Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Размышление, или разговор со своими мыслями



Если Вам открылась мудрость разговора с самим собой, то Вы уже не станете говорить, что у Вас нет для этого времени. Каждый свободный миг будет использован для того, чтобы заново открывать мир, созерцать его и любоваться им. Вы научитесь быть внутренне счастливым.

Хотя душевная жизнь у каждого и неповторима, я приведу несколько конкретных случаев, которые могут оказаться полезными для всех.

 


Размышление первое.

Вдыхаю раз, еще раз, слушаю свои мысли и обнаруживаю в себе злобу, что все не так, как я хочу. Мысленно представляю, что имею дело с человеком, с другом, который пришел меня учить. Правда, я удивлена своей плохой мысли, но взялась она не откуда-нибудь, а из меня. Я начинаю с ней разговаривать и стараюсь, чтобы нам не помешали посторонние.

Злоба, что все получается не так, как я хочу, я прощаю тебе то, что ты в меня вошла. Прости меня, что я тебя вобрала в себя, не отпускала, а растила и не понимала, что беззвучные капризы, истерики, упрямое молчание, невысказанные разочарования, провоцирование слезами ссор, желание, чтобы другие познали те же страдания, что и я, и злоба, когда другие не хотят делать того, что я хочу и сколько я хочу - все это проявления злобы, что все происходит не так, как я хочу.

Вместо того, чтобы разобраться в тебе и начать освобождать, я предпочла не видеть и не слышать того, что меня раздражает и бесит. Затаив в душе разочарование, я ждала, чтобы меня когда-нибудь наконец заметили, и, глотая слезы злости, назло била баклуши, когда выдавалась такая возможность, поскольку ждала, когда ненавистный враг унизится и попросит меня прийти.

Извини меня, злоба все получается не так, как я хочу, за то, что я нехотя брела по каждодневной тропе, ибо мне казалось, что жизнь моя плохая и несправедливая, а у других все иначе. Прости, что я ценила внешнюю сторону жизни, не осознавая того, что подлинные ценности скрыты для глаз, а их во мне целое море. Знаешь, злоба все получается не так, как я хочу, этих ценностей во мне целый океан, и умей я сразу распознавать хорошую сторону плохого, то мое счастье было бы безмерным.



Дорогая злоба все получается не так, как я хочу, прости, что я вырастила тебя такой большой, что тебе не оставалось ничего иного, как начать меня разрушать, ибо раньше я ничего не видела, не слышала, не чувствовала и не понимала, хотя и считала себя всеведущей.

Я прощаю себя за то, что по капле копила в себе эту большую злобу все получается не так, как я хочу, и не отдавала себе отчета в том, что этих капель, которые я злобой не именовала, наберется на гораздо больший сосуд, чем один ковш, и иначе чем злобой ее не назовешь.

Раньше я давала ей другие имена. Прости, сейчас я тебе солгала. По правде говоря, я и раньше никак ее не называла, я отрицала свою злобу, так как видела недостатки в других. Я обманывала других и себя и не понимала, почему никто не видит во мне хорошее. Я была не хуже других. Я не умела радоваться вместе с остальными радостью других, считая это вульгарным, хотя была не прочь отколоть номер похлеще. Теперь я понимаю, что в этом не было ничего плохого, за исключением того, что в душе я сожалею о том, чего не сделала.

Дорогое тело! Прости, что я всю свою жизнь причиняла тебе вред злобой, когда все было не так, как я хотела. Прости, что не сумела с радостью относиться к препятствиям на своем пути, поскольку не понимала, что они всегда о чем-то предупреждают. Правда, я испытывала страх при их виде, но не знала, что воздвигнуты они тобой, чтобы мне помочь. Я не сделала вывода и потому нанесла тебе, дорогое тело, дополнительный вред своими сожалениями.



Прости, дорогое тело, что я не сознавала того, что всякая болезнь хоть и была результатом моей злобы, но в то же время являлась предупреждением на будущее, которое гласило, что если я не стану мыслить правильно, то навлеку на себя беду похуже. Теперь я знаю, что всякое препятствие - это урок, который связан с прошлым, однако воздействует и на будущее.

Дорогое тело, вопреки моему желанию, во мне появилось чувство вины перед тобой, из-за чего хочется плакать. Теперь я понимаю, что слезы - это дольше всего протомившаяся в теле злоба, которая хочет выйти на волю. Понимаю и то, что со слезами стрессы на время выходят наружу, но от этого я не сделалась умнее и буду продолжать копить в себе все те же стрессы. Мне радостно оттого, что теперь я умею их освобождать путем прощения злобе все не так, как я хочу.

Являясь открытым соединяющим каналом между Божественной энергией и больным человеком, я со всем пылом души опосредую в беседе слова наставлений, и бывает так, что дожидающийся в приемной посетитель, который ни о чем не знает, говорит потом, что его словно пронзило жаркими лучами, голова сделалась большой, а тело стало терять контуры, тогда как мой непосредственный собеседник заявляет: "Я сделала все, что от меня зависит. Я израсходовала себя, делая добро для других!".

"А как сейчас Ваше самочувствие? - спрашиваю я и стараюсь не рассмеяться от испуганного вида пациентки, которая вдруг спохватывается, что ей не на что пожаловаться. У нее такое румяное и радостное лицо, что сама себя не узнает. Из нее ушло нечто такое, что при прощании она говорит: "Как будто что-то здесь оставила..."



Ну что Вы, всего лишь большой груз стрессов, с которым Вы свыклись. Если в дальнейшем она сможет выкроить время, чтобы таким же способом освобождать свои плохие мысли, то уже обратно не придет.

 


Размышление второе.

Вы проснулись утром с головной болью. Обрати Вы на миг внимание на свои мысли, то поняли бы, что в Вас сидит обида, что ребенок меня не ценит. Ведь это же страх меня не любят.

"Ну да, мы вчера повздорили. Он все делает, как хочет, значит, не ценит меня". Говорю ей, ее разуму, одновременно находясь в контакте с ее духом: "В Вас обида, что ребенок Вас не ценит. Будем честными, это - злоба, что ребенок меня не любит, не ценит, не считается со мной, не доверяет и не открывается мне".

Освободим злобу беседой.

Дорогая злоба ребенок меня не любит, я прощаю тебе за то, что ты поселилась во мне. Знаю, что ты пришла научить меня понять, что ребенок ценит меня и любит, но таит свои истинные чувства, потому что испытывает передо мной чувство вины.

Прости меня, дорогая злоба ребенок меня не любит, зато, что я долгие годы взращивала тебя и не понимала, что чувство вины ребенка началось с того времени, когда передо мной встал трудный выбор - рожать его или сделать аборт. Мне помнится, что перед сторонниками аборта я была непреклонна, хотя в действительности боялась того, что, прервав беременность, я уже не смогу иметь детей.

Я была несчастна, зла и ожесточена на мир и на людей и желала, чтобы все то, что было, никогда не происходило. Все это внедрилось в ребенка в виде чувства вины - ведь он так хотел прийти через меня на свет именно в это трудное время. Я же, будем честными, не желала его, но страшилась боли и бездетности. Боялась оказаться неполноценной женщиной, которую муж перестанет любить.

Я думала только о себе, подсознательно относясь к ребенку как к средству, гарантировавшему любовь мужа и появление на свет будущих детей. Оттуда и ведет начало его страх меня не любят, его потребность быть послушным и делать все так, как нравится родителям, тогда его станут любить. В его страхе ведь частично присутствует страх смерти.

Дорогое дитя, я отдала бы все, что угодно, лишь бы ты не думал о том, что я когда-то желала твоей смерти. Я люблю тебя, но была такая глупая и не знала, что, будучи ростом в один миллиметр, ты уже был совершенен и всеведущ. Дорогое дитя, я и сейчас еще не умею мыслить правильно - видишь, я только что хотела купить твою любовь за все богатства мира, но тебе этого не надо. Тебе нужна свобода в любви. Сколь же трудно мне было это понять. Ведь мы привыкли считать семью своей собственностью. Дорогое дитя, прости меня за мои ошибки.

Знаю и то, что его чувство вины вызвано тем, что его появление на свет причинило мне физические страдания - мне сделали разрез промежности. В то время так было принято, хотя ребенок шел легко и быстро. Я могла бы воспротивиться врачам, если умела бы рожать без страхов, но я не умела. Я сомневаюсь, в ребенке ли одном причина опущения моей матки, но поскольку это связывают с родами, то и я сама причастна к этому.

Я замечала, что, слушая такие речи, ребенок раздражается, но что он может ощущать себя задетым, это мне в голову не приходило. Только сейчас осенило. Боже милосердный, ведь я косвенно винила его и в этом, а он, сам того не сознавая, присовокупил эту вину к другим. Он говорил, что не хочет ничего слышать о таких ужасных вещах. Возможно, ему было страшно. Я и не думала, что мой разговор может его испугать. Такое ощущение, будто мне уже и рта нельзя раскрыть. Нет, только не думать... Ну вот, ударилась в театральщину сама перед собой! Спокойствие, только спокойствие! Мне нужно признаться себе в том, что я должна быть честна перед собой, и осознать, что я и только я могу и обязана исправить свои ошибки.

Мой ребенок честнее со мной, чем я с ним. Я его обвиняла, а он не возражал. Меня он не обвинял в том, что я его не люблю. Мне казалось оправданным, что он думает именно так, но теперь я знаю - он не имеет права так думать, ведь я его люблю. От страха услышать обвинения по этому вопросу у меня стали путаться мысли. Я причинила своему ребенку боль, он лишь страдал и отворачивался в сторону, но мне это не нравится - это будит во мне чувство вины.

Я всегда хотела, чтобы люди откровенно выражали свои мысли, требовала честности как в поступках, так и в чувствах, а сама оказалась более скрытной, чем все. Я гордилась своей честностью, однако вместо того, чтобы высказывать плохое, я стискиваю зубы, желая сохранить домашний покой. Требую от других того, чего сама не делаю, поскольку стесняюсь своих желаний. Ребенок испытывал печаль, я же считала его упрямым и замкнутым. Он избегал причинять мне боль, так как однажды, когда я очень тяжело болела, дети настолько напугались, что я умру, что я и сама напугалась и от испуга выздоровела, но позже я про это забыла. Я причинила ребенку гораздо больше боли своим правом взрослого и сильного.

Дорогая злоба ребенок меня не ценит, прости, что я не освободила тебя раньше.

Я все запрещала ребенку сутулиться, ибо уважающий себя человек должен держаться прямо. Опять я лгу. На самом деле я не терплю приниженности. Я не замечала того, что ребенок сутулится из-за чувства вины, а опущенный взор не скрывает ничего иного, кроме слез, которые могли бы поведать следующее: "Мама, ты меня не любишь. Ты постоянно делаешь мне больно своими обидными словами, своими вздохами, подчеркнутым закрыванием дверей и оборванным разговором. Всем этим ты словно даешь понять, что с такими, как я, ни к чему разговаривать по-человечески. Я не могу всего рассказать, сам себя не понимаю, я только учусь. А стоит мне что-нибудь сказать, как ты обижаешься. Правда, ты делаешь вид, будто все в порядке, но все равно обижаешься. Ты считаешь, что хорошо разбираешься в настроении и мыслях других, но что и другие также могут ощущать твои скрытые мысли, этого ты не признаешь. Я не хочу, чтобы моей матери было плохо. По правде говоря, я поступаю, как и ты - ради домашнего покоя я делаю удивленное лицо, как бы говоря тем самым: миленькая, ты меня неправильно поняла. Я ненавижу ложь. Когда вор ворует вещь, то это, по-моему, лучше, чем когда скрывают чувства и дают им иное название. Тогда мне бывает очень плохо. Я люблю тебя больше всех на свете, но тебе нужны доказательства, а их я не умею тебе представить".

Дорогая злоба мой ребенок не ценит меня, ты научила меня увидеть, что моя обиженность оседает в ребенке, а раньше я этого не понимала. Я бывала обижена, когда узнавала, что ребенок обращался за советом к другому, боясь подойти ко мне. Я была удручена и проливала слезы, как проливают несчастные матери, которые все делают для ребенка, а им на добро отвечают злом. Теперь я знаю, что это были слезы злобы. Я осуждала тех матерей, которые в обмен за свою заботу требовали от ребенка послушания. Теперь-то я понимаю, что сама поступала так же. Обвиняла ребенка в недоверии, хотя в душе чувствовала, что сама явилась тому причиной, однако до сих пор не попросила у него прощения. Считая себя непогрешимой, я накапливала в душе ожесточенность.

Дорогая злоба ребенок меня не ценит, прости за то, что, растя тебя, я не сознавала, что во мне зреет желание, чтобы ребенок признался бы в какой угодно вине и тем самым унизил бы себя передо мной.

Прости, что прощение воспринималось мной за унижение. Сейчас я понимаю, почему иной раз люди вместо прощения говорят: "Лучше умереть!" Я не сознавала, что это я должна поклониться с уважением ребенку и просить прощения за то, что он научил меня понимать свои ошибки. Мне давно следовало бы увидеть себя в ребенке как в зеркале.

Мой страх меня не любят вырос в злобу я лишена того, что я хочу - любви ребенка. Я прощаю себя за то, что вобрала в себя эту злобу. Сейчас я ощущаю, насколько я себе противна, а еще прощаю себе! Да по мне розги плачут. Все-таки я ужасный человек, а снаружи такая милая и славная. Силы небесные, теперь я уже себя ругаю. Выросшая из обид злоба оборачивается вулканом против кого угодно, хорошо, что я следила сейчас за своей мыслью и поняла, что то была злоба против самой себя. Окажись кто под рукой, я бы точно увидела в нем обидчика - ведь мы, как правило, не анализируем свои мысли. Дорогая злоба ребенок меня не любит, ты видишь, сколько я наделала ошибок, и ты видишь, что я уже кое-что начала понимать. Теперь ты можешь начать уменьшаться и покидать меня.

Дорогое тело, прости, что злобой ребенок меня не любит я столько тебе навредила. Я была в раздраженном состоянии и раньше не понимала, что покуда во мне сидит злоба, ребенок не сможет подойти ко мне свободно и смело. Я была для него словно враг, чье оружие - злоба. Если бы он был смелый и подошел, то как я могла бы испытывать злобу? Я не умела освободить злобу, поскольку нуждалась в ее уроке.

Как же мне трудно признаться себе в этом. Все мое существо протестует. Чувствую, как тело готово осесть мешком и махнуть рукой. Как было бы хорошо, если за меня это сделал бы кто-нибудь другой, но я чувствую, дорогое тело, что ты считаешь иначе, чем мой глупый ум. Дожили, теперь я уже сержусь на свой ум. Раньше я стала бы винить за свое плохонькое школьное образование русское правительство и тяжелые времена, а теперь я знаю, что ты, дорогое тело, постоянно давало мне духовное образование, я же относилась к этому несерьезно, как и к посещению уроков в школе.

Дорогая злоба, благодарю тебя за урок!

 


Размышление третье.

У Вас болят и время от времени отекают ноги. Бывает, что Вы проделываете большие расстояния или крутитесь по дому, не присев ни на минуту, а о ногах не вспоминаете. Иной же раз пройдетесь немного, а подошвы уже горят, и пальцы в мозолях. Никакой логики!

Вернемся в Ваш вчерашний день и попытаемся вместе восстановить, как все было.

Вы идете, держа в душе злобу, что все не так, как я хочу. Простим ей.

Дорогая злоба все не так, как я хочу!

Постоянно взращивая тебя, я накопила в себе множество злобных "почему" не догадываясь, что это и есть злоба. Когда я иду по дороге и у меня начинают болеть ноги, то я не думаю о предшествовавших этому плохих мыслях и их последствиях, а начинаю сердито выискивать виноватых.

Почему дорога сплошь в выбоинах? Почему производят такую тесную обувь? О том, что все туфли, что я ношу, время от времени натирают ноги, я не думаю, не говоря уже о том, чтобы сделать вывод. Затем я браню себя за то, что не поехала автобусом. Вон, на машинах разъезжают, им-то что! А сама забываю о том, что у меня тоже есть автомобиль, но я не рискую гонять по узким улицам в людных местах. О том же, что ходьба полезна для здоровья, я сейчас и вовсе не думаю.

Ведь я ищу виновных для оправдания своего плохого настроения. Вспоминаю, что всякий раз, когда хочу попрактиковаться в вождении, муж забирает машину в свое пользование. О том, что у него дела могут быть поважнее моих, я и не думаю. У меня в голове одна мысль - муж должен уважать жену. А о том, что и жена должна уважать мужа, я не думаю. Мне сейчас ничего не лезет в голову, кроме дурного настроения.

Я ведь делаю добро, и цели у меня хорошие. Мною столько запланировано на сегодняшний день, и это все для семьи, но уже и без того ясно, что всего не успею. Мне бы подумать о том, что не стоит дергаться без толку, но нет. Я же хочу, чтобы все было хорошо, чтобы дороги были ровными, чтобы сапожники мастерили только хорошую обувь, чтобы все, кому нужно выучиться вождению, могли заняться этим сразу, как только захочется. У меня столько хороших пожеланий.

В памяти остаются события, а не мысли, они ведь малозначимы, почти ничто. Поняла я это лишь сейчас, благодаря тебе, злоба все не так, как я хочу. Благодаря жгучей боли, которой ты заставила меня думать, я могу признаться, что с гораздо большей охотой почитала бы с утра любовный роман, но пришлось пойти по делам. Эти дела для меня очень необходимы и доставляют радость, когда они улажены, но я предпочла бы, чтобы они утряслись сами собой. Можно было бы поручить их детям или мужу, но я-то знаю, что из этого получится. У них нет ни вкуса, ни логического мышления. Как только люди могут быть такими бестолковыми!

Простите, дорогие мои, что я с досады начала Вас унижать.

Я раздражаюсь, когда муж приходит с работы усталый. Ненавижу слабых мужчин. Хоть я и пыталась понять, что это за работа у него такая тяжелая, но так и не поняла. Безумно трудно говорить без иронии. Прокашливаюсь, чтобы прочистить горло, и становлюсь сама себе противной из-за своей лживой речи. Почему бы прямо не высказать своего мнения? Боюсь ссоры, а в действительности понимаю, что поступила бы несправедливо. Не хочу делать ему больно, а с души воротит. По вечерам, моя ноги, я все чаще удивляюсь их отечности.

Я не знала, что как болезнь гортани, так и отечность ног происходят от невысказанных мужу упреков по поводу хозяйственных проблем, которые, по-моему, легко разрешимы. Ой, ну как же я в спешке не соображу, что ремонт крыши требует больше времени, чем штопка носка. Хороша, нечего сказать - то спешу как на пожар, то прохлаждаюсь, а недостатки вижу в других.

Вместо удобной спортивной обуви я надела туфли на каблуках, так как хотела лучше выглядеть. Хочу, чтобы меня уважали. Я не сознаю того, что бессмысленная беготня происходит из страха меня не любят. Теперь эти туфли натирают из-за погоды, которая настроена именно против меня. Почему сегодня как назло безветренно, почему именно сегодня вовсю палит солнце? Вчера почему-то ветер дул... А то, что вчера я ворчала из-за растрепавшейся от ветра прически, сегодня почему-то не вспоминается. А если и вспоминается, то, по-моему, это не из-за того, что я брюзга. Я хочу, чтобы вчера было бы солнечно, а сегодня ветрено.

Накручивая себя, я скоро во всем стану видеть только плохое, но об этом я не думаю. А теперь представим, что подходит ко мне умный человек и говорит: "Что ты сама себе вредишь. Думай правильно! Твоя злоба против хозяйственных проблем выходит из тебя пузырями в виде мозолей, чтобы ты по крайней мере не запутала еще больше клубок различных злоб, связанных с ходьбой. Тело в пределах своих возможностей помогает тебе разрешить ситуацию - оно несколько дней не позволит тебе ходить из-за стертых ног. Оно дает тебе возможность поразмыслить и сделать выводы. А если ты наденешь другие туфли и продолжишь копить ту же злобу, то тело поможет тебе тем, что ты вывихнешь ногу. Тогда у тебя будет время подумать".

Звучит как будто разумно, но ничего подобного мне слышать не доводилось. Почему меня не научили этому? Почему в свое время этому не учили в школе? Прямо зло берет. Что же мне, в старости все начинать заново? Какая чудовищная несправедливость! Я всегда говорила, что все делается наперекосяк.

Дорогая злоба все получается не так, как я хочу! Прости меня за то, что я раньше не умела, не могла и не хотела мыслить правильно и вырастила тебя до таких размеров, что в мире вижу только плохое. А если и вижу хорошее, то из-за моей злобы оно никогда не бывает таким хорошим, как на самом деле. Теперь я знаю, что тот, кто глядит на мир с искренней чистой радостью ребенка, видит его красоту.

Размышляя и рассуждая подобным образом, я добралась до дома. Вдруг замечаю, что ноги не болят, туфли не натирают и хозяйственная сумка не оттягивает руку. У меня хорошее настроение от своего похода, от покупок и от того, что впереди целый день.

Неожиданно я чувствую, что если раньше охотно брюзжала, неосознанно провоцируя ситуацию, при которой могла бы хоть на кого-то излить свою злобу, то теперь я столь же охотно вновь надела бы туфли и с той же тяжелой сумкой проделала бы весь этот путь. Я хочу убедиться в том, что мое прощение злобе все не так, как я хочу - это реальность. Ведь мои ноги доказывают это. И мне приятно, что если раньше я была агрессивна в своем желании, то теперь агрессия сменилась на радость.

Обо всем этом я рассказала женщине, которая слушала понурив голову. Когда я закончила, она подняла глаза. Взор ее заискрился. Тихо, прочувствованно она промолвила: "Спасибо!" Настолько ее захватила моя речь, что она и не заметила, что мы из вчерашнего дня переместились в сегодняшний.

В ходе размышления, если Вы заметили, Вы ощутили легкость свободу и радость. Теперь возьмите, например, газету и почитайте критическую рубрику. Проследите за своими мыслями и реакцией. Вы обнаружите, что стали относиться к жизни с гораздо большим пониманием - спокойнее и рассудительнее. Вы ступили на путь познания истинных жизненных ценностей. Постарайтесь не сворачивать с этого пути.

Каждый, кто собрался куда-либо пойти, может заняться в дороге подобными размышлениями.


Просмотров 249

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!