Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






III. ВУЛЬГАРНО-БУРЖУАЗНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ ДИКТАТУРЫ И ВЗГЛЯД НА НЕЕ МАРКСА 2 часть



Созывайте же открытые собрания народа и несите ему весть о крушении военной опоры царизма! Где только можно, захватывайте городские учреждения и делайте их опорой революционного самоуправле­ния народа! Прогоните царских чиновников и назначайте всенародные выборы в учреждения революци­онного самоуправления, которым вы поручите временное ведение общественных дел до окончательной победы над царским правительством и установления нового государственного порядка. Захватывайте отделения государственного банка и оружейные склады и вооружайте весь народ! Установите связь ме­жду городами, между городом и деревней, и пусть вооруженные граждане спешат на помощь друг другу всюду, где помощь нужна! Берите тюрьмы и освобождайте заключенных в них борцов за наше дело: ими вы усилите ваши ряды! Провозглашайте повсюду низвержение царской монархии и замену ее свободной демократической республикой! Вставайте, граждане! Пришел час освобождения! Да здравствует рево­люция! Да здравствует демократическая республика! Да здравствует революционное войско! Долой са­модержавие!»

Таким образом, перед нами решительный, открытый и ясный призыв к вооруженно­му всенародному восстанию. Перед нами столь же решительный, хотя, к сожалению, прикрытый и недоговоренный, призыв к образованию временного революционного правительства. Рассмотрим сначала вопрос о восстании.


РЕВОЛЮЦИЯ УЧИТ_______________________________ 137

Есть ли принципиальная разница между решением этого вопроса III съездом и кон­ференцией? Несомненно. Мы говорили уже об этом в № 6 «Пролетария» («Третий шаг назад») и теперь сошлемся еще на поучительное свидетельство «Освобождения». В № 72-м его мы читаем, что «большинство» впадает в «отвлеченный революционизм, бунтарство, стремление какими угодно средствами поднять восстание в народной массе и от ее имени немедленно захватить власть». «Напротив, меньшинство, крепко держась за догму марксизма, вместе с тем сохраняет и реалистические элементы марксистского миросозерцания». Это суждение либералов, прошедших через приготовительную шко­лу марксизма и через бернштейнианство, крайне ценно. Либеральные буржуа всегда упрекали революционное крыло социал-демократии за «отвлеченный революционизм и бунтарство», всегда хвалили оппортунистическое крыло за «реализм» их постановки вопроса. Сама «Искра» должна была признать (см. № 73, примечание по поводу одоб­рения г-ном Струве «реализма» брошюры тов. Акимова), что в устах освобожденцев «реалистический» означает «оппортунистический». Гг. освобожденцы не знают иного реализма, кроме ползучего; им совершенно чужда революционная диалектика маркси­стского реализма, подчеркивающего боевые задачи передового класса, открывающего в существующем элементы его ниспровержения. Поэтому характеристика двух течений в социал-демократии, данная «Освобождением», лишний раз подтверждает доказанный нашей литературой факт, что «большинство» есть революционное, а «меньшинство» оппортунистическое крыло русской социал-демократии.



«Освобождение» решительно признает, что по сравнению со съездом «совершенно иначе относится к вооруженному восстанию конференция меньшинства». И в самом деле, резолюция конференции, во-первых, побивает самое себя, то отрицая возмож­ность планомерного восстания (п. 1), то признавая ее (п. d), а во-вторых, ограничивает­ся лишь перечнем общих условий

См. Сочинения, 5 изд., том 10, стр. 317—327. Ред.


138__________________________ В. И. ЛЕНИН



«подготовки восстания», как-то: а) расширение агитации, Ь) укрепление связи с движе­нием масс, с) развитие революционного сознания, d) установление связи между разны­ми местностями, е) привлечение непролетарских групп к поддержке пролетариата. На­против, резолюция съезда прямо выдвигает позитивные лозунги, признавая, что движе­ние уже привело к необходимости восстания, призывая организовать пролетариат для непосредственной борьбы, принять самые энергичные меры к его вооружению, разъяс­нять в пропаганде и агитации «не только политическое значение» восстания (этим ог­раничивается, в сущности, резолюция конференции), но и практически-организационную его сторону.

Чтобы яснее представить различие того и другого решения вопроса, припомним раз­витие социал-демократических взглядов по вопросу о восстании со времени возникно­вения массового рабочего движения. Первая ступень. 1897-ой год. В «Задачах русских социал-демократов» Ленина читаем: «Решать теперь вопрос, к какому средству прибег­нет социал-демократия для непосредственного свержения самодержавия, изберет ли она восстание или массовую политическую стачку, или иной прием атаки, было бы по­хоже на то, как если бы генералы, не собрав армии, устроили военный совет» (стр. 18) . Здесь, как мы видим, нет даже речи о подготовке восстания, а только о собирании ар­мии, т. е. о пропаганде, агитации, организации вообще.

Вторая ступень. 1902-ой год. В «Что делать?» Ленина читаем:

«... Представьте себе народное восстание. В настоящее время (февраль 1902 года), вероятно, все согласятся, что мы должны думать о нем и готовиться к нему. Но как го­товиться? Не назначить же Центральному Комитету агентов по всем местам для подго­товки восстания! Если бы у нас и был ЦК, он таким назначением ровно ничего не дос­тиг бы при современных русских условиях. Наоборот, сеть агентов, складывающаяся сама собой



См. Сочинения, 5 изд., том 2, стр. 461. Ред.


РЕВОЛЮЦИЯ УЧИТ_______________________________ 139

на работе по постановке и распространению общей газеты, не должна была бы «сидеть и ждать» лозунга к восстанию, а делала бы именно такое регулярное дело, которое га­рантировало бы ей наибольшую вероятность успеха в случае восстания. Именно такое дело закрепляло бы связи и с самыми широкими массами рабочих и со всеми недо­вольными самодержавием слоями, что так важно для восстания. Именно на таком деле вырабатывалась бы способность верно оценивать общее политическое положение и, следовательно, способность выбрать подходящий момент для восстания. Именно такое дело приучало бы все местные организации откликаться одновременно на одни и те же волнующие всю Россию политические вопросы, случаи и происшествия, отвечать на эти «происшествия» возможно энергичнее, возможно единообразнее и целесообразнее, — а ведь восстание есть, в сущности, самый энергичный, самый единообразный и са­мый целесообразный «ответ» всего народа правительству. Именно такое дело, наконец, приучало бы все революционные организации во всех концах России вести самые по­стоянные и в то же время самые конспиративные сношения, создающие фактическое единство партии, — а без таких сношений невозможно коллективно обсудить план вос­стания и принять те необходимые подготовительные меры накануне его, которые должны быть сохранены в строжайшей тайне» (стр. 136—137) .

Какие положения выставляет по вопросу о восстании это рассуждение? 1) Нелепость идеи «подготовки» восстания в смысле назначения особых агентов, которые бы «сиде­ли и ждали» лозунга. 2) Необходимость складывающейся на общей работе связи между людьми и организациями, делающими регулярное дело. 3) Необходимость закрепления на таком деле связей между пролетарскими (рабочие) и непролетарскими (все недо­вольные) слоями. 4) Необходимость совместной выработки способности оценивать верно политическое положение и «откликаться» целесообразнее на политические

См. Сочинения, 5 изд., том 6, стр. 178—179. Ред.


140__________________________ В. И. ЛЕНИН

происшествия. 5) Необходимость фактического объединения всех местных революци­онных организаций.

Перед нами, следовательно, ясно выдвинут уже лозунг подготовки восстания, но нет еще прямого призыва к восстанию, нет еще признания, что движение «уже приве­ло» к его необходимости, что необходимо тотчас вооружаться, организоваться в боевые группы и т. д. Перед нами — разбор как раз тех самых условий подготовки восстания, которые чуть ли не буквально повторены в резолюции конференции (в 1905 году!!).

Третья ступень. 1905-ый год. В газете «Вперед» и затем в резолюции III съезда дела­ется дальнейший шаг вперед: кроме общеполитической подготовки восстания выдвига­ется прямой лозунг тотчас организоваться и вооружаться для восстания, устраивать особые (боевые) группы, ибо движение «уже привело к необходимости вооруженного восстания» (п. 2-ой резолюции съезда).

Эта небольшая историческая справка приводит к трем несомненным выводам: 1) Прямую ложь представляет из себя утверждение либеральных буржуа, освобожденцев, будто мы впадаем в «отвлеченный революционизм, бунтарство». Мы ставим и ставили всегда этот вопрос именно не «отвлеченно», а на конкретную почву, различно решая его в 1897, 1902 и 1905 годах. Обвинение в бунтарстве есть оппортунистическая фраза господ либеральных буржуа, готовящихся предать интересы революции и изменить ей в эпоху решительной борьбы с самодержавием. 2) Конференция новоискровцев остано­вилась на второй ступени развития вопроса о восстании. В 1905 году она повторила лишь то, что было достаточно только в 1902 г. Она года на три отстала от революци­онного развития. 3) Под влиянием уроков жизни, именно одесского восстания, новоис-кровцы фактически признали необходимость действовать по указаниям не своей, а съездовской резолюции, т. е. признали задачу восстания неотложной, прямые и немед­ленные призывы к непосредственной организации восстания и вооружения безусловно необходимыми.


РЕВОЛЮЦИЯ УЧИТ_______________________________ Ш

Отсталая социал-демократическая доктрина сразу отстранена революцией. У нас стало еще одним препятствием меньше к практическому объединению на общей работе с новоискровцами, причем, разумеется, это не означает еще полного устранения прин­ципиальных разногласий. Мы не можем удовлетвориться тем, чтобы наши тактические лозунги ковыляли вслед за событиями, приспособляясь к ним после их совершения. Мы должны стремиться к тому, чтобы эти лозунги вели нас вперед, освещали наш дальнейший путь, поднимали нас выше непосредственных задач минуты. Чтобы вести последовательную и выдержанную борьбу, партия пролетариата не может определять своей тактики от случая к случаю. Она должна в своих тактических решениях соеди­нять верность принципам марксизма с верным учетом передовых задач революционно­го класса.

Возьмите другой насущный политический вопрос о временном революционном пра­вительстве. Здесь мы видим, пожалуй, еще яснее, что в своем листке редакция «Искры» фактически порывает с лозунгами конференции и принимает тактические лозунги III съезда. Нелепая теория «не ставить себе целью захватить» (для демократического пере­ворота) «или разделить власть во временном правительстве» выброшена за борт, ибо листок прямо призывает «захватывать городские учреждения» и организовывать «вре­менное ведение общественных дел». Нелепый лозунг «оставаться партией крайней ре­волюционной оппозиции» (нелепый в эпоху революции, хотя очень правильный для эпохи только парламентарной борьбы) фактически сдан в архив, ибо одесские события заставили «Искру» понять, что во время восстания смешно ограничиваться этим лозун­гом, что надо активно звать к восстанию, к самому энергичному проведению его и ис­пользованию революционной власти. Нелепый лозунг «революционные коммуны» то­же отброшен, ибо события в Одессе заставили «Искру» понять, что этот лозунг лишь облегчает смешение демократического и социалистического переворота. А смешивать эти различнейшие вещи было бы лишь авантюризмом, свидетельствующим о полной неясности теоретической


142__________________________ В. И. ЛЕНИН

мысли и способным затруднить осуществление насущно необходимых практических мер, облегчающих рабочему классу борьбу за социализм в демократической республи­ке.

Припомните полемику новой «Искры» с «Вперед», ее тактику «только снизу» в про­тивоположность впередовскому «и снизу и сверху», — и вы увидите, что «Искра» при­няла наше решение вопроса, призывая теперь прямо сама к действию сверху. Припом­ните опасения «Искры» насчет того, как бы не скомпрометировать нам себя ответст­венностью за казначейство, финансы и т. п., — и вы увидите, что если «Искру» не убе­дили наши доводы, то ее убедили в верности этих доводов сами события, ибо «Искра» в приведенном листке прямо рекомендует «захватывать отделения государственного банка». Нелепая теория, будто революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства, их совместное участие во временном революционном правительстве есть «измена пролетариату» или «вульгарный жоресизм (мильеранизм)» — просто за­быта новоискровцами, которые теперь сами обращаются именно к рабочим и крестья­нам с призывом захватывать городские учреждения, отделения государственного банка, оружейные склады, «вооружать весь народ» (очевидно, теперь уже вооружать оружи­ем, а не только «жгучей потребностью самовооружения»), провозглашать низвержение царской монархии и т. д. — одним словом, действовать целиком по программе, данной в резолюции III съезда, действовать именно так, как указывает лозунг революционно-демократической диктатуры и временного революционного правительства.

Правда, ни того, ни другого лозунга «Искра» в своем листке не упоминает. Она пе­речисляет и описывает все действия, совокупность которых характерна для временного революционного правительства, но она избегает этого слова. Это она напрасно. Факти­чески она принимает сама этот лозунг. Отсутствие же ясного термина способно лишь посеять колебания, нерешительность, путаницу в умы борцов. Боязнь слова: «револю­ционное


РЕВОЛЮЦИЯ УЧИТ_______________________________ 143

правительство», «революционная власть» есть чисто анархическая и недостойная мар­ксиста боязнь. Чтобы «захватить» учреждения и банки, «назначить выборы», поручить «временное ведение дел», «провозгласить низвержение монархии», — для этого безус­ловно необходимо осуществить и провозгласить сначала временное революционное правительство, которое бы объединило и направило к одной цели всю военную и поли­тическую деятельность революционного народа. Без такого объединения, без всеобще­го признания временного правительства революционным народом, без перехода к нему всей власти, всякий «захват» учреждений, всякое «провозглашение» республики оста­нутся простой и пустой бунтарской выходкой. Не сконцентрированная революционным правительством революционная энергия народа после первой удачи восстания лишь раздробится, рассыплется на мелочи, утратит общенациональный размах, не осилит за­дачи удержать захваченное и осуществить провозглашенное.

Повторяем: фактически, на деле, социал-демократы, не признающие решений III съезда РСДРП, вынуждены ходом событий действовать именно по данным им лозун­гам, выбросив за борт лозунги конференции. Революция учит. Наше дело — использо­вать до капли ее уроки, привести в соответствие наши тактические лозунги с нашим поведением и нашими ближайшими задачами, распространить в массе правильное по­нимание этих ближайших задач, приступить самым широким образом к организации рабочих везде и повсюду для боевых целей восстания, для создания революционной армии и образования временного революционного правительства!

«Пролетарий» № 9, Печатается по рукописи,

26 (13) июля 1905 г. сверенной с текстом

газеты «Пролетарий»


СЕРДИТОЕ БЕССИЛИЕ

В № 104 «Искры» помещена заметка по поводу нашего фельетона: «Третий шаг на­зад» («Пролетарий» № 6) . Там нами было совершенно спокойно рассказано, что ново-искровцы пользовались от имени партии типографией, складом и деньгами, а от сдачи партийного имущества предпочли уклониться. До какого состояния довело «Искру» раздражение по поводу этого заявления, видно из их выражений в духе незабвенного бундовского «поганья». «Искра» любезно преподносит нам и «грязную швабру» и «клевещущих трусов» и проч. и проч. Совсем так, как Энгельс характеризовал некогда полемику известного сорта эмигрантов: «Каждое слово — ночной горшок, и притом не пустой» (Jedes Wort — ein Nachttopf und kein leerer)70. Мы не забыли, конечно, фран­цузского изречения: брань есть довод того, у кого нет аргументов. Мы предложим и теперь беспристрастным читателям хладнокровно взвесить, по какому случаю шум. Новоискровцы не ответили на письмо ЦК, который после III съезда предложил им сдать партийное имущество. Они не признают III съезда, не признают поворота ЦК к большевикам. Пусть так. Но из этого непризнания вытекает лишь то, что новоискров-цам следовало бы, с их точки зрения, сдать не все, а известную часть партийного иму­щества. Это до того ясно, что «Искра» сама говорит теперь в своей

См. Сочинения, 5 изд., том 10, стр. 317—327. Ред.


СЕРДИТОЕ БЕССИЛИЕ_____________________________ 145

заметке о «возможности разделения всего партийного имущества». Если так, наши ми­лые противники, то отчего же бы вам и не ответить соответственно на письмо Цен­трального Комитета? А то ведь остается несомненным, несмотря на всю энергию ваших выражений, тот факт, что большинство дает во всем публичный отчет, издавая прото­колы III съезда, а вы никакого отчета никому о своем употреблении партийного иму­щества не даете, никаких протоколов не выпускаете, только ругаетесь. Подумайте в спокойную минуту, какое впечатление должно получаться у способной думать публики от такого поведения!

Далее. Поворот ЦК в пользу съезда не нравится «Искре». Это естественно. Но ведь это не первый его поворот. Год тому назад, в августе 1904 г., ЦК повернул к меньшин­ству. Год тому назад мы заявили печатно и публично, что не признаем законности дей­ствий Центрального Комитета. Спрашивается, как поступили мы тогда по отношению к партийному имуществу? Мы отдали и типографию, и склад, и кассу меньшевикам. «Искра» может ругаться, сколько угодно, но этот факт остается фактом. Мы дали отчет и сдали имущество нашим противникам, желая бороться партийными способами и до­биваясь съезда. Наши противники спрятались от съезда и никому никаких отчетов не дали (кроме своих собственных сторонников, да и тем непублично, ибо, во-первых, нет протоколов «конференции», а во-вторых, неизвестен ни ее порядок дня, ни ее пределы власти, т. е. пределы обязательности для самих меньшевиков ее решений).

Наша внутрипартийная борьба кончилась расколом; теперь есть лишь борьба одной партии с другою, находящеюся в состоянии организации-процесса. И вот теперь, бро­сая общий взгляд на историю борьбы до раскола, всякий — (конечно, из тех, кто изуча­ет по документам историю своей партии, а не ограничивается россказнями, как делают многие приезжие из России) — всякий может видеть ясно общий характер борьбы. Большинство, обвиняемое в «формализме», «бюрокра-


146__________________________ В. И. ЛЕНИН

тизме» и проч., отдало своим противникам все формальные прерогативы, все бюрокра­тические учреждения: сначала редакцию ЦО, потом Совет партии, наконец, и Цен­тральный Комитет. Не отдавали и не отдали лишь съезда. И вышло так, что большеви­ки восстановили партию (или создали себе свою партию, как думают, естественно, но-воискровцы), основав все свои партийные учреждения всецело на добровольном согла­сии партийных работников, — сначала Бюро Комитетов Большинства , затем «Впе­ред», наконец, III партийный съезд. Наоборот, наши оппоненты держатся как раз за формальные прерогативы и бюрократические учреждения, подаренные им из жалости! Посмотрите, в самом деле: разве «редакцию ЦО» не подарили им Ленин и Плеханов? Называя себя «ЦО партии», «Пролетарий» опирается на решения III съезда, не призна­ваемые меньшевиками, но признанные ясно, точно и определенно большинством пар­тии, состав которого всем известен. «Искра» же, называя себя «ЦО партии», опирается на решения II съезда, не признаваемые теперь ни большевиками (мы их заменили ре­шениями III съезда), ни меньшевиками!! Ведь вот в чем соль-то! Ведь конференция меньшевиков сама отменила устав II съезда. Ведь новоискровцы цепляются теперь за заголовок, отмененный их собственными сторонниками!

Сам Плеханов, который никогда не мог вполне сойтись с новоискровцами принци­пиально, который делал им, однако, бесконечные личные уступки, который больше чем достаточно обрушивался на большевиков, которому всегда за это кланялись и кланяют­ся новоискровцы, — даже он заявил, что конференция нанесла смертельный удар цен­тральным учреждениям, и предпочел отрясти прах от ног своих. А новоискровцы про­должают называть себя «ЦО» и бранить тех, кто указывает им не только неправиль­ность, но и абсолютное неприличие всей их партийной позиции. Брань, по поводу ко­торой завели мы весь разговор, есть именно психологически неизбежный результат смутного сознания этого неприличия. Напомним, что даже г. Струве,


СЕРДИТОЕ БЕССИЛИЕ_____________________________ 147

много раз выражавший свои принципиальные симпатии и Староверу, и Акимову, и Мартынову, и тенденциям новоискровства вообще, и их конференции в частности, должен был признать в свое время, что позиция у них не совсем корректна или, вернее, совсем не корректна (см. «Освобождение» № 57).

Нам прекрасно известно, что широкие круги социал-демократов, особенно рабочих, страшно недовольны расколом (кто может быть доволен им?) и готовы «где угодно» искать выхода из него. Мы вполне понимаем и безусловно уважаем это настроение. Но мы предостерегаем всех и каждого: одного настроения мало. Формула «где угодно» никуда не годится, ибо в ней нет главного: понимания средств прекращения раскола. Никакие горькие слова, никакие попытки образовать что-либо «третье», не большеви­стское и не меньшевистское, не помогут делу, а только запутают его еще больше. При­мер такой сильной личности, как Плеханов, фактически, на опыте двух лет, доказал это. Пусть немецкие социал-демократы, которые, подобно К. Каутскому, знают о нашем расколе большей частью из односторонних рассказов, отделываются горькими словами. Им еще простительно их незнание — хотя непростительны, конечно, претензии судить о том, чего они не знают. Русские социал-демократы должны научиться, наконец, пре­зирать людей, способных отделываться горькими словами, мечущихся из стороны в сторону, фразерствующих о «мире» и бессильных хоть что-нибудь реальное сделать для мира. Реальный путь к миру и единству партии лежит не через скороспелые согла­шения, ведущие к новым конфликтам, к новому и худшему запутыванию дела, а в пол­ном выяснении на деле тактических и организационных тенденций обеих частей. В этом отношении мы довольны, как нельзя более, новоискровской конференцией. Она озна­меновала бесповоротное разложение новоискровства. Революция разбивает их тактиче­ский хвостизм. Их «организация-процесс» становится всеобщим посмешищем.

В рукописи далее зачеркнуто: «и Троцкому». Ред.


148__________________________ В. И. ЛЕНИН

От них отпадает, с одной стороны, Плеханов, «просвещенный», очевидно, конференци­ей не только насчет ее организационного смысла, но и насчет принципиальности ново-искровцев. От них отпадает, с другой стороны, Акимов, объявляющий «пустой фра­зой» обещания или «принципы» петербургских меньшевиков* («Последние Известия»72 № 235). Третий съезд партии теснее сплотил одну сторону. Конференция сама разбила другую сторону. Нам остается лишь посоветовать «примиренцам»: изучите, товарищи, историю раскола, разберитесь в причинах неудачи плехановского примиренства, не вливайте нового вина в старые мехи!

«Пролетарий» № 9, Печатается по тексту

26 (13) июля 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью

В рукописи вместо слов: «обещания или «принципы» петербургских меньшевиков» — «все их сло­вечки о демократизме, самодеятельности и пр. и пр.». Ред.


ПРОЛЕТАРИАТ БОРЕТСЯ, БУРЖУАЗИЯ КРАДЕТСЯ К ВЛАСТИ

Во время войны дипломатии нечего делать. По окончании военных действий дипло­маты выдвигаются на первый план, подводя итоги, составляя счета, упражняясь в чест­ном маклерстве.

Нечто подобное происходит и в русской революции. Во время военных столкнове­ний народа с силами самодержавия либеральные буржуа прячутся по своим норам. Они против насилия сверху и снизу, они враги и произвола власти и анархии черни. Они выходят на сцену по окончании военных действий, и в их политических решениях ясно отражается перемена в политической ситуации, произведенная этими действиями. Ли­беральная буржуазия «порозовела» после 9-го января; она начинает «краснеть» теперь, после одесских событий, ознаменовавших (в связи с событиями на Кавказе, в Польше и т. д.) крупный рост народного восстания против самодержавия за полгода революции.

Три только что состоявшихся либеральных съезда очень поучительны в этом отно­шении. Всех консервативнее был съезд промышленников и торговцев73. Им всего больше доверяет самодержавие. Их не беспокоит полиция. Они критикуют булыгин­ский проект, осуждают его, требуют конституции, но не поднимают, насколько мы мо­жем судить по нашим неполным сведениям, даже и вопроса о бойкотировании булы­гинских выборов. Самый радикальный — съезд делегатов «Союза союзов» . Он про­исходит уже тайно и на нерусской


150__________________________ В. И. ЛЕНИН

территории, хотя под боком у Питера, в Финляндии. Как говорят, члены съезда прячут из предосторожности бумаги, и полицейские обыски на границе не дают никаких дан­ных полиции. Съезд этот большинством голосов (против значительного, кажется, меньшинства) высказывается за полный и решительный бойкот булыгинских выборов, за широкую агитацию в целях осуществления всеобщего избирательного права.

Середину занимает самый «влиятельный», торжественный и шумный съезд земских и городских деятелей . Он почти легален: полиция только для проформы составляет протокол и предъявляет встреченное улыбкой требование разойтись. Газеты, начавшие печатать сведения о нем, караются приостановкой («Слово» ) или предостережением («Русские Ведомости»). На нем представлено 216 делегатов, по заключительному отче­ту г. Петра Долгорукова, сообщенному в «Times»77. Об нем телеграфируют во все кон­цы мира корреспонденты иностранных газет. По главному политическому вопросу: бойкотировать ли «конституцию» Булыгина, съезд не высказывается никак. По сооб­щениям английских газет, большинство было за бойкотирование, организационный ко­митет съезда — против. Сошлись на компромиссе: оставить вопрос открытым до опуб­ликования проекта Булыгина и тогда созвать по телеграфу новый съезд. Разумеется, булыгинский проект решительно осуждается съездом, который принимает «освобож-денский» проект конституции (монархия и двухпалатная система), отвергает обраще­ние к царю и постановляет «обратиться к народу».

Текста этого обращения мы еще не имеем. По сообщениям иностранных газет, оно представляет из себя составленный в сдержанных выражениях очерк событий со вре­мени ноябрьского съезда земцев, перечень фактов, свидетельствующих о недобросове­стных оттяжках правительства, о нарушенных им обещаниях, о его циничном равно­душии к требованиям общественного мнения. Кроме обращения к народу почти едино­гласно принята также резолюция о сопротивлении произвольным и несправедливым действиям правительства. Эта резо-


ПРОЛЕТАРИАТ БОРЕТСЯ. БУРЖУАЗИЯ КРАДЕТСЯ К ВЛАСТИ_____________ 151

люция заявляет, что, «ввиду произвольных действий администрации и постоянного на­рушения ею прав общества, съезд считает долгом всех защищать естественные права человека мирными средствами, включая сюда и сопротивление действиям властей, на­рушающих эти права, хотя бы такие действия основывались на букве закона» (цитиру­ем по «Times»).

Итак, шаг влево нашей либеральной буржуазии несомненен. Идет вперед револю­ция, за ней ковыляет и буржуазная демократия. Истинный характер этой демократии, как буржуазной демократии, представляющей интересы имущих классов, отстаиваю­щей дело свободы непоследовательно и своекорыстно, выступает все яснее, несмотря на то, что буржуазная демократия «краснеет» и старается говорить иногда «почти-революционным» языком.

В самом деле, что означает отсрочка решения вопроса о бойкоте булыгинской кон­ституции? Желание еще поторговаться с самодержавием. Неуверенность в себе того большинства, которое составилось было в пользу бойкота. Молчаливое признание того, что конституцию господа помещики и купцы запрашивают, а сойдутся они, пожалуй, и на меньшем. Если даже съезд либеральных буржуа не решается сразу порвать с само­державием и с булыгинской комедией, то чего же можно ждать от того съезда всех и всяческих буржуа, который будет называться булыгинской «Думой» и который будет избран (если он когда-либо будет избран!) при всевозможных приемах давления со стороны самодержавного правительства?

Самодержавное правительство так и смотрит на этот акт либералов, считая его лишь одним из эпизодов буржуазного торгашества. С одной стороны, самодержавие, видя недовольство либералов, «надбавляет» немного свои посулы: заграничные газеты со­общают, что в булыгинский проект вносится ряд новых «либеральных» изменений. С другой стороны, самодержавие отвечает на недовольство земцев новой угрозой: харак­терно сообщение корреспондента «Таймса», что Булыгин и Горемыкин предлагают, как ответ на земский


Просмотров 255

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!