Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






III. ВУЛЬГАРНО-БУРЖУАЗНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ ДИКТАТУРЫ И ВЗГЛЯД НА НЕЕ МАРКСА 8 часть



«Пролетарий» №16, Печатается по тексту

14 (1) сентября 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью


ТЕОРИЯ САМОПРОИЗВОЛЬНОГО ЗАРОЖДЕНИЯ

««Искра» показала, что учредительное собрание может образоваться путем само­произвольного зарождения, без содействия какого бы то ни было правительства, стало быть, и временного. Отныне этот ужасный вопрос может считаться исчерпанным, и все приуроченные к нему споры должны прекратиться».

Так пишет Бунд98 в № 247 «Последних Известий», помеченных 1 сентября (19 авгу­ста). Если это не ирония, то лучшего «развития» искровских взглядов нельзя себе и представить. Во всяком случае, теория «самопроизвольного зарождения» установлена, «ужасный вопрос» исчерпан, споры «должны прекратиться». Какая благодать! Мы бу­дем теперь жить без споров об этом ужасном вопросе, лелея эту новую, только что от­крытую простую и ясную, как глаза ребенка, теорию «самопроизвольного зарождения». Правда, эта теория самопроизвольного зарождения не самопроизвольно зародилась, а явилась, на глазах у всех, плодом сожительства Бунда с новой «Искрой», — но ведь важно не происхождение теории, а ценность ее!

Как недогадливы были эти несчастные российские социал-демократы, обсуждавшие «ужасный вопрос» и на III съезде РСДРП и на конференции новоискровцев: одни все толковали о временном правительстве для зарождения, не самопроизвольного зарожде­ния, учредительного собрания; другие допускали (резолюция конференции), что «ре­шительная победа революции над царизмом» «может быть ознаменована» и «решением


232__________________________ В. И. ЛЕНИН

какого-либо представительного учреждения созвать, под непосредственным революци­онным давлением народа, учредительное собрание», и никто, даже вся редакция новой «Искры», вместе с Плехановым присутствовавшая на конференции, не додумался до того, что теперь «Искра показала», а Бунд резюмировал, закрепил, окрестил велико­лепным словечком. Как все гениальные открытия, теория самопроизвольного зарож­дения учредительного собрания сразу внесла свет в хаос. Теперь все стало ясно. Не к чему думать о временном революционном правительстве (вспомните знаменательное изречение «Искры»: да не оскверняет ваши уста сочетание слов «да здравствует» и «правительство»!), не к чему брать с членов Государственной думы «революционное обязательство» «превратить Государственную думу и революционное собрание» (Чере-ванин в № 108 «Искры»), Учредительное собрание может зародиться самопроизволь­но!! Это будет непорочное рождение его самим народом, не оскверняющим себя ника­ким «посредством» правительства, хотя бы и временного, хотя бы и революционного. Это будет рождение «без нетления», чистым путем всеобщих выборов без всякой «яко­бинской» борьбы за власть, без всякого загрязнения святого дела предательством бур­жуазных представительных собраний, даже без всяких грубых акушерок, которые до сих пор в этом оскверненном, греховном, нечистом мире являлись аккуратно на сцену всякий раз, когда старое общество бывало беременно новым.



Да здравствует самопроизвольное зарождение! Да оценят теперь все революционные народы всея России его «возможность», — а следовательно, и его необходимость для них, как самого рационального, легкого, простого пути к свободе! Да будет воздвигнут скорее памятник в честь Бунда и новой «Искры», самопроизвольных родителей теории самопроизвольного зарождения!

Однако как ни ослепляет нас яркий свет нового научного открытия, мы все же долж­ны коснуться слегка и некоторых низменных особенностей этого возвышенного творе­ния. Если луну делают в Гамбурге пре-




____________________ ТЕОРИЯ САМОПРОИЗВОЛЬНОГО ЗАРОЖДЕНИЯ__________________ 233

скверно , то и новые теории фабрикуют в редакции «Последних Известий» не очень тщательно, Рецепт простой, издавна излюбленный людьми, которые никогда не греши­ли ни единой самостоятельной мыслишкой: взять противоположные взгляды, смешать вместе и разделить пополам! У «Пролетария» возьмем критику народных выборов при самодержавии, у «Искры» — осуждение «ужасного вопроса»; у «Пролетария» — ак­тивный бойкот, у «Искры» — негодность восстания, как лозунга... «как пчелочка с ка­ждого цветочка берет взяточку» . И добрые бундовцы самодовольно охорашиваются, радуясь прекращению споров об ужасном вопросе и любуясь собой: как они превзошли узость и односторонность взглядов обеих спорящих сторон!

Не кругло выходит у вас, товарищи из Бунда. Других «путей самопроизвольного за­рождения», кроме новоискровского, вы не показали. А насчет новоискровского вы сами должны были признать, что «в обстановке самодержавия и против воли правительства, имеющего в своих руках всю государственную машину», выборы народных представи­телей могут быть только потешными выборами. Не покидайте же нас на полдороге, о, творцы новой теории: скажите, каким «путем», кроме новоискровского, «мыслите» вы себе «самопроизвольное зарождение»?

«Пролетарий» писал против «Искры», что при самодержавии выборы смогут провес­ти лишь освобожденцы, которые охотно выдадут их за народные . Бунд отвечает: «Этот довод не выдерживает никакой критики, так как не подлежит никакому сомнению, что самодержавие никому — в том числе и освобожденцам — не позволит производить выборы вне рамок, установленных законом». Мы почтительно заметим: выборы земца­ми, городскими гласными и членами «союзов» произведены и производятся. Это факт. Доказательство налицо: их многочисленные бюро.



Бунд пишет: «Поднять агитацию против Думы во имя вооруженного восстания во­обще (!) нельзя, так

См. настоящий том, стр. 183. Ред.


234__________________________ В. И. ЛЕНИН

как восстание, будучи только средством совершения политического переворота, не мо­жет в данном случае» (а не «вообще»?) «служить агитационным лозунгом. Ответить на Думу можно и должно расширением и углублением политической агитации за учреди­тельное собрание на основе всеобщей и т. д. подачи голоса». Мы ответим: во-первых, если бы бундовцы подумали немного или даже просто справились с нашей партийной программой, то они увидели бы, что и учредительное собрание тоже есть лишь «сред­ство». Неразумно объявлять одно «средство» пригодным для лозунга, а другое «вооб­ще» непригодным. Во-вторых, мы уже давно и много раз обстоятельно разъясняли, что один лозунг учредительного собрания никуда не годится, ибо он стал освобожденским лозунгом, лозунгом буржуазных «соглашателей» (см. «Пролетарий» № 3 и 4) . Со сто­роны либерально-монархической буржуазии вполне естественно, что она оставляет в тени вопрос о способе созыва учредительного собрания. Со стороны представителей революционного пролетариата это совершенно непозволительно. Первым вполне при­стала теория самопроизвольного зарождения. Вторых она может только осрамить перед сознательными рабочими.

Последний довод Бунда: «Вооруженное восстание необходимо, к нему надо гото­виться, готовиться и готовиться. Но пока что мы не в силах его вызвать, поэтому (!!) и не для чего связывать его с Думой». Мы ответим: 1) Признавать необходимость восста­ния и подготовки к нему, а в то же время презрительно морщить нос по поводу вопроса о «дружинах» («взятого из впередовского арсенала», как пишет Бунд) значит побивать самого себя, значит доказывать непродуманность своих писаний. 2) Временное рево­люционное правительство есть орган восстания. Это положение, прямо выраженное в резолюции III съезда, в сущности своей принято и новоискровской конференцией, хотя выражено, нам думается, менее удачно (временное революционное правительство, «выходящее из победо-

См. Сочинения, 5 изд., том 10, стр. 263, 270—277. Ред.


ТЕОРИЯ САМОПРОИЗВОЛЬНОГО ЗАРОЖДЕНИЯ__________________ 235

носного народного восстания»: и логика и исторический опыт показывают, что времен­ные революционные правительства возможны, как орган восстания, вовсе не победо­носного или не вполне победоносного; кроме того, временное революционное прави­тельство не только «выходит» из восстания, но и ведет восстание). Бундовцы не про­буют оспорить этого положения, да и нельзя его оспорить. Признавать необходимость восстания и подготовки к нему и требовать в то же время прекращения споров об «ужасном вопросе» о временном правительстве — значит писать, не думая. 3) Фраза об образовании учредительного собрания «без содействия какого бы то ни было прави­тельства, стало быть, и временного» есть анархическая фраза. Она стоит целиком на уровне знаменитой искровской фразы об «осквернении» уст сочетанием слов «да здравствует» и «правительство». Она показывает непонимание значения революцион­ной власти, как одного из величайших и высших «средств» совершения политического переворота. Дешевенький «либерализм», каким щеголяет здесь вслед за «Искрой» Бунд (вовсе, дескать, без правительства, хотя бы временного!), есть именно анархический либерализм. Образование учредительного собрания без содействия восстания есть мысль, достойная лишь буржуазных пошляков, как это видят и товарищи бундовцы. А восстание без содействия временного революционного правительства не может стать ни общенародным ни победоносным. Паки и паки мы должны с сожалением констати­ровать, что бундовцы совершенно не сводят концов с концами. 4) Если надо готовиться к восстанию, то в подготовку эту необходимо входит распространение и разъяснение лозунгов: вооруженное народное восстание, революционная армия, временное револю­ционное правительство. Надо нам и самим изучать новые приемы борьбы, их условия, их формы, их опасности, их практическое осуществление и т. д. и массу просвещать относительно них. 5) Положение: «мы пока что не в силах вызвать восстание» непра­вильно. История с «Потемкиным» показала скорее то, что мы не в силах удержать от преждевре-


236__________________________ В. И. ЛЕНИН

менных вспышек подготовляемого восстания. Матросы «Потемкина» были менее под­готовлены, чем матросы иных судов, и восстание вышло менее полным, чем могло бы быть. Какой вывод из этого? Тот, что в задачу подготовки восстания входит задача удерживать от преждевременных вспышек подготовляемого или почти подготовленно­го восстания. Тот, что стихийно растущее восстание обгоняет нашу сознательную и планомерную работу его подготовки, И теперь мы не в силах удержать вспышки вос­стания, происходящие раздробленно, разъединенно, стихийно то здесь, то там, Тем бо­лее обязаны мы спешить с распространением и разъяснением всех политических задач и политических условий успешного восстания, Тем более неумны, следовательно, предложения прекратить споры об «ужасном вопросе» насчет временного правительст-ва« 6) Правильна ли та мысль, что «не для чего связывать восстание с Думой»? Нет, она неправильна. Определять заранее момент восстания — нелепо, особенно нам здесь, из-за границы. О «связывании» в этом смысле нет и речи, как указывал много раз «Проле­тарий». Но агитацию за восстание, проповедь его необходимо «связывать» со всеми важными и волнующими народ политическими событиями. Весь спор у нас идет теперь именно из-за того, какой агитационный лозунг должен стоять в центре всей нашей аги­тационной «думской» кампании. Есть ли Дума такое событие? Несомненно, да. Будут ли рабочие и крестьяне спрашивать нас: как лучше бы всего ответить на Думу? Непре­менно будут и уже спрашивают. Как ответить на эти вопросы? Не ссылкой на самопро­извольное зарождение (это годится только для смеха), а разъяснением условий, форм, предпосылок, задач, органов восстания. Чем большего добьемся мы таким разъяснени­ем, тем больше вероятности будет за то, что неизбежные вспышки восстания смогут развиться легче и скорее в успешное, победоносное восстание.

«Пролетарий» №16, Печатается по тексту

14 (1) сентября 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью


ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ

В последние дни иностранные газеты, следящие чрезвычайно внимательно за разви­тием политического кризиса в России, принесли ряд интересных вестей о деяниях зем­цев и освобожденцев. Вот эти вести.

«Конференция предводителей дворянства в Петербурге после двухчасового обсуж­дения пришла к полному соглашению с министром внутренних дел относительно вы­боров» в Государственную думу («Vossische Zeitung»101, 16 сентября), «Из всех русских губерний и городов сообщают о полном равнодушии большинства избирателей по от­ношению к предоставленным им политическим правам» (там же). Головин (председа­тель Московской губернской земской управы) ведет переговоры с Дурново (москов­ским генерал-губернатором) о разрешении съезда земцев. Дурново сказал Головину, что вполне сочувствует земцам, но что ему приказано всеми силами помешать съезду. Головин сослался на съезд профессоров. Дурново ответил, что «это вещь совсем иная, ибо студентов во всяком случае следовало уговорить возобновить занятия» («Frankfurter Zeitung», 17 сентября). «Съезд земцев разрешен в Москве на 25 сентября в целях обсуждения избирательной программы с тем, чтобы он строго держался этого вопроса» («Times», 18 сентября, телеграмма из С.-Петербурга). «Г-н Головин посетил сегодня генерал-губернатора для переговоров о предстоящем съезде земцев. Его пре­восходительство заявил, что съезд разрешен, но что его


238__________________________ В. И. ЛЕНИН

программа должна быть ограничена тремя вопросами: 1) участие земств и городов в выборах в Государственную думу; 2) организация избирательной кампании; 3) участие земств и городов в помощи голодающим» (там же, телеграмма из Москвы).

Друзья встретились и друзья сговорились. Соглашение между Головиным (вождь земской партии) и Дурново достигнуто. Только младенцы могли бы не видеть того, что соглашение основано на взаимных уступках, на принципе do ut des (я даю тебе, ты да­ешь мне). Что уступило самодержавие, это ясно: оно разрешило съезд. Что уступила земская (или освобожденская? Аллах их разберет! Да и стоит ли их разбирать?) партия, этого никто не говорит. Буржуазия имеет все основания скрывать свои переговоры с самодержавием. Но если мы не знаем деталей, подробностей, то мы превосходно знаем суть уступок буржуазии. Буржуазия обещала самодержавию сбавить свой революци­онный пыл, который состоял в том, что Петрункевича считали при дворе бывшим рево­люционером... Буржуазия обещала на скидочку скидкой ответить. Размер скидки нам неизвестен. Но мы знаем, что «запросная цена» буржуазии была двоякая: для народа — монархическая конституция с двумя палатами; для царя — созыв народных представи­телей и только (ибо о большем знаменитая делегация земцев не осмелилась говорить Николаю II). Вот с этой-то двойной запросной цены буржуазия обещала теперь скидку самодержавию. Буржуазия обещала быть верноподданной, лояльной, легальной .

Друзья встретились и друзья согласились.

Приблизительно в то же время начали встречаться и соглашаться другие друзья. Пе­тербургский корреспондент биржевой «Франкфуртской Газеты» (15 сентября) сообща­ет, что состоялся тайный съезд «Союза

От 21 сентября н. ст. в заграничных газетах сообщалось из Петербурга, что бюро земского съезда получает много отказов участвовать в съезде 25 сентября на том основании, что программа съезда зна­чительно урезана правительством. Не ручаемся за верность этого сообщения, но даже и в качестве слу­ха оно безусловно подтверждает наш взгляд на значение переговоров Головина с Дурново.


ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ_______________________________ 239

освобождения», по-видимому, в Москве . «На собрании было решено превратить «Союз освобождения» в демократическо-конституционную партию. Предложение это было сделано земцами, принадлежащими к «Союзу освобождения», и съезд (или кон­ференция?) принял его единогласно. Затем выбрано было 40 членов «Союза освобож­дения» для выработки программы партии и для редактирования ее. Эта комиссия вско­ре начинает свои работы». Обсуждали вопрос о Государственной думе. После ожив­ленных дебатов решили участвовать в выборах, «однако с тем условием, чтобы вы­бранные члены партии принимали участие в Государственной думе не в целях занятия текущими делами, а в целях продолжения борьбы внутри самой Думы». В дебатах ука­зывали на то, что широкий (или всесторонний, weitgehender) бойкот невозможен, а только такой бойкот имел бы смысл. (Неужели никто не воскликнул на вашем собра­нии, господа: не говори: не могу, а говори: не хочу? Примечание редакции «Пролета­рия».) Но собрание полагает, что Государственная дума есть хорошее поприще для пропаганды демократических идей. «Всякий истинный друг народа, — сказано в про­токоле собрания, — всякий друг свободы пойдет в Государственную думу лишь затем, чтобы бороться за конституционное государство». (Припомните освобожденского С. С, который разъяснял всем и каждому, что для радикальной интеллигенции центр тя­жести лежит в расширении избирательного права, а для земцев, для помещиков и капи­талистов — в расширении прав Государственной думы. Редакция «Пролетария».) «При этом собранием было указано на то, что демократические члены Думы должны иметь в виду при этой борьбе полный разрыв с существующим правительством (курсив ориги­нала) и не должны бояться такого разрыва. Эти решения собрания будут, разумеется, отпечатаны и распространены». (Редакция «Пролетария» пока не имеет ни этого лист­ка, ни сведений о нем из России.) «Влияние «освобожденцев», как называют себя чле­ны «Союза освобождения», очень велико. К числу их принадлежат представители са­мых различных кругов


240__________________________ В. И. ЛЕНИН

общества, во главе их стоят земские деятели. Поэтому их избирательная агитация в близких им кругах общества, удовлетворяющих требованиям ценза, приобретает боль­шое значение. Не подлежит сомнению, что крепкое ядро освобожденцев проникнет в Государственную думу и составит в ней левую, как только Государственная дума пре­вратится в настоящее народное представительство. Если этим радикалам удастся при­влечь на свою сторону кандидатов умеренных земств и городов, то дело может дойти до провозглашения учредительного собрания.

Участие русских политических партий в выборах является, таким образом, вопро­сом, по-видимому, решенным, ибо и «Союз союзов», в конце концов, высказался за участие. Против выборов в Думу агитирует только еврейский Бунд, да рабочие в раз­ных городах устраивают большие митинги, категорически протестуя против Государ­ственной думы, из которой они исключены»...

Так пишет историю русской революции корреспондент немецкой буржуазной газе­ты. Вероятно, в его сообщениях есть частные ошибки, но в общем и целом они, несо­мненно, близки к истине, — разумеется, что касается фактов, а не предсказаний.

Каков же истинный смысл описываемых им фактов?

Буржуазия российская, как мы уже сотни раз указывали, маклерствует между царем и народом, между властью и революцией, желая использовать последнюю для обеспе­чения себе власти в своих классовых интересах. Поэтому, пока она еще не достигла власти, она должна стремиться к «дружбе» и с царем и с революцией. Вот она и стре­мится. Именитого Головина она посылает дружить с Дурново. Анонимного борзописца она посылает дружить с «народом», с революцией. Там друзья встретились и согласи­лись. Здесь они протягивают руку, ласково кивают головой, обещают быть истинными друзьями народа, друзьями свободы, клянутся участвовать в Думе только для борьбы, исключительно для борьбы, божатся, что они совершенно рвут, окончательно рвут с существующим правительством, сулят


ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ_______________________________ 241

даже перспективу провозглашения учредительного собрания. Они радикальничают, за­бегают перед революционерами, заискивают у них для получения звания друзей народа и свободы, они готовы посулить что угодно, — авось клюнет!

И клюнуло. Клюнула новая «Искра» с Парвусом во главе. Друзья встретились и на­чали переговоры о соглашении. Надо взять с освобожденцев, идущих в Думу, револю­ционное обязательство, — кричит Череванин («Искра» № 108). — Мы согласны, впол­не согласны, — отвечают освобожденцы. — Мы провозгласим учредительное собра­ние. Надо оказывать давление, чтобы выбирали только решительных сторонников сво­бодного и демократического представительства, — вторит Череваиину Мартов (венская «Рабочая Газета», переведено в «Пролетарии» № 15 ). — Разумеется, разумеется, — отвечают освобожденцы, — мы, ей-богу же, самые решительные, мы идем на полный разрыв с существующим правительством. Надо напомнить им, что они обязаны выра­жать интересы народа, надо заставить их выражать интересы народа, — гремит наш Ледрю-Роллен, Парвус. — О, да, — отвечают освобожденцы. — Мы даже в протоколе записали, что мы истинные друзья народа, друзья свободы. Надо образовать политиче­ские партии, — требует Парвус. — Готово, — отвечают освобожденцы. — Мы уже на­зываемся конституционно-демократической партией. — Надо иметь ясную программу, — настаивает Парвус. — Помилуйте, — отвечают освобожденцы, — да мы сорок чело­век посадили писать программу, да мы сколько угодно, помилуйте!.. — Надо заклю­чить соглашение о поддержке социал-демократами освобожденцев, — заключают все новоискровцы хором. Освобожденцы проливают слезы умиления. Головин едет с по­здравительным визитом к Дурново.

Кто тут комедианты и кто одураченные?

Все ошибки искровской тактики в вопросе о Думе привели теперь к их естественно­му и неизбежному

См. настоящий том, стр. 209—210. Ред.


242__________________________ В. И. ЛЕНИН

финалу. Позорная роль, которую сыграла «Искра» своей войной против идеи активного бойкота, видна теперь всем и каждому. Кому пошла на пользу искровская тактика, — это не подлежит теперь сомнению. Идея активного бойкота похоронена большинством монархической буржуазии. Искровская тактика похоронена будет неизбежно большин­ством российской социал-демократии.

Парвус зарапортовался до того, что заговорил о формальном соглашении с освобож-денцами («демократами»), о связывании их и социал-демократов общей политической ответственностью, о поддержке освобожденцев социал-демократами, на основании точно определенных условий и требований, — от этой нелепости и от этого позора бу­дут, вероятно, открещиваться даже новоискровцы. Но Парвус только прямее и грубее выразил основную идею новоискровства. Формальная поддержка, предложенная Пар­вусом, есть лишь неизбежный вывод из той моральной поддержки, которую все время оказывала новая «Искра» монархической буржуазии, осуждая активный бойкот Думы, оправдывая и защищая идею вступления в Думу демократов, занимаясь игрой в парла­ментаризм при условиях, когда нет налицо никакого парламента. Недаром было сказа­но: парламента у нас еще нет, а парламентского кретинизма сколько угодно.

Основная ошибка новоискровцев проявила себя. Они все время прикрывали глаза на теорию соглашения, эту основную политическую теорию освобожденства, это глубо­чайшее и вернейшее выражение классовой позиции и классовых интересов российской буржуазии. Они напирали и напирают на одну сторону дела, на конфликты буржуазии с самодержавием, оставляя в тени другую сторону дела: соглашение буржуазии с само­державием против народа, против пролетариата, против революции. А между тем, именно эта вторая сторона дела выступает все более и более на первый план, приобре­тает все более и более коренное значение с каждым шагом вперед российской револю­ции, с каждым месяцем затяжки того положения, которое так невыносимо для буржу­азных сторонников порядка.


ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ_______________________________ 243

Основная ошибка новоискровцев повела к тому, что они в корне неправильно оце­нили способы использования социал-демократией конфликтов между буржуазией и са­модержавием, способы разжигания этих конфликтов нашими усилиями. Да, мы обяза­ны безусловно и всегда разжигать эти конфликты, и без Думы, и до Думы, и в Думе, если она соберется. Но средство этого разжигания видят новоискровцы совсем не там, где следует. Вместо того, чтобы разжечь огонек, сломав окна и дав простор притоку свободного воздуха рабочих восстаний, они потеют, сочиняя игрушечные мехи и раз­дувая освобожденский революционный пыл скоморошескими требованиями да усло­виями, предъявляемыми к освобожденцам.

Да, мы обязаны поддерживать буржуазию всегда, когда она выступает революцион­но. Но эта поддержка всегда состояла у нас (вспомните отношение «Зари» и старой «Искры» к «Освобождению») и всегда будет состоять у революционной социал-демократии прежде всего и больше всего в беспощадном разоблачении и клеймении всякого ложного шага этой «демократической», с позволения сказать, буржуазии. По­скольку мы можем влиять на демократизм буржуазии, это влияние будет реальным лишь тогда, когда всякое выступление буржуазного демократа перед рабочими, перед сознательными крестьянами будет казнью всех измен, всех ошибок этой буржуазии, казнью за неисполненные обещания, за опровергаемые жизнью и делами красивые сло­ва. Когда эта буржуазия вчера кричала на все Европы о бойкоте Думы, а сегодня уже сподличала, взяла свои обещания назад, перерешила решения, переделала резолюции, столковалась о легальном образе действия со всеми Дурново, — тогда мы должны не поддерживать морально этих лгунов и лакеев самодержавия, не давать им выпутаться, не позволять им соваться к рабочим с новыми обещаниями (которые так же точно по­летят к черту, когда Дума превратится из законосовещательной в законодательную), нет, мы должны клеймить их и внушать всему пролетариату неизбежность и неминуе­мость новых измен этой буржуазной


244__________________________ В. И. ЛЕНИН

«демократии», этих соглашателей конституции с Треповым, социал-демократии с осво-божденством. Мы должны доказывать и показывать всем рабочим, на основании, меж­ду прочим, и обмана буржуазией народа в вопросе о бойкоте, — показывать, что все эти Петрункевичи и К0 вполне уже оперившиеся Кавеньяки и Тьеры.

Допустим, что мы не осилим задачи сорвать эту Думу до ее появления на свет. До­пустим, что Дума собралась. В ней неизбежны конституционные конфликты, ибо бур­жуазия не может не стремиться к власти. Мы обязаны и тогда поддерживать это стрем­ление, ибо конституционный порядок даст кое-что и пролетариату, ибо господство буржуазии, как класса, расчистит почву для нашей борьбы за социализм. Все это так. Но здесь не кончается, а именно только начинается наше коренное расхождение с но­вой «Искрой». Это расхождение — не по вопросу о том, надо ли поддерживать буржу­азный демократизм, а по вопросу о том, чем его поддерживать в революционную эпоху, как на него давить. Оправдывая их предательство или закрывая глаза на него, спеша заключить сделки с ним, торопясь играть в парламентаризм, взимая с них обещания и обязательство, вы достигаете лишь того, что они давят на вас, а не вы на них! Мы до­жили до революции. Времена одного только литературного давления уже прошли. Времена давления парламентского еще не настали. Действительное, а не игрушечное давление может оказать только восстание. Когда гражданская война охватила всю страну, — давление оказывают военной силой, прямым сражением, и всякие иные по­пытки давления — пустая и жалкая фраза. Ни один человек не решался еще утвер­ждать, что эпоха восстания миновала для России. А раз это так, — то всякое отстране­ние от задачи восстания, всякая отговорка от ее неотложности, всякая «скидка» в на­ших требованиях к буржуазной демократии с требования участвовать в восстании — есть складывание оружия перед буржуазией, есть превращение пролетариата в ее при­хвостня. Пролетариат нигде еще в мире и ни разу не выпускал из рук оружия, когда на­чиналась серьезная борьба, ни разу еще не усту-


ВСТРЕЧА ДРУЗЕЙ_______________________________ 245

пал проклятому наследию гнета и эксплуатации без того, чтобы помериться силами с врагом. Вот где теперь наши орудия давления, наши надежды на давление. Никто не сможет предсказать исхода борьбы. Победит пролетариат, — и революцию будут де­лать рабочие да крестьяне, а не Головины да Струве. Будет разбит пролетариат, — то­гда буржуазия получит себе новые конституционные награды за помощь самодержа­вию в этой борьбе. Тогда, и только тогда, начнется новая эпоха, выступит новое поко­ление, повторится европейская история, парламентаризм станет на время действитель­ным оселком всей политики.

Вы хотите теперь же оказывать давление? — готовьте восстание, проповедуйте его, организуйте его. Только в нем возможность того, чтобы комедия Думы не была концом русской буржуазной революции, а стала началом полного демократического переворо­та, зажигающего пожар пролетарских революций во всем мире. Только в нем залог то­го, что наш «соединенный ландтаг» станет прелюдией к учредительному собранию нефранкфуртского типа, что революция не кончится одним 18-м марта (1848), что у нас будет не только 14 июля (1789), но и 10 августа (1792). Только в нем, а не в подписках, взятых с освобожденцев, порука за то, что из их рядов могут выйти отдельные Иоганны Якоби, которых оттолкнет, наконец, мерзость головинского пресмыкательства, которые в последнюю минуту пойдут сражаться за революцию в рядах пролетариата и кресть­янства.

«Пролетарий» №18, Печатается по тексту


Просмотров 247

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!