Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






AU BUREAU SOCIALISTE INTERNATIONAL 16 часть



Центральный комитет РОС пускает снова в ход лозунг рабочей «самодеятельности». Наша партия уже не раз переживала попытки создания особого направления в социал-демократии под знаменем этого пресловутого лозунга: так было с «экономистами» в прошлом, так обстоит с меньшевиками или новоискровцами в настоящем. Всякий раз и всегда оказывалось, что этот лозунг (независимо от того, сознают это или не сознают пускающие его в ход люди) пригоден лишь служить службу элементам, наименее це­нящим принципиальную выдержанность и идейность движения. Посмотрите на это но­вое применение старого лозунга: разве призыв к «самодеятельности» в оценке того, что есть «строго пролетарское мировоззрение», не соединяется перед нашими глазами с «самодеятельным» повторением антипролетарских, буржуазных фраз, с проповедью буржуазной идеи внепартийности? Мы же ответим ЦК РОС: строго пролетарское ми­ровоззрение есть только одно, именно марксизм. Строго пролетарская программа и тактика есть программа и тактика международной


_____________________ НОВЫЙ РЕВОЛЮЦИОННЫЙ РАБОЧИЙ СОЮЗ____________________ 285

революционной социал-демократии. Об этом свидетельствует нам, между прочим, именно пролетарский опыт, опыт пролетарского движения во всем мире, от Германии до Америки и от Англии до Италии. Прошло больше полувека с тех пор, как это дви­жение впервые вышло на широкую политическую арену в 1848 г.; партии пролетариата сложились и выросли в миллионные армии; они пережили ряд революций, прошли че­рез самые разнообразные испытания, пережили уклонения и вправо и влево, борьбу и с оппортунизмом и с анархизмом. И весь этот гигантский опыт служит подтверждением марксистского мировоззрения и социал-демократической программы. Весь он ручается за то, что и те рабочие, которые идут теперь вслед за РОС, придут в массе своей, неиз­бежно и неминуемо придут к социал-демократии!

Продолжаем цитату из воззвания: «... Как организация практическая по преимущест­ву, РОС не расходится в своей деятельности и с партией социалистов-революционеров постольку, поскольку нас соединяет с нею общность средств — вооруженная борьба с самодержавием, и общность цели — созыв учредительного собрания на демократиче­ских началах...». После всего изложенного выше, нас не может удивить, конечно, это сближение революционной демократии с социалистами-революционерами. Подчерки­вая именно в данном месте воззвания практический характер своей организации и ог­раничивая свою солидарность с социалистами-революционерами («постольку, по­скольку») общностью средств и ближайшей цели, РОС, видимо, воздерживается пока от определения отношения «принципов» социалистов-революционеров к принципам «строго пролетарского мировоззрения». Такое воздержание очень плохо рекомендовало бы социал-демократа, но оно очень хорошо рекомендует революционного демократа. К сожалению, однако, следующая фраза воззвания показывает, до чего может довести «беспартийная» позиция... «Мы даже ничего не имеем, — говорит ЦК РОС, — против «Союза освобождения», несмотря на коренную рознь наших политических убеждений, если, конечно, «Союз




286__________________________ В. И. ЛЕНИН

освобождения» проникнется сознанием неизбежности вооруженного восстания для со­зыва учредительного собрания».

Во-первых, заметим мы по поводу этого, если РОС расходится коренным образом только с политическими взглядами «Союза освобождения», значит, он как будто не расходится с экономической программой «Союза освобождения», — значит, он прямо отказывается от социализма и становится всецело на почву революционной буржуаз­ной демократии! Этому выводу противоречит, конечно, сочувствие РОС «строго проле­тарскому мировоззрению», но сущность «беспартийной» позиции именно и состоит в том, что она порождает бесконечные и безысходные противоречия.



Во-вторых, в чем собственно состоит коренная рознь политических убеждений РОС и «Союза освобождения»? Ведь РОС сейчас же побил самого себя: только что он при­глашал «до учредительного собрания идти вместе» и «оставить на время» (очевидно, на время до учредительного собрания) «партийные споры и принципиальные несогласия», а теперь как раз сам РОС еще до учредительного собрания поднимает спор и выражает несогласие с «Союзом освобождения», который принял в свою программу созыв всена­родного учредительного собрания на демократических началах!! Каким образом РОС, выражая желание «пропагандировать свои политические убеждения», умалчивает о том, в чем же состоят эти убеждения? Является ли РОС республиканцем в отличие от монархического «Союза освобождения»? Входит ли в политические убеждения РОС требование, например, уничтожения постоянной армии и замены ее народным воору­жением? требование полного отделения церкви от государства? полного уничтожения косвенных налогов? и т. д. Желая упростить и облегчить дело отодвиганием партийных споров и принципиальных несогласий, РОС на самом деле усложнил и затруднил дело полной неясностью своей позиции.

В-третьих, как узнаем мы о выполнении «Союзом освобождения» того условия, ко­торое ставит ему РОС, т. е. как узнаем мы, что «Союз освобождения» действительно


_____________________ НОВЫЙ РЕВОЛЮЦИОННЫЙ РАБОЧИЙ СОЮЗ____________________ 287

«проникся сознанием неизбежности вооруженного восстания»? Будем ли мы ждать официального заявления «Союза освобождения» об этом? Но «Союз освобождения» не желает ничего говорить о средствах осуществления его программы. «Союз освобожде­ния» предоставляет простор своим членам не только в выборе этих средств, но даже в видоизменении самой программы. «Союз освобождения» считает себя частью «консти­туционно-демократической» (читай: конституционно-монархической) партии, другую часть которой составляет земская фракция, не желающая связывать себя ровно никакой программой и никакой тактикой. Какое же значение после этого имеет условие, предъ­являемое РОС «Союзу освобождения»? Далее, кто не знает, что освобожденцы не свя­зывают себя никакой вполне определенной программой, никакой тактикой именно для того, чтобы в отдельных случаях иметь полную свободу высказываться (особенно не­официально) и за террор и за восстание? Следовательно, мы приходим к тому несо­мненному выводу, что влиятельным членам и даже влиятельным группам «Союза ос­вобождения» вовсе не трудно будет, раз они этого пожелают, войти в РОС и занять в нем руководящее положение. При беспартийной позиции РОС целый ряд не зависящих от его воли условий (источники крупных денежных средств, общественные связи и т. д.) будет складываться в пользу такого исхода. А этот исход означал бы превращение вооруженных народных дружин в орудие либеральной буржуазии, подчинение рабоче­го восстания ее интересам. Этот исход означал бы политическую эксплуатацию проле­тариата буржуазией в русской демократической революции. При этом исходе дело све­лось бы к тому, что буржуазия дала бы деньги на вооружение пролетариата, позаботи­лась бы посредством проповеди беспартийности отвлечь его от социализма, ослабить его связь с социал-демократией и таким образом имела бы наибольшие шансы превра­тить рабочих в свое орудие, лишить их возможности отстоять свои, особые, «партий­ные», пролетарские интересы в революции.




288__________________________ В. И. ЛЕНИН

* * *

Из всего сказанного вытекают сами собой те тактические задачи, которые ставит пе­ред социал-демократией появление нового союза. Заслуживает ли доверия или нет именно этот союз, РОС, и особенно его бесконтрольный и неответственный ЦК, мы не знаем. Мы будем говорить не о ЦК РОС, а о рабочем союзе РОС, и даже не о данном рабочем союзе, а о таких рабочих союзах вообще. В той или иной форме, под тем или иным названием, в тех или иных размерах, такие «союзы», организации, группы, круж­ки везде и повсюду возникают теперь в России. Вся политика самодержавия, вынуж­дающая народ браться за оружие и готовиться к восстанию, вызывает неизбежно обра­зование таких групп. Разношерстный, неопределенный в классовом отношении, часто случайный состав этих групп при крайне недостаточной его широте и глубине социал-демократической работы неизбежно придает этим группам характер беспартийных ре­волюционно-демократических групп. Вопрос о практическом отношении к ним со сто­роны социал-демократии — один из самых насущных вопросов нашей партии.

Мы должны прежде всего и безусловно пользоваться всеми средствами, чтобы разъ­яснять членам таких групп вообще, а рабочим в особенности, социал-демократическую точку зрения, не допуская ни малейшей неясности, ни малейшего умолчания на этот счет, доказывая необходимость именно партийной и непременно партийной социал-демократической организации пролетариата, если он не хочет быть политически экс­плуатируем буржуазией. Но было бы страшным педантизмом, если бы мы вздумали махнуть рукой на такие группы, или если бы мы «прозевали» их образование и их ги­гантскую важность в деле борьбы за свободу. Было бы непростительным доктринерст­вом, если бы социал-демократы стали с чванством или презрением относиться к «бес­партийным» рабочим, входящим в такие группы. От этих ошибок, возможных особенно благодаря оживлению печальной памяти «экономизма» и узкого, хвостистского


_____________________ НОВЫЙ РЕВОЛЮЦИОННЫЙ РАБОЧИЙ СОЮЗ____________________ 289

понимания наших задач в рядах социал-демократии, — от этих ошибок мы хотели бы в особенности предостеречь всех членов партии. Необходимо приложить все усилия для осуществления взаимного обмена услуг между этими группами и организациями нашей партии в целях вооружения возможно большего числа рабочих. Необходимо чрезвы­чайно осторожное, тактичное и товарищеское отношение к рабочим, которые готовы умереть за свободу, которые организуются и вооружаются для борьбы, которые всеце­ло сочувствуют пролетарской борьбе и которых отделяет от нас недостаток у них соци­ал-демократического миросозерцания, предрассудки против марксизма, переживание тех или иных устарелых революционных взглядов. Нет ничего легче метода немедлен­ного разрыва с такими несогласномыслящими рабочими или простого отстранения от них, но нет и ничего глупее такого метода. Мы должны помнить, что социал-демократия может быть сильна лишь единством широких масс пролетариата, а это единство создается, в силу раздробляющих, разъединяющих, отупляющих условий ка­питализма, не сразу, а лишь ценой упорного труда и громадного терпения. Мы должны помнить опыт наших европейских товарищей, которые считают своим долгом осто­рожное, товарищеское отношение даже к рабочим, членам католических союзов, не от­талкивая их презрительным отношением к их религиозным и политическим предрас­судкам, а настойчиво, тактично и терпеливо используя всякий акт политической и эко­номической борьбы для их просвещения и сближения с сознательным пролетариатом на почве совместной борьбы. Во сколько же раз более обязательно с нашей стороны заботливое отношение к рабочим-революционерам, готовым бороться за свободу, кото­рые чужды еще социал-демократии! Повторяем: ни малейшего замалчивания социал-демократических взглядов и ни малейшего пренебрежения к революционным рабочим группам, не разделяющим этих взглядов. Пока такие группы не примкнули официально к какой-нибудь несоциал-демократической партии, до тех пор мы не только вправе, но и обязаны


290__________________________ В. И. ЛЕНИН

рассматривать их как примыкающие к РСДРП. Именно так мы должны рассматривать, например, и Рабочий союз Российского освободительного союза. Мы должны прило­жить все усилия для ознакомления членов этого союза с социалистической литерату­рой, для устной пропаганды наших взглядов во всех собраниях всех разветвлений этого союза. Даже в свободных европейских странах признается утопичной мысль о том, чтобы можно было при капитализме сделать всех пролетариев сознательными социал-демократами. Но ни в Европе, ни в России не утопична мысль о руководящем влиянии социал-демократии на всю массу пролетариата. Надо только учиться осуществлять это влияние, надо помнить, что лучшим союзником нашим в просвещении несознательных рабочих будут наши враги, правительство и буржуазия — и тогда мы добьемся того, что в решительный момент вся рабочая масса откликнется на призыв социал-демократии!

«Пролетарий» № 4, Печатается по тексту

17 (4) июня 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью


ПЕРВЫЕ ШАГИ БУРЖУАЗНОГО ПРЕДАТЕЛЬСТВА

Женева, среда 21 (8) июня.

Телеграф принес вчера известие, что в понедельник земская делегация была принята Николаем II, который в ответ на речи князя Сергея Трубецкого и г. Федорова реши­тельно подтвердил свое обещание созвать народных представителей.

Чтобы оценить правильно значение этого «события», надо восстановить, прежде всего, некоторые факты, сообщенные в заграничной прессе.

24-го и 25-го мая старого стиля состоялись в Москве три собрания представителей земств и городов, числом около 300. Имеющийся у нас литографированный текст при­нятой ими петиции к царю и резолюции, присланный из России, не содержит указаний на число делегатов, упоминая лишь, что в совещании участвовали, кроме земских и го­родских гласных, городские головы и предводители дворянства. Представители поме­щичьего землевладения и городского капитала обсуждали политические судьбы Рос­сии. Прения были, сообщают иностранные корреспонденты, очень жаркие. Большим влиянием пользовалась партия Шилова, — умеренная, богатая придворными связями. Всех радикальнее были провинциалы, всех умереннее — петербуржцы; «центр» со­ставляли москвичи. Обсуждали каждое слово петиции, за которую, в конце концов, во­тировал и Питер. Петиция получилась патриотическая и верноподданническая. «Дви­жимые одной пламенной любовью к отечеству», почтенные буржуа откладывают в сторону


292__________________________ В. И. ЛЕНИН

«всякую рознь и все различия, их разделяющие», и обращаются к царю. Они указывают на «великую опасность для России и для самого престола», грозящую не столько извне, сколько от «внутренней усобицы». (Россия стоит, правда, впереди «престола», наши патриоты обратились сначала к престолу, лишь грозя — приватно и под сурдинку — обратиться к народу.) Как водится, петиция полна казенной лжи, сваливая вину на со­ветчиков царя, на искажение его предначертаний и предуказаний, поведшее к усиле­нию полицейской власти, к преграждению «голоса правды», восходящего до престола, и т. д. Вывод — просьба «пока не поздно» «без замедления созвать народных предста­вителей, избранных для сего равно и без различия всеми подданными». Народные представители должны «в согласии» с царем решить вопрос о войне или мире и «уста­новить (тоже в согласии с царем) обновленный государственный строй». Таким обра­зом, в петиции нет ни точного требования принятого якобы «конституционно-демократической» партией всеобщего, прямого и равного избирательного права с тай­ной подачей голосов (прямое и тайное голосование совсем опущены и, конечно, не случайно), — ни требования хоть каких-нибудь гарантий свободы выборов. Авторы пе­тиции говорят жалостливо: «Угнетение личности и общества, угнетение слова и всякий произвол множится и растет», но мер против этого не выдвигают. «В согласии» с царем растет произвол, — в согласии с царем да «обновляется» государственный строй... Представители буржуазии прочно держатся за теорию «соглашения» не народа, конеч­но, а буржуазии с угнетателями народа.

Совещание избрало делегацию для представления петиции царю из господ Гейдена, Головина, Петрункевича, Г. и Н. Львовых, Петра и Павла Долгоруких, Ковалевского, Новосильцева, Родичева, Шаховского и Сергея Трубецкого. От Петербурга присоеди­нились потом, на приеме Николаем II, гг. Корф, Никитин и Федоров.

Затем это же совещание приняло следующую резолюцию, о которой заграничные га­зеты не сообщают, но которая воспроизведена в русском листке:


ПЕРВЫЕ ШАГИ БУРЖУАЗНОГО ПРЕДАТЕЛЬСТВА_________________ 293

«Совещание объединенных групп земских и городских деятелей, проникнутое, несмотря на различие мнений по отдельным политическим вопросам, общим убеждением, что коренной причиной настоящего тяжелого внутреннего и внешнего положения России является доньше не отмененный приказный строй, отрицающий личную и общественную свободу, подавляющий народное самосознание и народную само­деятельность, устраняющий население от участия в государственной жизни и порождающий ничем не ограниченный и все усиливающийся произвол безответственной администрации, что этот строй, в тече­ние многих лет вносивший насилие, ложь и разложение в нашу внутреннюю жизнь, ныне роковым обра­зом привел к грозной внешней опасности, вовлекши государство в гибельную войну, вызывая и поддер­живая в течение ее междоусобную вражду и доведя страну до ряда поражений, завершившихся беспри­мерным в русской истории истреблением наших морских сил, полагая, что дальнейшее существование этого строя угрожает не только внутреннему миру, порядку и благосостоянию народа, но также твердо­сти престола, целости и внешней безопасности России, — признает безусловно необходимым для спасе­ния страны:

1. — Безотлагательный созыв свободно избранного всенародного представительства для совмест­
ного с монархом решения вопроса о войне и мире и установления государственного правопорядка;

2. — Немедленную отмену законов, учреждений, постановлений и распоряжений, противных на­
чалам свободы личности, слова, печати, союзов и собраний, и объявление политической амнистии;

3. — Немедленное обновление состава администрации путем призвания к руководству централь­
ным управлением лиц, искренне преданных делу государственного преобразования и внушающих дове­
рие обществу».

В каком отношении стоит эта резолюция к петиции и к поручениям делегации, т. е. обязалась ли эта последняя изложить содержание резолюции или вручить ее вместе с петицией, — неизвестно. Может быть, петиция — официальный документ для «престо­ла», а резолюция — неофициальный для «народа»?

О характере прений на совещании корреспондент французской газеты «Le Matin»118, г. Гастон Леру, сообщает, что наиболее «передовые» делегаты, провинциальные земцы, стояли за двухстепенные выборы, боясь, что при прямых выборах их подавят «города» (очевидно, боялись они того, что при прямых выборах не вполне будут обеспечены привилегии помещиков


294__________________________ В. И. ЛЕНИН

над крестьянством). Корреспондент «Франкфуртской Газеты» писал:

«Русское земство, как политическая партия, распадается на три фракции: либераль­ное земское большинство (вождь — граф Гейден), умеренно-либеральное национали­стически-славянофильское земское меньшинство с г. Шиповым во главе, и группа ра­дикальных земцев-конституционалистов. Характерно, что при выборах делегатов про­шли именно «феодальные» представители. Умеренные хотели, чтобы их достойными представителями перед царем явились лица почтенных старых фамилий. Радикалы же, не делавшие себе никаких иллюзий насчет результатов петиции, хотели, чтобы пред­ставители старых фамилий собственными глазами убедились в том, что правительство добровольно не уступит ни пяди».

Удобства воспетой г-ном Струве расплывчатой организации «конституционно-демократической» (читай: монархической) партии не замедлили сказаться на деле очень быстро. Для сделок и торгашества, для виляний и ухищрений не удобна крепкая и прочная организация партии. Пусть в «партию» входит и «Союз освобождения» (мо­жет быть, это и есть «группа радикалов», о которой писал корреспондент «Франкфурт­ской Газеты») — и «земская фракция»(т. е. и сторонники Гейдена, и сторонники Ши­лова, от которого г. Струве официально старается теперь открещиваться?). А в зем­скую фракцию входят и сторонники Гейдена и шиповцы и... «радикалы». Разберись, кто может! Сошлись все они, влекомые пламенной любовью к отечеству и к привиле­гиям буржуазии, на теории соглашения, которую мы не раз разъясняли уже в «Проле­тарии» и которая явно выступает и в «петиции» и в «резолюции».

Резолюция, должно быть, должна была питать «идеальные» запросы радикалов. А петиция в истолковании «умеренных» делегатов — служить для материальной сделки с царизмом. От непосвященной черни и распределение фракций совещания, и полномо­чия делегации, и условия сделки, и дальнейшие намерения земцев усерднейшим обра­зом скрывались. «Народу»,


___________________ ПЕРВЫЕ ШАГИ БУРЖУАЗНОГО ПРЕДАТЕЛЬСТВА_________________ 295

от имени которого гг. буржуа торгуются с царизмом, не к чему знать высшей политики «конституционно-демократической партии»! Гг. буржуа будут беседовать с царем об угнетении слова, о подавлении голоса правды, о народных представителях, о России, «сплотившейся вокруг единого стяга народного» и т. д., — а народу знать всей правды о политике либеральных и «освобожденских» торгашей совсем не надобно... Да, да, не­даром г. Струве недавно упрекал в «Освобождении» «крайние партии» (т. е. социал-демократов в особенности) в неумеренном пристрастии к узкой, заговорщической, яко­бинской «конспирации». Мы, социал-демократы, конспирируем от царя и царских ище­ек, заботясь в то же время о том, чтобы народ знал все о нашей партии, об оттенках внутри ее, о развитии программы и тактики ее, даже о том, что сказал тот или другой делегат партийного съезда на этом съезде. Гг. просвещенные буржуа, освобожденцы, конспирируют... от народа, ничего не знающего в точности о пресловутой «конститу­ционно-демократической» партии, но зато они откровенничают с царем и с ищейками царя. Ну, как же не демократы?

О чем откровенничали делегаты земцев с придворной шайкой, не желавшей пустить их к царю, мы не знаем. А откровенничали и переговаривались они долго. Иностран­ные газеты жадно ловили вести о каждом шаге «высшей политики» гг. делегатов. Пе­тербург, 9 июня (27 мая). Делегация земцев прежде всего повидает г. министра вн. дел Булыгина, чтобы пожаловаться на Трепова. — 10 июня (28 мая). Булыгин заявил деле­гации, что она не будет принята царем, и посоветовал уехать из Петербурга. — 12 июня (30 мая). Считают вероятным, что царь примет делегацию. — 15 (2) июня. Специальная телеграмма г. Гастона Леру в газету «Le Matin»: «Делегаты земцев приняли те условия аудиенции у императора, которые им ставило министерство двора. После этого барон Фредерике отправился сегодня вечером в Царское Село, чтобы узнать у царя, решил ли он принять депутацию».

Слышите ли вы это, русские рабочие и крестьяне? Вот как поступают «демократы»-«освобожденцы», враги


296__________________________ В. И. ЛЕНИН

заговорщичества, ненавистники конспирации! Они устраивают заговоры с министерст­вом двора его полицейского величества, они конспирируют против народа вместе с шпионами. Желая быть представителями «народа», они принимают шпионами постав­ленные условия насчет того, как следует говорить с царями о нуждах «народа»!

Вот как поступают люди богатые, независимые, просвещенные, либеральные, «дви­жимые пламенной любовью к отечеству». Это не то, что грубая, невежественная, зави­симая от всякого приказчика рабочая чернь, которая прет прямо и открыто к царю с ка­ким-то дерзким попом, не поговорив даже с влиятельными шпионами об условиях раз­говора с царем. Разве можно допустить республику или хотя бы прямые выборы и од­нопалатную систему при такой политически необразованной народной массе? Полити­чески образованные люди знают ходы и понимают, что сначала надо зайти с заднего крыльца к шпионам, — может быть, даже посоветоваться с ними о содержании и слоге обращения к царю, — вот тогда уж действительно «голос правды» будет «восходить до престола».

На чем сторговались «представители», с позволения сказать, «народа» с царскими шпионами, мы не знаем. Мы знаем из телеграмм, что на приеме делегации «длинную речь» держал князь С. Трубецкой, в течение получаса излагавший царю трудное поло­жение России и условия, вынудившие земцев обратиться прямо (а не через шпионов?) к царю. Речь произвела на царя глубокое впечатление. Г-н Федоров говорил от имени представителей Петербурга. Царь ответил длинной речью. Он выразил сожаление по поводу тех огромных жертв, которых стоила война, он оплакивал последнее поражение на море. Он закончил словами: «Благодарю вас, господа, за выраженные вами чувст­ва» (должно быть, хороши были эти чувства «демократа» Трубецкого, о выражении ко­торых он советовался с шпионами!). «Я верю в ваше желание работать вместе со мной» (царь верит либеральной буржуазии; либеральная буржуазия верит царю; рука руку мо­ет) «над учреждением


___________________ ПЕРВЫЕ ШАГИ БУРЖУАЗНОГО ПРЕДАТЕЛЬСТВА_________________ 297

нового государственного устройства, основанного на новых началах. Мое желание со­звать народное собрание» (когда? выборных ли представителей? как и кем выбранных? — неизвестно. Г-н Трубецкой, явно, скрыл от обожаемого монарха «резолюцию» сове­щания. Должно быть, шпионы посоветовали не говорить с царем на эту тему!) «непо­колебимо. Я думаю об этом каждый день. Моя воля будет исполнена. Вы можете сего­дня же объявить это населению городов и деревень. Вы поможете мне в этом новом де­ле. Народное собрание восстановит единение между Россией и ее императором» (меж­ду Трубецкими и Федоровыми — и императором?). «Оно будет основанием устройства, которое будет покоиться на русских народных началах». Делегаты вынесли из аудиен­ции — гласит официальная телеграмма — превосходное впечатление. Царь тоже казал­ся довольным...

А ведь это похоже на правду! Доволен царь, довольны либеральные буржуа. Они го­товы заключить прочный мир друг с другом. Довольно самодержавие и полиция (ис­тинно русские народные начала). Доволен денежный мешок (с ним будут отныне по­стоянно и правильно советоваться).

Довольны ли будут рабочие и крестьяне, интересы которых проторговывают буржу­азные предатели?

«Пролетарий» № 5, Печатается по тексту

26 (13) июня 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью


«РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ» В БЕЛЫХ ПЕРЧАТКАХ

Пятница, 23 (10) июня.

Заграничные газеты дают уже некоторую оценку приема царем земской делегации. Буржуазная печать холопствует, как водится, умиляясь по поводу уступчивости царя и благоразумия земцев, хотя некоторые сомнения насчет серьезности обещаний, данных в такой неопределенной форме, все же проскальзывают. Социалистические газеты за­являют прямо и определенно, что этот прием есть комедия.

Самодержавию выгодно выиграть время и водить за нос либеральную буржуазию. С одной стороны, диктаторские полномочия Трепову. С другой стороны, ничего не гово­рящие и ничего не стоящие обещания либералам, чтобы вызвать новое колебание в их, и без того колеблющихся, рядах. Тактика самодержавного правительства неглупая. Ли­бералы играют в лояльность, умеренность и скромность. Отчего бы не воспользоваться, в самом деле, правительству их глупостью и их трусостью? «Коль война, так по-военному». Не бывает войн без военных хитростей. И когда «враг» (либеральная бур­жуазия) не то враг, не то друг-простак, — отчего же не провести его за нос?

Г-н Гастон Леру, о котором мы уже говорили в передовой статье, сообщает о приеме депутации следующие подробности, не очень достоверные, но во всяком случае харак­терные и знаменательные. «Барон Фредерике, министр двора, сказал депутатам, что, несмотря на все его желание, ему трудно добиться приема императором


_____________________ «РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ» В БЕЛЫХ ПЕРЧАТКАХ____________________ 299

г-на Петрункевича, у которого, говорят, есть революционные связи. Министру ответи­ли, что император австрийский имел же в числе министров Андраши, хотя он был в свое время осужден. Этот довод устранил последние препятствия, и депутаты все были приняты».

Довод хороший. Западноевропейская буржуазия сначала все же сражалась по-настоящему, была кое-когда даже республиканской, ее вождей «осуждали» — осужда­ли за государственные преступления, т. е. не только за революционные связи, а за на­стоящие революционные действия. Потом, много лет, иногда десятилетий, спустя, эти буржуа вполне мирились с самой убогой и куцей конституцией, не только без респуб­лики, но и без всеобщего избирательного права, без настоящей политической свободы. Либеральные буржуа окончательно мирились с «престолом» и с полицией, сами стано­вились у власти и зверски подавляли и подавляют постоянно всякое стремление рабо­чих к свободе и к социальным реформам.

Русская либеральная буржуазия хочет соединить приятное с полезным: приятно считаться человеком с «революционными связями», — полезно быть способным за­нять министерское кресло при императоре Николае Кровавом. Русским либеральным буржуа вовсе не хочется рисковать «осуждением» за государственные преступления. Они предпочитают прямо перескочить к тем временам, когда бывшие революционеры вроде Андраши стали министрами партии порядка! Граф Андраши в 1848 г. участвовал настолько энергично в революционном движении, что после подавления революции был приговорен к смертной казни и заочно (in effigie) повешен. Он жил затем в качестве эмигранта во Франции и в Англии, и только после амнистии 1857-го года вернулся в Венгрию. Тогда началась его «министерская» карьера. Русским либералам не хочется революции, они боятся ее, им хочется сразу, не бывши революционерами, прослыть бывшими революционерами! Им хочется сразу перескочить от 1847 к 1857-му году! Им хочется сразу сторговаться с царем на такой конституции, какие бывали в Европе во


300__________________________ В. И. ЛЕНИН

времена бешеного разгула реакции после поражения революции 1848-го года.


Просмотров 226

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!