Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






AU BUREAU SOCIALISTE INTERNATIONAL 11 часть




200__________________________ В. И. ЛЕНИН

ни слова правды. Политические привилегии дворянства в России общеизвестны; его сила видна сразу из тенденций консервативной и умеренной или шиповской партии; его материальное значение «подрывается» лишь буржуазией, с которой дворянство сливается, причем весь этот подрыв нисколько не мешает тому, что в руках дворянства сосредоточены гигантские средства, позволяющие грабить десятки миллионов трудя­щихся. Сознательные рабочие не должны делать себе иллюзий на этот счет, народниче­ские фразы о ничтожестве русского дворянства нужны либералам только для того, что­бы позолотить пилюлю грядущих конституционных привилегий дворянства. Такая ли­беральная логика психологически неизбежна: надо представить наше дворянство ни­чтожным, чтобы изобразить ничтожным отступлением от демократизма привилегии дворянства .

Психологически неизбежны также, при положении буржуазии между молотом и на­ковальней, идеалистические фразы, которыми оперирует теперь с таким безвкусием наш либерализм вообще и его излюбленные философы в особенности. «Для русского освободительного движения, — читаем мы в объяснительной записке, — демократия есть не только факт, но и морально политический постулат. Выше исторического оп­равдания для всякой общественной формы оно ставит оправдание нравственное...» Не­дурной образчик той напыщенной и лишенной всякого содержания фразеологии, кото­рой «оправдывают» наши либералы свои подходы к измене демократии! Они жалуются на «худшие нарекания (?), высказываемые против русской либеральной партии со сто­роны представителей более крайних элементов, будто эта партия стремится на место самодержавия бюрократического поставить самодержавие буржуазно-дворянское», — и в то же время единственное действительно демократическое учреждение своего про­екта, Палату народных представителей, наши либералы заставляют делиться властью и с монархией и с верхней, земской палатой!

В рукописи: «... политические привилегии дворянства». Ред.


ПОЛИТИЧЕСКИЕ СОФИЗМЫ___________________________ 201



Вот их «нравственные» и «морально-политические» доводы за верхнюю палату. Во-первых, «двухпалатная система существует в Европе повсюду, за исключением Греции, Сербии, Болгарии и Люксембурга...». Значит, не повсюду, если есть ряд исключений? И потом, что же это за довод: в Европе очень много антидемократических учреждений, поэтому... поэтому их надо перенимать нашему «глубоко-демократическому» либера­лизму? Второй довод: «опасно сосредоточивать законодательную власть в руках одного органа», надо создать другой орган, чтобы исправлять ошибки, «слишком поспешные» решения «... должна ли Россия оказаться смелее Европы?». Итак, русский либерализм не хочет быть смелее европейского, который заведомо уже потерял всю свою прогрес­сивность из страха пред пролетариатом! Нечего сказать, хороши вожаки «освободи­тельного» движения! Еще ни единого сколько-нибудь серьезного шага к свободе Рос­сия не сделала, а либералы уже боятся «поспешности». Разве этими доводами, господа, нельзя оправдать и отказа от всеобщего избирательного права?

Третий довод: «одна из главных опасностей, угрожающих всякому политическому порядку в России, — это превращение в режим якобинской централизации». Какие ужасы! Оппортунисты-либералы, видимо, не прочь позаимствовать оружие против де­мократизма народных низов у оппортунистов социал-демократии, новоискровцев. Вздорное пугало «якобинства», вытащенное Аксельродом, Мартыновым и К0, служит полезную службу освобожденцам. Но позвольте, господа, если бы вы в самом деле боя­лись крайностей централизма (а не «крайностей» последовательного демократизма), то зачем бы это было ограничивать всеобщее избирательное право в местные, земские и городские учреждения?? А ведь вы ограничиваете его. Вы постановляете статьей 68-й вашего проекта, что «каждое лицо, имеющее право участия в выборах в Палату народ­ных представителей, имеет право такого же участия в местных выборах, если оно имело оседлость в данном уезде или городе в течение определенного срока, не превышающего одного года». Ведь эта статья вводит




202__________________________ В. И. ЛЕНИН

ценз, ведь она делает избирательное право фактически не всеобщим, ибо всякий пони­мает, что как раз рабочим, батракам, поденщикам всего чаще приходится кочевать из города в город, из уезда в уезд, не имея прочной оседлости. Капитал перебрасывает ра­бочие массы из конца в конец страны, лишает их оседлости, и за это рабочий класс должен терять часть своих политических прав!

Это ограничение всеобщего избирательного права проводится как раз для тех зем­ских и городских учреждений, которые выбирают верхнюю, земскую палату. Для борь­бы якобы с крайностями якобинского централизма служит двоякое отступление от де­мократизма: во-первых, ограничение всеобщего избирательного права цензом оседло­сти, во-вторых, отказ от принципа прямого избирательного права введением двухсте­пенных выборов! Неужели отсюда еще не ясно, что пугало якобинизма служит только всяческим оппортунистам?

Да, недаром г. Струве выразил свою принципиальную симпатию социал-демократическим жирондистам — новоискровцам, недаром он расхваливал Мартыно­ва, знаменитого борца против «якобинизма». Социал-демократические враги якоби­низма прямо мостили и мостят дорожку для либеральных буржуа.



Утверждение освобожденцев, что именно верхняя палата, выбираемая земскими уч­реждениями, способна выражать «начало децентрализации», выражать «момент много­образия различных частей России», есть величайший вздор. Децентрализация не может выражаться ограничением всеобщности выборов; многообразие не может выразиться ограничением принципа прямых выборов. Не в этом суть дела, которую стараются за­темнить освобожденцы. Суть в том, что верхняя палата неизбежно станет, по их систе­ме, преимущественно и главным образом органом дворянства и буржуазии, ибо именно пролетариат всего более оттесняется цензом оседлости и двухстепенной системой вы­боров. Эта суть дела настолько ясна всякому, сколько-нибудь

В рукописи: «... всяческим оппортунистам, всяческим политическим предателям?». Ред.


ПОЛИТИЧЕСКИЕ СОФИЗМЫ___________________________ 203

знакомому с политическими вопросами, что сами авторы проекта предвидят неизбеж­ное возражение.

«Но скажут, — читаем в записке, — как бы ни были организованы выборы, преобла­дающее значение в местной жизни имеет шансы остаться за крупными землевладельца­ми и предпринимательским классом. Нам думается» (какая глубоко-демократическая дума!), «что и здесь сказывается преувеличенный страх перед «буржуазным элемен­том». Нет ничего несправедливого (!!) в том, чтобы землевладельческий и промышлен­ный класс получил достаточную (!) возможность представлять свои интересы (всеоб­щего избирательного права буржуазному элементу недостаточно!), раз рядом с этим открывается широкая возможность представительства других групп населения. Нравст­венно недопустимы и политически опасны лишь привилегии...»

Пусть запомнят себе рабочие хорошенько эту «либеральную» нравственность. Она позволяет хвастаться демократизмом, осуждать «привилегии» и оправдывать ценз по оседлости, двухстепенные выборы, монархию... Монархия, должно быть, не есть «при­вилегия», или это — привилегия нравственно допустимая и политически неопасная!

Хорошо начинают наши вожаки «освободительного» движения из общества! Даже в самых смелых своих проектах, нисколько не связывающих всю их партию, они уже вы­думывают заранее оправдание реакции, защищают привилегии буржуазии, софистиче­ски доказывая, что привилегия не есть привилегия. Даже в своей наиболее свободной от материальных расчетов, наиболее далекой от непосредственно политических целей литературной деятельности они уже проституируют понятие демократизма и клевещут на наиболее последовательных буржуазных демократов — якобинцев эпохи великой французской революции. Что же будет дальше? Как заговорят ответственные перед партией и деловые политики либеральной буржуазии, если самые идеалистические ли­бералы занимаются уже теперь теоретическим подготовлением предательства? Если самые смелые пожелания крайней левой освобожденства


204__________________________ В. И. ЛЕНИН

не идут дальше монархии с двухпалатным парламентом; если только этого запрашива­ют идеологи либерализма, то на чем те сторгуются дельцы либерализма?

Для революционного пролетариата политические софизмы либерализма дают ма­ленький, но ценный материал для знакомства с действительной классовой природой даже передовых элементов буржуазии.

«Вперед» №18, Печатается по тексту

18 (5) мая 1905 г. газеты «Вперед»,

сверенному с рукописью


Первая страница большевистской газеты «Пролетарий» № 1,

27 (14) мая 1905 г. со статьей В. И. Ленина «Извещение

о III съезде Российской социал-демократической рабочей

партии» и главнейшими резолюциями съезда


ИЗВЕЩЕНИЕ О III СЪЕЗДЕ

РОССИЙСКОЙ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ

Товарищи рабочие! Недавно состоялся III съезд РСДРП, который должен открыть собой новую полосу в истории нашего социал-демократического рабочего движения. Россия переживает великий исторический момент. Революция вспыхнула и. разгорает­ся все шире, охватывая новые местности и новые слои населения. Пролетариат стоит во главе боевых сил революции. Он принес уже наибольшие жертвы делу свободы и гото­вится теперь к решительному бою с царским самодержавием. Сознательные представи­тели пролетариата знают, что свобода не даст трудящимся избавления от нищеты, гнета и эксплуатации. Буржуазия, ныне стоящая за дело свободы, постарается на другой день после революции отнять у рабочих возможно большую часть ее завоеваний, выступит непримиримым врагом социалистических требований пролетариата. Но мы не боимся свободной, объединенной и окрепшей буржуазии. Мы знаем, что свобода даст нам воз­можность широкой, открытой, массовой борьбы за социализм. Мы знаем, что экономи­ческое развитие с неумолимой силой — и тем быстрее, чем свободнее оно пойдет, — будет подкапывать власть капитала и подготовлять победу социализма.

Товарищи рабочие! Чтобы достигнуть этой великой цели, мы должны сплотить всех сознательных пролетариев в единую Российскую социал-демократическую рабочую партию. Наша партия начала складываться


206__________________________ В. И. ЛЕНИН

уже давно, тотчас после широкого рабочего движения 1895 и 1896 годов. В 1898 году собрался первый съезд, основавший Российскую социал-демократическую рабочую партию и наметивший ее задачи. В 1903 году состоялся второй съезд, давший партии программу, вынесший ряд резолюций о тактике и впервые попытавшийся создать цельную партийную организацию. Правда, эта последняя задача не удалась партии сра­зу. Меньшинство второго съезда не захотело подчиниться большинству его и начало раскол, принесший глубокий вред с.-д. рабочему движению. Первым шагом этого рас­кола было нежелание исполнять постановления второго съезда, отказ работать под ру­ководством созданных им центральных учреждений; последним шагом явился отказ принять участие в III съезде. III съезд был созван Бюро, выбранным большинством ко­митетов, работающих в России, и ЦК партии. На съезд были приглашены все комитеты, отделившиеся группы и недовольные комитетами периферии, и громадное большинст­во их, в том числе почти все комитеты и организации меньшинства, выбрали своих де­легатов и послали их на съезд за границу. Таким образом было достигнуто все, осуще­ствимое при наших полицейских условиях, для созыва общепартийного съезда, и толь­ко отказ трех заграничных членов бывшего Совета партии повлек за собой бойкот съезда всем меньшинством партии. III съезд, как видно из приводимой ниже резолюции его98, возлагает на этих трех членов всю ответственность за раскол партии. Но тем не менее III съезд, несмотря на отсутствие меньшинства, принял все меры к тому, чтобы меньшинство могло работать вместе с большинством в одной партии. III съезд признал неправильность того поворота к устарелым, отжившим взглядам «экономизма», кото­рый наметился в нашей партий, но в то же время съезд создал точные и определенные, закрепленные уставом партии, обязательным для всех членов ее, гарантии прав всякого меньшинства. Меньшинство имеет теперь безусловное, обеспеченное уставом партии, право отстаивать свои взгляды, вести идейную борьбу, — лишь бы споры и разногла­сия


__________________________ ИЗВЕТТЩНИЕ О III СЪЕЗДЕ РСДРП_______________________ 207

не вели к дезорганизации, не мешали положительной работе, не дробили наших сил, не препятствовали дружной борьбе с самодержавием и с капиталистами. Право на издание партийной литературы дано теперь уставом всякой полноправной организации партии. ЦК партии вменено теперь в обязанность транспортировать всякую партийную литера­туру, раз этого требуют пять полноправных комитетов, т. е. одна шестая доля всех пол­ноправных комитетов партии. Автономия комитетов определена точнее, личный состав комитетов объявлен неприкосновенным, т. е. у ЦК отнято право исключать членов из местных комитетов и вводить новых без согласия комитета. Единственным исключени­ем из этого является тот случай, когда /з организованных рабочих требуют смещения комитета: тогда по уставу, принятому III съездом, это смещение обязательно для ЦК, раз 2/з его согласны с решением рабочих. Каждому местному комитету дано право ут­верждать периферийные организации в звании партийных организаций. Периферии да­но право представлять кандидатов в члены комитетов. Границы партии определены точнее, согласно желанию большинства партии. Создан один центр вместо двух или трех. Обеспечено решительное преобладание работающих в России товарищей над за­граничной частью партии. Одним словом, третьим съездом сделано все, чтобы рассеять всякую возможность нареканий на злоупотребление со стороны большинства его пере­весом, на механическое подавление, на деспотизм центральных учреждений партии и проч. и т. п. Создана полная возможность для всех социал-демократов работать вместе, вступать уверенно в ряды одной партии, достаточно широкой и жизненной, достаточно окрепшей и сильной, чтобы парализовать традиции старой кружковщины, чтобы сте­реть следы минувших трений и мелочных конфликтов. Пусть же все действительно це­нящие партийность работники социал-демократии последуют теперь призыву III съез­да, пусть его постановления послужат исходным пунктом для восстановления единства партии, для устранения всякой дезорганизации, для сплочения рядов пролетариата.


208__________________________ В. И. ЛЕНИН

Мы уверены, что именно сознательные рабочие, всего лучше умеющие ценить значе­ние сплоченной, дружной работы, всего глубже прочувствовавшие весь вред розни, шатаний и усобиц, будут настаивать теперь со всей энергией на всеобщем и безуслов­ном признании партийной дисциплины всеми членами партии как из низов, так и из верхов ее!

Стремясь сохранить во всех своих организационных и тактических решениях преем­ственную связь с работами второго съезда, III съезд пытался учесть новые задачи мо­мента в резолюциях о подготовке партии к открытому выступлению, о необходимости самого энергичного практического участия в вооруженном восстании и руководства им со стороны партии, наконец, об отношении ее к временному революционному прави­тельству. Съезд обратил внимание всех членов партии на необходимость пользоваться всяким колебанием правительства, всяким юридическим или фактическим расширени­ем свободы нашей деятельности для укрепления классовой организации пролетариата, для подготовки открытого выступления его. Но кроме этих общих и основных задач социал-демократической рабочей партии переживаемый революционный момент вы­двигает перед ней роль передового борца за свободу, роль авангарда в вооруженном восстании против самодержавия. Чем упорнее становится сопротивление царской вла­сти народному стремлению к свободе, тем могучее растет сила революционного натис­ка, тем вероятнее полная победа демократии с рабочим классом во главе ее. Проведе­ние победоносной революции, отстаивание ее завоеваний возлагает гигантские задачи на плечи пролетариата. Но пролетариат не испугается великих задач. Он с презрением отбросит от себя тех, кто сулит ему несчастья от его победы. Российский пролетариат сумеет исполнить свой долг до конца. Он сумеет стать во главе народного вооруженно­го восстания. Он не испугается трудной задачи участия во временном революционном правительстве, если эта задача выпадет на его долю. Он сумеет отбить все контррево­люционные попытки, беспощадно раздавить


__________________________ ИЗВЕТТЩНИЕ О III СЪЕЗДЕ РСДРП_______________________ 209

всех врагов свободы, грудью отстоять демократическую республику, добиться револю­ционным путем осуществления всей нашей программы-минимум. Не страшиться, а страстно желать этого исхода должны российские пролетарии. Победив в предстоящей демократической революции, мы сделаем этим гигантский шаг вперед к своей социали­стической цели, мы сбросим со всей Европы тяжелое ярмо реакционной военной дер­жавы и поможем быстрее, решительнее и смелее пойти к социализму нашим братьям, сознательным рабочим всего мира, которые так истомились в буржуазной реакции и духовно оживают теперь при виде успехов революции в России. А с помощью социа­листического пролетариата Европы мы сумеем не только отстоять демократическую республику, но и пойти к социализму семимильными шагами.

Вперед же, товарищи рабочие, на организованную, дружную и стойкую борьбу за свободу!

Да здравствует революция!

Да здравствует международная революционная социал-демократия!

Центральный Комитет РСДРП.

«Пролетарий» № 1, Печатается по тексту

27 (14) мая 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью


О КОНСТИТУИРОВАНИИ СЪЕЗДА"

В дополнение к этой резолюции, принятой в начале съезда, ЦК считает необходи­мым добавить, на основании позднейших данных, следующее. Общее число полно­правных голосов нашей партии было определено съездом окончательно в 71, т. е. 62 голоса у 31 полноправной организации и 9 голосов у центральных учреждений партии. Комитеты Кременчугский, Казанский и Кубанский не признаны съездом полноправ­ными. На съезде присутствовали с решающими голосами делегаты комитетов: Петер­бургского, Московского, Тверского (в конце съезда), Рижского, Северного, Тульского, Нижегородского, Уральского, Самарского, Саратовского, Кавказского союза (8 голо­сов, т. е. равняется четырем комитетам), Воронежского, Николаевского, Одесского, Полесского, Северо-Западного, Курского и Орловско-Брянского. Всего 21 организация с 42 голосами, затем делегаты ЦК и представители ЦК в Совете всего с 4 голосами. Итого 46 голосов из 71. С совещательными голосами присутствовали делегаты Архан­гельского комитета, Уральского союза (второй делегат, прибывший к концу съезда), Казанского комитета, Одесского комитета; групп: Екатеринославской, Харьковской, Минской, редакции «Вперед» и комитета Заграничной организации. Делегат Кремен­чугского комитета выразил желание принять участие в работах съезда, но опоздал при­ездом. Далее, делегаты третьего съезда получили во время его заседаний документ, из


__________________________ О КОНСТИТУИРОВАНИИ СЪЕЗДА________________________

которого явствует, что приехали за границу, благодаря усилиям Организационного ко­митета создать общепартийный съезд, представители организаций: Петербургской группы ЦК, Одесской группы ЦК, Николаевского комитета, Харьковского комитета, Киевского комитета, Екатерин, комитета, Кубанского комитета, Донского комитета, Донецкого союза, Сибирского союза, периферии Московского комитета, Сормовской периферии, Смоленского комитета, Крымского союза и Украинского с.-д. союза. Доку­мент этот есть письмо к «Товарищам, собравшимся на съезд по приглашению Органи­зационного комитета», письмо, подписанное представителями всех названных органи­заций. Отсюда видно, что Организационному комитету действительно удалось обеспе­чить возможность общепартийного съезда в полном смысле слова.

Съезд имел всего 26 заседаний. В порядке дня стояли вопросы тактические: 1) Воо­руженное восстание. 2) Отношение к политике правительства накануне и в самый мо­мент переворота. 3) Отношение к крестьянскому движению. Затем вопросы организа­ционные. 4) Отношение рабочих и интеллигентов в партийных организациях. 5) Устав партии. Далее, вопросы об отношении к другим партиям и организациям, именно: 6) — к отколовшейся части РСДРП. 7) — к национальным с.-д. партиям. 8) — к «социал-революционерам». 9) — к либералам. Далее, 10) Улучшение пропаганды и агитации. 11) Отчет ЦК. 12) Отчеты делегатов местных комитетов. 13) Выборы. 14) Порядок ог­лашения протоколов и решений съезда и вступления должностных лиц в должность.

Издание протоколов съезда поручено особой выбранной съездом комиссии, которая приступила уже к своим работам.

ЦК РСДРП

«Пролетарий» № 1, Печатается по тексту

27 (14) мая 1905 г. газеты «Пролетарий»,

сверенному с рукописью


ТРЕТИЙ СЪЕЗД

Долгая и упорная борьба за съезд в РСДРП наконец закончилась. Третий съезд со­стоялся. Подробная оценка всех его работ будет возможна лишь после выхода в свет протоколов съезда. В настоящее время мы намерены лишь наметить, на основании опубликованного «Извещения» и впечатлений участников съезда, главные вехи пар­тийного развития, отлившегося в решения III съезда.

Три главных вопроса стояли перед партией сознательного пролетариата в России на­кануне III съезда. Во-первых, вопрос о партийном кризисе. Во-вторых, более важный вопрос о форме организации партии вообще. В-третьих, — главный вопрос о нашей тактике в переживаемый революционный момент. Рассмотрим решение этих трех во­просов, переходя от менее к более существенному.

Партийный кризис вырешился сам собой одним уже фактом созыва съезда. Основу кризиса, как известно, составляло упорное нежелание меньшинства II съезда подчи­ниться большинству его. Мучительность этого кризиса и затяжной характер его обу­словливались промедлением в созыве III съезда, обусловливались наличностью факти­ческого раскола партии, раскола скрытого и тайного при лицемерном соблюдении внешнего и показного единства и при отчаянных усилиях

* См. настоящий том, стр. 205—209. Ред.


ТРЕТИЙ СЪЕЗД________________________________ 213

большинства ускорить прямой выход из невозможного положения. Съезд дал этот вы­ход, поставив перед меньшинством в упор вопрос о признании решений большинства, т. е. о фактическом восстановлении или полном формальном нарушении единства пар­тии. Меньшинство решило этот вопрос во втором смысле, предпочитая раскол. Отказ Совета участвовать в съезде вопреки несомненно выраженной воле большинства пол­ноправных организаций партии, отказ всего меньшинства явиться на съезд были, как сказано уже в «Извещении», последним шагом к расколу. Мы не будем останавливать­ся здесь на формальной законности съезда, вполне доказанной в «Извещении». Тот до­вод, что съезд, созванный не Советом, т. е. не по уставу партии, незаконен, трудно даже взять всерьез после всей истории партийного конфликта. Для всякого, усвоившего себе основы всякой партийной организации вообще, ясно, что дисциплина по отношению к низшей коллегии обусловлена дисциплиной по отношению к высшей коллегии; дисци­плина по отношению к Совету обусловлена подчинением Совета его доверителям, т. е. комитетам и их совокупности, партийному съезду. Кто не согласен с этой азбукой, тот неизбежно приходит к абсурдному выводу, что не доверенные лица ответственны пе­ред доверителями и подотчетны им, а наоборот. Но, повторяем, на этом вопросе не сто­ит долго останавливаться не только потому, что не понять дела могут лишь нежелаю­щие понимать, а еще и потому, что с момента раскола спор о формальностях между расколовшимися частями становится особенно сухой и бесцельной схоластикой. Меньшинство откололось теперь от партии, это — совершившийся факт. Одна часть его, вероятно, убедится из решений и еще более из протоколов съезда в наивности раз­ных басен о механическом подавлении и т. п., в наличности полных гарантий прав меньшинства вообще в новом уставе, во вреде раскола, — и войдет в партию. Другая часть, может быть, будет упорствовать некоторое время в непризнании партийного съезда. По отношению к этой части нам остается пожелать, чтобы она как можно ско­рее сорганизовалась


214__________________________ В. И. ЛЕНИН

внутренне в цельную организацию со своей особой тактикой и особым уставом. Чем скорее это будет, тем легче будет всем и каждому, широкой массе партийных работни­ков, разобраться в причинах раскола и в оценке его, тем осуществимее будут практиче­ские соглашения между партией и отколовшейся организацией, смотря по нуждам ра­боты на местах, тем скорее, наконец, наметится путь к неизбежному будущему восста­новлению единства партии.

Перейдем теперь ко второму вопросу, к общим организационным нормам партии. III съезд довольно существенно переработал эти нормы, пересмотревши весь устав пар­тии. Пересмотр этот коснулся трех главных пунктов: а) изменения § 1 устава; б) точно­го определения прав ЦК и автономии комитетов с расширением этой последней; в) соз­дания единого центра. Что касается до пресловутого вопроса о § 1 устава, то его доста­точно выяснила уже партийная литература. Неправильность принципиальной защиты расплывчатой формулировки Мартова доказана вполне. Попытка Каутского защитить эту формулировку не принципиальными соображениями, а удобством с точки зрения русских конспиративных условий, не имела и не могла иметь успеха. Кто работал в России, тот прекрасно знает, что таких соображений удобства не существует. Остается теперь ждать первого опыта коллективной работы партии над осуществлением нового § 1 устава. Мы подчеркиваем, что над его осуществлением надо еще работать и много работать. Чтобы зачислить себя самого в члены партии «под контролем одной из пар­тийных организаций», — для этого никакой работы не требуется, ибо эта формула есть звук пустой и все время была, от второго до третьего съезда, звуком пустым. Чтобы создать широкую сеть разнородных партийных организаций, начиная от узких и кон­спиративных и кончая возможно более широкими и возможно менее конспиративными, для этого нужна упорная, долгая, умелая организационная работа, которая и ложится теперь на наш ЦК, а еще более на наши местные комитеты. Именно комитетам придет­ся утверждать в звании пар-


ТРЕТИЙ СЪЕЗД________________________________ 215

тийных наибольшее число организаций, придется избегать при этом всякой ненужной волокиты и придирчивости, придется пропагандировать всегда и непрестанно среди рабочих идею необходимости создавать как можно больше самых различных рабочих организаций, входящих в нашу партию. Мы не можем здесь останавливаться дольше на этом интересном вопросе. Заметим лишь, что революционная эпоха делает особенно необходимым резкое отграничение социал-демократии от всех и всяких демократиче­ских партий. А такое разграничение немыслимо без постоянной работы над расшире­нием числа партийных организаций и укреплением их связи между собою. Делу этого укрепления связи должны служить, между прочим, двухнедельные отчеты, установлен­ные съездом. Пожелаем, чтобы эти отчеты не остались на бумаге, чтобы практики не рисовали себе ужасов волокиты и канцелярщины по поводу этого, чтобы они приучали себя сначала к немногому, к простому хотя бы сообщению числа членов каждой, даже самой мелкой, самой отдаленной от центра партийной организации. «Лиха беда нача­ло», говорит пословица, а там уже видно будет, какое громадное значение имеет при­вычка к регулярным организационным сношениям.

На вопросе об одном центре мы не будем долго останавливаться. III съезд таким же громадным большинством отверг «двоецентрие», каким II съезд принял его. Причины этого легко поймет всякий, внимательно следящий за историей партии. Съезды не столько творят новое, сколько закрепляют результаты уже выработанные. Ко времени II съезда опорой устойчивости была и считалась редакция «Искры», — ей дан был пе­ревес. Преобладание российских товарищей над заграничными казалось еще проблема­тичным при том уровне развития партии. После второго съезда неустойчивой оказалась именно заграничная редакция, — партия же выросла, несомненно и значительно вы­росла, именно в России. Назначение редакции ЦО Центральным Комитетом партии не могло не встретить при этих условиях сочувствия массы партийных работников.


216__________________________ В. И. ЛЕНИН

Наконец, попытки более точного разграничения прав ЦК и местных комитетов, идейной борьбы и дезорганизаторской свары равным образом с неизбежностью выте­кали из всего хода событий после II съезда. Тут перед нами последовательное и систе­матическое «накопление партийного опыта». Письмо Плеханова и Ленина к недоволь­ным редакторам от 6 октября 1903 г. — стремление разграничить элементы раздраже­ния и разногласия. Ультиматум ЦК от 25 ноября 1903 г.100 — то же стремление в виде оформленного предложения литературной группы. Заявление представителей ЦК в Со­вете в конце января 1904 г. — попытка призвать всю партию к отделению идейных форм борьбы от бойкота и т. п. Письмо Ленина к русским членам ЦК от 26 мая 1904 г. — признание необходимости формально гарантировать права меньшинства. Известная «декларация 22-х» (осень 1904 г.) — то же в более отчетливой, разработан­ной и категорической форме. Совершенно естественно, что по этой дороге пошел и III съезд, который «окончательно рассеял, формальными решениями рассеял мираж осад­ного положения». В чем именно состоят эти формальные решения, т. е. видоизменения устава партии, мы не будем повторять здесь, ибо это видно из устава и из «Извещения». Заметим только две вещи. Во-первых, позволительно надеяться, что гарантия права из­давать литературу и обеспечение комитетов от «раскассирования» облегчит возвраще­ние в партию отколовшихся национальных с.-д. организаций. Во-вторых, установление неприкосновенности личного состава комитетов заставило предусмотреть возможность злоупотреблений этой неприкосновенностью, т. е. неудобство «несменяемости» абсо­лютно негодного комитета. Таким образом возник § 9 нового устава партии, устанавли-вающий условия распущения комитета при требовании этого /з местных рабочих, вхо­дящих в партийные организации. Подождем указаний опыта, чтобы решить, насколько практичным оказалось это правило.


Просмотров 237

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!