Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Вы имеете в виду духовную любовь... 1 часть



Нет, прежде всего — душевную, человеческую, которая переживает за другого, жалеет его, согревает, когда ему холодно и не лезет со своими советами, когда не просят... Мне иногда кажется, что за внешней церковностью, за церковной терминологией («простите», «благословите», «искушение»), за церковной проблематикой (борьба с экуменизмом, модернизмом и прочим масонством), за постоянным механическим перечислением восьми основных грехов и их производных люди просто хотят спрятаться от движения вглубь, от встречи с самим собой настоящим...

Что вы такое говорите? Ведь есть же какие-то вещи...

А ведь путь к Богу, по словам Исаака Сирина, лежит через путь к самому себе.

Но ведь Святитель Игнатий Брянчанинов говорит, что без Бога все человеческие «добрые дела» — ничто, а вы нам тут предлагаете...

Прежде чем говорить о них, давайте хоть до этого уровня дотянемся. Давайте учиться открытости, искренности, умению доверять, наконец.

Да ну Вас с Вашей психологией...

Давайте, не закрываясь правилами и цитатами, посмотрим на всю нашу жизнь глазами нравственного человека, исследуем те глубинные уровни нашего душевного устроения, ту почву наших человеческих сердец, на которую так и не привилась ветвь Христова нрава. Ведь само понятие «нравственность» происходит от слова «нрав».

Слишком часто мы сами не даем своим ближним прийти ко Христу. Один духовник сказал по этому поводу: «Иногда люди забираются на такие духовные высоты, с которых не видно живых людей». Бог являет Себя нам в человеке, созданном по образу Божию. И неверующий человек (наш самый ближний!) сохраняет этот образ. И нет нам никакой пользы, если мы, воцерковляясь, так и не засветились любовью.

Вы никогда не задумывались, почему мы, считая себя «в принципе неплохими людьми», на самом деле такие без-Совестные? Почему на многие необходимейшие дела у нас не хватает Душевных Сил? И чем закончится нынешний конфликт поколений? Почему сегодня разваливаются семьи? Почему православные семьи разрушаются с ускорением? Если по отношению к слову «психология» у Вас уже нет предубеждений — эта книга для Вас.



Обрести себя» — не сборник духовных советов, это скорее рабочий дневник, который интереснее читать с карандашом в руке, а еще интереснее — перечитывать. Многое, очень многое (особенно то, с чем так хочется не согласиться) будет поводом для глубокой и серьезной исповеди. Продолжение этой книги будет называться «Психопатический Круг в семье».

Если Вы, купив книгу, с нетерпением листаете ее в трамвае, троллейбусе или автобусе по пути домой или на работу, закройте ее на минутку, прокомпостируйте талончик и поупражняйтесь в терпении. В транспорте читать вредно, тем более, если Вы сидите, а рядом стоит пожилой человек (женщина, кто угодно...).

Бог в помощь!


Предисловие Содержание настоящей книги составлено из материалов лекций, прочитанных для людей не знакомых или малознакомых с церковной жизнью. Душевная жизнь современного человека, мало различающего в себе греховные или страстные причины своих поступков, чувств и мыслей, изложена здесь языком доступным и понятным нецерковному сознанию. Более того, книга не выходит за пределы нравственной жизни души и поэтому почти ничего не говорит о той духовной глубине, которая проявляется в человеке по мере его воцерковления.

Все это — предмет других, последующих книг. Задача этой — разобраться в душевном устроении внутренней жизни людей, ибо, по слову Апостола Павла «не духовное прежде, а душевное, потом духовное» (1 Кор. 15, 44).



Предмет
нравственной
психологии Приступая к изложению материала, необходимо определить сам предмет Нравственной Психологии, его главное содержание.

Нравственная Психология — наука, которая раскрывает психологию человека с позиции его нравственного развития. Своим содержанием она открывает путь к формированию нравственных оснований в человеке.

Нередко задают вопрос: «А почему именно Нравственная Психология, почему не психология нравственности?». Для современной психологии более характерно нравственность сделать именно предметом. Психология как наука имеет областью своего изучения человека, его внутренние душевные движения, способности, возможности. При таком понимании и нравственность должна стать предметом психологического исследования. Так оно, видимо, и происходит в традиционной психологии, и ученый, называющий себя психологом, вполне может заниматься нравственностью как предметом.

Когда нравственность становится понятием, с ней можно делать многое: анализировать, синтезировать, расчленять на составляющие, наблюдать ее эволюцию, движение, структуру.

Однако в самом человеке существует нравственное как жизнь, как то, что движет его внутренним поступком, определяет его чувства, характер его мыслей. И если представить себе, что кто-то пытается с нашим нравственным что-либо делать: исследовать, изменять, поправлять, — от такого вмешательства становится неуютно.

Нравственное подлежит созерцанию. Оно не может быть только предметом интеллектуального изучения, ибо полностью описать его не возможно. Полностью его может исследовать только сам человек, ибо только он может знать в себе то нравственное и то сокровенное, что происходит в глубине души как истинный поступок, как красота его внутреннего переживания, как опыт обретения в себе нравственного.

Только встретившись с собственным сокровенным, с возможностью внутренней, нравственной красоты, которая потенциально или реально, но непременно существует в каждом, человек может преобразоваться в нравственного. В этом — принципиальная разница между психологией нравственности и Нравственной Психологией.

В психологии нравственности возможен исследователь, который напишет диссертацию о нравственных качествах и свойствах, возможен докладчик, который будет говорить о высотах нравственного поведения и действия. При этом и исследователь, и докладчик могут быть людьми глубоко безнравственными. Если такая ситуация возможна в области изучаемой нравственности, то в Нравственной Психологии это немыслимо изначально. Ибо человек, возрастающий в Нравственной Психологии, непременно встречающийся с собственным нравственным, не может попирать это нравственное в себе. Непременно соглашаясь с нравственным в себе, в своих действиях, поступках и сердечных расположениях, он будет исходить из нравственного. Отсюда в Нравственной Психологии происходит постоянное изменение самого человека для обретения нравственной красоты.

В психологии нравственности такое изменение вовсе не обязательно. Там достаточно знания о нравственности, умножение этого знания и возможности передачи, пересказывания этого своего знания другим людям. При этом становиться самому нравственным не требуется. Неудивительно, что в психологии нравственности возможно бесчисленное множество преподавателей этики и нравственности, которые в своей реальной жизни вовсе не исполняют того, о чем они говорят.

В области же Нравственной Психологии обретение нравственной красоты начинается с самого исследователя, с самого говорящего. И если педагог или воспитатель сам не обретает в себе резервов нравственной красоты, не реализует в своих действиях и в сокровенных движениях души то, о чем говорит сам, подлинно нравственное воспитание подопечных для него невозможно.

Однако для многих подобное лицемерное состояние души обычно воспринимается как нормальное. И поэтому у такого преподавателя ученик будет схватывать прежде всего его душевную неправду. Но рано или поздно он поймет, что все это — одни лишь красивые, но пустые слова. К сожалению, именно поэтому сегодня для многих школьников лицемерие становится нормой поведения. На словах — одно, а на деле — совершенно другое.

В Нравственной Психологии и Педагогике такое рассогласование слова и дела невозможно. Цели и задачи Нравственной психологии и педагогике в том, чтобы соединить внутреннюю жизнь человека со словом, которое он произносит. И если он словесно учит детей каким-то нравственным поступкам, соответственно, он должен учить этому и своей реальной жизнью.

Опыт работы с учителями, и вообще с человеком обнаруживает, как далеко не просто реализовать в себе этот образ нравственной красоты. Оказывается, требуется специальная внутренняя работа, которую человек должен регулярно исполнять для того, чтобы восстановиться в нравственной красоте, которая когда-то была им потеряна. В этом смысле мы можем сказать, что область Нравственной Психологии и Педагогики является областью инонаучной. Что это значит? Значит ли это то, что это нечто, противоречащее науке? Нет, это нечто иное, чем наука.

В чем же инаковость? Инаковость в смысле иная область, иная сфера действий. При этом все научное принимается в область инонаучного. Но существует очень серьезная и принципиальная разница. Наука, в основном, занимается подтверждением некоторых предположений или гениальных догадок. Поэтому главная ее работа — подтверждать, находить, собирать доказательства и уточнять уже существующие теоретические положения. В результате предметом изучения науки являются однотипные, повторяемые явления. И если повторяемому явлению дается логическое объяснение, то оно считается научно объясненным. Поэтому ученые занимаются поиском доказательств, сбором статистического материала, который доказал бы правильность их суждения о том или другом явлении.

В инонаучной области не одинаковость, а как раз наоборот, различность является предметом внимания прежде всего.

Всякий человек является личностью, несет в себе оригинальное, уникальное, непохожее на других людей. И в этом его внутренняя красота, красота человека изначально сотворенного в любви, человека, который именно в этой своей неповторимости может быть любим.

Мы знаем, что предметы ремесла, которые непосредственно сделаны руками человека, не похожи друг на друга. Казалось бы, внешне вазы, которые сделал мастер, одинаковы, но вглядись в каждую и увидишь, что одна отличается от другой. Особенно у выдающихся мастеров, которые с великой любовью делают любую вещь. Будь-то ваза, меховое или вязаное изделие, — они несут на себе отпечаток особой любви, особое состояние мастера, которым он выполнял и творил именно данный предмет. И в этом — уникальность вышедшего из рук мастера.

Подобным образом руками Творца созидается человек, его бессмертная душа. Конечно же, в каждой душе есть все то, что делает его сродным со всеми остальными людьми, что свойственно ему как человеку, что вообще свойственно всем людям. Но особо любимым делает его то, что выделяет его среди других. Поэтому встреча с этой уникальностью, неповторимостью другого составляет для любви особую радость. Именно такой характер отношения человека к человеку является ведущим в Нравственной Психологии и Педагогике, именно в этом область Нравственной Психологии является инонаучной — ибо здесь значима встреча с уникальным другого человека, ученика, воспитанника.

Напротив, все злое в человеке: в родителях, в педагогах, учителях, вообще во взрослом пытается ошаблонить уникальное, превратить разнообразие в единообразие, свести к монотонности, к одинаковости, к рядоположенности, к солдатской выхолощенности, нивелировать личный облик. Педагогика, которая идет к такому единообразию, является ложной, не нравственной.

Нравственная психология и педагогика выделяет в человеке три составные части: телесное, душевное и духовное. Каждое из этих начал может искать своего совершенства и облекаться совершенным образом, а может падать, деградировать, низвергаться в пучину зла. Известно также, что воспитанный ребенок или воспитанный человек — это человек, в котором реализуется некоторая красота как в душевном, так и духовном.

Сегодняшний мир почти не знает области духовного, так как область духовного непосредственно связана с религией. Ничего не подозревая об этом, большинство людей духовное отождествили с искусством, хотя известно, что искусство, культура — есть всего лишь проявление вовне того, что является подлинно духовным.

Известно, что культура, особенно сфера искусства, получила свое интенсивное развитие в те исторические моменты, когда духовное в человеке начинало интенсивно падать. Упадок духовного в народе привел к тому, что лучшие из представителей сферы искусств стали пытаться доносить смыслы духовного, а значит религиозного, до конкретного человека языком душевным. Душевным языком изложено классическое искусство: литература, живопись, музыка. Именно оно доносит до современного человека смыслы религиозной истины, смыслы духовного, сокровенного, проникновенного, того, что духовный человек узнает через религиозный опыт. И если поначалу человек слышал и внимал призывам художников, писателей, музыкантов по восстановлению внимания к духовному, то затем он сделал для себя их произведения единственным началом духовного и поставил их на место первоисточника. В последующем, по мере оскудения духовного, он стал отвергать и самих классиков по причине непосильности и ненадобности раскрываемого ими «слишком глубокого смысла».

Сегодня это оскудение настолько велико, что современная молодежь просто отвергла все классическое. Оно ей скучно. Современному человеку нечем оживить то, о чем повествует Достоевский, о чем говорит Гоголь, что живописует Левитан, куда зовет нас Чайковский, о чем пишет в своей поэзии Пушкин. Восстановление духовного в сегодняшнем человеке — одна из самых трудных областей Нравственной Психологии и Педагогики.

Известны три закона, о которых мы будем упоминать в нашем курсе: Закон оскудения, Закон опережения и Закон хранения Душевных Сил или образа истины. Без знания этих трех законов настоящая педагогика невозможна, потому как невозможно объяснить причины происходящего сегодня с подростками, особенно с юношеством. Без этого невозможно понять, что происходит в развитии современного человека, почему сегодняшняя культура находится в таком упадке, в чем причины неспособности людей потерпеть друг друга, почему в современной школе делается такой акцент исключительно на знаниях.

Современному психологу и педагогу трудно до конца понять действие глубинных механизмов тех отношений, которые происходят между взрослыми и детьми, между детьми-сверстниками, между старшими и младшими. Ибо за той внешней суетой, которую мы пытаемся оправдать «объективной необходимостью» и «здравым смыслом», как-то уловить, понять глубинные течения и движения происходящего в человеке почти невозможно. В этом причина тех промахов, которые мы совершаем в межличностных отношениях, и тех тяжелых результатов, которые являются итогом по истечении многих лет безнравственного воспитания.

Как же вернуть сегодняшнего молодого человека к культуре, к классическому искусству, к мыслям о духовном, к стремлению обретения в себе духовного? Это, наверное, те проблемы, над которыми сегодня думает всякий вглядывающийся в будущее педагог, воспитатель, родитель, каждый, у кого душа и сердце болит за происходящее в нашем мире. И эта внутренняя позиция педагога и воспитателя является началом и основанием его нравственного самоопределения. Без нее обретение основ Нравственной Психологии и Педагогики невозможно.

Познание основ Нравственной Психологии и Педагогики возможно только там, где человек ищет нравственное. Там, где этого поиска нет, такое познание невозможно, ибо эти предметы деятельные.

Нравственная психология и педагогика обретаются только опытом жизни, и поэтому вне опыта в нее практически не войти. Нельзя только по содержанию учебника по Нравственной Психологии и Педагогике считать себя знающим этот предмет. И услышав несколько лекций по этому предмету, нельзя полагать, что теперь имеешь о нем представление, ибо представлять его нельзя, им нужно жить, его нужно опытно исполнять. И поэтому способ обучения в Нравственной Психологии и Педагогике совершенно иной, нежели тот, который присутствует и доминирует в современной школе.

На пути к осуществлению нравственного облика мы встречаемся с таким явлением, как эгоистическая натура человека, основание которой лежит в его Эго-ядре. Каждый ребенок с рождения имеет в себе это ядро Эго.

Долгое время существовало представление о том, что ребенок рождается как tabula rasa, т.е. чистая доска, а значит, все злое, что в нем проявляется, приходит извне, от социального. Но любой родитель, имеющий по меньшей мере двоих детей, видит, что злое в ребенке проявляется задолго до того, как он повстречается с ним в социальных условиях. Дети, еще находясь в колыбели, уже проявляют одни — каприз, другие — упрямство, третьи — злобность, четвертые — мстительность. Эти черты характера, которые более ярко проявятся во взрослой жизни, свойственны им уже с рождения. Это говорит лишь о том, что эгоистическое ядро в ребенке закладывается еще в утробном возрасте. Рядом с ядром Совести, формирующим в нем образ нравственного поступка, существует ядро Эго, которое, в свою очередь, формирует в нем безнравственное, и ищет в окружающей среде примеры и образцы такого поведения. В первую очередь — среди родителей, потом — среди воспитателей, а затем — среди окружения, в которое попадает сначала ребенок, потом подросток, а затем и юноша. В результате эгоистическое становится постепенно доминирующим.

В современной жизни нравственное не хранится в окружающих традициях, обычаях, в становлении человека. Оно не хранится в укладе, в образе жизни современных людей, оно, в основном расточается, попирается и уничтожается. Ввиду того, что эгоистические ценности стали ведущими, и материальная устремленность сегодняшнего человека к богатству, к статусному укреплению себя в мире и обретению позиций известности или значимости в социуме стали преимущественно эгоистическими, современный человек даже не подозревает о существовании в себе образа внутренней нравственной красоты.

Поэтому неудивительно, что эгоистическое ядро так ярко проявляется у детей современных родителей. Оно прежде всего выражено в их агрессивности, затем в их устремленности к материальным благам, наконец в их желании соперничать, опережать и становиться над другими.

Внешне такая картина и такая ситуация сегодняшнему педагогу понятна. Но причины, которые лежат во внутреннем, подсознательном механизме отношений между людьми, вряд ли известны большинству. Механизм эгоистических отношений между людьми, который сегодня определяет формирование разных группировок, среди подростков в особенности, для многих — загадка.

Для сегодняшнего педагога являются тайной сложные отношения, которые возникают в коллективе детей, подростков, взрослых людей. Для их разрешения необходимо раскрытие этой тайны.

Не может быть действенной педагогики, если педагог не владеет знанием о механизмах психопатических отношений человека с человеком. Равно как совершенно невозможно консультировать родителей и помогать им налаживать семейные отношения с детьми, не зная этих механизмов.

Раздел Нравственной Психологии, изучающий неправедные отношения между людьми, называется «Психопатический Круг». Он довольно емкий по содержанию, и ему будет посвящена отдельная книга.

Одним из самых значимых сегодня действий в школе и в детском саду является обучение. Учебный процесс в школе, казалось бы, достаточно отлажен, методик много и возможности достаточно большие. Однако опыт показывает, что основные резервы нравственных Сил Души в современной школе практически не используются. Таковые нравственные резервы проявляются при высвобождении души ребенка во встрече с окружающим миром. Если взглянуть на современную педагогику с позиций нравственных резервов, то мы обнаружим, что учебный процесс может получить совсем другое основание, другую широту и глубину.

В таком случае то, что сегодня ребенок узнает о мире в словесном представлении, может превратиться для него в реальное открытие реального мира. И тогда радость от встречи с жизнью мира становится непередаваемой. Мы знаем это по своему детству. Если вспомнить наши детские переживания встреч с природой, то, безусловно, по чистоте и глубине они несравнимы с тем, что мы чувствуем, повзрослев.

В большинстве своем рассказы, прочитанные человеком в детстве, не остаются в его памяти, а вот запечатления детства воспоминаются спустя и десять, и сорок лет. И даже на смертном одре человек вспоминает до деталей ту пронзительность жизни, которая была дарована ему в детстве. Возможно ли в школе на уроке переживать аналогичное? Да, возможно. Но для этого должна быть открыта совсем другая сфера души ребенка, и в Нравственной Психологии и Педагогике (мы по опыту знаем) это происходит.

Становление самого педагога, внутреннее высвобождение в себе резервов нравственной широты и красоты, позволяет и ребенка повести за собой в эту сферу сокровенной глубины, той тайны жизни, в которой реально возможна встреча.

Структура
человеческого «Я» В начале темы необходимо сказать несколько слов о представлениях, существующих в Нравственной Психологии относительно структуры человеческого «Я».

В Нравственной Психологии структура человеческого «Я» рассматривается как состоящая из пяти уровней. Все пять уровней проявляются в конечном счете в действии Воли, которая сама по себе не входит ни в один из уровней. Воля слышит либо Эго-ядро человека и поэтому действует по наказу Эго, либо слышит импульс Совести и поэтому действует по зову Совести. И в зависимости от этого внешний поступок становится либо эгоистическим, либо совестливым.

Первый уровень — это Способности[1], т.е. средства души, через которые человек взаимодействует с окружающим миром. Нравственная Психология выделяет шестнадцать ведущих Способностей, начиная от царственной интеллектуальной и заканчивая пластической, которая обеспечивает телесное или физическое действие человека.

Второй уровень — Эмоциональность. Это очень сложное образование души. Внутри этого уровня происходят основные закономерности запечатлений, восприятие детьми родительского способа бытия в мире, причем не только внешнего, что естественно, но и самого главного — внутреннего, т.е. тех душевных состояний, которые переживают взрослые и которые потом запечатлеваются в детях подсознательно и руководят ими во взрослом поведении. Механизмы запечатлений одни из самых стойких. Они позволяют ребенку улавливать то душевное содержание, которое несут в себе родители, то смысловое содержание, которое взрослые реализуют в своей жизни.

Третий уровень — это Эго-влечения или страсти человека. Само основание Эго представлено восемью фундаментальными Эго-влечениями, которые подразделяются на два и шесть. Два царственных — гордость и тщеславие. Гордость является царицей всех Эго-влечений человека, властно правит всеми остальными и наиболее энергетически обеспечена.

Шесть подчиняются первой из них — «матушке». Это влечение к пище, сексуальное влечение, влечение к деньгам и вещам, к гневу, к печали и, наконец, к праздности, т.е. беззаботному проведению жизни, своего времени, которое называют еще влечением уныния.[2] Уныние — это не значит «пригорюнивание». Влечение уныния подразумевает «уныл от дел», т.е. сбежал от дел, убежал от забот, от отклика на нужду других. Убежал куда? — К праздному проведению времени, в наслаждение, праздную радость или же в хмурое проведение времени, в унылую праздность, малодушие, одиночество.

Эти три уровня: Способности, Эмоциональность и Эго-влечения составляют Триаду Эго в человеке.

К счастью, в человеке есть более глубокий уровень, Четвертый по счету — Душевные Силы, благодаря которым человек слышит нужду других людей, в том числе и стратегическую, т.е. ту, которую человек испытывает в своем развитии от Эго-состояния до состояния нравственного. Эту нужду мы называем «стратегической», слышание ее, отклик на нее и помощь в ней человеку является на деле помощью в истинном его становлении.

И, наконец, Пятый уровень, еще более глубокий, наименее нам известный, таинственный, едва слышимый в каждом из нас и практически мало и редко поддерживаемый — это Совесть человека. Причем, Способности, Душевные Силы и Совесть составляют Триаду Совести.

Способности могут действовать как в Триаде Эго, так и в Триаде Совести, в зависимости от того, что в человеке преобладает.

Воля человека либо перехватывается Эго-влечением, помрачается им, либо, руководствуясь Совестью, через нравственные Силы Души соединяется со Способностями. Склонение Воли к Совести высвобождает ее из власти страстей (Эго-влечений) и формирует в человеке навык праведной жизни. Напротив, вовлечение Воли в страсти приводит к безнравию и проявлению разных степеней эгоизма.

Так, примером Способности, действующей в Триаде Эго, может служить врачевание, которое мастерски исполнялось на живых людях, например, в концлагере Освенцим в годы Великой Отечественной войны.

По Способности, погруженной в Триаду Совести (той же самой, врачевательной) человек слышит боль, болезнь других людей и участвует в их исцелении. Поэтому такой человек просто лечит, бескорыстно лечит других.

Видите, Способность одна и та же, а по склонности Воли может быть либо в Триаде Эго, где она делает одни поступки, либо в Триаде Совести, где выполняет совсем другое.

Рассмотрим каждый уровень подробно.

I уровень — Способности Самый первый уровень, поверхностно выходящий на отношения с окружающим миром, — это Способности.

Что такое Способность? Способность — это слышание свойств, внутреннего устроения и состояния самого предмета, на который она обращена.

...Сломалась машина. Подходит мастер. Пытается ее починить — не получается. Подходит второй. Тоже пытается — не получается. Подошел третий. Туда заглянул, там что-то повернул, где-то подкрутил, и машина заработала. Двое первых обращаются к нему с вопросом: — Что ты сделал?

Он отвечает: — Не знаю.

— Как не знаешь? Ты же что-то сделал?

— Слегка подкрутил...

— А откуда узнал, где и как надо подкрутить?

— Не знаю...

И он действительно не знает, как это в нем происходит, но явственно чувствует, что надо что-то сделать именно здесь, а не в другом месте. Это и есть Способность. Она вслушивается и слышит то, что происходит в самом предмете.

Когда мы говорим о Способностях, то имеем в виду именно то состояние человека, которое помогает ему общаться с миром. Люди способные не нуждаются в полной информации о предмете своего знания. Часть знания и чувства предмета содержит в себе их Способность. Поэтому, когда они начинают учиться в училище, в техникуме или институте, предмет своей Способности находят быстро и легко. Причем они его как-то схватывают. Это схватывание — действие их Способности.

Не имеющие Способности вынуждены запоминать. И они пока помнят, могут с этим предметом по алгоритмам как-то обращаться.

Каждый ученик имеет свою меру Способностей, данную ему от Бога. Большинство детей по природе своей не имеет сразу несколько ярко развитых умственных Способностей. В результате один ребенок легко усваивает физику, но не может усвоить русский язык, потому что у него нет Способности в усвоении русского языка, он его не чувствует. Поэтому он вынужден запоминать правила и навыкать ими пользоваться. Каждый раз, встречаясь с затруднением, учащийся вынужден вспоминать, перебирать их в памяти. А если готового рецепта в памяти нет, то данную ситуацию или задачу он решить не сможет. В то же время другие ребята русский язык вообще не учат. Когда их спрашивают правило, они отвечают на «2». Когда же пишут диктант, то пишут его на «5», потому что у них есть внутреннее чувство русского языка. Это и есть Способность.

Если сам учитель тонко чувствует русский язык (лингвистическая Способность), то во время урока он не пересказывает знания по русскому языку, а живет в русском языке по своей Способности. Это его проживание воспринимают способные ученики, и, благодаря душевному резонансу, Способность пробуждается Способностью.

Невозможно неспособному человеку выйти на кафедру и, рассказывая о русском языке, поддержать этим Способности своих учеников. Своим словом он будет создавать у них только действие рационально-рассудочное, логическое, но не действие по Способности к русскому языку. Более того, даже способный к русскому языку при таком учителе эту Способность свою практически не воспроизводит, она в нем гаснет. Если он в течение десяти лет школьного обучения так и не встретит учителя, живущего его Способностью, то дар, по закону резонанса, у него не раскроется. К одиннадцатому классу он, вероятнее всего, уже не будет чувствовать русского языка, а будет вынужден работать так же, как не имеющие Способности, — по алгоритму.

Существует обучение репродуктивное и обучение раскрывающее, или поддерживающее. Обучение репродуктивное преподает только внешние знания, а обучение раскрывающее возбуждает и поддерживает Способности в учащихся, а потому во многом зависит от состояния преподающего учителя: преподает он по Способности или по алгоритму. Учитель, живущий на кафедре в полноте своих Способностей, может раскрыть таланты, которые очень глубоко зарыты или очень скудны у детей или у студентов и практически ими даже не сознаются.


Просмотров 229

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!