Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС 1 часть




ДОКЛАД ОБ ОБЪЕДИНИТЕЛЬНОМ СЪЕЗДЕ РСДРП

(ПИСЬМО К ПЕТЕРБУРГСКИМ РАБОЧИМ)1


Написано в первой половине мая 1906 г.

Напечатано в июне 1906 г. в Москве отдельной брошюрой


Печатается по тексту брошюры


Обложка брошюры В. И. Ленина «Доклад об Объединительном съезде Российской социал-демократической рабочей партии». — 1906 г.

Уменьшено


Товарищи! Вы выбрали меня делегатом на Объединительный съезд РСДРП2. Не имея возможности лично явиться в настоящее время в Петербург, я позволю себе пись­менно представить мой доклад о съезде и изложить попутно некоторые мысли по пово­ду съезда.

Прежде чем переходить к делу, должен сделать одну важную оговорку. Запомнить в точности все происшедшее на съезде, состоявшем из 120 или более человек и имевшем около 30 заседаний, совершенно невозможно. Будучи занят в бюро съезда в качестве одного из председателей, участвуя кроме того в некоторых комиссиях, я не мог вести записей во время съезда. Положиться без записей всецело на свою память невозможно. Ряд отдельных эпизодов и отдельных речей на съезде я прямо-таки не слыхал, отсутст­вуя из залы заседаний вследствие работы в комиссии или по случайным и личным при-чинахМ. Опыт предыдущих съездов (II и III) , которые были меньше по числу делега­тов, показал мне, что даже при напряженном внимании нет никакой возможности со­ставить на память точной картины съезда. Когда выходили в свет протоколы II и III съезда, я читал эти протоколы, как новые книги, хотя участвовал сам на съезде, ибо эти книги, действительно, давали мне немало нового и заставляли исправлять целый ряд неточных или неполных личных впечатлений от съезда. Поэтому я усиленно прошу


В. И. ЛЕНИН

иметь в виду, что настоящее письмо есть лишь черновой набросок доклада, подлежа­щего во всяком случае исправлению на основании протоколов съезда.

I СОСТАВ СЪЕЗДА

Начну с общего состава съезда. Делегаты с решающими голосами выбирались, как известно, по одному на 300 членов партии. Всего таких делегатов было около ПО — в начале съезда, кажется, немного меньше (не все съехались); в конце чуть ли не до 113. С совещательными голосами было 5 редакторов ЦО (3 от «меньшинства» и 2 от «боль­шинства», ибо я получил от вас мандат с решающим голосом) и пять, если я не ошиба­юсь, членов ОТ TTC Затем с совещательным голосом были делегаты организаций, не по­лучившие решающего голоса, некоторые особо приглашенные на съезд (два члена «аг­рарной комиссии»4, затем Плеханов и Аксельрод, потом тов. Акимов и некоторые др.). С совещательными голосами были также некоторые делегаты крупных организаций, имевших более 900 рабочих (от Питера, от Москвы, от южной областной организации и пр.). Наконец, с совещательным голосом были представители национальных с.-д. пар-тии: трое от польской социал-демократии , по стольку же от латышской и от еврей­ской (Бунд)7, один от Украинской с.-д. рабочей партии (это название приняла, как ока­зывается, на последней своей конференции Революционная украинская партия ). Итого человек 30, или немного больше, с совещательными голосами. Всего, значит, не 120, а свыше 140 человек.



По своему «направлению» в отношении тактической платформы или, если хотите, по своей фракционной позиции делегаты с решающим голосом распределялись при­близительно так: 62 меньшевика и 46 большевиков. По крайней мере, мне наиболее за­помнились эти цифры из всех многочисленных «фракционных» голосований съезда. Часть делегатов, конечно, была




ДОКЛАД ОБ ОБЪЕДИНИТЕЛЬНОМ СЪЕЗДЕ РСДРП

неопределенна или колебалась по некоторым вопросам, — так называемый на парла­ментском языке «центр», или «болото». На съезде этот «центр» был особенно слаб, хо­тя некоторые из товарищей, относимые мной, на основании голосований, к меньшеви­кам, и претендовали на звание «примиренцев», или «центра». Из сколько-нибудь серь­езных голосований съезда мне памятно лишь одно (голосование по вопросу о соедине­нии Бунда с партией), когда эти «меньшевики-примиренцы» голосовали действительно не фракционно. Об этом голосовании, когда вполне фракционные меньшевики были побеждены большинством в 59, помнится, голосов, я скажу подробно ниже.

Итак, 62 и 46. Съезд был меньшевистский. Меньшевики имели прочное и обеспе­ченное преобладание, позволявшее даже им заранее сговариваться и предрешать таким образом постановления съезда. Эти частные сговоры на фракционных собраниях впол­не естественны, в сущности, при наличности определенного компактного большинства, и, когда некоторые делегаты, особенно из так называемого центра, жаловались на это, я называл это в беседах с делегатами «жалобой центра на свою собственную слабость». На съезд вопрос о фракционных собраниях попытались внести, но он был снят, ибо оказалось фактически, что фракции все равно сплотились, на фракционные собрания стало возможным допускать и посторонних, сделать эти собрания «открытыми» . Ко времени окончания съезда, например, вопрос о составе ЦК, как видно будет ниже, ре­шен был в сущности не выборами на съезде, а простым «соглашением» фракций. Не стану оценивать этого явления. Оплакивать его, по-моему, бесполезно, ибо оно было совершенно неизбежно, пока не изжиты еще старые фракционные деления.

Относительно внутренних различий внутри фракций замечу, что таковые прояви­лись заметно лишь по аграрному вопросу (часть меньшевиков была против муниципа­лизации, большевики же делились на «рожковистов», сторонников раздела и сторонни­ков конфискации с национализацией при условии республики)




В. И. ЛЕНИН

и по вопросу о соединении с Бундом. Далее, бросалось в глаза полное отсутствие среди меньшевиков того течения, которое ярко проявилось в «Начале» и которое в партии привыкли связывать с именами тт. Парвуса и Троцкого. Правда, возможно, что «парву-систы» и «троцкисты» среди меньшевиков были, — меня, например, уверяли, что их было человек до 8, — но, за снятием вопроса о временном революционном правитель­стве, им не удалось проявить себя. Вероятнее, однако, что вследствие общего поворота меньшевиков на съезде к Плеханову, с «Дневниками» которого они не соглашались до съезда, и «парвусисты» сделали некоторый шаг вправо. Мне припоминается всего один эпизод, когда, может быть, «парвусисты» среди меньшевиков заставили повер­нуть немного всех меньшевиков. Это именно инцидент по вопросу о вооруженном вос­стании. Плеханов, глава комиссии, изменил старую меньшевистскую резолюцию, на­писав вместо «вырвать власть» (речь шла в этом месте резолюции о задачах движения) — «вырвать права силой» (или «завоевать права» — не помню точно). Оппортунизм этой поправки до того бил в лицо, что протесты на съезде раздавались самые горячие. Мы напали на поправку с удвоенной силой. Ряды меньшевиков дрогнули. Не знаю в точности, были ли фракционные собрания, и что было на них; не знаю, верно ли пере­данное мне сообщение, что десять меньшевиков, склоняющихся к «парвусизму», зая­вили об их решительном несогласии с поправкой. Факт тот, что Плеханов, после споров на съезде, сам снял поправку, не допустив вопроса до голосования, снял под тем (ди­пломатически, может быть, и искусным, но встреченным улыбками) предлогом, что не стоит особенно спорить из-за «стилистики». Наконец, чтобы закончить вопрос о соста­ве съезда, скажу еще о мандатной комиссии (комиссии по проверке состава съезда). Их было две, ибо первая, выбранная съездом, вышла целиком в отставку . Факт этот из ряда вон выходящий, невиданный на прежних съездах. Он во всяком случае свидетель­ствует о чем-то в высокой степени ненормальном по части работы проверки


ДОКЛАД ОБ ОБЪЕДИНИТЕЛЬНОМ СЪЕЗДЕ РСДРП

состава съезда. Помню, что председателем первой комиссии был примиренец, внушав­ший первоначально доверие и нашей фракции. Если он не смог связать в одно целое своей комиссии, если ему со всей первой комиссией пришлось выйти в отставку, зна­чит, примиренец был не в силах примирить. Подробности съездовской борьбы из-за докладов мандатной комиссии наиболее ускользнули от моего внимания. Борьба была не раз очень горяча, мандаты большевиков кассировались, страсти разгорались, дело дошло до взрыва при отставке первой комиссии, — но я как раз в этот момент не был в зале заседания. Запомнился мне еще один, по-видимому, довольно крупный факт, свя­занный с определением состава съезда. Это — протест тифлисских рабочих (числом, кажется, до 200) против полномочий тифлисской делегации, которая была почти сплошь меньшевистская и по численности своей выделялась из ряда вон, доходя, ка­жется, до 11 человек. Протест этот читался на съезде и, следовательно, должен быть в протоколах13.

Работы мандатных комиссий тоже должны быть изложены в протоколах, если толь­ко эти комиссии выполнили свою работу сколько-нибудь внимательно и составили на­стоящий отчет о проверке полномочий и о всех выборах на съезд. Будет ли это сделано, появится ли отчет в протоколах, я не знаю. Если нет, тогда будет стоять вне сомнения, что комиссии отнеслись к своей задаче не с должным вниманием и тщательностью. Ес­ли да, — возможно, что мне придется многое исправить из сказанного выше, ибо в та­ком не принципиальном, а чисто конкретном и деловом вопросе, особенно легко оши­биться при составлении общих впечатлений и особенно важно внимательное изучение документов.

Кстати, чтобы исчерпать все формальные вопросы и перейти скорее к более инте­ресным принципиальным, скажу и о протоколах. Боюсь, что и в этом отношении съезд наш окажется хуже и второго и третьего. На обоих этих съездах протоколы были цели­ком утверждены съездом. На Объединительном съезде впервые оказалась такая неис­полнительность секретарей, такая


В. И. ЛЕНИН

спешка закончить съезд (несмотря на снятие целого ряда вопросов громадной важности с порядка дня съезда), что на съезде не были утверждены все протоколы. Протокольная комиссия (2 меньшевика и 2 большевика) выходит с этого съезда с невиданно-широкими и расплывчатыми полномочиями: утвердить незаконченные протоколы. В случае разногласий она должна апеллировать к находящимся в Питере делегатам съез­да. Все это весьма печально. Боюсь, что таких хороших протоколов, как II и III съездов, мы не получим. Правда, было у нас двое стенографистов, и некоторые речи получатся почти в полном виде, а не в виде конспектов, как раньше, — но о полной стенограмме прений на съезде не может быть и речи, ибо двоим стенографистам такая работа была абсолютно не под силу, как они неоднократно и заявляли съезду. Я, в качестве предсе­дателя, особенно настаивал на том, чтобы секретари дали во что бы то ни стало хоро­шие, хотя бы совсем краткие конспекты: пусть, дескать, стенограммы отдельных речей явятся роскошным дополнением протоколов, но надо, чтобы была основа, чтобы не от­дельные речи, а все без исключения прения имелись хотя бы в виде конспектов .

II ВЫБОРЫ БЮРО. ПОРЯДОК ДНЯ СЪЕЗДА

Перейду теперь к рассказу о работах съезда в порядке заседаний. Голосование о вы­боре бюро было первым голосованием, которое, в сущности, предрешало (как это ни странно покажется далеко стоящим от дела лицам) все важнейшие голосования съезда. Около 60 голосов (чуть ли не 58, если память мне не изменяет) голосовали за Плехано­ва и Дана, оставляя часто пустые места в записках вместо третьего кандидата. Голосов 40 с чем-то или около 40 было за меня. Затем «центр» проявил себя, прибавив по десят­ку или по полуторадесятку голосов то тому, то другому кандидату. Прошли: Плеханов, кажется, 69 голосами (или 71?), Дан — 67 и я — 60.


ДОКЛАД ОБ ОБЪЕДИНИТЕЛЬНОМ СЪЕЗДЕ РСДРП

По вопросу о порядке дня съезда прения два раза принимали интересный характер, проливая большой свет на состав и характер съезда. Сюда относятся, во-1-х, прения на­счет того, ставить ли на первое место вопрос о соединении с национальными с.-д. пар­тиями. Национальные партии хотели, конечно, этого. Мы также были за. Меньшевики провалили это, мотивируя так: пусть-де, сначала РСДРП самоопределится, а потом сливается с другими, пусть «мы» сначала определим сами, каковы «мы», а потом соль­емся с «ними». На этот (психологически вполне понятный и «с фракционно-меныпевистской точки зрения правильный) довод мы возражали: не странно ли отка­зать национальным партиям в праве самоопределяться вместе с нами? Если «они» сли­ваются с «нами», то «мы» вместе, включая и их, будем и должны, определять, каковы «мы». Надо заметить еще, что относительно польской социал-демократии объединен­ный ЦК заключил еще до съезда договор о полном слиянии. Тем не менее постановку этого вопроса на первое место провалили. Товарищ Варшавский, член польской деле­гации, говорил против этого настолько откровенно, что воскликнул даже, при общих улыбках съезда, обращаясь к меньшевикам: вы хотите сначала «съесть» или «зарезать» большевиков, а потом соединиться с нами! Это была, конечно, шутка, и я менее всего склонен придираться к «страшным словам», вроде слова «съесть», но шутка эта в рель­ефной форме выразила очень меткую оценку оригинальной политической ситуации.

Второй интересный спор был о том, включать ли в порядок дня съезда вопрос о со­временном моменте нашей революции и о классовых задачах пролетариата. Мы, боль­шевики, были, конечно, за — согласно нашему заявлению в № 2 «Партийных Извес­тий» . С принципиальной точки зрения не могло быть и речи о том, чтобы обойти ко­ренной вопрос, идет ли действительно революция к подъему, и какие формы револю­ционного движения являются теперь, в силу объективных

См. Сочинения, 5 изд., том 12, стр. 223. Ред.


10___________________________ В. И. ЛЕНИН

условий момента, главными, какие задачи пролетариата вытекают отсюда. Споря про­тив включения этого вопроса вообще в порядок дня съезда, меньшевики попали в по­ложение, которому трудно позавидовать. Их доводы вроде того, что это вопрос теоре­тический, что нельзя связывать партию резолюциями по таким вопросам и т. п., прямо поражали своей искусственностью и сочиненностью. Раздался смех, когда в ответ на речь чуть ли не Дана, распинавшегося против включения этого вопроса в порядок дня, один из ораторов вынул № 2 «Партийных Известий» и спокойно прочел «роковые сло­ва» меньшевистской тактической платформы: «мы» — именно мы, меньшевики, — «мы признаем и предлагаем съезду признать». Как же это так, товарищи? спрашивал оратор. Вчера «мы предлагали съезду признать», а сегодня «мы предлагаем съезду» не обсуждать этого вопроса? Вопрос был поставлен в порядок дня съезда, но меньшевики впоследствии все же таки настояли, как увидим ниже, на своем.

III АГРАРНЫЙ ВОПРОС

Аграрный вопрос или, вернее, вопрос об аграрной программе был поставлен съездом в первую очередь. Прения были большие. Выдвинулась масса интереснейших принци­пиальных вопросов. Докладчиков было пятеро: я защищал проект аграрной комиссии (напечатанный в брошюре: «Пересмотр аграрной программы рабочей партии») и напа­дал на муниципализацию Маслова. Тов. Джон защищал эту последнюю. Третий док­ладчик, Плеханов, защищал Маслова и пытался уверить съезд, что ленинская национа­лизация — эсеровщина и народовольчество. Четвертый докладчик, Шмидт, защищал проект аграрной комиссии с поправками в духе «варианта А» (см. этот вариант в на­званной выше брошюре ). Пятый докладчик, Борисов, защищал

Сочинения, 5 изд., том 12, стр. 269—270. Ред. * Там же, стр, 269. Ред.


___________________ ДОКЛАД ОБ ОБЪЕДИНИТЕЛЬНОМ СЪЕЗДЕ РСДРП__________________ П

раздел. Его программа была оригинальна по построению, но по существу примыкала всего ближе к нашей, с заменой национализации, обусловленной созданием республи­ки, разделом земель в собственность крестьян.

Само собой разумеется, что изложение всех подробностей обширнейших прений не­посильно для меня в этом отчете. Постараюсь обрисовать лишь главное, т. е. сущность «муниципализации» и доводы против обусловленной учреждением республики и про­чее национализации. Замечу при этом, что в центре всех прений встала плехановская постановка вопроса, благодаря ее полемической резкости, всегда выгодной и желатель­ной с точки зрения отчетливого разделения коренных тенденций того или иного на­правления мысли.

В чем состоит сущность «муниципализации»? В передаче помещичьих земель (или точнее: всех земель крупного частновладения) в руки земств или вообще органов мест­ного самоуправления. Крестьянские надельные земли и земли мелких собственников должны остаться в их собственности. Крупные имения «отчуждаются» и поступают во владение демократически организованных органов местного самоуправления. Попро­сту можно это выразить так: крестьянские земли пусть будут крестьянской собственно­стью, а помещичьи земли пусть крестьяне снимают в аренду у земств, только демокра­тических земств.

В качестве первого докладчика, я высказывался решительно против этого проекта. Он не революционен. На него не пойдут крестьяне. Он вреден, ежели нет вполне по­следовательного демократического государственного строя, вплоть до республики, вы­борности чиновников народом, уничтожения постоянной армии и т. д. Таковы были три моих главных довода.

Я считаю этот проект не революционным, во-первых, потому, что в нем вместо кон­фискации (отчуждение без выкупа) говорилось об отчуждении вообще; во-вторых, и это главное, потому, что в этом проекте нет призыва к революционному способу осуще­ствления аграрного переворота. Фразы о демократизме еще ровно


12___________________________ В. И. ЛЕНИН

ничего не говорят в такое время, когда лицемерные соглашатели самодержавия с наро­дом, кадеты16, называют себя демократами. Всякие способы аграрного переворота све­дутся к либерально-чиновничьей реформе, к кадетской реформе, а не к крестьянской революции, если не поставить лозунгом немедленный захват земель самими крестьяна­ми сейчас же на месте, т. е. именно революционными крестьянскими комитетами, с тем, чтобы крестьяне же сами и распоряжались этими захваченными землями впредь до созыва всенародного учредительного собрания. Без этого лозунга у нас будет про­грамма кадетской или полукадетской, аграрной реформы, а не крестьянской револю­ции.

Далее. На муниципализацию не пойдут крестьяне. Муниципализация означает: на­дельные земли возьми себе даром, а за помещичьи плати аренду земству. Революцион­ные крестьяне не пойдут на это. Они скажут либо: поделим все земли между собой, ли­бо: сделаем все земли собственностью всего народа. Лозунг муниципализации никогда не станет лозунгом революционного крестьянства. Если революция победит, — тогда она ни в каком случае не может остановиться на муниципализации. Если революция не победит, тогда из «муниципализации» выйдет лишь новое объегоривание крестьян по типу реформы 1861 года17.

Третий мой основной довод. Муниципализация вредна, если обусловить ее «демо­кратизмом» вообще, а не специально республикой и выборностью чиновников наро­дом. Муниципализация есть отдача земли органам местной власти, органам самоуправ­ления. Если центральная власть не будет вполне демократической (республика и пр.), тогда местные власти смогут остаться

В моем проекте сказано «конфискованными». Тов. Борисов верно заметил, что это ошибочная фор­мулировка. Надо сказать: «захваченными». Конфискация есть юридическое признание захвата, утвер­ждение его законом. Мы должны ставить лозунг конфискации. Для осуществления его мы должны звать крестьян к захвату. Этот крестьянский захват должен быть признан, узаконен всенародным учредитель­ным собранием, которое, как высший орган самодержавия народа, сделает из захвата конфискацию на основании закона, изданного учредительным собранием.


ДОКЛАД ОБ ОБЪЕДИНИТЕЛЬНОМ СЪЕЗДЕ РСДРП__________________ 13

лишь в мелочах «автономны», лишь в вопросе о лужении умывальников самостоятель­ны, лишь настолько «демократичны», насколько были «демократичны», скажем, наши земства при Александре III. В вопросах же важных, и особенно в таком коренном во­просе, как помещичье землевладение, демократизм местных властей против недемо­кратической центральной власти есть игрушка. Если нет республики и выбора чинов­ников народом, то муниципализация значит: отдать помещичьи земли местным выбор­ным властям, хотя бы даже центральная власть оставалась у Трепова и Дубасова. Такая реформа будет игрушкой и вредной игрушкой, ибо Треповы и Дубасовы оставят за вы­борными местными властями право устраивать водопроводы, электрички и пр., но ни­когда не смогут оставить за ними отобранных у помещиков земель. Треповы и Дубасо­вы перечислят тогда эти земли из «ведомства» земств в «ведомство» министерства внутренних дел, и крестьяне окажутся трижды одураченными. Надо звать к свержению Треповых и Дубасовых, к выборам всех чиновников народом, а не рисовать, вместо этого и до этого, игрушечных моделей какой-то либеральной местной реформы.

Каковы же были плехановские доводы в защиту муниципализации? Больше всего выдвигал он в своих обеих речах вопрос о гарантии от реставрации. Этот оригиналь­ный довод состоял в следующем. Национализация земли была экономической основой московской Руси допетровской эпохи. Наша теперешняя революция, как и всякая дру­гая революция, не содержит в себе гарантий от реставрации. Поэтому в интересах из­бежания реставрации (т. е. восстановления старого, дореволюционного порядка) следу­ет особенно остерегаться именно национализации.

Этот довод Плеханова показался меньшевикам чрезвычайно убедительным, и они восторженно хлопали Плеханову, особенно за «крепкие словечки» по адресу национа­лизации (эсеровщина и т. п.). А между тем, если немножечко подумать, легко убедить­ся, что довод этот сводится к чистой софистике.


14___________________________ В. И. ЛЕНИН

В самом деле, взгляните сначала на эту «национализацию в московской, допетров­ской Руси». Не будем уже говорить о том, что исторические воззрения Плеханова со­стоят в утрировке либерально-народнического взгляда на московскую Русь. Говорить о национализации земли в допетровской России серьезно не доводится, — сошлемся хотя бы на Ключевского, Ефименко и др. Но оставим эти исторические изыскания. Допус­тим на минуту, что в московской, допетровской Руси, в XVII веке, существовала дейст­вительно национализация земли. Что отсюда следует? По логике Плеханова отсюда следует, что ввести национализацию, значит облегчить реставрацию московской Руси. Но такая логика есть именно софизм, а не логика, или игра в слова, без анализа эконо­мической основы явлений или экономического содержания понятий. Поскольку в мос­ковской Руси была (или: если в московской Руси была) национализация земли, по­стольку экономической основой ее был азиатский способ производства. Между тем, в России со второй половины XIX века укрепился, а в XX веке стал уже безусловно пре­обладающим капиталистический способ производства. Что же остается от довода Плеханова? Национализацию, основанную на азиатском способе производства, он смешал с национализацией, основанной на капиталистическом способе производства. Из-за тождества слов он просмотрел коренное различие экономических, именно произ­водственных, отношений. Строя свою аргументацию на реставрации московской Руси (т. е. якобы реставрации азиатских способов производства), он на самом деле говорил о реставрации политической, вроде реставрации Бурбонов (на которую он ссылался), т. е. о реставрации антиреспубликанской формы правления на почве капиталистических от­ношений производства.

Было ли на съезде указано Плеханову, что он запутался? Было. Товарищ, называв­шийся на съезде Демьяном, сказал в своей речи, что не вышло у Плеханова ровно ниче­го из той «реставрации», которой он вздумал нас пугать. Из посылок его аргументации вытекает реставрация московской Руси, т. е. реставрация азиат-


___________________ ДОКЛАД ОБ ОБЪЕДИНИТЕЛЬНОМ СЪЕЗДЕ РСДРП__________________ 15

ского способа производства, т. е. чистейшая бессмыслица в эпоху капитализма. Из вы­водов же его и примеров вытекает реставрация Наполеоном империи или реставрация Бурбонов после великой французской буржуазной революции. Но такая реставрация не имела ничего общего с докапиталистическими способами производства. Это во-первых. А во-вторых, такая реставрация последовала как раз не за национализацией земли, а за распродажей помещичьих земель, т. е. за мерой архибуржуазной, чисто буржуазной и безусловно укрепляющей буржуазные, т. е. капиталистические, отношения производст­ва. Значит, к вопросу о национализации ни одна реставрация, припутанная Плехано­вым, абсолютно к делу не относится, ни реставрация азиатского способа производства (реставрация московской Руси), ни реставрация XIX века во Франции.

Что же ответил т. Плеханов на эти совершенно неопровержимые доводы тов. Демья­на? Он ответил необыкновенно ловко. Ленин — эсер, — воскликнул он, — а товарищ Демьян кормит меня какой-то Демьяновой ухой.

Меньшевики были вне себя от удовольствия. Они хохотали до упаду над блестящей остротой Плеханова. Громы аплодисментов потрясали залу заседания. Вопрос о том, сумел ли Плеханов свести концы с концами со своей реставрацией, был снят раз навсе­гда с меньшевистского съезда.

Я далек, разумеется, от мысли отрицать, что ответ Плеханова был перлом не только блестящего остроумия, но, если хотите, и марксистского глубокомыслия. Но я все же позволю себе думать, что тов. Плеханов беспомощно запутался между реставрацией московской Руси и реставрацией XIX века во Франции. Я позволяю себе думать, что «Демьянова уха» станет «историческим выражением» не по отношению к тов. Демьяну (как думают упоенные блеском плехановского остроумия меньшевики), а по отноше­нию к тов. Плеханову. По крайней мере, на Объединительном съезде некоторые делега­ты говорили по поводу речей Плеханова о «сборной селянке по-московски» и о «кол­басных остротах»,


16___________________________ В. И. ЛЕНИН

когда тов. Плеханов по вопросу о захвате власти в современной русской революции по­тешал своих меньшевиков анекдотом про коммунара в каком-то провинциальном го­родке Франции, закусывавшего колбасой после неудачного «захвата власти».

На съезде я был, как уже замечено выше, первым докладчиком по аграрному вопро­су. Заключительное слово дали мне не последнему, а тоже первому из всех пяти док­ладчиков. Поэтому я говорил после тов. Демьяна и до тов. Плеханова. Следовательно, предвидеть гениальной защиты Плеханова против доводов Демьяна я не мог. Я вкратце лишь повторил эти доводы и центр тяжести перенес не на указание полной бессодержа­тельности рассуждения о реставрации, как аргумента за муниципализацию, а на разбор по существу вопроса о реставрации. О каких гарантиях от реставрации идет речь? — спрашивал я тов. Плеханова. Об абсолютной ли гарантии, в смысле устранения той экономической основы, которая порождает реставрацию? Или об относительной и вре­менной гарантии, т. е. о создании политических условий, не устраняющих самой воз­можности реставрации, а лишь делающих таковую менее вероятной, лишь затрудняю­щих реставрацию? Если о первой, то я отвечу : полной гарантией от реставрации в Рос­сии (после победоносной революции в России) может быть исключительно социали­стический переворот на Западе. Другой гарантии нет и быть не может. Значит, с этой стороны вопрос сводится к тому, как именно и чем именно может буржуазно-демократическая революция в России облегчить или ускорить социалистическую рево­люцию на Западе. Ответ на этот вопрос мыслим лишь один: если жалкое 17-ое октяб­ря18 вызвало сильный подъем рабочего движения в Европе, то полная победа буржуаз­ной революции в России вызовет почти неминуемо (или, по крайней мере, по всей ве­роятности) ряд таких политических потрясений в Европе, которые будут сильнейшим толчком к социалистической революции.

Теперь посмотрим на «вторую», т. е. относительную, гарантию от реставрации. В чем состоит экономическая


___________________ ДОКЛАД ОБ ОБЪЕДИНИТЕЛЬНОМ СЪЕЗДЕ РСДРП__________________ 17

основа реставрации на базисе капиталистического способа производства, т. е. не юмо­ристической «реставрации московской Руси», а реставрации по типу французской на­чала XIX века? В положении мелкого товаропроизводителя во всяком капиталистиче­ском обществе. Мелкий товаропроизводитель колеблется между трудом и капиталом. Вместе с рабочим классом он борется против крепостничества и полицейского само­державия. Но в то же время он тяготеет к укреплению своей собственнической позиции в буржуазном обществе и поэтому, если условия развития этого общества складывают­ся сколько-нибудь благоприятно (напр., промышленное процветание, расширение внутреннего рынка вследствие аграрного переворота и т. п.), то мелкий товаропроизво­дитель неизбежно поворачивает против пролетария, который борется за социализм. Следовательно, говорил я, реставрация на основе мелкого товарного производства, мелкой крестьянской собственности в капиталистическом обществе не только возмож­на в России, но даже неизбежна, ибо Россия — страна по преимуществу мелкобуржу­азная. Положение русской революции, с точки зрения реставрации, можно выразить, говорил я дальше, таким положением: русская революция имеет достаточно своих соб­ственных сил, чтобы победить. Но у нее недостаточно сил, чтобы удержать плоды по­беды. Победить она может, ибо пролетариат вместе с революционным крестьянством может составить непреоборимую силу. Удержать за собой победы она не может, ибо в стране с громадным развитием мелкого хозяйства мелкие товаропроизводители (кре­стьяне в том числе) неизбежно повернут против пролетария, когда он от свободы пой­дет к социализму. Чтобы удержать за собой победу, чтобы не допустить реставрации, русской революции нужен нерусский резерв, нужна помощь со стороны. Есть ли такой резерв на свете? Есть: социалистический пролетариат на Западе.


Просмотров 282

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!