Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Джек Девшей — Манасский Мордоворот 9 часть



В 1936 году ему улыбнулось что-то похожее на удачу. Джек Блэкберн взял его в качестве спарринг-партнера для Джо Луиса, который как раз готовился к бою с Максом Шмелингом. Но через несколько дней его выгнали. Луис никогда не распространялся о том, что произошло в тренировочном лагере. Полагают, что во время спарринга Уолкотт послал Луиса в нокдаун. Сам Джерси Джо утверждал даже, что за два дня он сделал это трижды, причем в больших тренировочных перчатках, после чего Блэкберн указал ему на дверь. Уолкотт сделал из этого два вывода: во-первых, по отношению к нему совершена вопиющая несправедливость, во-вторых, он гораздо лучше Луиса.

Джерси Джо был не прав и в том, и в другом. Задача спарринг-партнера — не драться с основным боксером насмерть, а помогать готовить его к поединку, который ему предстоит. Луис не собирался рисковать получить травму накануне важного боя. Он выходил на разминку, а не на смертный бой. Уолкотту же, которого терзала обида за всю свою несложившуюся жизнь, надо было доказать Луису, Блэкберну и самому себе, что он лучший. Себе он все доказал, и вполне возможно, что именно эта вера позволила ему выдержать дальнейшие невзгоды.

Годы с 1937-го по 1945-й мало отличались от прежних. Джерси Джо кочевал с одной работы на другую, временами заглядывая и на ринг. Он женился в 18 лет — на девушке по имени Лидия, которую любил всю оставшуюся жизнь, и семья его постепенно росла, пока количество детей не дошло до шести, и всех

надо было кормить. Деньги всегда нужны были сейчас, поэтому практически никогда, ни к одному бою он не готовился больше нескольких дней. Перед и после него он обязательно работал где-то еще. В 1940 году Уолкотт встретился с довольно известным белым тяжеловесом Эйбом Саймоном, получив за это едва ли не самый большой гонорар в жизни — 250 долларов. Саймон получил раз в 10—15 больше. Если бы Уолкотт перед боем хоть немного потренировался или хотя бы по-человечески поел несколько раз, он бы порвал Саймона в клочья, но ни того, ни другого он позволить себе не мог и в шестом раунде упал — не столько от силы ударов Саймона, сколько от истощения.



В 1942/43 году он не выступал, как и большинство других боксеров, а потом вернулся на ринг.

В начале 1945 года Уолкотгу наконец повезло: на него обратил внимание серьезный промоутер, готовый вложить в него деньги. Феликс Бокикио, только начинавший свою деятельность в боксе, увидел рабочего корабельной верфи Арнольда Крима на ринге, где он выступал под именем Джерси Джо Уолкотт, и был потрясен, что тяжеловес с таким потенциалом фактически прозябает. Более того, он скоро узнал, что бои Уолкотт проводит полулегально, так как Боксерская комиссия штата Нью-Джерси отказала ему в выдаче лицензии на том основании, что он слишком стар. Здесь все получилось по принципу «на ловца и зверь бежит». Бокикио для старта позарез нужен был хотя бы один хороший боец, и он его без устали искал, но только для того, чтобы убедиться, что всех приличных боксеров давно расхватали, а тут вдруг такая удача. Ему быстро удалось убедить комиссию, что в 31 год не поздно начинать серьезную карьеру в боксе, после чего Джерси Джо Уолкотта впервые в жизни послали в настоящий тренировочный лагерь, где он не только тренировался, но еще и хорошо питался, и впервые в жизни набрал нормальный для своих 183 см и широкой кости вес — около 90 кг. Результаты не заставили себя долго ждать.

2 августа 1945 года Уолкотт встретился с Джо Бакси, занимавшим тогда второе место в рейтинге тяжеловесов. Бакси ожидал, что будет легкий, разогревочный бой, но, к его удивлению, Джерси Джо учинил ему настоящую порку и победил в 10 раундах по очкам. Тогда это восприняли не как сенсацию, а скорее как нелепость.



В начале 1946 года Уолкотт победил очень популярного тяжеловеса Джимми Бивинса. Вскоре, правда, последовали два досадных поражения от известных боксеров Элмера Рэя и Джои Максима, но в следующем году Уолкотт победил их в матчах-реваншах, причем Максима даже дважды. Последний бой с Максимом видел Джо Луис. После того как была объявлена победа Уолкотта, чемпион поднялся на ринг, и их сфотографировали вместе. Кстати, промоутером этого боя совместно с Бокикио был Фрэнк Синатра, который обеспечил Уолкотгу сказочный для него гонорар — 35 тысяч долларов.

Очень скоро Бокикио удалось договориться с командой Джо Луиса, и в 33 года Джерси Джо Уолкотт впервые вышел драться за титул чемпиона мира. Как мы уже знаем, его засудили. Всегда честный Джо Луис согласился провести матч-реванш, состоявшийся в 1948 году. Уолкотт не сомневался в победе, но в 11-м раунде Луис его нокаутировал, после чего заявил о своем уходе с ринга. Бой за вакантный титул был назначен между Уолкоттом и Эззардом Чарльзом, и великолепный боксер Чарльз победил своего более тяжелого соперника.

Уолкотт сказал самому себе «еще не вечер» и продолжил выступления на ринге.

В марте 1951 года казалось, что с ним наконец-то покончено. Он проиграл два боя подряд, причем второй — матч-реванш Эззарду Чарльзу. Уолкотгу было уже 37 лет. Другой сломался бы на его месте, плюнул и ушел, но он снова вызывает Чарльза на бой, и в седьмом раунде насаживает его на такой левый хук, от которого свалился бы и бегемот, а уж Чарльз — тем более. Это случилось 18 июля 1951 года. С пятой попытки Джерси Джо Уолкотт стал чемпионом мира в тяжелом весе.



В следующем году он встретился с Чарльзом в последний, четвертый раз и победил по очкам. В сентябре того же 1952 года он встретился с каким-то нахальным недомерком, итальянцем по имени Рокки Марчиано, недавно шальным ударом нокаутировавшим то немногое, что осталось от Джо Луиса. Уолкотт послал его в нокдаун в первом же раунде и несколько раз был близок к нокауту, но в тринадцатом раунде попал в нокаут сам.

В следующем году они встретились снова, но на этот раз итальянец нокаутировал его уже в первом раунде, и Джерси Джо понял, что пора уходить. Его победило только время, да и то гораздо позже, чем всех остальных.

Для многих Рокки Марчиано по сей день остается самым выдающимся чемпионом в тяжелом весе всех времен. У тех, кто так считает, есть один, но очень веский аргумент — он не проиграл и не закончил вничью ни одного боя. В его послужном списке только победы. В этом ему нет равных.

Правда, скептики, число которых с годами растет, утверждают, что Марчиано просто очень повезло оказаться в нужный момент на нужном ринге и что были люди, всячески способствовавшие его везению.

Рокко Маркеджано родился 1 сентября 1923 года в Броктоне, штат Массачусетс, в классической итало-американской семье того времени, шумной и добродушной. Он был старшим из множества детей, а самый младший, впоследствии ставший самым преданным его биографом, был моложе его на 18 лет. Главой семьи — во всяком случае, так казалось всем, кто входил в этот дом, — была мать. Может быть, дело было просто в том, что в ее голосе было больше децибелов, чем в голосах всех остальных членов семьи, вместе взятых. Рокко, как и все остальные в доме, ее слушался. Вероятно, просто берег барабанные перепонки.

В детстве Рокко больше всего увлекался бейсболом. В 9 или 10 лет он подрался на площадке для игры в бейсбол с парнем старше себя на три или четыре года. Разница в размерах его не смутила, и юные бейсболисты сцепились, как два кота, нализавшиеся валерьянки. К удивлению собравшихся, Рокко не уступил своему противнику, и по общему мнению бой закончился вничью, но, учитывая, что бойцы относились к разным весовым категориям, победу все же стоило присудить Рокко.

Боксом он увлекся на удивление поздно, когда ему было уже далеко за 20, и поначалу не произвел никакого впечатления. Он начал с любительского ринга, где провел 12 боев, из которых в восьми одержал победу, а четыре проиграл. Как видим, какие-то поражения на его счету все-таки были. Коули Уоллес, победивший Маркеджано в марте 1948 года, через много лет вспоминал о нем как о достаточно неуклюжем и мало что умевшем парне.

Выступая на любительском ринге, Рокко одновременно работал то на укладке газопровода, то на местной обувной фабрике. Запах кожи, который там стоял, преследовал его всю жизнь. И через 20 лет от него можно было услышать: «Да! Вот это был запах!» Может быть, нежелание ощущать его всю жизнь так настойчиво и толкало Рокко на ринг.

Не говоря уже о возрасте, у Рокко Маркеджано как у тяжеловеса на первый взгляд были одни недостатки. Рост всего 178 см, вес даже в более поздние годы 83—84 кг. При этом короткие руки и очень толстые, «тяжелые» ноги. В общем, зрелище, не вдохновлявшее тренеров. Правда, тот же Уоллес, как и прочие тренеры, отмечал какое-то маниакальное упорство, но тогда на это не обратили особого внимания. Слишком много было упорных и смелых парней, которые из-за отсутствия природных данных заканчивали большинство боев лежа. Поэтому в любительском боксе им никто особо не заинтересовался.

В 1947 году Маркеджано на один бой сходил в профессионалы и, выступив под именем Рокки Мэк, нокаутировал ударом по корпусу в третьем раунде некоего Ли Эпперсона, затем вернулся на любительский ринг, провел еще шесть боев, проиграв из них только один, тому самому Уоллесу, а затем перешел в профессионалы окончательно.

Надо сказать, что у боксера с данными Маркеджано заведомо не было никаких шансов на любительском ринге. В ходе продолжительного турнира обязательно нашелся бы не один, так другой боксер, который бы просто «отбегал» от него три раунда, набрав необходимое для победы количество очков.

Первые его соперники среди профессионалов, как и следовало ожидать, оказались куда легче,.чем последние среди любителей. Ничего удивительного: низовой, так называемый «клубный» профессиональный бокс никогда не мог похвастаться хорошими бойцами, разве что там иногда не по своей воле застревали хронические неудачники, вроде Уолкотта. С июля по декабрь 1948 года Рокко провел 11 боев. Вроде бы много. На самом деле он провел на ринге всего 15 раундов, так как восемь своих противников нокаутировал уже в первом раунде, двух — во втором и одного в 3-м.

В это время Рокко Маркеджано сделал два важных приобретения: промоутера и новое имя. Когда один из менеджеров показал приземистого крепыша итальянца известному промо-утеру Элу Вайллу, тот сразу сказал: «Нет». Слишком уж непрезентабельным он ему показался. Сведущие люди стали убеждать Вайлла, и тут Рокко повезло — за всю свою жизнь чрезвычайно жесткий и авторитарный Вайлл считанное количество раз прислушивался к чужому мнению, если оно противоречило его собственному, и это был один из таких случаев. Вайлл посмотрел на Маркеджано еще раз и взял его под свою опеку. Если бы он этого не сделал, вполне возможно, что Рокко так и остался бы клубным бойцом. Однако Вайллу не понравилось имя. Он никоим образом не возражал против того, чтобы оно оставалось итальянским, но хотел его слегка энглизировать или, точнее, американизировать. Так на свет появился Рокки Мар-чиано (кстати, в Америке его фамилию произносят «Марсиа-но»).

Тренером Вайлл приставил к Марчиано маленького старичка Чарли Гудмена, блестяще знавшего свое дело. Он досконально изучил Рокки и выжал из его тела все 100 процентов. Если бы такое было возможно, Гудмен выжал бы и 101 процент.

В 1949 году протеже Вайлла провел 13 боев, но на этот раз ему пришлось попотеть. Два человека, Дон Могард и Тед Лау-ри, продержались против него все 10 раундов, и бой с последним из них получился достаточно равным, так что в принципе, если бы победу отдали Лаури, большого скандала бы не было, но за Тедом никто не стоял, а за Марчиано стоял Вайлл. Может быть, именно этим и объяснялось решение судей. Однако сам факт, что боксер с почти равным количеством побед и поражений, весивший всего 81 кг, сумел оказать достойное сопротивление Марчиано, много говорит о боксерском уровне Марчиано того времени.

Впрочем, если на свете был тяжеловес, который тренировался как одержимый, то это был Марчиано. К тому же он на редкость быстро все схватывал. Победивший его в любителях Уоллес говорил, что Рокко Маркеджано не умел даже вкладывать корпус в удар и бил одними руками. Однако то, чего не умел Маркеджано, умел Марчиано. Он прекрасно знал, как вложить силу-всего своего неуклюжего, но могучего корпуса в удар — как правой, так и левой, в апперкот, хук или кросс. К тому же он мог бить затяжными сериями, и каждый из его ударов нес в себе опасность. Кроме того, он прекрасно держал удар. Наконец, у Рокки обнаружилось еще одно уникальное качество — фантастическая выносливость. Сколько бы раундов он ни дрался, скорости он не терял. Более того, казалось, что к концу боя Рокки, наоборот, ускорялся. Вероятнее всего, это впечатление было ложным, просто ни один его соперник не мог выдержать такого темпа и замедлялся, и на его фоне Марчиано казался почти кометой.

В 1950 году он встретился с известным тяжеловесом Роландом Ла Старза. Это был абсолютно равный бой, однако Марчиано вырвал победу за счет того, что в четвертом раунде послал своего противника в нокдаун. Многие, в том числе и сам Ла Старза, все же остались уверенными, что он победил. Но это был последний бой в карьере Марчиано, в котором кто-то ставил под сомнение его победу. Дальнейшее его шествие было поистине триумфальным.

Следующим верстовым столбом на его пути в июле 1951 года стал бой с Рексом Лейном, правоверным мормоном из штата Юта. Как ни странно, перед этим боем ставки заключались из расчета 7 к 5 в пользу Лейна. Публика все еще не могла поверить, что у такого неуклюжего тяжеловеса, как Марчиано, есть шансы добиться чего-то серьезного. Но Рокки без больших проблем нокаутировал Лейна в шестом раунде. Этот нокаут потом долго вспоминали. После правого кросса Марчиано Лейн на секунду как бы завис, затем неловко ткнулся в Рокки и только потом упал. Встать он не мог долго. Наградой за победу Марчиано стало первое место в рейтинге претендентов, которое, однако, не гарантировало ему немедленного боя с чемпионом. Для этого ему пришлось провести еще несколько боев.

26 октября 1951 года настал час Джо Луиса. После своего поражения Эззарду Чарльзу великий Джо одержал восемь побед и готовился снова драться за чемпионский титул.

Это был очень грустный бой. Даже Марчиано не любил его вспоминать, так как понимал, что дрался не с самим Джо Луи-сом,а с его тенью. Великий экс-чемпион страдал от остаточных явлений от ударов и нарушений реакции. Остались только опыт и боевой инстинкт, которых хватало, чтобы побеждать неплохих бойцов, но, чтобы одолеть Марчиано, этого было убийственно мало.

Джо выиграл три раунда из первых пяти, хотя уже в первом чуть не попал в нокдаун от удара Марчиано правой под ухо. Силы в измотанном теле Луиса таяли быстро. В шестом раунде ему стали отказывать ноги, он искал спасения в клинче, но Рокки, упираясь как бык, гонял его по всему рингу, выжимая последние силы. В седьмом раунде Луису удалось провести хороший левый хук, но с тем же успехом он мог ударить по стойке ринга. Сила в его ударе была уже не та, а Марчиано по-прежнему двигался вперед. Трудно сказать, о чем думал в это время Луис. Скорее всего, ни о чем: слишком много ударов пропустил, но в глубине погружавшегося в кровавое марево сознания, наверно, понимал — настал конец его боксерской карьеры, точку в которой поставит этот небольшой, но могучий парень.

В восьмом раунде Марчиано нанес мощный левый боковой, которого Луис не увидел. Вполне возможно, что дал себя знать тот самый синдром, который у него после войны обнаружил врач при игре в настольный теннис. Джо упал, но нашел в себе силы подняться. После недолгой возни в клинче Марчиано удалось развернуть Луиса спиной к канатам и провести хорошую серию ударов, последний из которых, правый кросс, Джо видел, но защититься не смог. Он пролетел между канатами так, что внутри ринга осталась только одна его нога. Так символически закончил Джо Луис свою боксерскую карьеру. Ему больше нечего было делать там, где он стал одним из самых знаменитых людей в мире. Марчиано назвал свой заключительный удар «самым грустным в жизни». Может быть, глядя на поверженного не столько им, сколько собственным возрастом и всем своим боевым прошлым великого чемпиона, Рокки и решил, что с ним никогда ничего подобного не случится?

Сохранилась аудиозапись интервью Марчиано, в ходе которого его спросили, кто, по его мнению, был самым выдающимся тяжеловесом в истории. «Конечно, величайшим бойцом был Джо Луис, — ответил Марчиано. — Мне повезло, что я встретился с ним, когда он уже был на сходе, а не в расцвете сил. Я не верю, что тогда с ним мог бы справиться кто бы то ни было. — Рокки помолчал, а потом добавил: — Не хотел бы я с ним драться, когда он был в зените. Это был не боксер, а сущий ужас».

Тем временем бой за чемпионский титул неотвратимо приближался. После Луиса Рокки без больших проблем нокаутаровал четверых соперников. Уолкотт тем временем на славу отдохнул после своей победы над Чарльзом, выиграл у него матч-реванш и не возражал за хорошие деньги защитить свой титул еще разок. Популярный белый тяжеловес — это было как раз то, что нужно, чтобы прилично заработать.

Бой Уолкотт — Марчиано состоялся 23 сентября 1952 года в Филадельфии. Поначалу Рокки пришлось туго. Уолкотт был интереснее и разнообразнее в атаках. Он явно больше умел и полностью владел инициативой. В первом раунде он провел левый хук, который потряс Марчиано, а через несколько секунд тем же самым ударом отправил его в нокдаун, первый в профессиональной карьере Рокки. Встав с пола, Марчиано принялся атаковать, но многим зрителям его действия показались слегка паническими.

Начиная со второго раунда бой выровнялся. Инициатива переходила из рук в руки. Уолкотт попадал несколько чаще, но удары Марчиано, когда они приходились в цель, имели больший эффект. Видимо, сказывался возраст. Тем не менее после 12 раундов, по мнению всех трех судей, уверенно вел Уолкотт: один из них отдал Джерси Джо шесть раундов, Марчиано — пять при одном ничейном, другой соответственно семь и пять раундов, а третий — восемь и четыре. Все, что требовалось от Уол-котта для победы, это закончить бой на ногах и постараться избежать нокдаунов, чтобы судьям не пришлось снимать очки. Так какдо сих пор ему это удавалось, казалось, что дело и закончится в его пользу.

Видимо, подуставший Уолкотт вышел на тринадцатый раунд с намерением закончить бой на тихой волне. Марчиано довольно простодушно вьщеливал его. Джерси Джо кружил по рингу, уходя от его ударов, а Рокки следовал за ним, держа при этом правую руку так, что Уолкотт не мог не понимать: именно с этой стороны его противник и готовит свой подарок. Нельзя сказать, чтобы Марчиано прижал его к канатам. Уолкотт сам к ним отступил и уперся в них спиной. Это, конечно, была ошибка, возможно продиктованная усталостью или излишней осторожностью. Однако промах был чреват лишь небольшими осложнениями, если бы Уолкотт не допустил и другую ошибку, гораздо более серьезную. Будучи прижат к канатам и находясь на очень близком расстоянии от противника, Джерси Джо на удивление низко держал левую руку, оставляя свое лицо открытым под правый кросс, который, судя по его позе, Марчиано и стремился нанести все это время. Рокки нанес длинный левый джеб, который, скорее, должен был лишь скрыть, что он «заряжал» свою правую руку, а потом «выстрелил» и справа. Уолкотт упал на колени. Отходя от него, Марчиано нанес ему, уже практически сидящему на полу, несильный, но чувствительный левый боковой. Видимо, своим упорным сопротивлением Джерси Джо его просто достал. Выглядело это некрасию, но, строго говоря, правила Марчиано не нарушил, так как в этот момент ни колено, ни пятая точка Уолкотта еще не коснулись пола. Это был 43-й бой Рокки и его 43-я победа.

Еще за пару лет до того, как Рокки стал чемпионом, многие журналисты предсказывали Марчиано, что он станет звездой, если только завладеет титулом. Для завоевания публики Рокки был экипирован гораздо лучше, чем для завоевания ринга. Основатель главного боксерского журнала «The Ring» Нэт Фляй-шер так описывал Марчиано: «Никакого бахвальства, никакой претенциозности, никаких попыток увильнуть от разговора, никакого высокомерия. Он совершенно трезво и искренне оценивал себя. Говорил прямо, избегал грубостей и всячески старался честно ответить на твой вопрос». Однако примерно то же самое можно было сказать и об Эззарде Чарльзе, который никогда звездой не был.

Видимо, дело все-таки не в этих бесспорных достоинствах Рокки как личности. Недаром все, кто с ним общался, в том числе и Фляйшер, прежде всего говорили о его обаянии. Харизме Марчиано могли позавидовать голливудские звезды, но держалась она на том, что он никогда ничего не играл. Он оставался собой и при этом был разнообразен. С мальчишкой, который смотрел на него как на бога, он говорил так, что тот чувствовал себя поднятым на небеса, и Рокко Маркеджано был искренен. Он никогда не забывал о своем скромном начале и о добрых, простых людях, которые составляли его семью. И он же во время встречи с представителями все еще очень чопорной британской прессы 50-х годов повел себя так, что они в один голос назвали его «настоящим джентльменом». В то время подобная формулировка означала не только характеристику манеры держаться, но и определенный социальный статус, который нельзя купить за деньги. И это говорилось о парне, который начинал рабочим обувной фабрики и трубоукладчиком. Все-таки звездами рождаются.

Еще Марчиано с его улыбкой и неистребимым оптимизмом

прекрасно выразил свое время, которому гораздо меньше соответствовали и грустный, вечно углубленный в себя Чарльз, и состарившийся во время-прохождения огня, воды и медных труб Уолкотт. Послевоенная Америка ощущала себя молодой и непобедимой, как и Марчиано, и именно на волне этой молодости и непобедимости в те же 50-е годы появился рок-н-ролл, совершенно изменивший всю массовую культуру США.

Став чемпионом, Марчиано немного сбросил обороты и вознаградил себя за безумный график прежних лет. С 1953 по 1955 год он защитил свой титул шесть раз, строго по два раза в год.

Первым был матч-реванш с Уолкоттом, который у экс-чемпиона откровенно не получился. Бой закончился через 2 минуты 25 секунд после удара гонга. Марчиано провел одну из своих любимых комбинаций, левый хук — правый апперкот, и Джерси Джо сел на пол. Он поднялся через полсекунды после того, как рефери закончил счет. Это был его последний бой. Таким образом Марчиано поставил точку в карьере уже второго экс-чемпиона.

Затем наступил черед Роланда Ла Старза, который всем и каждому доказывал, что он выиграл их бой в 1950 году. На сей раз он этого не говорил. Первые шесть раундов Ла Старза провел очень хорошо, но в седьмом раунде Марчиано переломил ход встречи и закончил ее техническим нокаутом в одиннадцатом. «Он стал на 5000 процентов лучше, чем был», — сказал после боя Ла Старза. Правда, он также утверждал, что в его проигрыше виноват его собственный тренер, который загонял его на тренировках, и случайность: он неудачно сблокировал Один из ударов Рокки предплечьем, после чего рука просто онемела.

Перед этим боем произошел любопытный эпизод, который точно характеризует отношения Марчиано с его промоутером Вайллом. Тренировочный лагерь Рокки находился в 100 милях от Нью-Йорка, и он собирался добраться туда на маленьком самолете, принадлежавшем местному отелю. Однако, когда он уже взобрался на крыло, Вайлл, сидевший в самолете, с криками погнал его оттуда, потребовав, чтобы чемпион ехал в Нью-Йорк на машине. Сохранилась даже фотография, где Вайлл, сидящий в самолете, отчитывает Марчиано как директор школы и указывает ему куда-то пальцем, видимо на стоящий в той стороне автомобиль.

Поговаривали, что Марчиано, не боявшийся никого на ринге, а в детстве и молодости не боявшийся никого на улице, побаивался своего промоутера. Тот забирал себе 50 процентов его гонораров, и Рокки никогда даже не пытался пересмотреть эти условия. Впрочем, возможно, он понимал, что без Вайлла никогда бы не стал чемпионом мира. И все-таки в почтении Марчиано по отношению к Вайллу был перегиб. Так, он очень долго вымаливал у него разрешение жениться на своей давней подруге Барбаре Казинс, на что Вайлл часто при посторонних людях говорил ему: «Это нарушает мои планы относительно твоих боев». Эл, однако, понимал, что нельзя унижать чемпиона бесконечно, и в конце концов хоть и с неохотой, но согласился. Надо сказать, что Вайлл умел чувствовать противника. Через несколько лет его противостояние с миссис Марчиано закончилось победой последней. Именно она настояла на том, чтобы Марчиано покинул ринг. Впрочем, и сам Рокки так устал от Вайлла, что уже больше не мог с ним работать. Но все это произошло несколько лет спустя, а пока сотрудничество Рокки с Элом все еще давало хорошие плоды.

Разобравшись с Ла Старза, Марчиано занялся экс-чемпионом Эззардом Чарльзом. Их первый бой состоялся 17 июня 1954 года.

Все, кто сомневается, что Рокки можно считать одним из сильнейших тяжеловесов в истории, всегда указывают именно на его противостояние с Чарльзом. Эззард в то время уже представлял собой лишь подобие себя прежнего. Из 14 боев, проведенных им после второго поражения Уолкотту в 1952 году, он проиграл три, причем два из них совсем незадолго до встречи с Марчиано — в августе и сентябре 1953 года. Самому Марчиано Эззард дал такой бой, которого не ожидал ни сам Рокки, ни публика. Перед боем ставки делались из расчета 7 к 2 в пользу Марчиано. Начало боя осталось в целом за Чарльзом. Пользуясь своим преимуществом в технике, Эззард умело боксировал — главным образом на дистанции в течение всех первых четырех раундов, а потом, ко всеобщему удивлению, видимо почувствовав, что теряет скорость, пошел на обмен ударами и не выглядел намного хуже Марчиано. И это при том, что практически все, кто до сих пор пытался работать с Рокки в такой манере, были нокаутированы.

Позже Марчиано не раз признавал, что это был самый трудный бой в его карьере. В конце концов он его выиграл — по очкам, но его победу нельзя назвать убедительной, что явно видно из судейских записок. Один арбитр отдал Рокки восемь раундов, Чарльзу — пять при двух ничейных; второй соответственно — восемь, шесть и один, а третий — девять, пять и один.

После этого боя многие задавали себе вопрос: каким был бы его исход, если бы Чарльз был таким, как пять лет назад, когда победил Джо Луиса? Короче говоря, матч-реванш напрашивался сам собой, и он состоялся ровно через три месяца, 17 сентября 1954 года.

Этот был феноменальный бой. Во втором раунде Марчиа-но послал Чарльза в нокдаун, но не потряс его. А в шестом раунде Эззард нанес Рокки достаточно редкую травму: двумя левыми хуками он рассек ему кончик носа, и кровь полила оттуда, как вода из плохо закрытого крана. Кроме того, у Рокки уже кровоточила левая бровь. У него вообще были острые надбровные дуги, из-за чего он получал серьезные рассечения чуть ли не в каждом бою.

До сих пор этот физический недостаток никак не влиял на исход боев Рокки, но сейчас вполне реально вырисовывалась опасность, что бой остановят и будет объявлена победа Чарльза техническим нокаутом. Может быть, в какую-то минуту и сам Эззард поверил в свою удачу, но Марчиано, понимая, что времени у него нет, в восьмом раунде ринулся в безостановочную атаку. Чарльз нырком ушел от левого хука Рокки, но застоялся на месте, и Рокки ударил справа. Чарльз упал на пол. Он встал» но Марчиано уже почувствовал, что противник потрясен, и не отпустил его. Рокки выбрал момент для атаки, провел длинную шестиударную серию, и Чарльз упал снова — на этот раз это был нокаут.

Потом Рокки провел не очень сложный бой со смелым и упорным, но не хватавшим звезд с неба англичанином Доном Коккелом, которого Марчиано победил нокаутом в девятом раунде, а затем наступил черед и последнего боя Рокки Марчиано.

21 сентября 1955 года он встретился с чемпионом мира в полутяжелом весе Арчи Муром. Во втором раунде встречным ударом справа Мур отправил Марчиано в нокдаун, но это было все, чего он достиг. Марчиано сначала подавил его своей физической мощью, а потом принялся валять по полу. В шестом раунде Мур побывал там дважды, затем еще по разу в седьмом и в восьмом, причем в последнем случае от нокаута его спас гонг.

Арчи падал не столько от конкретных ударов, сколько от общей изможденности. Он просто не мог выдержать темп Рокки.

Развязка наступила в девятом раунде. Заключительным ударом в серии Марчиано был левый хук, который и опрокинул Мура. Нокаут. Последний в жизни Рокки Марчиано. Всего он провел на ринге 49 побед, во всех победил, причем в 43 — нокаутом.

27 апреля 1956 года Марчиано объявил, что покидает ринг. По-видимому, здесь не было какой-то одной причины. Во-первых, его отношения с Вайллом зашли в тупик, из которого не было выхода. К тому же с Вайллом все больше конфликтовали жена Рокки Барбара и его мать, а для Рокки семья была всегда превыше всего. Во-вторых, Марчиано замучила хроническая травма спины. В-третьих, Марчиано просто очень устал от бокса. Его карьера получилась не слишком долгой, но очень насыщенной. За четыре года он прошел путь от плохо обученного новичка до чемпиона, а потом еще почти четыре года был этим самым чемпионом. Как ни странно, многие его друзья говорили, что он вообще-то не любил драться и еще меньше любил получать по голове. Рокки очень опасался того, как это впоследствии скажется на его здоровье, и никак не хотел повторять судьбу Джо Луиса и множества других боксеров. Как многие люди, вырвавшиеся из бедности, он боялся к ней вернуться, но, когда почувствовал, что ему это теперь не угрожает, потерял свой главный интерес к боксу. Наконец, ему больше нечего было доказывать на ринге. Все, что мог, он уже доказал.

Уйдя с ринга, Марчиано остался звездой, причем в каком-то смысле его слава даже росла, а не убывала. Другие чемпионы приходили, всех побеждали, потом побеждали их, и они уходили, и только Рокки оставался вечно непобедимым. Марчиано панически боялся разориться, как огромное количество чемпионов до него, но этого не случилось. Правда, вначале он неудачно вложил приличную сумму денег в какой-то сомнительный бизнес, но и этот опыт обернул себе на пользу: больше с ним ничего подобного не случалось. Никаких сверхприбылей у него не было, но зарабатывал он более чем достаточно.


Просмотров 247

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!