Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ГРАЖДАНЕ! ГОЛОСУЙТЕ НА ВЫБОРАХ ЗА КАНДИДАТОВ 4 часть



(4) Каков же тот класс, который может помочь с.-д. пролетариату победить в тепе­
решней революции, поддержать его и определить границы немедленно осуществимых
преобразований? Этот класс, по мнению Каутского, крестьянство. Только у него есть
«прочная


186__________________________ В. И. ЛЕНИН

общность экономических интересов» «на все время революции». «В общности интере­сов промышленного пролетариата и крестьянства заключается революционная сила русской социал-демократии и возможность ее победы, но эта же общность определяет и пределы возможного использования этой победы».

Это значит: не социалистическая диктатура пролетариата, а демократическая дикта­тура пролетариата и крестьянства. Иными словами Каутский формулировал давнюю основную посылку всей тактики революционных с.-д. в отличие и от оппортунистов, и от «увлекающихся». Всякая действительная и полная победа революции может быть только диктатурой, говорил Маркс , имея в виду, конечно, диктатуру (т. е. не ограни­ченную ничем власть) массы над кучкой, а не обратно. Но нам важна, разумеется, не та или иная формулировка большевиками их тактики, а сущность этой тактики, целиком подтверждаемая Каутским.

Кто хочет мыслить по-марксистски, а не по-кадетски о роли пролетариата в нашей революции, о возможном и необходимом «союзнике» его, — тот должен прийти к взглядам революционной, а не оппортунистической социал-демократии на основы про­летарской тактики.

Написано 10 (23) декабря 1906 г.

Напечатано 20 декабря 1906 г. Печатается по тексту газеты

в газете «Пролетарий» №10


ПО ПОВОДУ ОДНОЙ СТАТЬИ В ОРГАНЕ БУНДА

Поставленная в условия нелегального предприятия наша газета лишена возможности сколько-нибудь правильно следить за с.-д. органами, выходящими в России на других языках кроме русского. Между тем без тесного и постоянного общения с.-д. всех на­циональностей России наша партия не может стать действительно всероссийской.

Поэтому мы обращаемся с убедительной просьбой ко всем товарищам, знающим ла­тышский, финский, польский, еврейский, армянский, грузинский и др. языки и полу­чающим с.-д. газеты на этих языках, помочь нам в осведомлении русских читателей о состоянии с.-д. движения и о тактических взглядах нерусских с.-д. Помощь может вы­разиться не только в доставлении обзоров с.-д. литературы по известному вопросу (по­добно помещенным в «Пролетарии» статьям о полемике п. с.-д. с п. п. с. и о взглядах

гг 120\



латышей на партизанскую борьбу ), но и в присылке переводов отдельных статей или даже наиболее рельефных мест той или иной статьи.

Недавно один товарищ прислал нам перевод статьи: «Платформа избирательной кампании», помещенной за подписью М. в №208 (от 16 ноября) органа Бунда «Volkszeitung» . Мы не имеем данных для суждения о том, насколько выражает эта статья взгляды всей редакции, но во всяком случае она отражает известные течения среди еврейских с.-д. И русским с.-д.,


188__________________________ В. И. ЛЕНИН

привыкшим к постановке вопроса только большевистской или меньшевистской, необ­ходимо знать такие течения. Вот перевод этой статьи:

«Энергия и влияние, которые наша партия может развивать при выборах, прежде всего зависят от яс­ности и определенности нашей позиции и лозунгов. Перед нами стоят важные государственные и обще­ственные вопросы, и наша задача состоит в том, чтобы поставить эти вопросы настолько ясно и опреде­ленно, чтобы ответ на них возможен был один и ответ именно наш. Если наша позиция будет недоста­точно определенна, тогда не помогут никакие усовершенствованные организационные аппараты. Значе­ние платформы избирательной кампании всецело определяется ясностью нашей позиции.

VII съезд Бунда в общих чертах определил нашу тактику. Она заключается в следующем: разгон Ду­мы ясно показал широким слоям населения, что нет никакой возможности мирным путем добиться земли и воли и что единственный выход — вооруженное восстание. Это отнюдь не значит, что выборы в новую Думу меняют тактику революционную на мирно-конституционную, т. к. выборы эти происходят при сознании необходимости тактики революционной; избиратель будет требовать от своего депутата пре­вратить Думу в революционный орган народных масс. Наша задача при выборах состоит в том, чтобы выяснить избирателям это положение, требующее превращения самих выборов в арену борьбы для мо­билизации революционных народных масс.



За период думских сессий, а тем более с разгоном Думы страна сделала крупный шаг вперед в разви­тии своего политического сознания, благодаря чему революционные партии и рассчитывают иметь успех на выборах. При первых выборах мелкобуржуазный избиратель подавал свой голос за кадета, выражая этим свой пламенный протест против зверских действий правительства. Все еще не расставшись с кон­ституционными иллюзиями, этот избиратель был уверен, что к.-д. добудут ему земли и воли. Думская тактика разбила эти иллюзии и убедила его, что добиться земли и воли можно только борьбой, а никак не мирным путем. Перед избирателем стал вопрос, как бороться и кто на эту борьбу способен: кадеты ли с их дипломатическим парламентаризмом, а в лучшем случае с их оружием «пассивного сопротивления», или партии революционные с их тактикой борьбы. Ясно, что, когда перед избирателями стоит вопрос, как добиться действительной свободы, они признают способными на эту борьбу партии революционные, а никак не конституционные.

Кадеты это поняли, и они из кожи лезут вон, стараясь махнуть рукой на все те уроки, которые им преподнесла жизнь; они стараются ослабить прогресс политического сознания страны до той степени, на которой это сознание находилось накануне первых выборов. «Ни шагу вперед!», кричат они, «забудьте то,


ПО ПОВОДУ ОДНОЙ СТАТЬИ В ОРГАНЕ БУНДА___________________ 189

чему научила вас история», задача новых выборов, пишут они, состоит в том, чтобы создать те полити­ческие условия, при которых работала первая Дума. Народ должен послать в Думу прежнее думское большинство, тем самым он приведет политическое положение страны к тому моменту, когда единст­венным выходом было ответственное министерство думского большинства («Речь» № 189). «Если Рос­сии нужна действительная конституция, — говорит «Речь» в 196 номере, — и действительное народное представительство, тогда народ пошлет в Думу таких представителей, которые повторят то, что первая Дума высказала в своем ответном адресе на тронную речь, и которые возьмутся за то, что не давали де­лать первой Думе». Невольно возникает вопрос, что будет, если и второй Думе не «дадут» делать того, что рассчитывала делать первая Дума. На этот вопрос к.-д. отвечают, что «правительству придется усту­пить твердой, мирно и законно выраженной воле избирателей» («Речь» № 195). Кадеты отлично пони­мают, что их сила покоится на почве конституционных иллюзий, а потому они всеми силами стараются привить избирателям то мнение, которое господствовало накануне первых выборов, и насадить веру во всемогущую силу «твердой, мирно и законно выраженной воли избирателей». Сила революционных пар­тий заключается не в вере избирателей «во всемогущую силу твердой, мирно и законно выраженной во­ли избирателей», а как раз наоборот — в их недоверии к этой силе, в их ясном понимании необходимо­сти революционной борьбы.

Наша задача, следовательно, по отношению к избирателю заключается в том, чтобы поставить перед ним в самой категорической форме вопрос: желает ли он, чтобы большинство будущей Думы осталось прежнее, с его гибкой тактикой, которая не в состоянии добиться чего бы то ни было; желает ли он, что­бы будущая Дума лишь «повторяла» то, что говорила первая, или же она не должна ограничиваться пус­тым разговором и должна приняться за более действительные средства борьбы. Должна ли новая Дума «привести к тому политическому положению» момента июня и июля, который ни к каким результатам не привел, или же она должна сделать шаг вперед на пути действительной победы народа.

Этот вопрос должен служить нашей платформой избирательной борьбы. Необходимо создать вокруг кадетской партии атмосферу наибольшего недоверия в их способность добиться земли и воли; необхо­дима энергичная безжалостная критика того способа борьбы, пассивного сопротивления, который они придумали в Гельсингфорсе, и раскрыть перед народом все бессилие, всю невыдержанность их методов борьбы.

Только при этом необходимом условии период второй Думы сделает шаг вперед в сравнении с пе­риодом первой Думы».

Вчитываясь в эту статью, мы видим в ней довольно точное отражение взглядов бун­довской делегации на


190__________________________ В. И. ЛЕНИН

последней Всероссийской конференции РСДРП. Как известно, эта делегация голосова­ла, с одной стороны, вместе с меньшевиками, за допущение блоков с к.-д., а, с другой стороны, вместе с большевиками, за коренное исправление цекистского «проекта изби­рательной платформы» (добавление лозунга республики, указания на восстание, точной характеристики партий, поправка в смысле более определенного выяснения классовой сущности с.-д. партии и т. д.: смотри резолюцию конференции о «поправках» к плат­форме в № 8 «Пролетария»122).

Приведенная нами статья товарища М. потому и кажется такой большевистской статьей, что мы видим здесь одну только шуйцу Бунда, десница же скрывается в стать­ях, защищающих блоки с к.-д.

Во всяком случае бундовцы смотрят на блоки с к.-д. не по-меньшевистски. На их примере особенно рельефно оправдывается известное изречение: Si duo faciunt idem, non est idem, — «когда двое делают одно и то же, то это уже не есть то же». Между этими двумя есть известное различие, и это различие не может не проявиться на их способе делать то же, на их приемах, на результате их «делания того же» и т. д. Блоки с к.-д. у меньшевиков и блоки с к.-д. у бундовцев — не одно и то же. У меньшевиков блоки с к.-д. вполне вяжутся с их общей тактикой, — у бундовцев не вяжутся. И от это­го получается то, что статьи, вроде приведенной, особенно отчетливо вскрывают непо­следовательность, невыдержанность бундовцев, вчера проводивших бойкот, сегодня оправдывающих бойкот виттевской Думы и в то же время признающих допустимость блоков с к.-д. У меньшевиков блоки с к.-д. естественно и непринужденно выступают как идейные блоки. У бундовцев эти блоки предназначаются на роль только «техниче­ских» блоков.

Но политика имеет свою объективную логику, независимую от предначертаний тех или иных лиц или партий. Бундовец предполагает, что блок будет только технический, а политические силы всей страны располагают так, что выходит блок идейный. После кадет-


____________________ ПО ПОВОДУ ОДНОЙ СТАТЬИ В ОРГАНЕ БУНДА___________________ 191

ских восторгов, вызванных меньшевистским решением конференции, после знаменито­го, геростратовского, письма Плеханова в «Товарище» о «полновластной Думе», едва ли есть надобность доказывать это.

Вдумайтесь хорошенько в утверждение автора статьи: «Кадеты отлично понимают, что их сила покоится на почве конституционных иллюзий, а потому они всеми силами стараются привить избирателям» эти иллюзии.

«Сила кадетов покоится на почве конституционных иллюзий»... Верно ли это и что это собственно значит? Если это неверно, если сила кадетов основывается на том, что они выдающиеся представители буржуазной демократии в буржуазной российской ре­волюции, тогда верна общая тактическая линия меньшевизма, или с.-д. правого крыла. Если это верно, если сила к.-д. не в силе буржуазной демократии, а в силе иллюзий на­рода, тогда верна общая тактическая линия большевизма, или с.-д. левого крыла.

В буржуазной революции нельзя с.-д. не поддерживать буржуазной демократии, — таково основное положение Плеханова и его присных; и из этого положения прямо и непосредственно делают вывод о поддержке к.-д. А мы говорим: посылка верна, а вы­вод никуда не годен, ибо надо еще разобрать, какие партии или течения выражают со­бой в данный момент действительно способную на борьбу силу буржуазной демокра­тии. И к.-д., и трудовики, и с.-р. — все это «буржуазная демократия», с точки зрения марксистского, т. е. единственно научного анализа. «Сила» к.-д. не есть боевая сила буржуазной народной массы (крестьянство, городское мещанство), не есть экономиче­ская и денежная сила класса помещичьего (черносотенцы) и класса капиталистов (ок­тябристы): это «сила» буржуазной интеллигенции, которая не есть самостоятельный экономический класс и не представляет поэтому никакой самостоятельной политиче­ской силы; это, значит, «сила» узурпированная, зависящая от влияния буржуазной ин­теллигенции на другие классы, поскольку они не успели еще выработать себе


192__________________________ В. И. ЛЕНИН

ясной самостоятельной политической идеологии, поскольку они подчиняются идейно­му руководству буржуазной интеллигенции; это прежде всего «сила» тех ошибочных мнений о сущности демократии и о способе борьбы за нее, мнений, которые в буржуаз­ной массе народа проводятся и культивируются буржуазной интеллигенцией.

Отрицать это значит с ребяческой наивностью обольщаться звоном слов: «партия народной свободы», значит закрывать глаза на общеизвестные факты, что за кадетами не стоит ни масса, ни решающие величины помещичьего и капиталистического элемен­тов.

Признать это значит признать задачей дня для рабочей партии борьбу с влиянием к.-д. на народ,— признать эту борьбу отнюдь не потому, чтобы мы мечтали о буржуазной революции без буржуазной демократии (нелепость, приписываемая нам с.-д-тами пра­вого крыла), — а потому, что к.-д. мешают развернуться и проявиться действительной силе буржуазной демократии.

В партию к.-д. входит меньшинство помещиков России (масса помещиков черносо-тенна), меньшинство капиталистов (масса их — октябристы). В нее входит большинст­во, масса только буржуазной интеллигенции. Отсюда соблазняющая политических младенцев и политически обессилевших старцев эффектность политики к.-д., их шум, треск, триумф дешевых успехов, их господство в либеральной журналистике, в буржу­азной науке и пр. И отсюда же дутостъ этой партии, которая развращает народ преда­тельской проповедью соглашения с монархией, — но не имеет никакой силы добиться на деле какого-нибудь соглашения.

К.-д. не буржуазная демократия, а воплощенное предательство буржуазией демокра­тии, — точно так же, как французские, скажем, радикалы-социалисты или немецкие социал-либералы не интеллигентские социалисты, а воплощенное предательство со­циализма интеллигенцией. Поэтому поддержка буржуазной демократии требует разо­блачения всей дутости квазидемократизма кадетов.


____________________ ПО ПОВОДУ ОДНОЙ СТАТЬИ В ОРГАНЕ БУНДА___________________ 193

Поэтому величайший вред революции и делу рабочего класса приносят плехановцы, которые кричат нам неустанно: надо бороться с реакцией, а не с кадетами!

Любезные товарищи! В том-то и состоит ваше недомыслие, что вы не понимаете значения нашей борьбы с к.-д. В чем гвоздь и суть этой борьбы? В том ли, что к.-д. буржуа? Конечно, нет. В том, что к.-д. пустые болтуны о демократии, предатели борю­щейся демократии.

Теперь: влияют ли к.-д. на массу народа, на буржуазно-демократическую массу на­рода? Разумеется, и влияют крайне широко, массой газет и т. д. и т. д. Ну вот и смотри­те: можно ли звать буржуазно-демократическую массу народа на борьбу с реакцией, не разоблачая теперешних идейных вождей этой массы, вредящих делу буржуазной демо­кратии? Нельзя, любезные товарищи.

Бороться с реакцией значит прежде всего оторвать массы идейно от реакции. Но си­ла и живучесть идейного влияния «реакции» на массы заключается вовсе не в черносо­тенном, а именно в кадетском влиянии. Это не парадокс. Черносотенец — враг откры­тый и грубый, который может жечь, убивать, громить, но не может убеждать даже се­рого мужика. А кадет убеждает и мужика, и мещанина и убеждает в чем? в том, что монарх безответственен, что возможно мирным путем (т. е. оставляя власть за монар­хией) добиться свободы, что выкуп, подстроенный помещиками, есть самая выгодная для крестьян передача им земли и т. д. и т. п.

Поэтому нельзя убедить в необходимости серьезной борьбы ни наивного мужика, ни наивного мещанина, не подорвав влияния на него кадетских фраз, кадетской идеоло­гии. И кто говорит: «надо бороться с реакцией, а не с к.-д.», тот не понимает идейных задач борьбы, тот сводит суть борьбы не к убеждению масс, а к физическому воздейст­вию, тот вульгарно понимает борьбу: дескать реакцию «бей», а кадета «бить» не стоит.

Конечно, бить с оружием в руках мы будем пока не кадета, и даже не октябриста, а только правительство и его прямых слуг, — и, когда мы действительно


194__________________________ В. И. ЛЕНИН

побьем их, кадет будет за деньги так же распинаться во имя республиканской демокра­тии, как теперь он распинается (за профессорское 20-ое число или за адвокатский гоно­рар) во имя монархической демократии. Но, чтобы на деле побить реакцию, надо осво­бодить массы от идейного влияния кадетов, лживо представляющих этим массам зада­чи и суть борьбы с реакцией.

Вернемся к бундовцам. Неужели они могут не видеть теперь, что допущенные ими «технические» блоки с к.-д. уже стали на деле могучим орудием укрепления доверия к к.-д. (а не создания атмосферы недоверия) в народных массах? Только слепые могут не видеть этого. Идейный блок всех меньшевиков с.-д., и бундовцев в том числе, с к.-д. есть факт, а статьи вроде статьи товарища М. — хорошие, но невинные, платонические, мечтания.

«Пролетарий» №10, Печатается по тексту

20 декабря 1906 г. газеты «Пролетарий»


ПОДДЕЛКА ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ДУМЫ И ЗАДАЧИ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ

Царское правительство неуклонно продолжает «вести работу» по подделке Думы. Предостерегая доверчивых российских обывателей от увлечения конституционностью, мы писали еще до начала этой подделки (№ 5 «Пролетария» от 30 сентября 1906 г.), что готовится новый государственный переворот, именно: изменение избирательного зако­на 11-го декабря 1905 г. готовится перед второй Думой. «Несомненно, — писали мы тогда, — что правительство внимательнейшим образом изучает теперь» вопрос о том, «оставлять ли старый избирательный закон» .

Да, правительство царя изучало, изучает, пожалуй, даже изучило уже этот вопрос. Изменить избирательный закон оно предпочло путем сенатских разъяснений . Теперь оно делает новые шаги по части стеснения свободы агитации (если можно еще стеснить российскую свободу) и подтасовки выборов. На днях вышла инструкция, запрещающая выдачу бланков избирательных записок нелегализированным партиям . Закрытие га­зет становится все более военно-полевым. Аресты усиливаются. Производятся обыски и облавы с самой прозрачной целью раздобыть имена выборщиков и влиятельных из­бирателей, «убрать» тех и других. Одним словом, избирательная кампания в полном разгаре, — острит россиянин.

См. настоящий том, стр. 16. Ред.


196__________________________ В. И. ЛЕНИН

До какого предела дойдет правительство в своей военно-полевой подделке Думы, — этого знать никому не дано. Почему бы не арестовывать выборщиков и в день выборов и после выборов? В законе — держится еще в России это глупое слово! — говорится о неприкосновенности депутатов Думы, но о неприкосновенности выборщиков нет и ре­чи. Наша печать еще при выборах в первую Думу указывала на это обстоятельство. То­гда «Витте прозевал», — как думает черносотенная царская шайка, а на деле, тогда правительство было еще слишком слабо после декабрьского восстания, чтобы перейти к занятию следующей линии укреплений революции. Теперь контрреволюция собра­лась с силами и она поступает вполне правильно с своей точки зрения, ломая конститу­цию (которой могли верить только наивные кадеты). Люди реакции — не чета либе­ральным Балалайкиным125. Они люди дела. Они видят и знают по опыту, что самома­лейшая свобода в России ведет неизбежно к подъему революции. Они вынуждены по­этому идти все дальше и дальше назад, разрушать все больше и больше октябрьскую конституцию, задвигать все больше всякими заслонками приоткрытый было политиче­ский клапан.

Нужно все безграничное тупоумие российского кадета или беспартийно-прогрессивного интеллигента, чтобы вопить по этому поводу о безумии правительства и убеждать его встать на конституционный путь. Правительство не может поступать иначе, отстаивая царскую власть и помещичьи земли от прикрытого, придавленного, но не уничтоженного напора снизу. И мы скажем правительству: что ж! задвигайте ваши заслонки, затыкайте приоткрытые клапаны. Пока клапаны были приоткрыты, свежий воздух поддавал жару в котле. Когда вы клапаны закроете, — взрыв может получиться самый для нас желательный. Наше дело — воспользоваться пошире перед массами на­рода превосходной столыпинской агитацией, превосходными столыпинскими разъяс­нениями «сущности конституции».

Но тут-то и выступает вся пропасть различия между тактикой либерально-монархической буржуазии и так-


___________ ПОДДЕЛКА ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ДУМЫ И ЗАДАЧИ С.-ДЕМОКРАТИИ__________ 197

тикой социалистического пролетариата. Социал-демократия проповедует борьбу, разъ­ясняет народу на всех и всяческих уроках истории неизбежность борьбы, готовится к ней, отвечает на усиление реакции усилением революционной агитации. Либералы не могут проповедовать борьбы, ибо они боятся ее. На усиление реакции они отвечают развращающим сознание народа конституционным хныканьем и — усилением своего оппортунизма. Либералы поступают так, как это изобразил метко и картинно трудовик Седельников на митинге 9-го мая в доме Паниной . Когда либерала обругают, он го­ворит: слава богу, что меня не ударили. Когда его ударят, он благодарит бога, что его не убили. Когда его убьют, он возблагодарит бога за то, что его бессмертную душу из­бавили от тленной земной оболочки.

Когда столыпинская черносотенная банда цыкнула на кадетов и открыла поход про­тив их революционности, — кадеты завопили: неправда, мы не революционеры, мы — благонамеренные! Долой Выборгское воззвание, долой блоки с левыми, долой лозунг самого правого из правых с.-д., Плеханова, «полновластная Дума», долой вредные ре­волюционные иллюзии! Мы идем в Думу законодательствовать. Когда черносотенная шайка объявила, что кадетам, как партии нелегализованной, не дадут бланков избира­тельных записок, — кадеты возопили: это «меняет постановку вопроса о соглашениях» (передовица в «Речи» от 13 декабря)! Это «усиливает значение единственной регистри­рованной партии оппозиции, мирного обновления». «При соглашениях необходимо принять это во внимание»! А когда кадетского выборщика, ползком проползшего в мирнообновленский список, потащат в участок, — кадеты возблагодарят бога за то, что у нас не отняли все же совсем конституции. Единственная вполне безопасная партия — октябристы, скажут тогда наши рыцари права, — и разве мы не говорили всегда, что стоим на почве манифеста 17-го октября?

Как думают об этом товарищи меньшевики? Не следует ли поспешить созывом но­вой партийной конференции и


198__________________________ В. И. ЛЕНИН

объявить допустимыми соглашения с мирнообновленцами, а то и октябристами? Ведь они тоже хотят «полусвободы», как аргументирует сегодня (14 декабря) переконфу­женный Плеханов в газете бывших социал-демократов!127

Вопрос о мирнообновленцах не случайно выплыл у кадетов. Он ставился и раньше, до инструкции о бланках избирательных записок. Даже левые кадеты «Товарища» (на­зываемые некоторыми шутниками «почти-социалистами») еще в № от 5 декабря при­числяли к прогрессивным партиям и мирнообновленцев, считая всего 6 прогрессивных партий (к.-д., с.-д., с.-р., н.-с, п. д. р. и м. о.). В том же № «Товарища» бывшие социал-демократы обрушились своим страшным гневом на плакат о трех главных партиях, приложенный к № 8 «Пролетария» . Это — «политическая недобросовестность», — вопили друзья Плеханова, относить Гейдена к черносотенцам!

Мы очень рады, что заставили ренегатов социал-демократии защищать вчерашнего октябриста, который после разгона Думы протестовал против Выборгского воззвания и разговаривал о министерстве со Столыпиным.

Только половчее надо бы защищать его, гг. сотрудники Плеханова! Все знают, что на первых выборах октябристы (Гейден и Шипов в том числе) бывали в блоке с черны­ми. Вы готовы забыть это за перемену названия партии? Но на той же самой (4-ой) странице «Товарища» от 5 декабря читаем, что в «Союзе 17 октября» есть течение, стоящее за соглашение с партией «мирного обновления» и что это течение даже преоб­ладает в петербургском отделении союза. А несколько ниже приводится известие, что «главная управа объединенного русского народа» допускает блок с октябристами, по­чему «Товарищ» и отказывается признать октябристов конституционалистами.

Не правда ли, хорошо? Октябристов мы отказываемся назвать конституционалиста­ми за то, что черные допускают блок с ними. А мирнообновленцев мы называем про­грессивными, несмотря на то, что октябристы допускают блок с ними.

См. настоящий том, стр. 132—138. Ред.


___________ ПОДДЕЛКА ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ДУМЫ И ЗАДАЧИ С.-ДЕМОКРАТИИ__________ 199

О, премудрые пескари пресловутой прогрессивной «интеллигенции»!

Защита интеллигентскими радикалами мирнообновленцев, поворот центрального органа партии к.-д. к мирному обновлению тотчас после инструкций о бланках, это все — типичные образчики либеральной тактики. Правительство шаг вправо, — а мы два шага вправо! Глядишь — мы опять легальны и мирны, тактичны и лояльны, приспосо­бимся и без бланков, приспособимся всегда применительно к подлости!

Это кажется либеральной буржуазии реальной политикой. Этим ползучим реализ­мом (по прекрасному выражению одного с.-д.) они гордятся, считают его верхом поли­тической тактичности и дипломатически-мудрой тактики. На самом же деле это не только самая глупая и самая предательская, но и самая бесплодная тактика, благодаря которой немецкие кадеты, начиная от франкфуртских болтунов128 и кончая пресмы­кающимися перед Бисмарком национал-либералами129, на полвека с лишним после буржуазной революции укрепили государственную власть в руках юнкеров (черносо­тенных помещиков, Дорреров, Булацелей, Пуришкевичей, — говоря по-русски) и в ру­ках «обшитого парламентскими формами военного абсолютизма»

Пора бы понять и нашим меньшевикам, пленяющимся этой политикой кадетов и пе­ренимающим ее, что единственно реальна в хорошем, а не пошлом смысле слова, поли­тика революционного марксизма. На ухищрения и повороты реакции отвечать надо не приспособлением вправо, а углублением и расширением революционной проповеди в пролетарских массах, развитием духа революционной классовой борьбы и революци­онных классовых организаций. Этим и только этим вы укрепляете силу единственных борцов против реакции при всех и всяческих поворотах и ухищрениях ее. Отвечая же на черносотенные проделки правительства приспособлениями своей тактики вправо, вы раздробляете и ослабляете этим единственную, способную на борьбу силу, силу ре­волюционных


200__________________________ В. И. ЛЕНИН

классов, вы засоряете их революционное самосознание мишурой политиканских «ма­невров».

Меньшевики сначала были против соглашений с кадетами. Соглашения осудил Мар­тов. Их с негодованием отверг Ю. Ларин. Не одобрял их даже Ник. И-ский. Под влия­нием сенатских разъяснений (наших реакционных сенатов в Женеве и в Питере) Мар­тов и К0 приспособились вправо. Они за блоки с кадетами, но не правее кадетов, боже упаси! С «оппозиционно-демократическими» партиями (резолюция Всероссийской конференции, принятая 18-ю против 14, по предложению ЦК) — не правее того!

Но вот кадеты повертывают к мирнообновленцам. И вы тоже, товарищи меньшеви­ки? В ответ на сенатские разъяснения — блоки с к.-д., в ответ на изъятие бланков — блоки с мирнообновленцами? Что же будете вы делать в ответ на аресты выборщиков??

Ваш отказ от действительно революционной проповеди в массах есть уже факт. Вы уже не боретесь с иллюзиями мирного пути и с носителями этих иллюзий, кадетами. Вы только и заняты черносотенной опасностью. А ваши «тонкие маневры» общих спи­сков с к.-д. построены на песке. Реальное содержание революционной социал-демократической работы в массах вы ослабляете, а выигрыш от политиканства доста­нется не вам, — может быть, даже не кадетам, — может быть, даже не мирнообновлен­цам, а октябристам! На подделку Думы вы отвечаете подделкой революционно-социал-демократической тактики — ни Думы вы этим не улучшите, ни социализма не укрепи­те, ни революции не двинете.

Политика беспринципного практицизма есть самая непрактичная политика.

На подделку Думы рабочий класс должен ответить не притуплением, а обострением своей революционной агитации, отделением от жалких предателей кадетов в своей из­бирательной кампании.

Написано 14 (27) декабря 1906 г,

Напечатано 20 декабря 1906 г. Печатается по тексту газеты

в газете «Пролетарий» №10


ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ЗАДАЧИ РАБОЧЕГО КЛАССА

После разгона Думы правительство сдерживало возмущение страны только посред­ством военного террора. Усиленные и чрезвычайные охраны, аресты без конца, военно-полевые суды, карательные экспедиции, все это, вместе взятое, нельзя назвать иначе, как военным террором.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!