Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Вы имеете в виду духовную любовь... 3 часть



* * * Старые мастера, принимая к себе в подмастерье ученика, знают способ для выявления Способностей. Мастер предлагает ученику побыть в его мастерской и по тому, как будет вести себя ученик, сразу видит: по Способности он пришел сюда или по любопытству. Если по любопытству, то он немедленно во все влезет, все захочет попробовать, скажет: «Дайте и я». У пришедшего по Способности такого не произойдет, потому что она заставляет вести человека особым образом: человек начнет во все вслушиваться внутренним зрением своей Способности. И поэтому рядом с мастером он очень тихий, очень кроткий, очень вдумчивый и ко всему присматривающийся. И когда мастер видит такого паренька, он отмечает в себе: «Ага, по Способности пришел». А дальше необходимо измерить глубину этой Способности. Чем глубже Способность, тем дольше ученик не подступает к самому ремеслу, тем дольше он живет внутренним усвоением дела, всматриванием, вслушиванием, вчувствованием. И этого внутреннего проживания ему некоторое время достаточно, он может долго жить им одним. Благодаря полноте внутреннего проживания и наблюдения того, как другой делает, ученик с большой Способностью может длительное время просто быть, присутствовать при мастере, выполняя при этом самые черновые работы в помощь ему.

Один кузнец рассказывал про свою кузню. Ребятишки, бегая мимо, забегали к нему и останавливались, глядя на то, как он работает. Он отметил, что некоторые залетели, поглазели да и побежали дальше, а один остановился, задержался. Потом не один раз он еще прибегал и задерживался. Очень часто. Не сразу он попросился помогать, но однажды тихо сказал: «Дяденька, можно я побуду у вас?». И этого ему было вполне достаточно. Вот из таких вырастают лучшие ученики.

Поэтому в настоящей артели (если существует артельный характер труда), наблюдается особая атмосфера. В такой артели происходит взращивание настоящих мастеров, людей знающих артельную атмосферу формирования воспитанников в каком-либо деле. Там вы увидите неспешность в общении с учениками, неспешность не в плане неделания, а в плане приобщения ученика к делу.



Сегодня артельный характер труда и обучения потерян, в настоящее время мы видим обратное — ученика спешат поскорее задействовать в рабочую цепочку, он срочно должен все попробовать.

Современная педагогика, к сожалению, не учитывает фундаментальных особенностей воспитания мастеровых людей. Она спешит: простое действие, потом посложнее, потом еще более сложное. В этой гонке уже не может действовать Способность, ибо у нее другая внутренняя логика взаимодействия с предметом, и она всегда неспешная.

У всякой Способности существует так называемый инкубационный период. Если мастер этот период не выдерживает, тогда Способность в ученике гаснет или отодвигается, или ее свойствами человек пользуется вполсилы. Действия ученика переходят в интеллектуальный план и начинается работа на внешнем, физически-репродуктивном плане. В результате человек, конечно же, чему-то научается, обретает навык и умения, но не более, потому что была работа над навыком, а вовсе не над Способностью.

В то же время и Способность без навыка — как мастер без инструмента. Но если есть один инструмент, а мастера нет, дело не пойдет. То же происходит и с привычкой. Чем больше мы работаем над привычкой, тем глуше состояние Способности. Если до предела развита привычка, Способность вообще может и не проявиться.

Отечественная педагогика из раскрывающей превратилась в репродуктивную, при интенсивном способе действия. Это было связано с требованиями народного хозяйства определенного этапа нашей истории. В результате на сегодняшний день мы имеем два поколения людей, которые несут в себе репродуктивный способ взаимодействия с окружающей природой. Способности пригашены, в результате этого — глубокая отсталость в стране по всем областям и отраслям, за исключением только тех, где требуются люди строго по способностям. Самые лучшие силы страны с трудом и случайно проскакивают через систему одиннадцатилетнего школьного обучения, а затем через систему института и аспирантуры, которые еще более забивают и закрывают многие Способности.



Когда педагогика начала переходить на интенсивные способы развития обучения, началась гибель Способностей. Эта гибель началась еще два века назад, с того момента, когда ввелась урочная система, но не в духе Каменского. Каменский ничего похожего в урочной системе даже не предполагал. Произошло полное извращение идей Каменского. Познакомившись с настоящими трудами Яна Амоса Каменского, вы увидите, что там говорится совершенно противоположное тому, что стало реалиями современной школы.

* * * Сегодня существует много школ и гимназий, в которых, по утверждению работающих там педагогов, происходит гармоническое развитие человека. Но даже если все шестнадцать Способностей развивать одновременно, будет ли это гармонично развитый человек? И где при этом будет нравственное? Нравственное будет в сознании. А сознание — в умственной Способности. Для развития нравственного ставится задача получения наиболее полного знания о нравственном. При таком ложном действии практическое исполнение нравственного подразумевает эмоциональное расположение друг ко другу при наличии общего интереса по Способностям.

Способность задает делу интерес. В рамках одного интереса, в пределах одного дела — открытость друг на друга, переживание радостей друг друга... А ведь эта радость существует до тех пор, пока интересы совпадают или есть взаимная нужда друг в друге. Такое единство ложное, временное, даже если время измеряется месяцами, годами. Эта радость не нуждается в ответности. Человек к человеку всей своей глубиной в ней не поворачивается.

В подлинно нравственных отношениях, где нравственное не провозглашается, а реально живет в человеке, все отношения складываются ответственно и надолго. Это отношения отклика на нужду, отношения верности людям и своему слову, отношения преданности общему делу, которые рождаются движением нравственных Душевных Сил. Тогда Способности дают возможность качественного исполнения всякого дела, а нравственные Душевные Силы определяют отношения между людьми — с кем и для кого это дело выполняется, определяют отношения как к людям, так и к самому делу.

Отсюда переживание радости в нравственном действии, т.е. в добродетели, происходит много спокойнее — нет крика, шума, плещущих рук. Эта радость тихая, глубокая, умиротворенная и способная к очень большому действию. При этом она может быть и веселой, но в ней всегда присутствует мера. Появляется чувство благодарности, которое разворачивает одного человека к другому, он готов все для него сделать. Это радость, призывающая к действию.

II уровень —
Эмоциональность Второй уровень в структуре человеческого «Я» — Эмоциональность. Это очень сложная часть внутреннего устроения человека.

Эмоции сопровождают каждое человеческое действие. Без них не обходится ни одно событие жизни. В то же время эмоции не только сопровождают действия и создают то или иное настроение человека, они и влияют на поведение людей, задавая не только тон настроению, но и диктуя порядок и последовательность поступков, определяя предпочтение или отвержение, привязанность или избегание.

Эмоции придают всякой Способности живость, и, благодаря этому, происходит субъективное переживание предмета, с которым человек встречается. Без эмоциональной субъективизации человек чувствует предмет неполно, испытывая внутреннюю потребность в эмоциональном проживании того действия, которое совершает.

Действуя по Способности ощутить себя живущим можно только через эмоциональное проживание. Допустим, мы заняты музыкой. Здесь явственно включаются эмоции. Даже работая в области математики, человек, помимо интеллектуального действия, одновременно проживает и эмоционально любой момент поиска, нахождения решения, выхода из тупика и т.п.

У людей, не имеющих чистоты Душевных Сил, эмоции имеют страстную природу. Внутри эмоционального уровня происходят основные закономерности запечатлений, восприятия детьми родительского способа бытия в мире, причем не только внешнего, что естественно, но и самого главного — внутреннего, т.е. тех душевных состояний, которые переживают взрослые и которые потом подсознательно запечатлеваются в детях и руководят ими уже во взрослом поведении.

Механизмы эмоциональных запечатлений — одни из самых стойких. Они и позволяют ребенку улавливать то душевное содержание, которое несут в себе взрослые и, в частности, то смысловое содержание, которое взрослые реализуют в своей жизни.

Эмоциональность в человеке может иметь различное происхождение. Она может наблюдаться как проявление различных Эго-влечений.

Например, Эмоциональность, являемая от печали, при малейших состояниях тоски, жалости к себе, одиночества обладает свойством глубоко в нее западать. Самый маленький жизненный пустяк приводит к катастрофе, какая-нибудь несостоятельность в отношениях с людьми приводит к депрессии, неудача в делах — к чувству краха.

Социально опасной или неприятной для окружающих людей является Эмоциональность гнева. Малейшая зацепка вызывает резкое, интенсивное, бурное проявление. Правда, такая Эмоциональность в зависимости от силы и глубины самого гнева бывает разной степени опасности. Когда Эго-влечение гнева слабое, то гнев проявляется только в Эмоциональности. Поэтому энергетика самого Эго-влечения слабая, маленькая, не может согнуть лом в дугу или уничтожить другого человека, но внешне выливается иногда в очень гневное состояние. Поближе познакомившись с таким человеком, в скором времени обнаруживается пустота этого гнева. Видишь лишь этакую гневливость человека, которая постоянно проявляется как по поводу, так и без повода. Она как фон висит в семье, в коллективе, на производстве... Однако люди с этим скоро смиряются, и как-то это переносят.

Другое дело, когда Эго-влечение гнева большое. Мощная вспышка Эго-влечения гнева захватывает не только Эмоциональность человека, но и его телесные и душевные силы, свивает их в один вихрь, проявляется на физическом плане, бушует в крике, в голосе, в интонации. В эмоциональном аффекте человек теряет всякое самообладание и самосознание, порою становится непредсказуем в поступках.

В Эмоциональности праздности, уныния человек убегает от забот, от нужд, от любой ответственности.

Отдых также есть отложение на какое-то время ответственности. Он сопровождается эмоциями мира, тишины, спокойствия. В отличие от отдыха Эмоциональность праздности или уныния (убегания от дел) всегда активна, происходит с шумом — танцы, песни, драки, ссоры, разное веселье — все это сопровождается бурными эмоциями.

Если Эмоциональность праздности соединяется с беспечностью, характер человека может являть собой крайние варианты. Например, ему говорят: «Сходи в магазин», он отвечает: «Сейчас». Минуту выжидает, что же будет дальше. А дальше ничего не происходит. Он совершенно забывает о том, что была просьба. А когда просьбу снова повторяют, она сваливается на него как снег на голову. Человек не может вспомнить, что было полчаса, пятнадцать минут назад, а вспомнив, искренне удивляется этому. В этом удивлении он опять эмоционально радуется, и ничего с ним не сделаешь. Этакая пустая, милая радость, непосредственность, с которой ничего не возьмешь.

К сожалению, такой оптимизм, такая поверхностная Эмоциональность в жизни трагична. Ни семья, никакие серьезные отношения у такого человека состояться не могут, ни по Эго-влечениям, ни по Совести. В конечном итоге, со временем человек обнаруживает это. Трагедия разворачивается. А так как Эмоциональность доминантна, то эту трагедию он переживает особенно экспрессивно. Однако, переживая ее, человек остается трагедиен в Эмоциональности, а не в действиях. Если он плачет или горюет, то всего лишь пять минут, а затем радуется оттого, что хорошо поплакал и погоревал. То есть, в жизни человека происходит как бы постоянное самоутешение, беспечность как способ искания довольства жизнью. Такое довольство закрывает в человеке Душевные Силы, Совесть, Духовную Жизнь.

Следующая причина Эмоциональности — от Эмоциональных запечатлений. Эта Эмоциональность, если она доминантна, создает в жизни наибольшие сложности как для самого человека, так и для всех окружающих его людей. Это Эмоциональность постдействия. Действие сохранилось и запечатлелось в эмоциональной памяти человека и проявляет себя как самостоятельная жизнь.

Эмоциональность от запечатлений часто возвращается к прошлым событиям. Где бы и с кем бы человек ни встретился, он постоянно рассказывает о том, что было у него когда-то радостным. Так человек может и до старости жить своей радостью, ярко запечатленной в юности. Но для других людей такой человек оказывается довольно скучным. О чем бы с ним ни заговорили, он будет описывать свои яркие периоды, сам в себе не замечая того, что он не живет реальным, настоящим. Он до самой смерти держится за эти памятные воспоминания, как за главные стержни своего «Я», в них он находит довольство жизни, в них он самодостаточен.

Очень часто такие люди собирают фотографии, памятные знаки, ордена, медали и грамоты как свидетельство тех или иных событий, очень бережно их хранят как символы полноты эмоциональной жизни. Нередко эти люди, разочарованные в своем настоящем, доходят до полного обесценивания реальной жизни.

Эмоциональность от запечатлений или от крайних ее форм — от печатей имеет наиболее тяжелые последствия для нравственной жизни человека.

Что же такое «печать»?

Ребенок, особенно до пятилетнего возраста, очень открыт на своих родителей, открыт именно в запечатление, он ловит каждое их слово относительно себя. Слово, сказанное в сердцах, наиболее энергетически обеспеченно, наиболее глубоко проникает в душу ребенка и западает в память Эго-состояний. Даже слабое Эго-состояние при сильном слове матери может обрести могучую печать. Такова бывает сила материнского запечатывания, обращенного к ребенку.

Можно сделать аналогичную печать иным образом, т.е. вложить слово в ребенка очень тихо, но для этого нужно максимально раскрыть ребенка в Эго. Если Эго-состояние ребенка очень сильно раскрыть на восприятие, то можно очень тихо, совсем незаметно, вложить слово и оно ляжет с такой же силой, как и сказанное в сердцах материнское.

Можно заложить как положительную (с позиции Эго-благополучия) печать, так и отрицательную. Сказанная в сердцах, это всегда печать негативная, создающая очень сильный внутренний комплекс неполноценности. Печать, сказанная же в некоем доброжелательном ворковании, возводит человека как бы к доброму, но Эго-благополучному состоянию.

Сегодня при интенсивной обращенности к Способностям детей мы закладываем в них очень могучие печати, связанные с тщеславием. К примеру, девочка занимается в студии, где идет работа сразу в четырех направлениях: пластика, иностранный язык, музыка и рисование.

Шестилетний ребенок приходит домой и начинает делиться своими впечатлениями. А бабушка, которая водила малышку в студию, в свою очередь, берет инициативу в свои руки и восхищенно говорит родителям: «Какая же девочка у нас — молодец!». И по мере того, как бабушка рассказывает, по мере того, как ахают и умиленно расплываются в душевном комфорте тщеславия родители, меняется и лицо ребенка. Детское тщеславие жадно впитывает в себя слова взрослых. При этом дитя одновременно и смущается и жеманится, и с ноги на ногу переминается, как бы стесняется. На самом деле «стесняется» здесь именно тщеславие. В связи с этим стеснением тщеславия ребенок еще более раскрывается, со временем, принимая как должное, перестает жеманиться и весь полностью открывается на похвалу бабушки или родителей, утверждаясь в себе этою похвалою.

В этот самый момент мама с благодарным довольством восклицает: «Ты у меня настоящий гений!» или «Какая выдающаяся ты у меня музыкантша!». Ничего удивительного не будет в том, что эта девочка будет грезить ВГИКом или же Гнесинским институтом. Она закончит Гнесинку или ВГИК и, только став уже артисткой или музыкантом, почувствует, что не получает подлинной полноты от музицирования или же от театра.

Проходят годы, а она как «гениальная музыкантша» никак не может состояться, что-то в ней не происходит. Конечно, некоторый уровень мастерства она выдает, даже более того — получает лавры, рукоплескания, она уже лауреат какого-то конкурса, но, тем не менее, при всем этом присутствует ощущение какой-то фальши, какой-то лжи, неудовлетворенности, ощущение, что она как будто обманывает своих слушателей и себя... Только к сорока годам она начнет внутренне понимать, что, оказывается, эта стезя вовсе не ее, что все эти способности тоже не ее, и что она пошла по этому пути не по своим Способностям, а по печати. Но про печать она только теперь начинает догадываться.

Так как сегодня огромное количество людей находится в таком состоянии и эта Эмоциональность является доминантной, то действие Эмоциональности от печати является ведущим стилем поведения в жизни. Это практически постоянное устроение событий так, чтобы печать исполнилась. Эмоциональность от печатей наиболее жесткая, т.е. малопреодолимая и создает самое трудное, конфликтное отношение человека с человеком.

Бывает и наоборот. В эмоциональных отношениях по печати может возникнуть определенная гармония, но при этом совершенно невозможно вырваться из Триады Эго в Триаду Совести. Дисгармоничные психопатические круги, когда удовлетворенности друг другом нет, легче разрываются. Гармоничные же создают ощущение полноты и самодостаточности и печать в них срабатывает и жестко замыкает общающихся друг на друге.

Самый глубокий и наиболее трудно распознаваемый слой души человека, это мистическая Эмоциональность. Оказавшийся в ней человек имеет болезненное тяготение к постоянному повторению того, что однажды мистически пережил. Это и мистическая память и мистические печати.

Проживание мистической памяти — это постоянные углубления в ложные мистические состояния по Эмоциональности. Подлинно Духовный уровень при этом для человека закрыт.

Когда человек погружается в некоторые мистические явления своего Эго, то память этих мистических переживаний в нем сохраняется надолго. И потом он может неоднократно возвращаться к пережитому эмоционально в памяти. В этом случае он находится в мистическом состоянии, погружается в слой мистической Эмоциональности. При этом ни развития, ни умножения не происходит, просто в памяти проживается то, что было.

Если же человек находится в мистической печати, то ее действие сохраняется многие годы. Это одно из самых страшных действий в жизни, которое, к сожалению, немало людей начинают реализовывать в жизни, впервые встретившись с мистическим опытом. Опыт этот приходит извне при содействии или человека, или мистической сущности. Закрепившись в нем, то есть зайдя за порог мистического действия по Эго-Триаде, они получают печать оттуда. И принятая извне печать затем самореализуется. Она с силой увлекает человека и тот превращается в колдуна, мага, ворожею, экстрасенса, ясновидца, лекаря, астролога. Происходит это в виде прорыва в Эго-влечении, которое доставляет человеку переживание нового опыта. Оно запечатлевается с силой и уже как эмоциональная печать осуществляет себя в человеке. Долгое общение с ним обнаруживает, что человек повторяется, потому что находится в Эмоциональности, а не в самом мистическом Эго-влечении. Иногда такая самоподдерживающаяся печать дает прорывы в мистические Эго и поэтому подкрепляется оттуда новым материалом. Через это подкрепление печать сама себя реализует. Человек эти прорывы воспринимает как ступени своего мистического роста.

Одной из разновидностей мистической эмоциональности является опыт переживаний мистических сект, таких как пятидесятники, хлысты, мормоны, Белое Братство, Богородичный Центр, сатанисты, ереси Порфирия Иванова, Виссариона, мистические учения, теософия, Агни-Йога, восточные учения с их многочисленными течениями.

Когда мистическая Эмоциональность доминантна, она не позволяет погрузиться в другие слои человеческого «Я» или выйти в Триаду Совести. То есть для вертикального восхождения такие печати являются самыми жесткими. Если даже простая Эмоциональность от печатей на протяжении долгих лет жизни не позволяет человеку прорываться в Совестливую Триаду, то мистическая практически запрещает это делать.

В то же время вы увидите еще одну особенность мистического Эго, то есть того запредельного механизма, который улавливает людей. Задача этого мистического механизма в том, чтобы максимально исполнить людей Эмоциональной печатью на мистическом слое. Ибо это лучшая гарантия для непроходимости в Триаду Совести. В результате на этом плане мистическое давление на человека со стороны Эго-запредельности является доминантным.

Где же реализуется такая печать? В опыте общения с паранормальными явлениями, например, в опыте общения с «инопланетянами». Человек потом несет ее через всю свою жизнь. И в дальнейшем он уже не способен прорваться к Совести. Он рассказывает об этом окружающим людям, вновь и вновь обращаясь к запечатленному опыту. При этом защитным механизмом является одна особенность: он допускает в этот опыт других людей до некоторого порога, а дальше произносит: «Это все, говорить остальное мне запрещено». Этот момент тайны, открывающей дверь Эго-достаточности, и есть главная запечатывающая сила, тот механизм, который формирует саму печать. Как только он доходит до этого порога, дальше печать сама себя находит. В чем? В том, что люди, которым он рассказывал, пришли в восхищенное состояние. И этого достаточно, печать свое нашла. Причислив себя к посвященным, человек испытывает особое чувство Эго-довольства.

В других случаях это мистическое переживание может происходить от взаимодействия с колдуном, с магом. Существует целый ряд мистических взаимодействий не с реальным человеком, а с мистической сущностью того, во имя чего он действует. И тогда достигается такое состояние, когда человек получает мистическую печать, и доминантная Эмоциональность с этого момента формирует человеческое поведение в мире. С этой печатью человек идет и делает то, что он мистически когда-то испытал. При этом ничего более испытанного в этом направлении он сделать не может.

Существует экстрасенсорное переживание и выходящее из него затем действие по печати. Мистической опыт, прожитый человеком от того, что в нем открылся дар лечить, развивается в нем реально до тех пор, пока не будет обретена эмоциональная печать: «Я — экстрасенс». Если человек это реально воспринял на уровне печати, вывести его из ощущения себя как экстрасенса невозможно. И тогда он развивает свою экстрасенсорную способность, чтобы окружающие люди постоянно подтверждали эту печать. В зависимости от инъекции мистического опыта, которую он получил, эта способность в рамках печати может быть широкой или узкой, но дальше за пределы своих границ человек идти не может.

Существует такое эмоциональное мистическое проживание как суеверие — мистическое проживание, по памяти слабое, не закрепленное в печати, но достаточно яркое. Человек возвращается к памяти однажды произошедшего суеверного опыта. Например, он шел, дорогу перебежала кошка. Происходит мистический страх: что-то не состоится. Он пришел, и ожидаемое действительно не свершилось. И возникает удовлетворенность от мистического страха. Это приводит к чувству скрытой самодостаточности или самоудовлетворенности. Память таких мистических переживаний приводит к тому, что человек постоянно отслеживает: перешла кошка дорогу или нет. Действие по этой памяти приводит к состоянию печати. Т.е. подсознательно человек будет искать те дороги и те тропы, на которых можно чаще всего встретить кошек. Причем, встретившись с кошкой, человек дальше будет подсознательно выстраивать вокруг себя все таким образом, чтобы событие действительно не состоялось.

Крайняя форма суеверного мистицизма — это чувство рока, обреченности, существующее в виде памяти, но которое может выйти в состояние печати. Рок в состоянии печати — это в конечном итоге самоубийство. При этом человек все делает для того, чтобы это случилось. Но внутренне он воспринимает, что случилось все не по его вине, а в силу мистического «предзнаменования». И поэтому причину этого видит не в себе, а в окружающем мире, причем не в виде вины, а в виде неизбежности, перед которой он бессилен, немощен, и которой он вынужден подчиниться. Так как это происходит в Триаде-Эго и в Эмоциональности, то воспринимается как страх, предстоящий ужас, кошмар. Отсюда возникают различные формы и способы избежать суеверных последствий, нарабатывается целый ряд суеверных действий по удалению от этого мистического страха.

Мистический страх перед колдунами приводит к интенсивному поиску специальных форм защиты от них. Человек вдруг узнает, что можно взять иголки, заговорить их и навтыкать вдоль двери своей квартиры. Тогда иголки будут его «охранять». Проживается это опять же в мистическом удовлетворении Эго-влечения через Эмоциональность и может стать печатью. Когда это становится печатью, происходит следующее: человек везде и всюду ищет подтверждение своих опасений относительно нападения на него, для того, чтобы начать немедленную защиту, всегда быть готовым защититься. Куда бы он ни вошел, с кем бы он ни встретился, он везде говорит: «Тьфу, тьфу, тьфу» или же: «Чур меня». Он это произносит или вслух или внутренне, в зависимости от выраженности Эмоциональности (если Эмоциональность доминантна, то вслух).

От подобного суеверия, от мистического страха такой человек постоянно крестится. Одно дело, когда крестится человек глубоко верующий, верою обращаясь к Богу и имея от Него освящающее участие. И другое дело, когда человек крестится от мистического страха, от суеверия, от Эмоциональности, накладывая крестное знамение на отдельные части своего тела: на ухо, нос, рот, на пальцы, на макушку и даже на спину. При этом он постоянно переживает внутреннее ощущение страха: «А вдруг “недоложил“?». И возникает желание и стремление еще и еще креститься...

От мистической Эмоциональности появляются различные суеверные традиции, мистические действия.

Эмоции, поврежденные Эго-влечениями, превращаются в страстную Эмоциональность. Чистые, неповрежденные эмоции всегда искренни и просты. Их особенность в том, что они окрашивают чувством то, что реально, либо по вере, либо по факту. Страстная Эмоциональность имеет совсем другое проявление. Она живет придуманным, нафантазированным, несуществующим как существующим.

Механизм поддержания Эмоциональности — это мечты, грезы и зрелища. Эмоциональность подменяет Силы Души, перекрывает их. Это особенно видно во время телепередач. На экране могут разворачиваться ужасные события — драки, унижение невинных людей, насилие. Никто из тех, кто смотрит передачу, не двигается с места, никто не бросается на помощь, не пытается выручить. При этом большинство людей очень сильно переживают происходящее на экране, дети даже могут плакать от жалости. Но никаких реальных движений никто не делает. Почему так?

Дело в том, что нравственной Силе Души свойственно откликаться на реально совершающееся событие. Отклик на выдуманное, воображаемое событие может происходить только в Эмоциональности. Напряжение переживаний может происходить в ней до какого угодно накала, вплоть до слез, сердечного приступа или даже обморока. Но движения нравственной Силы Души при этом не будет.

С разжиганием Эмоциональности Силы Души угасают и подавляются. Человек теряет способность откликнуться на реальную нужду другого. В момент, когда на телеэкране один герой обижает другого, в соседней комнате может лежать болеющая бабушка, сестра или дочь. Они могут просить подойти к ним, принести попить им или поесть. И как трудно, а порой невозможно, будет сидящим у телевизора оторваться для отклика на реальную просьбу ближнего. Более того, просьбы болеющего могут вызвать раздражение, досаду, ожесточение. Как трудно упросить сидящих у экрана выполнить что-либо необходимое — побыть с больными близкими, утешить их, сходить в магазин, отремонтировать что-то в доме, убрать стол, помыть посуду. Дело может доходить до парадокса. Человек может плакать от жалости к телегероям и одновременно сердиться на свою болеющую бабушку, которая своими просьбами будет отвлекать его от телевизора.

Многие часы, проведенные перед экраном — это глубокое упражнение по выработке навыка подмены Эмоциональностью нравственных Сил Души. Эмоциональные переживания становятся привычным и ведущим характером жизни. В результате развивается нравственное нечувствие, равнодушие к живым людям, сердечная дебелость.

В связи с этим становится неудивительным и понятным, почему Церковь испокон веков запрещала своим чадам любого вида зрелища. В наше время именно зрелище стало важнейшим фактором жизни людей. Сегодня Эмоциональность празднует свою победу.

Вслед за телевизионным поколением сейчас активно развивается поколение компьютерное. Это уже Эмоциональность нового порядка, взвинченная страстью, накаленной до истерии.

Дети с развитой Эмоциональностью не способны к нравственной жизни. Они, в лучшем случае, смогут пересказать заданный урок, в котором говорится о нравственных поступках. И не более. Большинство из них надолго или насовсем теряют способность к полноценной духовной жизни. Зато склонность к экзальтации, мистике, ворожбе, гаданиям, общениям с духами, голосами, космическими учителями — все это находит место в их Эмоциональности.


Просмотров 229

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!