Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






AU BUREAU SOCIALISTE INTERNATIONAL 14 часть



* См. Сочинения, 5 изд., том 9, стр. 151—150. Ред.


252__________________________ В. И. ЛЕНИН

на уголь, на содержание, вызывая общие насмешки Европы, особенно после блестящей победы над рыбацкими лодками, грубо попирая все обычаи и требования нейтралитета. По самым скромным расчетам, эта армада стоила до 300 миллионов рублей, да посылка ее обошлась в 100 миллионов рублей, — итого 400 миллионов рублей выброшено на эту последнюю военную ставку царского самодержавия.

Теперь и последняя ставка побита. Этого ожидали все, но никто не думал, чтобы по­ражение русского флота оказалось таким беспощадным разгромом. Точно стадо дика­рей, армада русских судов налетела прямиком на великолепно вооруженный и обстав­ленный всеми средствами новейшей защиты японский флот. Двухдневное сражение, — и из двадцати военных судов России с 12—15 тысячами человек экипажа потоплено и уничтожено тринадцать, взято в плен четыре, спаслось и прибыло во Владивосток только одно («Алмаз»). Погибла большая половина экипажа, взят в плен, «сам» Рожде­ственский и его ближайший помощник Небогатое, а весь японский флот вышел невре­димым из боя, потеряв всего три миноносца.

Русский военный флот окончательно уничтожен. Война проиграна бесповоротно. Полное изгнание русских войск из Маньчжурии, отнятие японцами Сахалина и Влади­востока — теперь лишь вопросы времени. Перед нами не только военное поражение, а полный военный крах самодержавия.

Значение этого краха, как краха всей политической системы царизма, становится все яснее и для Европы и для всего русского народа с каждым новым ударом, наносимым японцами. Все ополчается против самодержавия, — и оскорбленное национальное са­молюбие крупной и мелкой буржуазии, и возмущенная гордость армии, и горечь утра­ты десятков и сотен тысяч молодых жизней в бессмысленной военной авантюре, и оз­лобление против расхищения сотен миллионов народных денег, и опасения неизбежно­го финансового краха и долгого экономического кризиса вследствие такой войны, и страх перед грозной народной революцией, которой




РАЗГРОМ__________________________________ 253

(по мнению буржуазии) царь мог бы и должен бы был избежать путем своевременных «благоразумных» уступок. Растет и ширится требование мира, негодует либеральная печать, начинают грозить даже умереннейшие элементы, вроде землевладельцев «ши-повского» направления, требует немедленного созыва народных представителей даже холопское «Новое Время».

Европейская буржуазия, этот вернейший оплот царской власти, начинает тоже те­рять терпение. Ее пугает неизбежная перегруппировка в международных отношениях, растущее могущество молодой и свежей Японии, потеря военного союзника в Европе. Ее беспокоит судьба тех миллиардов, которые она великодушно ссудила самодержа­вию. Ее серьезно тревожит революция в России, слишком волнующая европейский пролетариат и грозящая всемирным революционным пожаром. Во имя «дружбы» с ца­ризмом она взывает к его благоразумию, настаивает на необходимости мира — мира с японцами и мира с либеральной русской буржуазией. Европа нисколько не закрывает глаз на то, что мир с Японией может быть куплен теперь лишь очень дорогой ценой, но она трезво и деловито рассчитывает, что каждый новый месяц войны извне и револю­ции внутри неизбежно повышает эту цену и увеличивает опасность такого революци­онного взрыва, который как песчинку сметет всю политику «уступок». Европа понима­ет, что самодержавию страшно трудно, почти невозможно уже остановиться теперь, — слишком далеко оно зашло, и вот она, эта буржуазная Европа, старается успокоить и себя самое и своего союзника розовыми мечтами.



Вот что пишет, например, газета французской патриотической буржуазии, «Le Siecle» , в статейке Корнели, озаглавленной «Конец одной эпопеи»: «Теперь, когда русские разбиты на море после ряда поражений на суше, на их правительство ложится обязанность заключить мир и преобразовать свои военные силы. Правительства аван­тюристские бывают иногда вынуждены в силу своих притязаний или в целях своей


254__________________________ В. И. ЛЕНИН

безопасности вовлекать в войну те народы, над которыми они властвуют. И, так как для таких правительств ставкой в борьбе за победу является самое их существование, то они требуют от их народов новых и новых жертв, ведя их таким образом к конечной гибели. Такова была во Франции история двух наших империй. Такова была бы исто­рия и третьей империи, если бы удалось создать таковую у нас.

Наоборот, положение русского правительства именно не таково; оно держится за самые недра русского народа, и общие несчастья не разъединяют правительство и на­род, а лишь теснее спаивают их друг с другом. Побежденный Цезарь не есть уже Це­зарь. Несчастный царь может остаться священным и популярным царем».

Увы, увы! Хвастовство шовинистского французского лавочника «уже слишком яв­но», его уверения, будто война не разъединила русского правительства и народа, на­столько противоречат общеизвестным фактам, что вызывают улыбку и кажутся наив­ной и невинной хитростью. Чтобы предостеречь своего друга и союзника, русского са­модержца, от неизбежного краха, к которому он, как истинный «Цезарь», идет слепо и упорно, французский буржуа ласково уверяет этого Цезаря, что он не должен походить на других цезарей, что у него есть еще иной, лучший выход. «Чего хочется, тому верит­ся». Французской буржуазии так хочется иметь могущественного союзника — царя, что она убаюкивает себя романтической сказкой о несчастье, спаивающем русский на­род с царем. Серьезно и сам г. Корнели не верит, разумеется, в эту сказку, — тем менее нам стоит брать ее всерьез.



Авантюристскими бывают не только правительства цезарей, но и правительства за­коннейших монархов старейшей династии. В русском самодержавии, отставшем от ис­тории на целое столетие, авантюристского больше, чем в любой из французских импе­рий. Самодержавие именно по-авантюристски бросило народ в нелепую и позорную войну. Оно стоит теперь перед заслуженным концом. Война вскрыла все его язвы,


РАЗГРОМ__________________________________ 255

обнаружила всю его гнилость, показала полную разъединенность его с народом, разби­ла единственные опоры цезарьянского господства. Война оказалась грозным судом. Народ уже произнес свой приговор над этим правительством разбойников. Революция приведет этот приговор в исполнение.

«Пролетарий» № 3, Печатается по тексту

9 июня (27мая) 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью


РЕВОЛЮЦИОННАЯ БОРЬБА И ЛИБЕРАЛЬНОЕ МАКЛЕРСТВО

Возникновение политических партий есть одна из самых интересных и характерных особенностей нашей интересной эпохи. Старый порядок, самодержавие, рушится. О том, как именно и какой именно новый порядок надо строить, начинают думать все бо­лее широкие слои не только так называемого «общества», т. е. буржуазии, но и «наро­да», т. е. рабочего класса и крестьянства. Для сознательного пролетариата эти попытки разных классов намечать программу и налаживать организацию политической борьбы представляют громадное значение. Как ни много случайного, произвольного, иногда пустозвонного, в этих попытках, исходящих по большей части от отдельных, ни перед кем не ответственных и никого за собой не ведущих «деятелей», но в общем и целом основные интересы и тенденции крупных общественных классов проявляют себя с не­удержимой силой. Из кажущегося хаоса заявлений, требований, программ вырисовыва­ется политическая физиономия нашей буржуазии и ее истинная (не показная только) политическая программа. Пролетариат все больше и больше получает материала для суждения о том, как будет действовать говорящая теперь о политическом действии русская буржуазия, — какую позицию займет она в решительной революционной борьбе, к которой Россия так быстро приближается .

Первый абзац в рукописи перечеркнут и в текст, опубликованный в газете «Пролетарий», не вошел.

Ред.


______________ РЕВОЛЮЦИОННАЯ БОРЬБА И ЛИБЕРАЛЬНОЕ МАКЛЕРСТВО_____________ 257

Заграничное «Освобождение», подводящее, без всякой помехи цензуры, итоги бес­численным выступлениям русских либералов, дает иногда особенно ценный материал для изучения политики буржуазии. Только что напечатанная им (или перепечатанная из «Новостей»115 от 5 апреля) «программа «Союза освобождения»» с поучительными комментариями г. П. С. служит прекрасным дополнением к решениям земских съездов и к освобожденскому проекту конституции, о котором мы говорили в № 18 «Вперед» . «Выработкой и вотированием этой программы, — справедливо говорит г. П. С, — сде­лан крупный шаг к созданию русской конституционно-демократической партии».

Несомненно, для русских либералов это крупный шаг, выделяющийся среди доволь­но уже продолжительной эпопеи либеральных выступлений. И как же мелок этот круп­ный либеральный «шаг» сравнительно с тем, что нужно для создания действительной партии, сравнительно даже с тем, что создано уже для этой цели хотя бы социал-демократией! Буржуазия располагает неизмеримо большей свободой легального вы­ступления, чем пролетариат, неизмеримо большим количеством интеллигентных сил и денежных средств, несравненно большими удобствами для партийной организации, — а между тем перед нами все еще «партия» без официального названия, без общей, яс­ной и точной программы, без тактики, без партийной организации, «партия», состоящая по отзыву компетентного г. П. С. из «земской фракции» и из «Союза освобождения», т. е. из неорганизованного конгломерата лиц плюс организация. Может быть, впрочем, члены земской фракции являются «членами партии» в том знаменитом смысле, что они, признавая программу, работают «под контролем одной из партийных организа­ций», одной из групп «Союза освобождения»? Насколько не соответствует подобное понимание членства партии всему духу социал-демократии, настолько же удобно и це­лесообразно оно для либералов, настолько же свойственно всему их политическому

* См. настоящий том, стр. 198. Ред.


258__________________________ В. И. ЛЕНИН

облику. Из такого понимания партии (выраженного не в писанном уставе, а в реальной конструкции этой «партии») вытекает, между прочим, то, что организованные члены партии, т. е. члены «Союза освобождения», стоят в большинстве за однопалатную сис­тему и тем не менее отказываются от нее в своей программе, обходят вопрос полным молчанием в угоду неорганизованным членам партии, в угоду «земской фракции», ко­торая стоит за двухпалатную систему. Соотношение «сил», можно сказать, провиден­циальное для политически активной буржуазии: организованные интеллигенты пред­полагают, неорганизованные дельцы, воротилы, капиталисты — располагают.

Г-н П. С, от всей души приветствующий программу «Союза освобождения», прин­ципиально защищает при этом и неясность, неполноту, незаконченность программы и организационную расплывчатость и тактические умолчания, защищает соображениями «реальной политики»! Мы еще вернемся к этому бесподобному, чрезвычайно харак­терному для всей сущности буржуазного либерализма понятию; теперь же перейдем к разбору основ либеральной программы.

Официального названия у партии, как мы уже сказали, нет. Г-н П. С. называет ее тем же именем, которое, кажется, фигурирует и на страницах наших легальных газет либе­рального направления, — «конституционно-демократическая партия». И, как ни мало­важен на первый взгляд вопрос о названии, однако и тут уже сразу мы получаем мате­риал для разъяснения того, почему буржуазия должна, в отличие от пролетариата, удовлетворяться политической расплывчатостью и даже «принципиально» защищать ее, — именно «должна» не по субъективным только настроениям или качествам ее во­ждей, а в силу объективных условий существования всего класса буржуазии, как цело­го. Название «конституционно-демократическая партия» сразу напоминает известное изречение: язык дан человеку для того, чтобы скрывать свои мысли. Название «к.-д. п.» придумано для того, чтобы скрыть монархический характер партии. В самом деле, кто же не знает, что вся эта партия, и


______________ РЕВОЛЮЦИОННАЯ БОРЬБА И ЛИБЕРАЛЬНОЕ МАКЛЕРСТВО_____________ 259

в лице ее хозяйской части — земской фракции, и в лице «Союза освобождения», стоит за монархию? О республике ни те, ни другие даже не разговаривают, считая такой раз­говор «несерьезным», а в их проекте конституции монархия признается, как форма правления, прямо и определенно. Значит перед нами партия сторонников конституци­онной монархии, партия монархистов-конституционалистов. Это факт, не подлежащий ни малейшему сомнению и не устранимый никакими рассуждениями о «принципиаль­ном» признании республики (хотя мы таких рассуждений от «конституционалистов-демократов» пока не слыхали!), ибо дело идет именно не о «принципиальном» только, а о практически-политическом признании, о признании желания завоевать и необходи­мости бороться.

Но в том-то и суть, что нельзя господам буржуа назвать себя теперь же своим на­стоящим именем. Это невозможно настолько же, насколько невозможно нагишом вый­ти на улицу. Нельзя открыто сказать правды, нельзя громко aussprechen was ist (сказать то, что есть), потому что это равносильно признанию одной из самых диких и вредных политических привилегий, равносильно признанию своего антидемократизма. При­знать же это борющаяся за политическую свободу буржуазия не может не только пото­му, что это уже очень срамно, конфузно и неприлично. Нет, ни перед каким неприли­чием не остановятся люди буржуазной политики, раз потребуют этого их интересы. Но сейчас их интересы требуют свободы, а свободы нельзя добыть без народа, а поддерж­ку народа нельзя обеспечить себе, не называя себя «демократом» (= сторонником само­державия народа), не скрывая своего монархизма.

Таким образом, классовое положение буржуазии приводит неизбежно к внутренней неустойчивости и фальши самой постановки ее основных политических задач: борьба за свободу, за разрушение вековых привилегий самодержавия, несовместима с отстаи­ванием привилегий частной собственности, ибо эти привилегии заставляют «бережно относиться» к монархии. Реальная программа монархической конституции облекается


260__________________________ В. И. ЛЕНИН

поэтому в красивый воздушный наряд демократической конституции. И это подкраши­вание реального содержания программы заведомо лживой показной мишурой называ­ется «реальной политикой»... Идеолог либеральной буржуазии с неподражаемым пре­небрежением, с великолепным самодовольством говорит поэтому о «теоретическом самоуслаждении», которым занимаются «представители крайних партий» («Освобож­дение» № 69—70, стр. 308). Реальные политики буржуазии не хотят услаждать себя ни разговорами, ни даже грезами о республике, ибо они не хотят бороться за республику. Но именно поэтому они чувствуют непреодолимую потребность услаждать народ приманкой «демократизма». Они не хотят обманывать себя насчет своей неспособности отказаться от монархии, и именно поэтому они должны обманывать народ умолчанием о своем монархизме.

Название партии, как видите, вовсе не такая случайная и не такая маловажная вещь, как можно бы подумать с первого взгляда. Иногда самая уже крикливость, манерность названия выдает глубокий внутренний порок всей программы и всей тактики партии. Чем интимнее чувствует идеолог крупной буржуазии свою преданность монархии, тем громче клянется он и божится, уверяя всех в своем демократизме. Чем больше идеолог мелкой буржуазии отражает ее неустойчивость, ее неспособность к выдержанной и не­уклонной борьбе за демократическую революцию и за социализм, тем с большим жа­ром ораторствует он о партии «социалистов-революционеров», о которой верно было сказано, что ее социализм вовсе не революционен, а ее революционность вовсе не свя­зана с социализмом. Остается только, чтобы сторонники самодержавия назвали себя (как они уже и пробовали не раз) «народной партией», и мы будем иметь полную кар­тину того, как классовые интересы преображаются в политических вывесках.

Вывеска либеральной буржуазии (или программа «Союза освобождения») начинает­ся, как и подобает вывеске, с эффектного вступления: ««Союз освобождения» находит, что тяжелый и внешний и внутренний кризис,


______________ РЕВОЛЮЦИОННАЯ БОРЬБА И ЛИБЕРАЛЬНОЕ МАКЛЕРСТВО_____________ 261

переживаемый Россией, в настоящее время настолько обострился, что народ должен взять разрешение этого кризиса в свои руки, вместе с другими общественными группа­ми, выступившими против существующего режима».

Итак, да перейдет власть в руки народа, да здравствует самодержавие народа на ме­сто самодержавия царя. Не так ли, господа? Не этого ли требует демократизм?

Нет, это теоретическое самоуслаждение и непонимание реальной политики. Теперь вся власть в руках самодержавной монархии. Против нее стоит народ, т. е. пролетариат и крестьянство, которые уже начали борьбу, ведут ее отчаянно и пожалуй... пожалуй увлекутся этой борьбой до полного свержения врага. Но рядом с «народом» стоят так­же «другие общественные группы», т. е. «общество», т. е. буржуазия, землевладельцы, капиталисты, профессиональная интеллигенция. Вот и надо поделить власть на три равные части. Одну треть оставить монархии, другую дать буржуазии (верхняя палата, основанная на непрямом и, по возможности, на неравном фактически, не на всеобщем избирательном праве), остальную треть — народу (нижняя палата на базе всеобщего и т. д. избирательного права). Это будет «справедливой» дележкой, при которой обеспе­чена твердая охрана частной собственности и возможность обратить организованную силу монархии (войско, бюрократию, полицию) против народа, ежели он «увлечется» каким-нибудь «неразумным» требованием из числа тех, что выдвигают «представители крайних партий из одного только теоретического самоуслаждения». Эта справедливая дележка, сводящая революционный народ к безвредному меньшинству, к одной трети, есть «коренное преобразование на началах демократизма», а отнюдь но на началах мо­нархизма и не на началах буржуазных привилегий.

Как осуществить эту дележку? Посредством честного маклерства. Это давно уже пророчески указал г. П. Струве, еще в предисловии к записке Витте, отметив, что уме­ренные партии всегда выигрывают от обострения борьбы между крайними партиями. Борьба между


262__________________________ В. И. ЛЕНИН

самодержавием и революционным народом обостряется. Надо лавировать между тем и другим, опираться на революционный народ (подманивая его «демократизмом») про­тив самодержавия, опираться на монархию против «крайностей» революционного на­рода. При искусном лавировании непременно получится нечто вроде вышеуказанной дележки, причем за буржуазией-то ее по меньшей мере «треть» обеспечена во всяком случае и безусловно, а распределение долей между народом и самодержавием зависит от исхода их решительной борьбы. На кого надо преимущественно опираться, это зави­сит от момента — такова суть торгашеской, то-бишь «реальной» политики.

В данный момент еще вся власть в руках самодержавия. Поэтому надо говорить, что власть должен взять в свои руки народ. Поэтому надо называться демократом. Поэтому надо выдвигать требование «немедленного созыва учредительного собрания на началах всеобщего и т. д. избирательного права для выработки русской конституции». Теперь народ не вооружен, раздроблен, не организован, бессилен против самодержавной мо­нархии. Всенародное учред. собрание объединит его и явится крупной силой, которая будет противостоять силе царя. Вот тогда-то, когда будут стоять друг против друга власть царя и сплоченная сила революционного народа, тогда и наступит настоящий праздник для буржуазии, тогда только и можно будет с вернейшей надеждой на успех «согласовать» эти две силы и обеспечить наивыгоднейший результат для имущих клас­сов.

Таков расчет реальных политиков либерализма. Расчет неглупый. В этот расчет вполне сознательно вводится сохранение монархии и допущение всенародного учреди­тельного собрания лишь наряду с монархией. Свержения существующей власти, заме­ны монархии республикой буржуазия не хочет. Поэтому буржуазия российская (по об­разцу германской буржуазии 1848 года) стоит за «соглашение» народа и престола. Для успеха этой политики соглашения необходимо, чтобы ни та, ни другая из борющихся сторон, ни народ, ни престол, не могли одержать полной победы, чтобы


______________ РЕВОЛЮЦИОННАЯ БОРЬБА И ЛИБЕРАЛЬНОЕ МАКЛЕРСТВО_____________ 263

они уравновесили друг друга. Тогда и только тогда буржуазия сможет соединиться с монархией и предписать народу подчинение, заставить народ удовлетвориться одной «третью»... или может быть одной сотой долей власти. Всенародное учредительное со­брание будет обладать как раз достаточной силой, чтобы заставить царя дать конститу­цию, но оно не будет и не должно (с точки зрения интересов буржуазии) обладать большей силой. Оно должно лишь уравновешивать монархию, но не свергать ее, оно должно оставить материальные орудия власти (войско и проч.) в руках монархии.

Освобожденцы смеются над шиповцами, которые хотят царю дать силу власти, на­роду силу мнения. Но не стоят ли в сущности на позиции шиповцев и сами освобож­денцы? Ведь они тоже не хотят дать народу всей власти, ведь они сами стоят за согла­шение власти царя с мнением народа!

Мы видим, следовательно, что интересы буржуазии, как класса, совершенно естест­венно и неизбежно приводят в данный революционный момент к тому, чтобы выста­вить лозунг всенародного учредительного собрания и отнюдь не выставлять лозунга временного революционного правительства. Первый лозунг есть лозунг или стал ло­зунгом политики соглашения, торгашества и маклерства. Второй — лозунг революци­онной борьбы. Первый — лозунг монархической буржуазии, второй — лозунг револю­ционного народа. Первый лозунг обеспечивает всего более возможность сохранить мо­нархию, несмотря на революционный натиск народа. Второй — выдвигает прямой путь к республике. Первый оставляет за царем власть, лишь ограничивая ее мнением народа. Второй есть единственный лозунг, последовательно и безоговорочно ведущий к само­державию народа в полном смысле этого слова.

Только это коренное различие в постановке политических задач либеральной бур­жуазией и революционным пролетариатом объясняет нам, кроме отмеченных, целый ряд второстепенных черт «освобожденской» программы. Только с точки зрения этого различия можно понять, напр., необходимость оговорки освобожденцев,


264__________________________ В. И. ЛЕНИН

что решения их Союза «могут считаться обязательными лишь постольку, поскольку политические условия остаются неизменными», что допускается «временный и услов­ный элемент» в программе. Эта оговорка (подробно и особенно «вкусно» развиваемая в комментариях г. П. С.) безусловно необходима для партии «соглашения» народа с ца­ризмом. Эта оговорка дает понять яснее ясного, что во имя торгашеской («реальной») политики члены «Союза освобождения» откажутся от очень и очень многих из своих демократических требований. Их программа — не выражение их непреклонных убеж­дений (таковые не свойственны буржуазии), не указание того, за что обязательно бо­роться. Нет, их программа — простое запрашивание, заранее считающееся с неизбеж­ной «скидкой с цены», смотря по «твердости» той или другой воюющей стороны. Кон­ституционное демократическая» (читай: конституционно-монархическая) буржуа­зия сторгуется с царизмом на более дешевой цене, чем ее теперешняя программа, — это не подлежит сомнению, и сознательный пролетариат не должен делать себе на этот счет никаких иллюзий. Отсюда — вражда г. П. С. к разделению программы-минимум и программы-максимум, к «твердым программным решениям вообще». Отсюда уверения г. П. С, что программы «Союза освобождения» (изложенной умышленно не в виде точной формулировки определенных требований, а в виде литературного, приблизи­тельного, описания их) «более чем достаточно для партии, задающейся целями реаль­ной политики». Отсюда — умолчание в программе «демократов»-монархистов о воо­ружении народа, уклонение от решительной формулировки требования отделения церкви от государства, настаивание на неосуществимости отмены косвенных налогов, замена политического самоопределения угнетенных народностей культурным их само­определением. Отсюда наивно-откровенное признание связи между демократизмом и интересами капитала, признание необходимости вместо «покровительства отдельным предприятиям и предпринимателям усиленного покровительства развитию производи­тельных сил народа», содействия


______________ РЕВОЛЮЦИОННАЯ БОРЬБА И ЛИБЕРАЛЬНОЕ МАКЛЕРСТВО_____________ 265

«расцвету промышленности» и т. д. Отсюда сведение аграрной реформы к чисто бюро­кратическому «наделению» крестьян землей при обязательной гарантии «вознагражде­ния» помещикам за имеющие отойти к крестьянам земли, — т. е., другими словами, решительное отстаивание неприкосновенности кабальной и крепостнической «собст­венности». Все это, повторяем, естественный и неизбежный результат самого положе­ния буржуазии, как класса, в современном обществе. Все это — подтверждение корен­ного отличия пролетарской политики революционной борьбы от буржуазной политики либерального маклерства.

«Пролетарий» № 3, Печатается по тексту

9 июня (27мая) 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью


К ЕВРЕЙСКИМ РАБОЧИМ П6

Издавая на еврейском языке отчет о III съезде РСДРП, редакция Центрального Орга­на партии находит нужным сказать несколько слов по поводу этого издания.

Условия жизни сознательного пролетариата всего мира направлены к тому, чтобы создать возможно более тесные связи и больше единения в планомерной социал-демократической борьбе рабочих различных национальностей. Великий лозунг «Про­летарии всех стран, соединяйтесь!», который впервые раздался больше полувека тому назад, стал теперь лозунгом не только социал-демократических партий различных стран. Этот лозунг все больше воплощается как в объединении тактики международной социал-демократии, так и в создании организационного единства среди пролетариев различных национальностей, борющихся за свободу и социализм под игом одного и того же деспотического государства.

В России рабочие всех национальностей находятся под таким экономическим и по­литическим гнетом, которого нет ни в одном государстве, в особенности те рабочие, которые не принадлежат к русской национальности. Еврейские рабочие страдают не только от общего экономического и политического гнета, который давит их, как бес­правную национальность, но еще от гнета, который лишает их элементарных граждан­ских прав. Чем тяжелее этот гнет, тем сильнее необходимость


К ЕВРЕЙСКИМ РАБОЧИМ____________________________ 267

в как можно более тесном единении между пролетариями различных национальностей, потому что без такого единения невозможна победоносная борьба против этого гнета. Чем усерднее разбойничье царское самодержавие старается посеять рознь, недоверие и. вражду среди угнетенных им национальностей, чем отвратительнее его политика, на­травливающая темные массы к зверским погромам, — тем больше лежит на нас, соци­ал-демократах, обязанность работать над тем, чтобы все разрозненные социал-демократические партии различных национальностей слились в единую Российскую социал-демократическую рабочую партию.

I съезд нашей партии, состоявшийся весною 1898 года, поставил своей целью соз­дать такое единство. Партия, чтобы уничтожить всякую мысль о ее национальном ха­рактере, дала себе наименование не русской, а российской. Организация еврейских ра­бочих — Бунд — вошла в партию, как автономная часть. К сожалению, с этого момента единство еврейских и нееврейских социал-демократов в одной партии было уничтоже­но. Среди деятелей Бунда стали распространяться националистические идеи, которые резко противоречат всему мировоззрению социал-демократии. Вместо того, чтобы стремиться к сближению еврейских рабочих с нееврейскими, Бунд начал вступать на путь отрыва первых от последних, выдвигая на своих съездах обособленность евреев, как нации. Вместо того, чтобы продолжать работу I съезда Российской социал-демократической партии в сторону еще более сильного объединения Бунда с партией, Бунд сделал шаг к своему отделению от партии: Бунд сперва выступил из единой за­граничной организации РСДРП и основал самостоятельную заграничную организацию, а позже Бунд выступил также из РСДРП, когда II съезд нашей партии в 1903 году зна­чительным большинством голосов отказался признать Бунд единственным представи­телем еврейского пролетариата. Бунд твердо стоял на том, что он — не только единст­венный представитель еврейского пролетариата, но что он, кроме того, не ограничен в своей деятельности никакими районными рамками.


268__________________________ В. И. ЛЕНИН

II съезд РСДРП не мог, разумеется, принять таких условий, потому что в целом ряде областей, например в южной России, организованный еврейский пролетариат входит в общую партийную организацию. Не считаясь с этим, Бунд выступил из партии и таким образом нарушил единство социал-демократического пролетариата, несмотря на рабо­ту, совместно проделанную на II съезде, несмотря на программу и организационный устав партии.

Российская социал-демократическая рабочая партия на своих II и III съездах вырази­ла свою непреклонную уверенность в том, что это выступление Бунда из партии было глубокой и печальной ошибкой с его стороны. Ошибка Бунда есть результат его прин­ципиально несостоятельных националистических взглядов: результат необоснованной претензии на монополию единственного представительства еврейского пролетариата, из которой неизбежно должен вытекать федералистический принцип организации: ре­зультат долголетней политики удаления и обособления себя от партии. Мы убеждены, что эта ошибка должна быть исправлена и безусловно будет исправлена с дальнейшим ростом движения. Мы считаем себя идейно едиными с еврейским социал-демократическим пролетариатом. После II съезда наш Центральный Комитет повел не националистическую политику, а заботился об образовании таких комитетов (Полес­ский, Северо-Западный), которые объединили бы в одно целое всех местных рабочих, как еврейских, так и нееврейских. На III съезде РСДРП принята резолюция об издании литературы на жаргоне. Приступая к выполнению этой резолюции, мы печатаем теперь на жаргоне полный перевод отчета о III съезде РСДРП, уже вышедшего на русском языке. Из этого отчета еврейские рабочие, — как те, которые находятся сейчас в нашей партии, так и те, которые временно вне ее, — увидят, как идет развитие нашей партии. Еврейские рабочие увидят из этого отчета, что наша партия уже выходит из того внут­реннего кризиса, от которого она страдала после II съезда. Они увидят, каковы дейст­вительные стремления нашей партии и отношение к другим


Просмотров 256

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!