Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Task 6. Make a précis of the text



Гегемон среди руин

Германия успешно вышла из экономического кризиса и укрепляет свои позиции среди экономик Евросоюза

Дна кризиса Германия достигла в четвертом квартале 2012 года. Начиная с 2013 года можно ожидать подъема конъюнктуры» — прогноз главы экспертного экономического совета при немецком правительстве профессора Вольфганга Франца, данный «Эксперту» в конце прошлого года, искрится оптимизмом. В самом деле, по итогам 2012 года ВВП Германии должен вырасти на 0,9%, а в 2013-м аналитики из экономического совета при правительстве ФРГ ожидают такого же роста; дальше все должно быть еще лучше. Согласно прогнозу ОЭСР, опубликованному в конце прошлого года, уже в 2014-м рост немецкого ВВП должен составить 1,9%, что для развитой европейской экономики довольно неплохо. Германия, кажется, успешно прошла острую фазу кризиса еврозоны и вышла из нее более сильной и уважаемой страной, чем была раньше.

Деньги задаром

Экономическое доминирование Германии очевидно почти во всем. В начале января этого года ФРГ разместила на рынке свои облигации объемом 3,5 млрд евро по отрицательной ставке –0,009% годовых. Иными словами, за право купить долговые обязательства Германии инвесторы готовы платить собственные деньги. С учетом отрицательной ставки размещения ФРГ заработала на одалживании 3,5 млрд несколько символические, но все-таки вполне реальные 315 тыс. евро в год.

Размещение долговых обязательств под отрицательный процент уже перестало быть для немцев чем-то из ряда вон выходящим. В 2011 году ФРГ провела 70 размещений госдолга, и на 21 из них ставка была отрицательной. Крупные инвесторы пытаются найти наиболее надежные объекты вложения денег. Многие пенсионные фонды, например, по законам своих стран обязаны вкладывать определенную часть средств только в облигации государств с максимальным рейтингом надежности. Учитывая, к примеру, что Франция потеряла в прошлом году высший инвестиционный рейтинг Aaa по классификации агентства Moody’s, рынок гособлигаций, удовлетворяющих требованиям инвесторов, резко сократился. Германия, таким образом, притягивает все больше инвестиций и парадоксальным образом становится заинтересованной в продолжении кризиса на финансовом рынке еврозоны.



Впрочем, ситуация, когда заимствование денег на внешнем рынке оказывается для Германии выгодным, в долгосрочной перспективе несет угрозы не только валютному союзу (поскольку сокращает доступ к финансированию другим странам), но и самим немцам. Еще в сентябре прошлого года в беседе с «Экспертом» бывший главный экономист Европейского центробанка Юрген Штарк описывал ситуацию с размещением бумаг под отрицательный процент так: «Я не уверен, что Германии выгодны отрицательные процентные ставки. Подумайте, что это означает. По факту инвесторы идут на убытки. Граждане Европы, инвестирующие в немецкие бумаги, фактически наказываются за это. Да, они получают надежность, но при этом терпят убытки. Это положение вещей не может сохраняться долго. Оно будет скорректировано. Невозможно верить в то, что нынешние дисбалансы способны сохраняться годами. Искушение для Германии очень велико — она получает премию за то, что берет деньги в долг. Это совершенно нездоровая ситуация. Ведь риски для Германии никуда не делись — особенно риски от участия в европейских стабилизационных фондах. Вместо займов Германии следовало бы заняться санацией своего бюджета. Но небывалая собираемость налогов в Германии в последние два года не дает ей этого сделать. Я считаю, что ситуация просто болезненная. Германия полностью связана европейскими рисками, и в этом контексте факт негативных ставок по немецким облигациям искушает правительство еще больше».



На выжженной равнине

Злая ирония нынешнего европейского кризиса в том, что практически любые проявления успешности немецкой экономики — единственного оставшегося мотора европейского экономического развития, от динамики роста которого зависит успешность экономики всего континента, — на деле способствуют еще более глубокому кризису.

Пожалуй, главная ловушка — невероятная ориентированность немецкой экономики на экспорт. Много лет немцы гордились своим постоянно растущим экспортом. Весьма небольшая по населению — всего 82 млн человек — Германия несколько лет подряд была мировым лидером по абсолютному денежному исчислению объема экспорта. С 2003-го по 2008 год она обгоняла по этому показателю даже миллиардный Китай — и уступила пальму первенства лишь в 2009-м. После некоторого спада мировой конъюнктуры в 2010–2011 годах в прошлом году немецкий экспорт снова стал уверенно расти и пробил отметку 1 трлн евро, достигнув только по итогам первых одиннадцати месяцев 1,018 трлн евро, что на 4,3% больше, чем за аналогичный период 2011 года. Всего же по итогам 2012 года немецкая статистическая служба ожидает результата в 1,103 трлн евро.

Рекордные показатели экспорта вроде бы должны радовать, однако на деле ситуация далеко не радужная. Рост немецкого экспорта сопровождается увеличением положительного сальдо немецкого торгового баланса. Только в ноябре прошлого года, по данным немецкой статистической службы, Германия продала за рубеж товара на 17 млрд евро больше, чем купила. Положительное же сальдо торгового баланса Германии со странами Евросоюза в ноябре прошлого года составило 3 млрд евро. Сохранение и даже увеличение положительного сальдо означает сохранение разбалансированности европейских, да и мировых торговых потоков, завязанных на Германию.

Стабильное превышение экспорта над импортом уже давно вызывает жесткую критику и со стороны немецких экономистов. По их мнению, накачивание экспорта за счет искусственного сдерживания роста заработной платы и массированного кредитования иностранных покупателей хотя и приводит к краткосрочному росту экономических показателей Германии, но в более длительной перспективе означает обеднение немцев, рост объема плохих банковских активов, а также трудности для экономик соседних с ФРГ стран. Все это в конечном итоге бьет по Германии.

Еще три года назад в интервью «Эксперту» директор подразделения глобализации и стратегий развития конференции ООН по торговле и развитию профессор Хайнер Флассбек заявлял: «Немецкий экспорт был искусственно раздут. В первую очередь из-за излишне дешевого евро в первые годы после его введения — он стоил тогда 0,9 доллара. Кроме того, внутри еврозоны Германия проводила политику зарплатного демпинга. Это была гигантская, смертельно опасная политическая ошибка. Между Германией и другими странами ЕС возникла огромная конкурентная пропасть. Германия на 20 процентов более конкурентоспособна, чем другие страны. Между тем другие страны не могут обесценить свои валюты, потому что все находятся в общей зоне евро, так что для выравнивания конкурентоспособности Германии нужно поднимать зарплаты. Но политически это невозможно, никто к этому не готов. В итоге в Европе возникает мощнейшая напряженность между Германией с одной стороны и Испанией, Италией, Грецией — с другой. Потому что эти страны вынуждены идти на все больший бюджетный дефицит. Это не может продолжаться долго, потому что Германия постоянно захватывает все новые и новые доли рынков промышленных товаров внутри Европы. В конце концов Германия будет производить почти все, что производится в Европе. Это очень плохо для страны. Получится то же самое, что происходит между западными и восточными немецкими землями: Германия будет вынуждена давать деньги всему Евросоюзу, чтобы тот платил за продукцию, производимую немцами. Представьте себе, что немцы будут платить французам, чтобы те покупали немецкую продукцию».

Пирров рост

Несмотря на явную оправданность опасений Хайнера Флассбека, за последние три года для коррекции торгового дисбаланса и зарплатного демпинга в Германии так ничего и не сделано. Наоборот, активное накачивание ориентированных на экспорт отраслей дешевой рабочей силой настойчиво преподносится немецкими политиками как достижение. На первый взгляд немецкий рынок труда действительно достиг в прошлом году лучших показателей с момента объединения страны. Уровень безработицы составил всего 6,7%, а число занятых достигло 41,5 млн человек — столько рабочих мест не было в Германии за всю ее историю. Такой успех в деле увеличения показателей занятости, однако, дался дорого. С 2000-го по 2008 год Германия была единственной страной Евросоюза, где падали реальные зарплаты: за восемь лет в среднем на 0,8%. В Австрии за тот же период они выросли на 2,9%, во Франции — на 9,6%, а в Великобритании — на целых 26,1%. С 2008-го по 2011 год реальные зарплаты немцев несколько подросли (на 2,2%), но все равно оставались существенно ниже, чем в соседних развитых странах Европы.

Неудивительно, что экспорториентированная немецкая промышленность отлично себя чувствует. Например, машиностроение, одна из наиболее интенсивных с точки зрения труда и важная для экспорта отрасль, достигло в этом году рекордного оборота — 209 млрд евро, на 57% больше, чем десять лет назад. Если в 2002 году на экспорт шло 68% продукции немецких машиностроителей, то в 2012-м — 75%. В отрасли занято почти 1 млн работников, и только за последний год их число увеличилась на 43 тыс. человек.

Стагнация уровня реальных зарплат сопровождается еще одним явлением — переводом все большего количества работников на неполный рабочий день, благодаря чему непропорционально резко сокращаются отчисления работодателей в социальные фонды. По данным Института исследования рынка труда и профессий (IAB), из 41,5 млн занятых немцев 7,4 млн работают на основе так называемых мини-ставок — с оплатой до 400 евро в месяц. Именно при такой ставке работодатель максимально освобождается от социальных отчислений, которые перекладываются на государственные фонды. Фактически это означает, что за шаткое экономическое доминирование своих компаний простые немцы расплачиваются ростом социальной незащищенности и сворачиванием социального государства.

Уже сегодня, по данным опроса, проведенного немецким объединением профсоюзов DGB, 38% граждан страны уверены, что их пенсия будет не выше прожиточного минимума. Среди немцев в возрасте от 25 до 35 лет скептиков еще больше — 51% уверены, что в старости их ожидает жизнь за чертой бедности.

В свою очередь, искусственная поддержка доминирования немецких компаний на европейском рынке влечет за собой ослабление экономик соседних стран, в которые Германия агрессивно экспортирует. А это вызывает необходимость поддержки кризисных стран Германией в рамках европейских механизмов взаимопомощи. Таким образом, зачищая экономическое пространство Евросоюза от конкурентов, немецкие экспортеры в долгосрочной перспективе подрывают свою же экономику.

Гибельным курсом

В ближайшей перспективе наиболее серьезным вызовом для немецкой экономики, как ни странно, будут предстоящие выборы в бундестаг, которые пройдут в сентябре этого года. Особенность устройства немецкой политической системы заключается в формировании правительства по итогам создания парламентской коалиции двух партий. При этом две крупнейшие конкурирующие партии — правящие в данный момент христианские демократы и оппозиционные социал-демократы — уже много лет находятся в идеологическом тупике, приведшем к устойчивому падению электоральной поддержки.

Традиционная союзница христианских демократов Свободная демократическая партия Германии (СвДП), входящая в нынешнее консервативно-либеральное правительство, переживает глубокий кризис и вряд ли вообще попадет в новый парламент. Вечные союзники социал-демократов «Зеленые» едва ли наберут достаточно голосов для формирования правительства с социал-демократами. В такой нервной предвыборной обстановке партии вынуждены вести максимально осторожную политику, а это означает, что в ближайшие несколько месяцев, оставшиеся до выборов, проведение реформ, необходимых стране для общего оздоровления экономики, маловероятно. То есть и нынешнее, и, скорее всего, будущее правительство, каким бы оно ни было, продолжат опасную политику увеличения экономического влияния Германии внутри Евросоюза, подрывающую основы социальной стабильности страны и по сути ведущую к обнищанию соседей по Европе, содержать которых в конечном итоге придется немцам.

Unit 2

The USA

Pre-reading questions

1. What is the economic news from the US?

2. What future do analysts forecast for American economy?

 


Просмотров 246

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!