Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ГРАЖДАНЕ! ГОЛОСУЙТЕ НА ВЫБОРАХ ЗА КАНДИДАТОВ 6 часть



А «товарищ» Васильев (тоже из швейцарской кухни выглянувший на революцию) предложил в «Товарище» (17 декабря), прямо ссылаясь на Плеханова, попросту распус­тить с.-д. партию и временно — только временно! — слиться с либералами. Да, неда­ром говорил Либкнехт, что и у них в партии едва ли кто-нибудь хотел уклонения «от партийных принципов». Дело не в хотении, а в том, к чему сила вещей приводит пар­тию за ошибочный шаг. И у Плеханова хотения были самые хорошие: мирком да лад­ком с кадетами против черносотенной опасности, — а вышел один срам и скандал для социал-демократии.

Товарищи рабочие, читайте внимательнее брошюру Вильгельма Либкнехта и по­
строже проверяйте тех, кто советует вам гибельные для пролетариата и для дела свобо­
ды соглашения с кадетами!
Декабрь 1906 г. Н. Ленин

Напечатано в 1907 г. в брошюре,

изданной в Петербурге Печатается по тексту брошюры

издательством «Новая дума»


ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ПЕРЕВОДУ

БРОШЮРЫ К. КАУТСКОГО «ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ

И ПЕРСПЕКТИВЫ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ»

Русские передовые рабочие давно знают К. Каутского, как своего писателя, умеюще­го не только обосновать и разъяснить теоретическое учение революционного марксиз­ма, но и применить его с знанием дела, с серьезным разбором фактов, к сложным и за­путанным вопросам русской революции. И теперь, когда внимание социал-демократов чуть не всецело иногда поглощает безыдейная трескотня либеральных Петрушек, с их вольными и невольными подголосками, когда мелочи «парламентской» техники засло­няют перед многими принципиальные вопросы пролетарской классовой борьбы, когда унылое настроение овладевает сплошь и рядом даже порядочными людьми, принижая их умственные и политические способности, — теперь втройне важно для всех социал-демократов России внимательно прислушаться к мнению Каутского по основным во­просам русской революции. И даже не столько прислушаться к мнению Каутского, сколько вдуматься в его постановку вопроса, — ибо Каутский не так легкомыслен, что­бы болтать о малознакомых ему конкретных вопросах русской тактики, не так невеже­ствен в русских делах, чтобы отделываться общими местами или некритическим по­вторением самого модного выкрика.



Каутский отвечает на вопросы, с которыми Плеханов обратился к ряду иностранных социалистов. И, отвечая на эти вопросы, — вернее, выбирая из этих неумно


222__________________________ В. И. ЛЕНИН

поставленных вопросов то, о чем можно вести с пользой для дела беседу между социа­листами всех стран, — Каутский начинает с скромной оговорки. «По отношению к рус­ским товарищам я чувствую себя в положении учащегося, когда речь идет о русских делах». Эта скромность — не фальшивое скромничанье «генерала» от социал-демократии, который начинает с мещанских ужимок, чтобы кончить какой-нибудь вы­ходкой бурбона. Нет. Каутский на деле ограничился ответом только на такие вопросы, разбираясь в которых он может помочь мыслящим социал-демократам России в их са­мостоятельной работе анализа конкретных задач и лозунгов дня. Каутский отказался быть генералом, который командует: направо или налево! Он предпочел сохранить по­ложение далеко стоящего, но зато вдумчивого товарища, показывающего, каким путем мы должны сами искать ответа.

Плеханов спрашивал Каутского, во-1-х, об «общем характере» русской революции: буржуазная она или социалистическая? Во-2-х, об отношении с.-д. к буржуазной демо­кратии. В-З-х, о поддержке с.-д. партией партий оппозиционных на выборах в Думу.



Вопросы эти подобраны, на первый взгляд, очень «тонко». Но пословица недаром говорит: «Где тонко, там и рвется». Дело в том, что в этих вопросах сколько-нибудь знающий и внимательный человек сразу видит тонкую... подделку. Это — подделка, во-первых, в том смысле, что перед нами образчик метафизики, против которой Плеханов любит пышно декламировать, не умея изгнать ее из своих собственных конкретно-исторических рассуждений.. Это подделка, во-2-х, в том смысле, что вопрошаемый ис­кусственно загоняется в одну маленькую и до убожества узкую загородочку. Только при полной, можно сказать девственной, невинности в вопросах политики можно не заметить того, как Плеханов нарочно начинает издалека, подталкивая легонечко во­прошаемого к оправданию... блоков с кадетами!

Подгонять простоватого собеседника к оправданию блоков с определенной партией и не называть этой


__________ ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ПЕРЕВОДУ БРОШЮРЫ К. КАУТСКОГО_________ 223

партии; — толковать о революционном движении и не различать революционной и оп­позиционной буржуазной демократии; — намекать, что буржуазия «борется» по-своему, т. е. иначе, чем пролетариат, и не говорить прямо и ясно, в чем же тут на деле различие; — ловить собеседника, как галчонка, на приманку амстердамской резолю­ции, которая должна прикрыть от иностранца действительное содержание спорных во­просов русской социал-демократии; — выводить конкретные положения об определен­ной тактике в определенном случае, об отношении к различным партиям буржуазной демократии из общей фразы, об «общем характере» революции, вместо того, чтобы этот «общий характер русской революции» выводить из точного разбора конкретных данных об интересах и положении различных классов в русской революции; — разве же это не подделка? разве это не явная насмешка над диалектическим материализмом Маркса?



Да — да, нет — нет, а что сверх того, то от лукавого! Либо буржуазная, либо социа­листическая революция, а остальное можно «вывести» из основного «решения» по­средством простых силлогизмов!

Громадной заслугой Каутского является то, что он, отвечая на подобные вопросы, сразу понял суть дела и суть ошибки, заключенной уже в формулировке самих вопро­сов. Каутский, в сущности, ответил на плехановские вопросы тем, что отбросил пле­хановскую постановку вопроса! Каутский ответил Плеханову тем, что исправил плеха­новскую постановку вопроса. Критика плехановской постановки вопроса, данная Каут­ским, вышла при этом тем убийственнее, чем мягче и осторожнее поправлял он ини­циатора анкеты. «Мы хорошо поступим, — пишет Каутский, — если усвоим себе ту мысль, что мы стоим перед совершенно новыми ситуациями и проблемами, к которым не подходит ни один старый шаблон».

Это не в бровь, а в глаз против плехановского вопроса: буржуазная ли революция у нас по общему ее характеру или социалистическая? Это — старый шаблон, говорит Ка­утский. Нельзя так ставить вопроса,


224__________________________ В. И. ЛЕНИН

это не по-марксистски. Революция в России не буржуазная, ибо буржуазия не принад­лежит к движущим силам теперешнего революционного движения России. И револю­ция в России не социалистическая, ибо она никоим образом не может привести проле­тариат к единственному господству или диктатуре. Социал-демократия может победить в русской революции и должна стремиться к этому. Но победой теперешней револю­ции не может быть победа только пролетариата без помощи других классов. Какой же класс является, в силу объективных условий теперешней революции, союзником про­летариата? Крестьянство: «прочная общность интересов на все время революционной борьбы существует только между пролетариатом и крестьянством».

Все эти положения Каутского дают самое блестящее подтверждение тактики рево­люционного крыла российской социал-демократии, т. е. тактики большевиков. И это подтверждение тем более ценно, что Каутский, отстранив от себя конкретные и прак­тические вопросы, сосредоточил все внимание на систематическом изложении общих основ социалистической тактики в нашей революции. Он показал, что затасканный Плехановым прием рассуждения: «революция буржуазная — надо поддерживать бур­жуазию» не имеет ничего общего с марксизмом. Он признал таким образом основную ошибку нашего с.-д. оппортунизма, т. е. меньшевизма, против которой еще с начала 1905 года вели борьбу большевики.

Далее, анализ Каутского, исходившего не из общих фраз, а из разбора положений и интересов определенных классов, подтвердил тот вывод, который находили «бестакт­ным» наши кадетские подголоски, именно: что буржуазия больше боится в России ре­волюции, чем реакции, что абсолютизм она ненавидит за порождение им революции, что политической свободы она хочет для прекращения революции. Сопоставьте это с наивностью веры в кадета у нашего Плеханова, который незаметно отождествил в сво­их вопросах борьбу оппозиции со старым порядком и борьбу против покушений


__________ ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ПЕРЕВОДУ БРОШЮРЫ К. КАУТСКОГО_________ 225

правительства — раздавить революционное движение! В отличие от шаблонного взгляда меньшевиков на «буржуазную демократию», Каутский показал ее революцион­ные и нереволюционные элементы, показал банкротство либерализма, неизбежность тем более быстрого поворота либералов вправо, чем самостоятельнее и сознательнее становится крестьянство. Буржуазная революция, совершаемая пролетариатом и кре­стьянством вопреки неустойчивости буржуазии, — это коренное положение большеви­стской тактики всецело подтверждено Каутским.

Каутский показывает, что в ходе революции победа вполне может достаться с.-д. партии, и что эта партия должна внушать своим сторонникам уверенность в победе. Меньшевистская боязнь с.-д. победы в данной революции опять-таки всецело опровер­гается выводом Каутского. Смешные потуги Плеханова «подвести» задачи нашей рево­люции «под Амстердамскую резолюцию» выступают особенно комично наряду с про­стым и ясным положением Каутского: «нельзя успешно бороться, если наперед отказы­ваешься от победы».

Еще рельефнее выступает коренная разница между методами Каутского и вождя те­перешних наших оппортунистов, Плеханова, когда мы читаем у первого: думать, что «все те классы и партии, которые стремятся к политической свободе, должны просто-напросто действовать вместе, чтобы добиться ее», значит «иметь в виду лишь полити­ческую поверхность совершающегося». Это звучит так, как будто Каутский прямо име­ет в виду ту компанийку перебежавших к либералам социал-демократов, гг. Португало-вых, Прокоповичей, Кусковых, Богучарских, Изгоевых, Струве и пр., которые именно указываемую Каутским ошибку и делают (водя притом за собою Плеханова). То об­стоятельство, что Каутский не знает писаний этих господ, только усиливает значение его теоретического вывода.

Нечего и говорить, что основные положения всех русских с.-д. о несоциалистиче­ском характере крестьянского движения, о невозможности возникновения социализма из мелкого крестьянского производства и т. д.


226__________________________ В. И. ЛЕНИН

целиком разделяет Каутский. Социалистам-революционерам, любящим уверять, что они «тоже согласны с Марксом», весьма поучительно будет подумать над этими слова­ми Каутского.

В заключение, несколько слов об «авторитетах». Марксисты не могут стоять на обычной точке зрения интеллигента-радикала с его якобы революционной отвлеченно­стью: «никаких авторитетов».

Нет, Рабочему классу, ведущему во всем мире трудную и упорную борьбу за полное освобождение, нужны авторитеты, — но, разумеется, в том только смысле, в каком мо­лодым рабочим нужен опыт старых борцов против угнетения и эксплуатации, борцов, проведших много стачек, участвовавших в ряде революций, умудренных революцион­ными традициями и широким политическим кругозором. Авторитет всемирной борьбы пролетариата нужен пролетариям каждой страны. Авторитет теоретиков всемирной со­циал-демократии нужен нам для уяснения программы и тактики нашей партии. Но этот авторитет не имеет, конечно, ничего общего с казенными авторитетами буржуазной науки и полицейской политики. Этот авторитет есть авторитет более разносторонней борьбы в тех же рядах всемирной социалистической армии. Насколько важен он для расширения кругозора борцов, настолько недопустила была бы в рабочей партии пре­тензия решать со стороны, издали, практические и конкретные вопросы ближайшей по­литики. Коллективность передовых сознательных рабочих каждой страны, ведущих непосредственную борьбу, всегда будет наибольшим авторитетом во всех таких вопро­сах.

Таков наш взгляд на авторитетность мнений и Каутского и Плеханова. Теоретиче­ские работы последнего — главным образом критика народников и оппортунистов — остаются прочным приобретением с.-д. всей России, и никакая «фракционность» не ос­лепит человека, обладающего хоть какой-нибудь «физической силой ума», до забвения или отрицания важности этих приобретений. Но как политический вождь русских с.-д. в буржуазной российской революции, как тактик


ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ПЕРЕВОДУ БРОШЮРЫ К. КАУТСКОГО



Плеханов оказался нише всякой критики. Он проявил в этой области такой оппорту­низм, который повредил русским с.-д. рабочим во сто раз больше, чем оппортунизм Бернштейна — немецким. И с этой кадетообразной политикой Плеханова, вернувшего­ся в лоно изгнанных им в 1899—1900 гг. из с.-д. партии гг. Прокоповичей и К0, мы должны вести самую беспощадную войну.

Что этот тактический оппортунизм Плеханова есть сплошное отрицание основ мар­ксистского метода, — доказывает лучше всего знакомство с ходом рассуждения Каут­ского в предлагаемой читателю статье.


Написано в декабре 1906 г.

Напечатано в 1907 г. в брошюре, изданной в Москве издательством «Новая эпоха»


Печатается по тексту брошюры


КАК ОТНОСЯТСЯ К ВЫБОРАМ В ДУМУ ПАРТИИ БУРЖУАЗНЫЕ И ПАРТИЯ РАБОЧАЯ?

Газеты переполнены известиями о подготовлении выборов. Каждый почти день мы узнаем то о новом «разъяснении» правительства, вычеркивающего еще и еще один раз­ряд неблагонадежных граждан из избирательного списка, — то о новых преследовани­ях, запрещении собраний, закрытии газет, арестах предполагаемых выборщиков и кан­дидатов. Черносотенцы подняли голову. Они гикают и улюлюкают наглее, чем когда бы то ни было.

Неугодные правительству партии тоже готовятся к выборам. Эти партии уверены, и вполне справедливо уверены, в том, что масса избирателей сумеет сказать свое слово, выразить посредством выборов свое настоящее убеждение, вопреки всем проделкам, придиркам, мелким и крупным притеснениям, направленным против избирателя. Уве­ренность эта основывается на том, что самые свирепые преследования, самые невыно­симые придирки отнимут, самое большее, сотни, тысячи, допустим десятки тысяч, из­бирателей по целой России. Но ведь настроение массы и отношение ее к правительству от этого не изменится. Можно выкинуть из списка 10—20 тысяч избирателей, скажем, по Петербургу, но полуторастотысячная масса столичных избирателей от этого только сжимается, уходит в себя, прячется, притихает на время, но не исчезает и не меняет своего массового настроения, а если меняет, то, конечно,


___________________ КАК ОТНОСЯТСЯ К ВЫБОРАМ В ДУМУ ПАРТИИ?_________________ 229

не в пользу правительства. И поэтому, пока в корне не изменен избирательный закон, пока не попраны окончательно все остатки выборной легальности (они еще могут быть попраны посредством систематического ареста выборщиков: от Столыпина надо ждать всего худшего!), — до тех пор остается несомненным, что настроение массы решит ре­зультаты выборов — и, конечно, не в пользу правительства с его черносотенцами.

И все, кто не стоит на стороне правительства, надеются на избирательную массу. Но если вы присмотритесь к тому, в чем состоит собственно надежда на массу, как отно­сятся те или иные партии к массе, то вы увидите целую пропасть различия между пар­тиями буржуазными и партией пролетариата.

Кадеты стоят во главе либерально-буржуазных партий. На выборах в первую Думу они позорно изменили делу борьбы, отказались от бойкота, пошли покорно на выборы сами и повели за собой неразвитую массу. Теперь они надеются на косность этой мас­сы, на стеснение агитации и выборной кампании левых партий. Кадетская надежда на массу состоит в надежде на неразвитость и забитость массы: дескать, в нашей про­грамме и тактике масса не разберется, дальше мирного и легального, самого мирного и самого робкого протеста не пойдет — не потому, что не хочет, а потому, что не пустят. Будут голосовать за нас, ибо у левых нет ни газет, ни собраний, ни листков, ни гаран­тий от произвольных арестов и преследований, — вот как мыслит кадет. И он гордо поднимает очи к небу: благодарю тебя, господи, что я не похож на одного из этих «крайних»! я — не революционер, я сумею приспособиться, самым покорным и самым нижайшим образом приспособиться к любым мероприятиям, я даже избирательные бланки достану от мирнообновленцев.

Поэтому вся предвыборная кампания кадетов направлена на запугиванье массы чер­носотенной опас-

См. настоящий том, стр, 197—198. Ред.


230__________________________ В. И. ЛЕНИН

ностью, на запугиванье массы опасностью от крайних левых партий, на приспособле­ние к обывательщине, к трусости и дряблости мещанина, на уверение его в том, что ка­деты всего безопаснее, всего скромнее, всего умереннее, всего аккуратнее. Ты испугал­ся, обыватель? — спрашивают читателя каждый день кадетские газеты. — Положись на нас! Мы не будем тебя пугать, мы против насилий, мы покорны правительству, поло­жись только на нас, и мы все для тебя устроим «по возможности»! И за спиной запу­ганных обывателей кадеты пускают в ход все уловки, чтобы уверить правительство в своей лояльности, уверить левых в своем свободолюбии, уверить мирнообновленцев в своей близости к их партии и к их бланкам.

Никакого просвещения сознания масс, никакой агитации, поднимающей массы, ни­какого разъяснения последовательно-демократических лозунгов, торговля мандатами за спиной запуганного обывателя, — вот предвыборная кампания всех партий либе­ральной буржуазии, начиная от беспартийных (из «Товарища») и кончая партией демо­кратических реформ.

Отношение рабочей партии к массе — прямо противоположное. Не то нам важно, чтобы обеспечить себе сделками местечко в Думе. Наоборот, сами эти местечки важны лишь потому и постольку, поскольку они могут послужить развитию сознания масс, повышению их политического уровня, организации их не во имя обывательского благо­получия, не во имя «спокойствия», «порядка» и «мирного (буржуазного) благоденст­вия», а во имя борьбы, борьбы за полное освобождение труда от всякой эксплуатации и от всякого гнета. Лишь потому и постольку важны для нас и местечки в Думе и вся из­бирательная кампания. Рабочая партия все надежды возлагает на массу, но на массу не запуганную, не пассивно подчиняющуюся, не покорно несущую ярмо, а массу созна­тельную, требовательную, борющуюся. Рабочая партия с презрением должна относить­ся к обычному либеральному приему: запугивать обывателя призраками черносотенной опас-


___________________ КАК ОТНОСЯТСЯ К ВЫБОРАМ В ДУМУ ПАРТИИ?_________________ 231

ности. Вся задача с.-д. — развивать в массе сознание того, в чем состоит действитель­ная опасность, действительная задача борьбы тех сил, которые не в Думе имеют свой источник, не в думских прениях находят полное выражение, не в Думе решат вопрос о будущем России.

Рабочая партия предостерегает поэтому массы от закулисных избирательных проде­лок кадетской буржуазии, от ее отупляющего сознание крика: доверьте нам, адвокатам, профессорам и просвещенным помещикам, дело борьбы с черносотенной опасностью!

Доверяйте только своей социалистической сознательности и своей социалистиче­ской организации, — говорит массам рабочая партия. Отдать первенство в борьбе и право руководить ею либеральным буржуа, значит продать дело свободы за шумиху фраз, за мишуру модных и ярких вывесок. Никакая черносотенная опасность в Думе не принесет такого вреда, как развращение сознания масс, идущих слепо за либеральной буржуазией, за ее лозунгами, за ее кандидатурными списками, за ее политикой.

Среди тех масс, к которым обращается рабочая партия, численно преобладает кре­стьянство и всевозможные слои мелкой буржуазии. Они решительнее кадетов, честнее их, способнее в тысячу раз на борьбу, но в политике они слишком часто идут на поводу у кадетских болтунов. Они колеблются и сейчас между борющимся пролетариатом и соглашательской буржуазией.

Проповедники блоков с кадетами вредят не только пролетариату и всему делу сво­боды. Они вредят развитию сознания мещанской и крестьянской бедноты. Они не ис­полняют своего прямого долга: освобождать их из-под влияния либеральной буржуа­зии. Посмотрите на трудовиков, «народных социалистов» и с.-р-ов. Они колеблются й тоже занимаются преимущественно проектами сделок с кадетами. Вожди трудовиков, не сумев создать своей партии, удесятеряют свои думские ошибки, призывая массы го­лосовать за кадетов (Аникин через газетных репортеров, Жилкин в


232__________________________ В. И. ЛЕНИН

«Товарище» и проч.). Это — прямая измена делу крестьянской борьбы, прямая выда­ча мужика либеральному помещику, который так же ограбит крестьян выкупом по «справедливой» оценке, как ограбили мужика его предки в 1861 году. А «народные со­циалисты»? Их даже кадеты, смеясь, называют «кадетами второго призыва» (Милюков в «Речи»135). Их вожди (Анненский и др.) тоже призывают к блокам с кадетами. Их крохотная партия (по сведениям благоволящего к ним «Товарища», более слабая, чем даже партия мирного ограбления, — каких-нибудь 2000 человек на Россию!) — про­стой придаток кадетов. С.-р-ы держат себя тоже двусмысленно: и в октябрьский период и в период первой Думы они прикрывали свой раскол с н.-с-ми, шли вместе с ними, ве­ли одни и те же газеты. Теперь они не ведут никакой открытой и самостоятельной борьбы, не выступая достаточно широко, открыто и резко против «кадетов второго призыва», не дают массам никакого исчерпывающего материала для критики этой пар­тии, не развертывают никакой принципиальной оценки всей избирательной кампании и всех избирательных соглашений вообще.

Великая историческая обязанность рабочей партии — способствовать созданию са­мостоятельной политической партии рабочего класса. Этому делу вредят проповедни­ки блоков с кадетами.

Другая великая обязанность — освобождать массы разоряющегося, бедствующего, гибнущего мещанства и крестьянства от влияния идей и предрассудков либеральной буржуазии. Этому делу также вредят проповедники блоков с кадетами. Они не отры­вают мужика от либерала, а укрепляют эту противоестественную связь, гибельную для дела свободы и для дела пролетариата. Они не предостерегают крестьянскую массу от закулисной либеральной политики (или вернее политиканства с дележом мест в Думе), а освящают это политиканство своим участием в нем.

Долой всякие блоки! Рабочая партия должна быть на деле самостоятельна в своей избирательной кампа-


___________________ КАК ОТНОСЯТСЯ К ВЫБОРАМ В ДУМУ ПАРТИИ?_________________ 233

нии, а не на словах только. Она должна дать всему народу и особенно всей пролетар­ской массе образец идейной, стойкой, смелой критики. Этим и только этим мы привле­чем массы к действительному участию в борьбе за свободу, а не к игрушечному либе­рализму кадетских предателей свободы.

«Тернии Труда» № 2, Печатается по тексту

31 декабря 1906 г. еженедельника «Тернии Труда»


ПЛЕХАНОВ И ВАСИЛЬЕВ

Отношение меньшевистской с.-д. печати к известным геростратовским выступлени­ям Плеханова в «Товарище» заслуживает внимания всей партии рабочего класса. Вид­нейший представитель меньшевистского течения, вождь меньшевиков, как его называ­ют открыто и постоянно все либеральные газеты, выступает публично с предложением общей платформы с.-д. и к.-д.

И меньшевики молчат!

У них точно нет ни газет, ни сборников, ни листков, ни учреждений, ни коллегий, нет ни одной партийной организации. Их точно не касается то, что говорит перед всей Россией их вождь об их политике...

Но мы все прекрасно знаем, что у меньшевиков имеются и организации — даже та­кие влиятельные, как ЦК — и всевозможные органы. Поэтому молчание их только лишний раз подтверждает всю фальшь их позиции. Одни бундовцы выделяются из меньшевистской массы. Они восстали против лозунга «полновластная Дума» в своей, к сожалению, почти неизвестной русским газете «Volkszeitung». Они высмеяли Плехано­ва и в издаваемой ими по-русски «Нашей Трибуне». Они доказали этим по крайней ме­ре, что имеют смелость иметь свое мнение, признавать на деле, а не на словах только, свою партийную организацию, обязанную высказываться открыто и прямо по всем по­литическим вопросам, обязанную ставить свой политический долг


ПЛЕХАНОВ И ВАСИЛЬЕВ____________________________ 235

перед пролетариатом выше личной приязни, кумовства и почтения к персонам...

Какое это безобразное явление в рабочей партии! Преобладающее в партии течение, имеющее ЦК в своих руках, не смеет заговорить об ошибках одного из своих членов. На всех собраниях, при всяком споре перед рабочими, при всякой дискуссии с больше­виками меньшевики клянутся и божатся, что они с Плехановым не согласны. А в печа­ти они молчат: ни единого официального заявления какой бы то ни было партийной ячейки. Что же это такое? Отрекаться втихомолку и подтверждать официальным мол­чанием? Бранить за глаза и молчать в присутствии... барина. Так поступают только... угадайте сами, почтеннейшие, кто так поступает.

А рабочим и всей партии мы скажем: нельзя доверять тем политическим вождям, ко­торые исчезают со всеми своими коллегиями перед наездническим наскоком кого бы то ни было. Нельзя доверять. При всяком окончательном решении все эти «вожди» будут поступать не так, как они говорят, а так, как за них говорит некто третий.

Между прочим. Поведение Плеханова и меньшевиков в данном инциденте — хоро­шая иллюстрация к ходячим толкам об интеллигентском характере нашей партии. Да, непомерно у нас влияние непролетарской интеллигенции на пролетариат, это правда. Не будь этого, разве могла бы пролетарская партия снести хоть одну неделю выходки Плеханова и отношение к ним меньшевиков?

Мы сейчас только получили выписку из грузинского с.-д. органа тифлисских меньшевиков «Цин» («Вперед»)136 от 8 декабря. Тифлисские меньшевики решительно оспаривают Плеханова, заявляя, что его соображения в пользу лозунга «полновластная Дума» ошибочны, что с.-д. не могут подразумевать учре­дительное собрание под этим лозунгом. Лозунг «полновластная Дума» — пишут они — «был бы урезы­ванием нашей программы». Далее, доказывается, что и для к.-д. неприемлем этот лозунг и что вообще об общей платформе с.-д. и к.-д. не может быть и речи. Общая платформа «есть урезывание крыльев нашей партийной самостоятельности, затушевывание различий в воззрениях с.-д-тии и буржуазных партий».

Верно, товарищи тифлисские меньшевики! С удовольствием констатируем, что вопреки Центрально­му Комитету и большинству меньшевиков русских бундовцы и кавказцы не уклонялись от своего долга прямо назвать ошибкой мнение Плеханова и все его выступление.


236__________________________ В. И. ЛЕНИН

Как наглядно обнаруживается здесь истинный характер толков о беспартийном рабо­чем съезде. Вот если бы нашу партию заменила легальная рабочая (просто рабочая, не социал-демократическая) партия, — как того желают Ларин, публицисты «Нашего Де­ла» и «Современной Жизни», — вот тогда для таких выступлений, как плехановское, был бы полный простор. Пиши в любых газетах, вступай в любые литераторские или общеполитические блоки с кем угодно, предлагай от своего имени, не считаясь ни с ка­кой партийной организацией, свои лозунги! Полная свобода для интеллигентской ин­дивидуалистической натуры при полной неоформленности беспартийной рабочей мас­сы. Разве это не идеал старого прокоповического «Credo» (за которое мы с Плехано­вым в 1899—1900 году обрушились на Прокоповича и изгнали его со всеми его при­сными из с.-д. партии)? «Credo» — это квинтэссенция с.-д. оппортунизма — пропове­довало неполитические, беспартийные рабочие союзы для экономической борьбы и ли­беральную политическую борьбу. Блоки с кадетами и беспартийный рабочий съезд — это не что иное, как «Credo» 1899 года, переизданное в 1906—1907 году.

Плехановские выступления в «Товарище» — это не что иное, как осуществление на деле ларинского предложения: свободные пропагандистские общества всех и всяческих «социалистов» — с позволения сказать, социалистов — на фоне беспартийных рабочих организаций. На деле Плеханов выступал в «Товарище» не как член партии, не как член одной из партийных организаций. Это — факт, которого никакими софизмами не уст­ранить, от которого никакое «отмалчивание» меньшевистского ЦК не спасет известной фракции нашей партии. На деле Плеханов выступал именно по-ларински, как внепар­тийный социалист в внепартийном «социалистическом» органе с внепартийным несо­циалистическим и даже антисоциалистическим предложением.

Васильев пошел по стопам Плеханова. Швейцария, благодаря ее свободе от тради­ций русского революцион-

- символ веры, программа, изложение миросозерцания. Ред.


ПЛЕХАНОВ И ВАСИЛЬЕВ____________________________ 237

ного пролетариата, дает нам все более и более «передовых» оппортунистов.


Просмотров 271

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!