Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ДАЮТ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТЫ ПРОЛЕТАРИАТУ ПО ОТНОШЕНИЮ К ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ? 4 часть




____________________ БУРЖУАЗИЯ СЫТАЯ И БУРЖУАЗИЯ АЛЧУЩАЯ__________________ 297

«постоянной анархией». Сказать это значит назвать революцию крамолой, сказать это значит сделаться предателем революции. И пусть не говорят нам дипломаты «Освобо­ждения», любящие уверять, будто у них нет врагов слева, что это случайная обмолвка «Русских Ведомостей». Неправда. Это — выражение самых глубоких чувств и самых коренных интересов либерального помещика и либерального фабриканта. Это то же самое, что фраза г. Виноградова, призывающего к борьбе против вступления русской революции на путь 1789 года. Это то же самое, что холопство г. Трубецкого, говорив­шего царю о своем несочувствии крамоле. Это не случайность. Это — единственно правдивая формулировка словами бесчисленных позорных дел наших буржуазных де­мократов, которых утомляет «постоянная анархия», которые начинают жаждать спо­койствия и порядка, которые уже устали «бороться» (хотя они никогда и не боролись), которые уже отшатываются от революции при одном только виде того, что рабочие и крестьяне действительно поднимаются на действительную борьбу, желая сражаться, а не только быть сражаемыми. Демократы-буржуа готовы прикрыть один глазок на бес­чинства Треповых, на бойню безоружных, их пугает не эта, а другая «анархия», когда у власти будут не Трепов и не Петрункевич с Родичевым, когда крестьянское и рабочее восстание победит. Демократы-буржуа именно потому и идут так охотно в Думу, что они видят в ней залог предательства революции, залог предупреждения полной победы революции, — этой ужасной «постоянной анархии».

Что это значение либеральной психологии мы показали верно, тому порукой «Новое Время». Эти травленые лакеи Треповых сразу подметили всю подлость «Русских Ве­домостей» и поспешили душевно обнять своих собратьев. В номере от 13 (26) сентября «Новое Время» сочувственно цитирует как раз эту неправду г. Иоллоса о «выгодном отличии» Бебеля от Каутского, замечая от себя:

«Таким образом, нашим радикалам-«абсентеистам» придется и Бебеля исключить из числа своих со­юзников».




298__________________________ В. И. ЛЕНИН

Вывод вполне законный. Профессиональные предатели «Нового Времени» верно оценили суть и смысл «обмолвки» «Русских Ведомостей». Мало того. «Новое Время», искушенное в политике, сейчас же сделало вывод применительно к Думе. Хотя г. Иол-лос ни слова не сказал о взгляде Бебеля на бойкот, но «Новое Время» обозвало «абсен­теистами» именно сторонников бойкота. «Новое Время» дополнило клевету на Бебеля клеветой на «радикалов», выразив, однако, ту совершенно правильную мысль, что именно идея полной победы революции, идея непрерывной революции руководит так­тикой «радикалов-абсентеистов», тогда как боязнь «постоянной анархии» руководит идущими в Думу либералами. «Новое Время» право. Лакей Трепова имел полное осно­вание поймать г. Иоллоса на месте и сказать ему: если не хочешь «постоянной анар­хии», значит, ты мой союзник, и никакое демократическое краснобайство не разубедит меня в этом. Наша ссора — маленькая семейная ссора, но против «доктринеров», сто­ронников «постоянной анархии», мы будем заодно!

Не поймет ли «Искра» хоть теперь, что когда она упрекала сторонников бойкота в воздержании, т. е. в абсентеизме, то она говорила по-нововременски? Не поймет ли она, что это совпадение ее лозунгов с нововременскими доказывает какую-то глубокую фальшь в ее позиции?

Сытая европейская буржуазия хвалит за умеренность алчущую власти российскую буржуазию. Лакеи Трепова хвалят г. Иоллоса из «Русских Ведомостей» за порицание идеи «постоянной анархии». Нововременцы и новоискровцы смеются над «абсентеиз­мом»...



«Пролетарий» № 20, Печатается по тексту

10 октября (27 сентября) 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью


ПОМЕЩИКИ О БОЙКОТЕ ДУМЫ

В № 76 «Освобождения» напечатаны краткие протоколы июльского съезда земцев. Теперь, когда вопрос о тактике по отношению к Государственной думе привлекает к себе общее внимание, крайне важно отметить этот, единственный в своем роде, мате­риал, показывающий, как именно рассуждали о бойкоте земцы и освобожденцы. Ко­нечно, никто не сомневается в том, что до заключения мира, до выхода закона о Думе, они были, или старались казаться революционнее, чем теперь. Но все же характер их аргументов чрезвычайно поучителен для проверки нашей оценки вопроса. Ведь это — едва ли не первый вопрос в политической истории России, когда конкретные политиче­ские шаги обсуждаются и оппозиционными и революционными партиями вместе.

Вполне естественно, что буржуазных демократов толкали к постановке вопроса о бойкоте не общая программа их борьбы, не интересы определенных классов, а прежде всего смутное чувство неловкости, стыда за то противоречивое, фальшивое положение, в которое они становятся. «Как же участвовать в деле, которое мы раскритиковали? — спрашивал г. Шишков. — Ведь народ подумает, что мы солидарны с проектом». Как видите, у этого либерала первые же мысли о бойкоте связываются с вопросом о народе — он чувствует инстинктивно, что идти в Думу значит делать что-то неладное именно по отношению к народу. Он не может отделаться от проблесков хорошего желания ид­ти вместе


300__________________________ В. И. ЛЕНИН

с народом. Другой оратор, г. Раевский, ставит вопрос отвлеченнее: «Мы всегда стояли на принципиальной почве, а на тактическом пути вступаем в компромисс. Выйдет так, что мы осудили булыгинский проект, но нам уже очень захотелось стать народными представителями. Не пойдем на этот скользкий путь». Это, конечно, маленькая гипер­бола г. Раевского, ибо освобожденцы никогда не стояли на принципиальной почве. Не­верно также сводить вопрос к голому отрицанию компромисса: революционеры соци­ал-демократы, усвоившие дух марксизма, не преминули бы заметить оратору, что смешно отрицать абсолютно навязываемые жизнью компромиссы, что суть не в этом, а в ясном сознании и неуклонном преследовании при всяких обстоятельствах целей борьбы, Но, повторяем, буржуазному демократу чужда в основе своей материалистиче­ская постановка вопроса. Его сомнения — лишь симптом глубокого раскола внутри разных слоев буржуазной демократии. Фразер г. Родичев, говоривший после г. Раев­ского, решает вопрос легко: «Мы в свое время протестовали против нового земского положения, но мы в земство пошли... Если бы у нас были силы для осуществления бой­кота, то следовало бы его объявить» (а не оттого ли «нет сил», почтеннейший, что ин­тересы собственников враждебны бесповоротной борьбе с самодержавием и враждебны рабочим и крестьянству?) ... «Первое правило военного искусства: бежать вовремя»... (ей-богу, так и сказал рыцарь тверского либерализма! А еще смеются либералы над Ку­ропаткиным), «Бойкот будет в том случае, если мы, войдя в Думу, первое постановле­ние сделаем: «мы уходим. Это не настоящее представительство, без которого вы все же уже не можете обойтись. Дайте нам настоящее». Это будет настоящий «бойкот» (ну, конечно! сказать «дайте»! — разве может быть что-либо более «настоящее» для зем­ского Балалайкина?113 Недаром они так весело смеялись, когда г. Головин рассказывал им, как он «без труда разубедил» московского губернатора насчет опасений, будто зем­ский съезд объявит себя учредительным собранием).




___________________________ ПОМЕЩИКИ О БОЙКОТЕ ДУМЫ_________________________ 301

Г-н Колюбакин говорил: «Предыдущие ораторы ставили вопрос так: «Либо идти в булыгинскую Думу, либо ничего не делать» («Искра» ставит вопрос именно так, как эти «предыдущие ораторы» правого крыла монархической буржуазии). Надо обратить­ся к населению, которое все будет против булыгинской Думы... Обращайтесь к народу, осуществляйте на деле свободу слова и собраний. Но, идя в непотребное учреждение, вы себя губите. Вас там будет меньшинство, и оно погубит себя в глазах населения». В этой речи чувствуется опять связь идеи бойкота с обращением к крестьянству, значение этой идеи, как поворота от царя к народу. И г. Щепкин с великолепной откровенностью спешит возразить на глубоко понятую им речь г. Колюбакина: «Ничего, если мы сдела­ем ошибку в глазах народа, но спасем дело» (... дело буржуазии, крикнули бы, вероят­но, оратору рабочие, если бы они присутствовали на этом благородном собрании). «Я не спорю, что, быть может, нам скоро придется стать на революционный путь. Но про­ект бюро (проект резолюции против бойкота) хочет избежать этого, так как мы и по воспитанию и по симпатиям» (классовому воспитанию, классовым симпатиям) «не ре­волюционны» .

Мудро рассуждает г. Щепкин! Он лучше всех новоискровцев, взятых вместе, пони­мает, что суть тут заключается не в выборе средств, а в различии цели. Надо «спасти дело» порядка, вот где гвоздь. Надо не рисковать революционным путем, который мо­жет привести к победе рабочих и крестьянства.

Зато краснобай и водолей г. де-Роберти высказывается совсем, совсем, как новоис-кровец: «Что делать, если проект, благодаря своей негодности, станет законом? Вос­стание с оружием в руках?». (Как можно «связывать восстание с Думой», что вы, г. Ро-берти!? Как жаль, что не знакомы вы с нашим Бундом, он объяснил бы вам, что нельзя этого связывать.) «Оно, думаю, со временем непременно придет. Ныне же сопротивле­ние может быть либо просто пассивным, либо пассивным, но всегда готовым перейти в активное». (Ах, какой милый радикал! Вот бы ему попользоваться


302__________________________ В. И. ЛЕНИН

лозунгом: «революционное самоуправление» у новой «Искры», — уж он сумел бы тут разыграть такие арии, такие арии...) «... дать мандаты лишь тем, кто поедет с решимо­стью во что бы то ни стало сделать переворот». Знай наших! Что же, неправы мы были, сказав, что Парвус встретился и обнялся с эдаким вот освобожденцем? что новая «Ис­кра» клюнула на красные словечки помещиков-краснобаев?

«Пролетарий» № 20, Печатается по тексту

10 октября (27 сентября) 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью


К ВОПРОСУ О ПАРТИЙНОМ ОБЪЕДИНЕНИИ114

От редакции. Мы, со своей стороны, можем лишь приветствовать вполне ясную и определенную постановку вопроса Центральным Комитетом. Или слияние с партией на основе решений III съезда, или объединительный съезд. Организационной комиссии предстоит сделать окончательный выбор. Если она отвергает вступление в партию на основе решений III съезда, тогда необходимо приступить тотчас к подготовке и выра­ботке условий объединительного съезда. Для этого следовало бы, во-1-х, с безусловной точностью заявить формально обеим сторонам, что в принципе признается необходи­мым созыв двух съездов в одно время и в одном месте; во-2-х, определить также фор­мально, что все организации каждой части партии безусловно подчинятся решениям съезда своей части. Оба съезда должны, иначе говоря, иметь решающее, а не совеща­тельное значение для соответствующей части партии; в-3-х, необходимо заранее уста­новить определенно, на каких именно началах созываются съезды, т. е. от каких имен­но организаций по скольку делегатов с решающим голосом (п. 2 и 3 для той части пар­тии, которая признала III съезд, определены уставом РСДРП, принятым на III съезде); в-4-х, надо тотчас же открыть переговоры о времени и месте съезда (об условиях слия­ния и моменте слияния двух съездов в один будет уже постановлено самими съездами); в-5-х, крайне важно приступить сейчас к выработке самого точного и детального


304__________________________ В. И. ЛЕНИН

проекта слияния, который должен быть предложен на решение обоих съездов. Это дело — настоятельно необходимое. И опыт других партий и опыт нашей партии показывают ясно, что без заранее изготовленного, опубликованного и всесторонне обсужденного проекта или проектов объединения съезды не будут иметь никакой возможности ре­шить столь трудного вопроса.

Итак, очередь теперь за Организационной комиссией, и ее решения с нетерпением будут ждать все сторонники объединения.

«Пролетарий» № 20, Печатается по тексту

10 октября (27 сентября) 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью


СЕРДИТЫЙ ОТВЕТ

Наша статья: «Теория самопроизвольного зарождения» («Пролетарий» № 16) вы­звала крайне сердитый ответ Бунда. У него даже не хватило собственного запаса серди­тых слов, и он позаимствовал их еще у известного противника грубой полемики Плеха­нова. В чем же дело? За что сердится Бунд? За то, что мы, с одной стороны, оговорили возможность иронии в бундовской хвале по адресу «Искры», а с другой стороны, вы­смеяли солидарность Бунда с «Искрой» по целому ряду пунктов. Эту двойственность Бунд взваливает на нас, обвиняя нас в фокусничестве и т. д. и обходя полным молчани­ем весь наш разбор несомненно неиронических и столь же несомненно неверных аргу­ментов Бунда. Отчего Бунд обошел молчанием этот разбор по существу вопроса, им самим поднятого? Оттого, что из этого разбора видна двойственность позиции самого Бунда, который, с одной стороны, отрекся от искровской «думской» тактики, а с другой стороны, повторил серьезнейшим образом ряд искровских ошибок. То, что сердитый Бунд объясняет нашей двуличностью, на самом деле объясняется двуличной позицией Бунда по вопросу о том, выставлять ли нам лозунг созыва учредительного собрания временным революционным правительством или царем или Государственной думой или же самопроизвольного зарождения этого учредительного

См. настоящий том, стр. 231—236. Ред.


306__________________________ В. И. ЛЕНИН

собрания. Мы показали, что Бунд запутался по этому вопросу. Бунд и до сих пор не дал на него прямого ответа. И если Бунд теперь бранится по поводу того, что мы ему показали зеркало, то мы ответим пословицей: «На зеркало неча пенять, коли...».

«Пролетарий» № 20, Печатается по тексту

10 октября (27 сентября) 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью


НОВАЯ МЕНЬШЕВИСТСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

Нам присланы гектографированные резолюции «Южной учредительной (!?) конфе­ренции» меньшевиков . К самой важной резолюции (о Государственной думе) мы еще вернемся. Пока заметим, что из двух главных пунктов искровской «думской» тактики конференция выбросила «давление для выбора в Государственную думу решительных» (в духе Мартова, Череванина, Парвуса), но приняла «организацию всенародных выбо­ров в учредительное собрание». По вопросу о составе редакции «Искры» принято три резолюции, но вопрос все-таки не решен. Одна резолюция просит Аксельрода не ухо­дить из редакции, другая — Плеханова вернуться в редакцию (причем конференция — вероятно, без желания сострить — выражает «недоумение» по поводу выхода Плехано­ва), третья — благодарит «Искру», выражает ей полное доверие и проч., но вопрос о составе редакции «переносит на окончательное решение общерусской учредительной конференции». «Первая общерусская конференция», как известно, «перенесла» вопрос на решение местных организаций. Местные организации «переносят» на решение учре­дительной конференции... Это называется, должно быть, устранением бюрократизма и формализма... А пока суд да дело, «Искра» пользуется знанием Центрального Органа, какового звания не дали ей даже ее сторонники. Удобная позиция, что и говорить!


308__________________________ В. И. ЛЕНИН

Организационный устав Южной конференции есть сколок с устава уже известно­го , с небольшими, однако, изменениями; добавлен §: «верховным органом партии являются партийные съезды, собирающиеся по возможности один раз в год». Горячо приветствуем это улучшение. В связи с новым и превосходным пунктом, что «ЦК из­бирается на съезде», в связи с прекрасным пожеланием решать (хотя бы и в будущем) вопрос и о составе редакции на съезде, это улучшение доказывает движение в сторону решений III съезда. Будем надеяться, что еще месяца через четыре следующая «учреди­тельная» конференция учредит также порядок созыва съездов, этих верховных органов партии... По вопросу об объединении конференция, к сожалению, ходит кругом да око­ло, а прямо не говорит: хотите объединиться на основах III съезда? если нет, хотите го­товить два съезда в одно время и в одном месте? Будем надеяться, что следующая «уч­редительная» конференция (пораньше бы, чем через четыре месяца!) решит этот во­прос.

«Пролетарий» № 20, Печатается по тексту

10 октября (27 сентября) 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью


ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО РСДРП В МЕЖДУНАРОДНОМ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ

БЮРО117

«Учредительная южная конференция» меньшевиков приняла по этому вопросу сле­дующую резолюцию: «Познакомившись с документами, из которых видно, что тов. Ленин, не предприняв никаких шагов в сторону соглашения с «меньшинством» по во­просу о представительстве РСДРП в Интернациональном бюро, сделал этот вопрос там предметом борьбы между двумя частями партии, выдвигая на первый план мелочи фракционных разногласий, конференция Южных организаций выражает по этому по­воду свое глубокое сожаление и, вместе с тем, просит тов. Плеханова продолжать пред­ставлять нашу часть партии в Интернациональном бюро и обращается ко всем органи­зациям «большинства» с предложением немедленно высказаться по этому вопросу и со своей стороны уполномочить тов. Плеханова на это представительство в интересах того единства, к которому мы стремимся, и ради сохранения перед лицом всех других со­циалистических партий всех других стран для всех нас одинаково дорогого престижа РСДРП».

Резолюция эта обязывает нижеподписавшегося выступить с фактическим изложени­ем дела: 1) Меньшевики не могут не знать, что все и всякие соглашения зависят от ЦК, находящегося в России. Говоря умышленно об одном «тов. Ленине», они говорят не­правду. 2) Сейчас же после III съезда два российских члена ЦК обращались лично к Плеханову, выражая желание видеть его


310__________________________ В. И. ЛЕНИН

и представителем РСДРП в Международном бюро и редактором научного органа. Пле­ханов отказался. Фраза «никаких шагов...» основана на уклонении от истины. 3) Когда Плеханов после этого отказа вышел из редакции «Искры», то он заявил (29 мая) печат­но, не обращаясь к ЦК РСДРП, что согласится представительствовать лишь обе части РСДРП и печатно же запросил признающих III съезд об их согласии. 4) Редакция «Про­летария» тотчас перепечатала (в № 5 от 26 (13) июня) заявление Плеханова, добавив, что решение вопроса поставлено на разрешение ЦК. 5) Впредь до решения вопроса Центральным Комитетом я сносился с Международным бюро от имени ЦК для осве­домления Международного бюро о III съезде и для осведомления ЦК о работах Меж­дународного бюро, причем я заявил, что вопрос о представительстве РСДРП в Между­народном бюро еще не решен . Другими словами: ЦК сносился с Международным бю­ро через заграничного своего представителя впредь до решения вопроса о специальном представителе в Бюро. 6) Заявив в Международное бюро прямо и определенно о вре­менном характере моих сношений с ним, я не выдвигал никакого вопроса о «борьбе» и «разногласиях», а исключительно сообщил решения III съезда, что я обязан был безус­ловно сделать. 7) Плеханов послал в Международное бюро 16-го июня письмо, в ко­тором он (а) ошибочно утверждал, что он уполномочен уже на представительство обеими фракциями, и (б) рассказывал историю раскола со времени II съезда, и расска­зывал ее с рядом уклонений от истины, совершенно в меньшевистском духе, называя созыв III съезда Центральным Комитетом «актом совершенно произвольным», объяв­ляя примиренцев в нашей партии «болотом», говоря, что на съезде было «что-то вроде половины «полноправных» организаций», что съезд был «соединением ультрацентра­листов и болота» и т. п.

8) Это письмо Плеханова было опровергнуто мною пункт за пунктом в письме к Международному бюро от

См. Сочинения, 5 изд., том 10, стр. 222. Ред.


____________ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО РСДРП В МЕЖДУНАРОДНОМ СОЦ. БЮРО___________ ЗЦ

24-го июля 1905 года (о плехановском письме я узнал лишь с месяц спустя после его отсылки Плехановым, когда Международное бюро прислало мне копию с его письма). По вопросу о «болоте» я писал в своем письме: «Справедливо, что в нашей партии есть «болото». Члены его постоянно переходили с одной стороны на другую во внутрипар­тийной борьбе. Первым таким перебежчиком был Плеханов, который в ноябре 1903 го­да перешел от большинства к меньшинству, а 29 мая 1905 года ушел от меньшинства, выйдя из редакции «Искры». Мы не одобряем этих переходов, но думаем, что нам нельзя поставить в вину, если нерешительные люди, члены «болота», после долгих ко­лебаний склонны идти за нами». По вопросу о данном положении дел после раскола я ссылался в том же письме на необходимость Международному бюро иметь «полный перевод всех резолюций конференции». «Если «Искра» не пожелает посылать в Бюро этого перевода, — добавлял я, — то мы готовы взять этот труд на себя».

Пусть судят теперь читатели, похоже ли поведение Плеханова на беспристрастие, а изложение дела новой конференцией — на правду? Кто виноват в подрыве престижа РСДРП? в инициативе ознакомления Международного бюро с историей раскола после II съезда? в выдвигании «фракционных разногласий»??

Н. Ленин

P. S. Во исполнение желания Южной конференции знать мнение организаций боль­шинства, ниже печатается резолюция Костромского комитета РСДРП118, присланная в августе 1905 года. Других резолюций по этому вопросу редакция не получала.

«Пролетарий» № 20, Печатается по тексту

10 октября (27 сентября) 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью

См. Сочинения, 4 изд., том 9, стр. 121 —124. Ред.


ИЗ БЕСЕД С ЧИТАТЕЛЯМИ ш

От редакции. Печатаем выдержки из письма товарища, члена одного из комитетов нашей партии. Этот товарищ — один из немногих, которые не только корреспондиру­ют в ЦО, но и беседуют о своем понимании тактики, о своем проведении ее. Без таких бесед, совсем не предназначающихся специально для печати, невозможна общая выра­ботка солидарной партийной тактики. Без такого обмена мнений с практиками редак­ция заграничной газеты никогда не может выражать на деле голос всей партии. И мы печатаем поэтому мнение товарища, знакомого лишь с небольшой частью новейшей литературы, желая побудить возможно большее число товарищей-практиков к подоб­ным беседам и обмену мнений по всем партийным вопросам.

«Пролетарий» № 20, Печатается по тексту

10 октября (27 сентября) 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью


) 1 о

КРОВАВЫЕ ДНИ В МОСКВЕ120

Женева, 10 октября (27/IX).

Новая вспышка рабочего восстания — массовая стачка и уличная борьба в Москве. В столице 9 января грянул первый гром революционного выступления пролетариата. Раскаты этого грома пронеслись по всей России, подняв с невиданной раньше быстро­той свыше миллиона пролетариев на гигантскую борьбу. За Петербургом последовали окраины, где национальное угнетение обострило и без того невыносимый политиче­ский гнет. Рига, Польша, Одесса, Кавказ стали по очереди очагами восстания, которое росло в ширину и в глубину с каждым месяцем, с каждой неделей. Теперь дело дошло до центра России, до сердца «истинно русских» областей, которые умиляли всего долее реакционеров своею устойчивостью. Целый ряд обстоятельств объясняет эту сравни­тельную устойчивость, т. е. отсталость центра России: и менее развитые формы круп­ной промышленности, охватившей громадные рабочие массы, но менее порвавшей свя­зи с землей, менее концентрировавшей пролетариев в интеллектуальных центрах; — и большая удаленность от заграницы; — и отсутствие национальной розни. Рабочее дви­жение, с такой могучей силой проявившееся в этом районе еще в 1885— 1886 годах121, как бы замерло на долгое время, и усилия социал-демократов десятки и сотни раз раз­бивались о сопротивление особенно трудных местных условий работы.


314__________________________ В. И. ЛЕНИН

1 99

Но наконец и центр зашевелился. Иваново-Вознесенская стачка показала неожи­данно высокую политическую зрелость рабочих. Брожение во всем центральном про­мышленном районе шло уже непрерывно усиливаясь и расширяясь после этой стачки. Теперь это брожение стало выливаться наружу, стало превращаться в восстание. Несо­мненно, вспышку обострило еще революционное московское студенчество, которое только что приняло совершенно аналогичную петербургской резолюцию, клеймящую Государственную думу, зовущую к борьбе за республику, за учреждение временного революционного правительства. «Либеральные» профессора, только что выбравшие либеральнейшего ректора, пресловутого г-на Трубецкого, закрыли университет под давлением полицейских угроз: они боялись, по их словам, повторения тифлисской бой­ни123 в стенах университета. Они ускорили только пролитие крови на улицах, вне уни­верситета.

Насколько мы можем судить по кратким телеграфным сообщениям заграничных га­зет, ход событий в Москве был «обычный», вошедший, так сказать, в норму после 9-го января. Началось со стачки наборщиков, которая быстро разрослась. В субботу, 24 сен­тября (7 октября), не работали уже типографии, электрические конки, табачные фабри­ки. Газеты не вышли. Ждали всеобщей стачки заводских и железнодорожных рабочих. Вечером состоялись большие манифестации, в которых кроме наборщиков участвовали также рабочие и других профессий, студенты и проч. Казаки и жандармы много раз разгоняли манифестантов, но они собирались снова. Было ранено много полицейских. Манифестанты бросали камни и стреляли из револьверов. Тяжело ранен офицер, ко­мандовавший жандармами. Убит один казачий офицер, один жандарм и т. д.

К стачке примкнули в субботу пекаря.

В воскресенье 25 сентября (8 октября) события сразу приняли грозный оборот. С 11 часов утра начались скопления рабочих на улицах, — особенно на Страстном бульваре и в других местах. Толпа пела Марсельезу. Типографии, отказывавшиеся бастовать, были разгром-


КРОВАВЫЕ ДНИ В МОСКВЕ___________________________ 315

лены. Казакам удавалось рассеивать манифестантов лишь после упорнейшего сопро­тивления.

Перед магазином Филиппова, около дома генерал-губернатора, собралась толпа че­ловек в 400, главным образом подмастерьев-булочников. Казаки атаковали толпу. Ра­бочие проникли в дома, взобрались на крыши и осыпали оттуда казаков камнями. Каза­ки стреляли на крышу и, не будучи в состоянии выбить рабочих, прибегли к правиль­ной осаде. Дом был окружен, отряд полиции и две роты гренадеров произвели обход­ное движение, проникли в дом сзади и в конце концов заняли и крышу. Арестовано 192 подмастерья. Восемь арестованных ранено; двое рабочих убито (повторяем, что все это — исключительно телеграфные сообщения заграничных газет, далекие, разумеется, от истины и дающие лишь приблизительное представление о размерах сражения). Одна солидная бельгийская газета приводит сообщение, что дворники были усердно заняты очисткой улиц от следов крови; эта маленькая подробность — говорит она — больше, чем длинные отчеты, свидетельствует о серьезности борьбы.

О бойне на Тверской позволено было, по-видимому, писать в петербургских газетах. Но уже на следующий день цензура убоялась огласки. От понедельника, 26 сентября (9 октября), официальные депеши сообщали, что никаких серьезных волнений в Москве не было. Но по телефону в редакции петербургских газет дошли иные вести. Толпа, оказывается, опять собиралась около дома генерал-губернатора. Стычки были горячие. Казаки стреляли не один раз. Когда они спешились для стрельбы, их лошади подавили много народа. К вечеру толпы рабочих наполняли бульвары с революционными крика­ми, с развернутыми красными знаменами. Толпа разбивала булочные и оружейные ма­газины. В конце концов толпа рассеяна полицией. Много раненых. Центральная теле­графная станция охраняется ротой солдат. Стачка булочников стала всеобщей. Броже­ние среди студентов еще усиливается, сходки становятся еще более многолюдными и революционными. Петербургский корреспондент «Таймса»


316__________________________ В. И. ЛЕНИН

сообщает о зовущих к борьбе прокламациях в Петербурге, о брожении тамошних бу­лочников, о назначении демонстрации на субботу 1 (14) октября, о крайне тревожном настроении в публике.

Как ни скудны эти данные, они позволяют, однако, сделать тот вывод, что вспышка восстания в Москве не представляет, сравнительно с другими, высшей ступени движе­ния. Нет ни выступления подготовленных заранее и хорошо вооруженных революци­онных отрядов, ни перехода на сторону народа хотя бы известных частей войска, ни широкого употребления «новых» видов народного оружия, бомб (которые в Тифлисе 26 сентября (9 октября) нагнали такую панику на казаков и солдат). При отсутствии ка­кого-либо из этих условий невозможно было рассчитывать ни на вооружение большого числа рабочих, ни на победу восстания. Значение московских событий, как мы уже от­метили, иное: они знаменуют боевое крещение крупного центра, вовлечение в серьез­ную борьбу громадного промышленного района.


Просмотров 275

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!