Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ГРАЖДАНЕ! ГОЛОСУЙТЕ НА ВЫБОРАХ ЗА КАНДИДАТОВ 5 часть



Правительство испытывало свою силу на этом военном подавлении освободительно­го движения. Хватит силы, — вовсе не созовем Думы, сразу удовлетворим желания Союза русского народа и тому подобных «истинно-русских» партий черносотенцев. Не хватит силы, — созовем еще раз, попытаемся переделать избирательный закон, попы­таемся обеспечить черносотенную Думу или укротить кадетскую Думу. Так рассужда­ло правительство.

Военной силы беспощадного подавления хватило до сих пор, по крайней мере, толь­ко на то, чтобы посредством сенатских разъяснений отнять, вопреки закону, избира­тельное право у тысяч и десятков тысяч рабочих, неимущих крестьян, железнодорож­ников. Финансовые затруднения правительства чрезвычайно усилились. Займа пока не удается добыть. Грозит неминуемое банкротство. Внутри страны правительство не мо­жет опереться ни на одну партию, колеблясь между шайками хулиганов (истинно рус­ские люди) и октябристами. Вполне спеться оно не могло даже и с октябристами.


202__________________________ В. И. ЛЕНИН

При таких условиях начинается избирательная кампания во вторую Думу. Обыва­тель запуган. На него удручающе повлияли военно-полевые суды. Он находится под впечатлением правительственного хвастовства, что Дума будет послушной. Он подда­ется настроению и готов простить все ошибки кадетам, готов выбросить за борт все то, чему научила его первая Дума, и голосовать за кадета, лишь бы не прошел черносоте­нец.

Со стороны обывателя такое поведение понятно. Обыватель никогда не руководится твердым миросозерцанием, принципами цельной партийной тактики. Он всегда плывет по течению, слепо отдаваясь настроению. Он не может рассуждать иначе, как противо­поставляя черной сотне самую скромную иа оппозиционных партий. Он не в состоянии самостоятельно обдумать опыт первой Думы.

Но то, что естественно для обывателя, непростительно для партийного человека и совсем уже неприлично для социал-демократа. Прислушайтесь, в самом деле, к дово­дам тех социал-демократов, которые зовут социалистов рабочих голосовать за кадетов (все равно, за одних ли только кадетов там, где социал-демократы отказались вовсе вы­ставлять своего кандидата, или за кадета вместе с социал-демократом, где есть общий список). Вместо доводов вы услышите один только припев, один крик страха и отчая­ния: как бы не прошли черносотенцы! голосуйте все за кадетов! составляйте общие списки с кадетами!

Социал-демократ, член рабочей партии, не может опускаться до такой обыватель­щины. Он должен дать себе ясный отчет в том, какие действительные общественные силы ведут борьбу, какое действительное значение имеет Дума вообще и господство­вавшая в первой Думе партия кадетов в особенности. Кто рассуждает о современной политике пролетариата, не обдумав всех этих вопросов, тот никогда не может прийти к сколько-нибудь верным выводам.



За что идет теперь борьба в России? За свободу, т. е. за власть народных представи­телей в государстве,



Первая страница еженедельника «Тернии Труда» № 1, 24 декабря 1906 г. с передовой статьей В. И. Ленина «Политическое положение и задачи

рабочего класса»

Уменьшено



_____________ ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ЗАДАЧИ РАБОЧЕГО КЛАССА____________ 205

а не старого правительства. За землю для крестьян. Правительство всеми силами борет­ся против этих стремлений, отстаивает свою власть, свою землю (ибо самые богатые помещики принадлежат к числу самых знатных и наиболее высокопоставленных лиц в государстве). Правительство имеет против себя рабочих и массу крестьянской бедноты, а также, разумеется, и городской бедноты, о которой не к чему говорить отдельно, ибо у нее нет особых интересов в отличие от основных интересов пролетариата и крестьян­ства.

Как относятся к борьбе высшие классы, помещики и буржуазия? Сначала, до 17-го октября, большая часть их были либеральны, т. е. сочувствовали свободе, даже помога­ли так или иначе борьбе рабочих. Буржуазия была недовольна самодержавным поряд­ком управления и требовала себе тоже участия в государственных делах. Буржуазия называла себя демократичной, т. е. стоящей за народную свободу, чтобы найти под­держку в народе своим стремлениям. Но после 17-го октября буржуазия удовлетвори­лась тем, что получено, т. е. участием помещиков и капиталистов в государственных делах и обещаниями свободы со стороны уцелевшей старой власти. Буржуазия испуга­лась самостоятельной борьбы пролетариата и крестьянства, провозгласив: довольно ре­волюции!



До 17-го октября была одна широкая либерально-буржуазная партия земцев, соби­равшихся на свои знаменитые полулегальные съезды и издававших за границей журнал «Освобождение»131. После 17-го октября участники земских съездов раскололись: дельцы-капиталисты и более крупные или по-крепостнически хозяйничающие поме­щики ушли в партию октябристов, т. е. прямо перешли на сторону правительства. Дру­гая часть, в особенности адвокаты, профессора и прочая буржуазная интеллигенция об­разовали партию к.-д. (конституционалистов-демократов). Эта партия тоже повернула против революции, тоже испугалась рабочей борьбы, тоже провозгласила: довольно! Но она хотела


206__________________________ В. И. ЛЕНИН

и хочет прекратить борьбу более тонкими средствами, маленькими уступками народу, выкупом для крестьян и т. п. Партия кадетов обещала народу свободу и крестьянам землю, если народ будет выбирать кадетов в Думу. Социал-демократы понимали, что это обман народа, и потому бойкотировали Думу. Но темные крестьяне и запуганные обыватели провели все же кадетов в Думу. Кадеты, вместо борьбы за свободу, стали из Думы звать народ к успокоению, а сами добиваться назначения их в царские министры. И Думу разогнали за неугодные речи, за то, что социал-демократы и более смелые де­путаты обращались к народу с думской трибуны и звали его на борьбу.

Теперь даже самые слепые или темные люди должны понять, какова партия кадетов. Это партия не народных борцов, а буржуазных ходатаев, посредников-торгашей. Толь­ко тогда рабочие и сознательные крестьяне в состоянии будут добиться своих целей, когда масса перестанет верить в партию к.-д., когда масса поймет необходимость само­стоятельной борьбы. Поэтому голосовать за кадетов и проповедовать такое голосова­ние значит ослаблять сознание масс, их сплоченность и готовность к борьбе.

Перед сознательными рабочими встает теперь совсем иная задача. Против обыва­тельской растерянности и безыдейности они должны выступить с последовательной, выдержанной, стройной, социалистической проповедью в избирательной кампании.

Ближайшая задача сознательных рабочих разъяснить всей массе пролетариата и всем передовым представителям крестьянства, какова действительная борьба, каково дейст­вительное положение разных классов в этой борьбе.

Рабочие больше всех классов пошли вперед за время нашей революции. Они все в массе тянут теперь к социал-демократии. Здесь более усиленная, более широкая работа, конечно, необходима, но она уже направляется по торному пути. Всего важнее и всего труднее работа в крестьянстве. Крестьяне, это класс мелких


_____________ ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ЗАДАЧИ РАБОЧЕГО КЛАССА____________ 207

хозяйчиков. Класс этот поставлен в гораздо менее выгодные условия борьбы за свободу и борьбы за социализм, чем рабочие. Крестьяне не объединены вместе крупными пред­приятиями, а раздроблены мелким, обособленным хозяйничаньем. Крестьяне не видят перед собой такого открытого, явного, единого врага, как рабочие — капиталиста. Кре­стьяне сами отчасти хозяева и собственники; поэтому они всегда тянутся за буржуази­ей, хотят подражать ей, мечтают о развитии и укреплении своей мелкой собственности, а не об общей борьбе рабочего класса с классом капиталистов.

Вот почему вся масса крестьянской бедноты всегда и во всех странах оказывалась менее устойчивой в борьбе за свободу и за социализм, чем рабочие. Вот почему и у нас в России крестьянские депутаты в Думе, трудовики, не сумели еще, несмотря на все уроки кадетского предательства, отделаться от влияния либеральной буржуазии, от ее взглядов, от ее предрассудков, от ее приемов в политике, — приемов, якобы хитрых, тонких, состоящих из красивых «маневров», а на деле глупых, праздных и позорных для всякого истинного борца.

Сознательные рабочие! Пользуйтесь избирательной кампанией, чтобы вполне рас­крыть глаза народу ! Не поддавайтесь убеждениям тех благомыслящих, но слабых и не­устойчивых людей, которые зовут вас к составлению общих списков с кадетами, к за­темнению сознания масс посредством общих лозунгов с кадетами. Относитесь крити­чески к ходячим крикам, воплям и страхам насчет черносотенной опасности. Действи­тельная и коренная опасность для русской революции, это — неразвитость массы кре­стьянства, нестойкость его в борьбе, непонимание им всей пустоты и всего предатель­ства буржуазного либерализма. Боритесь с этой опасностью, говорите всю правду от­крыто и до конца всей народной массе, этим вы отвлечете ее от пустозвонов кадетов и привлечете к поддержке социал-демократии. Этим и только этим вы можете побороть действительную черносотенную


208___________________________________ В. И. ЛЕНИН

опасность. И никакие сенатские разъяснения, никакие казни, никакие аресты не отни­мут у народа такой работы, работы повышения гражданского и классового сознания масс, работы по организации их во имя самостоятельных, а не либерально-буржуазных задач борьбы.

«Тернии Труда» № 1, Печатается по тексту

24 декабря 1906 г. еженедельника «Тернии Труда»


Первая страница

рукописи В. И. Ленина

«Задачи рабочей партии

и крестьянство». — 1906 г.

Уменьшено


ЗАДАЧИ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ И КРЕСТЬЯНСТВО 132

Поволжье — один из крупных центров крестьянского движения. В Поволжье перед рабочей партией особенно настойчиво выдвигается задача: вести самостоятельную классовую политику пролетариата, постоянно разъясняя при этом крестьянской массе, что она может добиться земли и свободы только порывая с своими обычными вождями из либеральных помещиков-кадетов, только примыкая к революционному пролетариа­ту.

Именно этой задаче должна быть всецело подчинена и избирательная кампания ра­бочей партии. Именно вследствие этого особенно вредны в Поволжье блоки с кадета­ми, недопустимые вообще в силу всей принципиальной позиции социал-демократии, как партии ведущего классовую борьбу пролетариата. Чтобы нагляднее показать это, возьмем в пример одного крестьянского депутата от Поволжья в первой Думе. Депутат этот — г. И. Жилкин, трудовик, выбранный от Саратовской губернии.

Теперь трудовик Жилкин пишет в питерской кадетской газете «Товарищ» и защища­ет блоки с кадетами. Посмотрите же, как он защищает эти блоки. В «Товарище» от 17-го декабря он рассказывает про выборы в первую Думу по Саратовской губернии. Кре­стьяне выбирали своих людей, не доверяя по инстинкту — верному инстинкту трудя­щихся и эксплуатируемых — не доверяя либеральному помещику и буржуазному адво­кату. В губернии, когда съехались для выбора


210__________________________ В. И. ЛЕНИН

депутатов в Думу все выборщики, крестьяне составили около двух пятых всего числа выборщиков.

(Напомним, что все число выборщиков по Саратовской губернии — 150. Из них 64 от крестьян, 51 от землевладельцев и 35 от горожан. Г. Жилкин дает цифру 152 выбор­щика, прибавляя, может быть, рабочую курию.)

Крестьянские выборщики столкнулись в губернии с «видными» кадетами, вроде «прикосновенного к центральному комитету кадетской партии» г. H. H. Львова. Среди выборщиков от уездных городов проявились люди левее кадетов. И очень быстро, поч­ти сам собою образовался левый блок, «союз трудящихся», зародыш будущей Трудо­вой группы в Думе.

Начался торг с кадетами за места в Думе. Кадеты требовали 2/з мест для к.-д., «тру­дящиеся» для себя. Не сошлись. Кадеты не верили в силу и сплоченность союза трудя­щихся. На последнем предвыборном собрании оказалось, однако, что из 152 голосов кандидаты союза получили от 78 до 89 голосов. «Главные кандидаты кадетов получили от 50 до 67».

Тогда кадеты сдались. Они согласились на то, чтобы от их рартии было меньшинст­во в Думе. «Комитет союза трудящихся согласился провести двух кандидатов кадет­ского флага: Н. Н. Львова и С. А. Котляревского И характерно, — пишет г. Жилкин, — что эти кандидаты, только что получившие по запискам 59 и 67 голосов, получили при баллотировке 111».

Да, это очень и очень характерно. Только трудовик Жилкин не понимает, к сожале­нию, значения сообщаемых им фактов.

Подумайте только: левый союз трудящихся, располагая 78—89 голосами из 152, т. е. большинством, провел в Думу Н. Н. Львова. И поэтому г. Жилкин, трудовик, защищает блоки с кадетами.

Знаете ли вы, рабочие и крестьяне, кто такой Н. Н. Львов? Это — помещик, один из основателей «Союза освобождения», т. е. один из основателей кадетской партии. Он семь лет прослужил предводителем дворянства. В Думе он принадлежал к самым пра­вым


____________________ ЗАДАЧИ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ И КРЕСТЬЯНСТВО___________________ 211

кадетам. Другими словами, он не только боролся против рабочих депутатов с.-д. и про­тив трудовиков, он находил даже, что вся кадетская партия идет слишком далеко влево! Он находил, что кадетские каторжные законы о собраниях и печати слишком либе­ральны, что разорительный выкуп, который предлагали крестьянам кадетские помещи­ки, есть слишком щедрая для крестьян реформа. Кадеты хотели продать землю кресть­янам по справедливой оценке с тем, чтобы производили эту справедливую оценку представители от крестьян в равном числе с представителями от помещиков и с при­бавлением представителей от правительства. Один крестьянин, один помещик, один полицейский чин, — неправда ли, как хороша была кадетская справедливость? Для господина помещика Львова это казалось чересчур либеральным. Господин помещик хотел бы, видимо, чтобы полицейских было побольше в местных земельных комитетах.

И поэтому г. Львов держал в Думе речи против крестьянского требования земли. Г. Львов во время Думы забегал с заднего крыльца к власть имущим, чтобы поторговаться о министерских местечках для либеральных помещиков на условии «обуздания» тру­довиков и социал-демократов в Думе. Вот каков либеральный помещик Львов, прове­денный в Думу трудовиками. И после разгона Думы помещик Львов разговаривал со Столыпиным о вступлении в его министерство! !

Чтобы свободнее разговаривать со Столыпиным, Львов ушел от кадетов и образовал партию мирного ограбления. С этой партией кадеты вступают теперь в блоки. Эту партию газета «Товарищ», где пишет г. Жилкин, называет прогрессивной, а не черно­сотенной!

Но нам важно то, что Львов был кадетом, когда проходил в Думу. Важно то, что ка­дет-помещик самым подлым образом изменил крестьянам, борясь против их требова­ний в Думе, торгуясь о министерском местечке даже после разгона Думы с людьми, ко­торые расстреливали и избивали крестьян массами.


212__________________________ В. И. ЛЕНИН

Вот каких кадетов-помещиков провели трудовики в Думу!

Допустим, что г. Жилкин и другие трудовики не знали тогда, какая птица Львов. Допустим, что г. Жилкин и К0 ошиблись. За ошибку нельзя судить.

Хорошо. Ну а теперь, может г. Жилкин не знать того, как кадетские помещики вроде Львова переметываются от «народной свободы» к столыпинскому военно-полевому министерству? Г. Жилкин знает это и все-таки советует трудовикам и рабочим с.-д. блоки с партией либеральных помещиков и буржуазных адвокатов, с партией к.-д.

Львов — образец предателя кадета, образец помещичьей партии либералов.

Жилкин — образец несознательного и неустойчивого трудовика, который тащится в хвосте у «либеральных» помещиков, не умея открыть глаза крестьянину, не умея побе­дить, даже будучи в большинстве, не умея звать крестьянина на самостоятельную борьбу.

Пусть же все сознательные рабочие, все социал-демократы Поволжья учат народ на примере Львова и Жилкина.

Рабочие ! Хотите ли вы помогать проводить в Думу кадетов вроде помещика Львова, который сегодня ораторствует о народной свободе, а завтра переметывается на сторону Столыпина?

Если вы не хотите этого, отвергайте всякие блоки с кадетами, с этой партией «либе­ральных» помещиков. Зовите крестьян поддерживать рабочую с.-д. партию, а не пар­тию к.-д.

Крестьяне! Хотите ли вы еще раз проводить в Думу «либеральных» помещиков, вроде кадета Львова, который перед Думой сулил вам молочные реки и кисельные бе­рега, а в Думе предлагал справедливую оценку помещичьей земли через посредство на­значенных помещичьим правительством чиновников? Хотите ли вы доверить защиту крестьянских требований либеральным помещикам или буржуазным адвокатам?

Если вы не хотите этого, голосуйте за социал-демократов, т. е. за рабочую партию. Нигде в мире с.-д.


____________________ ЗАДАЧИ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ И КРЕСТЬЯНСТВО___________________ 213

рабочая партия не изменяла интересам разоренного, нуждающегося, трудящегося и эксплуатируемого крестьянства. Везде во всем мире либеральная буржуазия так же об­манывала борющихся за землю и за свободу крестьян, как обманывают их у нас кадеты Львовы.

Нет и быть не может иного средства против неустойчивости трудовиков, кроме крепкой, сознательной, не отступающей от классовой точки зрения рабочей партии. Крестьяне могут добиться земли и свободы, только идя рука об руку с сознательными рабочими. 28 декабря 1906 г.

Впервые напечатано

21 января 1935 г. в газете Печатается по рукописи

«Волжская Коммуна» №19 Подпись:H. Ленин


ПРЕДИСЛОВИЕ

К РУССКОМУ ПЕРЕВОДУ БРОШЮРЫ В. ЛИБКНЕХТА «НИКАКИХ КОМПРОМИССОВ, НИКАКИХ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ СОГЛАШЕНИЙ!»

Брошюра Либкнехта, предлагаемая в переводе русскому читателю, имеет особый интерес в настоящее время, накануне выборов во вторую Думу, когда вопрос об изби­рательных соглашениях живо интересует и рабочую партию и общественное мнение либеральной буржуазии.

Мы не будем здесь останавливаться на общем значении брошюры Либкнехта. Чита­телю необходимо обратиться к сочинению Фр. Меринга об истории германской социал-демократии и к ряду других произведений наших немецких товарищей, чтобы ясно представить себе это значение и понять правильно отдельные места брошюры, допус­кающие кривотолки, если взять их вне той обстановки, когда и как они были сказаны.

Нам важно отметить здесь приемы рассуждения Либкнехта. Важно показать, как он подходил к вопросу о соглашениях, чтобы помочь русскому читателю самостоятельно подойти к разрешению интересующего нас вопроса о блоках с кадетами.

Либкнехт нисколько не отрицает того, что соглашения с буржуазно-оппозиционными партиями «полезны» — и с точки зрения «парламентских мандатов», и с точки зрения привлечения «союзника» (якобы союзника) против общего врага, ре­акции. Но в том и обнаруживается действительно политический ум и испытанный со­циал-демократизм ветерана германских социалистов, что он не ограничивается этими


__________ ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ПЕРЕВОДУ БРОШЮРЫ В. ЛИБКНЕХТА_________ 215

соображениями. Он разбирает, не является ли «союзник» скрытым врагом, которого особенно опасно пустить в свои ряды? борется ли действительно и как борется этот союзник против общего врага? не связана ли полезность соглашений, с точки зрения увеличения числа парламентских мандатов, с вредом в отношении более длительных и более глубоких задач пролетарской партии?

Возьмем хоть эти три, намеченные мною сейчас, вопроса и посмотрим, понимает ли значение их такой, например, защитник соглашений русских с.-д. с кадетами, как Пле­ханов. Мы увидим, что Плеханов ставит вопрос о соглашениях невероятно узко. Каде­ты хотят бороться с реакцией, значит... соглашения с кадетами! Дальше этого Плеханов не идет, дальнейший разбор вопроса кажется ему доктринерством. Неудивительно, что социал-демократ, настолько забывший требования социал-демократической политики, оказался в соседстве и сотрудничестве с ренегатами социал-демократии, каковы гг. Прокоповичи и прочие публицисты «Товарища». Неудивительно, что даже принципи­альные единомышленники такого с.-д., меньшевики, либо смущенно молчат, не смея громко сказать того, что они думают о Плеханове, и отрекаясь от него на рабочих соб­раниях, либо прямо смеются над ним, как бундовцы в «Volkszeitung» и в «Нашей Три­буне»133.

Либкнехт учит нас тому, что в каждом союзнике из буржуазии социал-демократ должен уметь открыть его опасные стороны и не скрывать их. А у нас меньшевики кричат о том, что не с кадетами надо бороться, а с черносотенной опасностью! Как по­лезно было бы для таких людей вдуматься в слова Либкнехта: «Глупые и жестокие на­силия полицейских политиков, посягательства закона против социалистов — каторж­ного закона, закона против партий, проповедующих переворот, могут в нас вызвать чувство презрительного сожаления, — но врага, который протягивает нам руку для из­бирательного соглашения и втирается к нам, как друг и брат, — такого врага и только такого мы должны бояться».


216__________________________ В. И. ЛЕНИН

Вы видите: насилия полицейских, черносотенные законы имеет в виду и Либкнехт. И тем не менее он смело говорит рабочим: не этого врага, а избирательного соглашения с лжедругом надо бояться. Почему так думал Либкнехт? Потому, что он всегда считал силу борцов действительной силой только тогда, когда это есть сила сознательных ра­бочих масс. А сознательность масс не развращают насилия и каторжные законы, — ее развращают лжедрузъя рабочих, либеральные буржуа, отвлекающие массы от настоя­щей борьбы посредством пустых фраз о борьбе. Наши меньшевики и Плеханов не по­нимают, что борьба с кадетами есть борьба за освобождение сознания рабочих масс от лживых кадетских мыслей и предрассудков насчет соединения народной свободы со старой властью.

Либкнехт настолько резко подчеркивал эту большую опасность ложных друзей по сравнению с прямыми врагами, что говорил: «введение нового закона против социали­стов было бы меньшим злом, чем затушевыванье классовой противоположности и пар­тийных границ, благодаря избирательным соглашениям».

Переведите эту фразу Либкнехта на язык русской политики в конце 1906 года: «чер­носотенная Дума была бы меньшим злом, чем затушевыванье классовой противопо­ложности и партийных границ, благодаря избирательным соглашениям с кадетами». Какой дикий вопль подняли бы против Либкнехта за такую фразу перебежавшие от со­циализма к либералам писатели «Товарища» и подобных газет! Как часто слышали мы на рабочих собраниях и со страниц меньшевистских изданий такие же «осуждения» большевиков за подобные мысли, какие выпали на долю Либкнехта (стр. 54 предлагае­мой брошюры). Но большевики так же мало испугаются этих воплей и этих осуждений, как мало испугался их Либкнехт. Только плохие социал-демократы способны пренеб­режительно говорить о том вреде, который приносят рабочим массам присосеживаю-щиеся к ним посредством избирательных соглашений либеральные предатели народной свободы.


__________ ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ПЕРЕВОДУ БРОШЮРЫ В. ЛИБКНЕХТА_________ 217

Кстати об этом предательстве либерализма. Наши оппортунисты, Плеханов в том числе, кричат: бестактно говорить у нас и теперь о предательство либерализма. Плеха­нов написал даже целую брошюру, чтобы поучить бестактных социалистов-рабочих вежливому обращению с кадетами. До какой степени неоригинальны плехановские мысли, до какой степени затасканы еще немецкими либеральными буржуа плеханов­ские фразы, это яснее всего показывает брошюра Либкнехта. Оказывается, что Плеха­нов «козырял» против революционных социал-демократов той самой детской сказкой о волке и пастухе, которою пробовали немецкие оппортунисты запугать и Либкнехта: дескать, вы так приучите всех слышать ваши крики: «волк! волк!», что, когда придет волк, вам не поверит никто. Метко ответил Либкнехт немецким многочисленным еди­номышленникам теперешнего Плеханова: «во всяком случае интересы партии охраня­ются осмотрительными людьми не хуже, чем зубоскалами».

Возьмем второй намеченный нами вопрос: борется ли действительно наша либе­ральная буржуазия, т. е. кадеты, против черносотенной опасности и как борется? Пле­ханов не умеет ни поставить этого вопроса, ни разрешить его посредством вниматель­ного разбора политики кадетов в революционной России. Из «общего понятия» о бур­жуазной революции Плеханов, нарушая азбуку марксизма, выводит конкретное отно­шение русских с.-д. к кадетам, вместо того, чтобы из изучения реальных особенностей русской буржуазной революции выводить общее понятие о взаимоотношении буржуа­зии, пролетариата и крестьянства в современной России.

Либкнехт учит нас рассуждать иначе. Когда ему говорили о борьбе либеральной буржуазии с реакцией, он отвечал разбором того, как она боролась. И он показывал — в предлагаемой брошюре и во многих других статьях — что немецкие либералы (со­всем как наши кадеты) «предают свободу», что они сближаются с «юнкерами (помещи­ками) и духовенством», что они не сумели быть революционными в революционную эпоху.


218__________________________ В. И. ЛЕНИН

«С того момента, — говорит Либкнехт, — когда пролетариат начинает выступать, как класс, обособившийся от буржуазии и по своим интересам враждебный ей, бур­жуазия перестает быть демократической».

А наши оппортунисты, точно в насмешку над правдой, величают кадетов (даже в ре­золюциях партийных с.-д. конференций) демократами, хотя кадеты отрицают демокра­тизм в своей программе, признают верхнюю палату и т. п., хотя они предлагали в Госу­дарственной думе каторжные законы против собраний и боролись против образования без разрешения начальства местных земельных комитетов на основе всеобщего, прямо­го, равного и тайного голосования!

Либкнехт вполне справедливо осуждал употребление слова революция, как пустой фразы. Когда он говорил о революции, он действительно верил в нее, — он действи­тельно разбирал все вопросы и все шаги тактики не только с точки зрения интересов минуты, а с точки зрения коренных интересов всей революции. Либкнехту случалось, как и русским революционным с.-д., переживать тяжелые переходы от непосредствен­но-революционной борьбы к убогой, гнусной, подло-черносотенной конституции. Либкнехт умел приспособляться к этим тяжелым переходам, умел работать для проле­тариата на всякой, даже самой худой, почве. Но он не ликовал при этом, переходя от борьбы против подлой конституции к работе на почве этой конституции, не хихикал над теми, кто все сделал, чтобы не допустить появления на свет подобной «конститу­ции». «Осторожность» Либкнехт видел не в том, чтобы поскорее лягнуть ногой па­дающую (хотя бы временно падающую) революцию, чтобы поскорее приспособиться к куцей конституции. Нет, старый ветеран революции видел «осторожность» пролетар­ского вождя в том, чтобы позже всех малодушных и трусливых буржуа переходить на почву «приспособления» к тому, что рождается из временных поражений революции. «Практическая политика, — говорит Либкнехт, — принуждала нас приспособляться к учреждениям того общества, в котором мы живем; но каждый новый шаг по


__________ ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ПЕРЕВОДУ БРОШЮРЫ В. ЛИБКНЕХТА_________ 219

пути приспособления к современному общественному порядку давался нам с трудом и делался лишь с большой осторожностью. Это вызывало не мало насмешек с разных сторон. Но тот, кто боится вступить на эту покатую плоскость, во всяком случае более надежный товарищ, чем тот, кто смеется над нашей осторожностью».

Запомните эти золотые слова, товарищи рабочие, бойкотировавшие виттевскую Ду­му. Вспоминайте почаще эти слова, когда жалкие педанты будут смеяться перед вами над бойкотом Думы, забывая, что под знаменем бойкота булыгинской Думы разгоре­лось первое (и до сих пор единственное, — но, мы уверены, не последнее) народное движение против подобных учреждений. Пусть предатели кадеты гордятся тем, что они раньше всех согласились добровольно ползти на брюхе под законами контрреволюции. Сознательный пролетариат будет гордиться тем, что он дольше всех стоял с высоко поднятым знаменем и шел в открытый бой, — гордиться тем, что он падал только под тяжелыми ударами в битве, что он дольше всех делал попытки и звал народ подняться еще раз, ринуться массой и задушить врага.

* * *

Перейдем, наконец, к третьему и последнему из намеченных нами вопросов. Не вре­дят ли соглашения на выборах тому, что нам особенно дорого: «чистоте принципов» социал-демократизма? Увы! На этот вопрос русская политическая действительность уже дала ответ, — ответ фактами, вызывающими краску стыда у сознательных рабочих.

Меньшевики уверяли в резолюциях, клялись и божились на собраниях, что они идут только на технические соглашения, что они продолжают идейную борьбу с кадетами, что они ни за что, ни за что не уступят ни на волос своей социал-демократической по­зиции, своих чисто пролетарских лозунгов.

И что же? Не кто иной, как Плеханов, отправился в переднюю кадетских газет, что­бы преподносить


220__________________________ В. И. ЛЕНИН

народу «средний» лозунг, и не кадетский и не социал-демократический, всем прият­ный, ни для кого не обидный: «полновластная Дума». Нужды нет, что этот лозунг пря­мо обманывает народ, засоряет ему глаза, — лишь бы соглашение было с либеральны­ми помещиками! Но кадеты презрительно прогнали Плеханова, социал-демократы от­вернулись от него, одни смущенно, другие с негодованием. Он остался теперь один и изливает свою злобу, браня большевиков за «бланкизм», публицистов «Товарища» за «нескромность», меньшевиков за недипломатичность, браня всех кроме себя! Бедный Плеханов, как жестоко оправдались на нем прямые и ясные, гордые и резкие слова Либкнехта о принципиальном вреде соглашений!


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!