странах. Оппортунизм


298__________________________ В. И. ЛЕНИН

в социал-демократии настолько отталкивает от себя рабочую массу, что она бросается к революционной буржуазии. Совершенно неустойчивая, полная колебаний политика меньшевиков неимоверно ослабляет социал-демократию, играя на руку кадетам в го­родской курии, эсерам в рабочей курии.

Только революционная социал-демократия может удовлетворить запросы пролетар­ской массы и прочно отделить ее от всех мелкобуржуазных партий.

Но, с другой стороны, события выясняют и все двуличие трудовиков. В рабочей ку­рии они (с.-р.) бьют нас тем, что громят меньшевиков, идущих на блок с кадетами. И в то же время они ведут самую беспринципную игру в выборной кампании. Они не де­лают никаких партийных заявлений, не публикуют самостоятельно никаких организа­ционных постановлений, не обсуждают открыто вопроса о блоках с к.-д. Они точно на­рочно тушат все свечи, — подобно людям, желающим в темноте проделывать темные делишки.

Говорят, что с.-р. в блоке с н.-с. Никто не знает условий и характера этого блока. Игра втемную. Говорят (ср. «Родная Земля» от 15 января, а в этой газете сотрудничает г. Тан), что с.-р. за блок с кадетами. Никто не знает правды. Игра втемную. На предвы­борных собраниях та же разноголосица: один с.-р. вместе с энесами зовет к блоку с к.-д., другой проводит резолюцию против блока с к.-д., за блок всех левых против каде­тов.

Полнейшая неустойчивость и двуличность всей, даже самой революционной, мелкой буржуазии выясняется воочию, перед массами. Не будь у нас мелкобуржуазной, оппор­тунистической части с.-д., мы имели бы великолепный случай разъяснить всей рабочей массе, почему только социал-демократия способна честно и последовательно защи­щать ее интересы.

И большевики ведут агитацию на этой почве. Большевики ведут неуклонно свою ли­нию: в Петербурге будут кадетский и социал-демократический списки. Наше решение не зависит от колебаний мелкой буржуазии: захочет она пойти по нашему призыву за


____________ ВЫБОРНАЯ КАМПАНИЯ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ В ПЕТЕРБУРГЕ___________ 299

пролетариатом против либералов, тем лучше для нее. Не захочет — тем хуже для нее, а мы во всяком случае идем социал-демократическим путем.

Седьмой этап. Распад. Кадеты запутываются в переговорах с черносотенцами. Оп­портунисты мелкой буржуазии запутываются в переговорах с кадетами. Большевики неуклонно ведут свою линию.

Газеты сообщают: 1) что г. Милюков получает аудиенцию у г. Столыпина; 2) что по сведениям заграничных газет правительство готово легализировать партию к.-д. под условием незаключения ею блоков налево.

В закулисные махинации партии либеральных предателей врывается луч света. Ка­деты боятся отвергнуть предложение черносотенцев, ибо те грозят разгоном Думы.

Вот где настоящая причина того, что кадеты становятся вдруг в вопросе о соглаше­ниях «твердокаменными», к ужасу оппортунистов мелкой буржуазии.

Кадеты упираются. Больше двух мест всем левым — ни за что! Кадетская «Речь», номер за номером, выясняет с полнейшей отчетливостью и назидательностью, что вес­ти за собой умеренных социалистов (два места из шести) она согласна, для борьбы с «революционными иллюзиями», для борьбы с революцией. Но идти вместе с революци­ей — никогда!

Оппортунисты в отчаянии. Тон статей «Товарища» против «Речи» становится прямо истеричным. Ренегат социал-демократии г. Богучарский вертится и виляет, усовещивая «Речь», приглашает ее — вместе с другими писателями «Товарища» — одуматься и т. д. Недавнее совместное ликование «Речи» и «Товарища» по поводу изолирования большевиков и подчинения умеренных социалистов либералам сменилось свалкой и перебранкой. 7-го января Петербург узнал о решении Петербургской с.-д. конферен­ции. Сегодня 18-е января. И до сих пор ничего не вырешено у кадетов и оппортунистов! Сегодняшний тон «Речи» особенно непримирим против «Товарища», сегодняшний тон «Товарища» особенно резок и растерян в заметках против «Речи».


300__________________________ В. И. ЛЕНИН

Большевики ведут неуклонно свою линию. В Петербурге будет три списка. Где ока­жутся мелкие буржуа, — их дело, а революционный пролетариат во всяком случае вы­полнит свой долг.

Каков будет восьмой этап, мы не знаем. Это зависит, в конце концов, от перегово­ров, от взаимоотношений между кадетами и черносотенным правительством. «Поми­рятся» они на немедленной легализации к.-д. или на чем ином, — изолированы будут мелкие буржуа. Разойдутся пока к.-д. и черносотенцы, — возможно, что кадеты дадут и три места мелким буржуа. Социал-демократия не определяет в зависимости от этого своей политики.

Ход событий в петербургской выборной кампании дает нам маленькую, но велико­лепную картину взаимоотношения между черносотенцами, кадетами и революционным пролетариатом. И этот ход событий замечательно подтверждает испытанную, старую, непримиримую тактику революционных с.-д.

Прямая политика — самая лучшая политика. Принципиальная политика — самая практичная политика. Только она может действительно и прочно привлечь к с.-д-тии симпатии и доверие массы. Только она может избавить рабочую партию от ответствен­ности за переговоры Столыпина с Милюковым, Милюкова с Анненским, Даном или Черновым.

А на оппортунистов с.-д-тии и «трудовых партий» эта ответственность легла отныне навсегда.

Недаром колеблющиеся меньшевики пытаются спастись, уже пускаясь на лицеме­рие. Мы — либо за борьбу с черносотенной опасностью, либо за чистые с.-д. списки, заявляют ушедшие с конференции с.-д. (если верить сегодняшним газетам). Забавная увертка, которой могли бы поверить только совсем наивные люди! Доказано, что чер­носотенной опасности нет в С.-Петербурге при двух левых списках, а при трех? Не хо­тят ли испытать это меньшевики?! Нет, они просто хватаются за соломинку, ибо ход событий припер их к стене: либо перебежать к кадетам на условии полной идейно-политической гегемонии кадетов,


____________ ВЫБОРНАЯ КАМПАНИЯ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ В ПЕТЕРБУРГЕ___________ 301

либо пойти за большевиками, за с.-д. списки с допущением трудовиков.

Такие списки победили бы, наверное, в Петербурге и черносотенников и кадетов. И революционная с.-д-тия, взяв сразу верную линию, будет неуклонно идти по ней, — не боясь временных поражений в случае перехода мелких буржуа к либералам, — почер­пая новую силу и твердость из колебаний и шатаний оппортунизма.

В С.-Петербурге будет три списка: черносотенный, кадетский, социал-демократический .

Граждане, выбирайте!


Просмотров 256

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!