Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Встретимся на Шизуока Эки, - говорилось там. – И не пропускай кендо, если не хочешь растерять навыки. 5 часть



- Он нарисовал его, да? – резко сказал он. Глубокий вдох. – Светлячок. Ты была рядом с ним, когда он рисовал.

Я почувствовала раздражение. Почему я должна перед ним отчитываться? Он звучал почти ревниво.

- Знаешь что? – спросила я, дрожа. – Это не твое дело. Забудь мои слова.

Он взорвался.

- Ты думаешь, это все игрушки?

Слова меня напугали.

- Я не должна тебе отвечать, Джун.

- Не во мне дело, - сказал он. – Каждую минуту с Юу ты подвергаешь опасности и свою, и его жизни. Весь мир. Забыла мои слова о бомбе? Зачем ты играешь с огнем, Кэти?

- Ты ничего не знаешь, - я села и обхватила рукой колени.

- Не знаю, - сказал он. – Но ты ведь знаешь? Ему становится хуже. Фейерверки, то, как ты отреагировала на нарисованный мной стакан с водой, и чернила вместо крови…

- И что мне делать? – спросила я. – Уехать из Японии?

- Юу захватит его Ками раньше, чем он научится управлять чернилами. Это станет смертельно для него или для тебя. Что-то еще было? Помутнение? Кошмары? Необъяснимые рисунки или что-то странное? Хоть что-то из этого…

- Нет, - соврала я, дрожа. – С ним все в порядке.

- Кэти, если ты истекала чернилами, значит, они пытались проникнуть в Юу. Он – магнит, он пробуждает чернила в тебе. Если он не придет ко мне за помощью, тебе будет больно, а потом пострадает и вся Япония. Это не игра. Тебе нужно держаться от него подальше.

Слезы застилали глаза. Жизнь без Томо… я не выдержу.

Его голос стал теплым и успокаивающим.

- Я знаю, что… у тебя есть к нему чувства, Кэти. Но если ты останешься с ним, это уничтожит вас обоих. Этого ты не захочешь.

- Другого выхода нет? – спросила я. Конечно, он был опасен, но он не мог причинить мне боль. Хотя на тренировке, если не Ишикава, это случилось бы.

- Мне очень жаль, - сказал Джун. – Пока Юу не обратится ко мне за помощью, он вряд ли будет… не опасным.

- А если… он присоединится к тебе? С ним все будет в порядке? – я не могла поверить, что говорю это.

Я слышала дыхание Джуна.

- Мне нужна твоя помощь, чтобы убедить его. С ним Ками вернут то, что по праву наше. Он перестанет терять контроль, он станет тем, кем должен быть.



Лучше ему не станет. Он превратится в монстра, которого боялся.

- Но пока этого не случится, тебе нужно держаться от него подальше. Он может отреагировать на расстояние, ему может стать хуже, но ужаснее всего будет, если ты вернешься к нему. Это словно наркотики, которые мой отец рисовал якудза. Тебе кажется, что без него тебе будет ужасно плохо, но с Юу ты можешь погибнуть. Он может погибнуть.

Я не знала, что сказать. Томо был Ками. От этой правды не убежишь.

- Мне очень жаль, - сказал Джун.

- Слушай, - отозвалась я. – Мне… еще делать уроки.

- Кэти…

- Има дэру йо, - выпалила я. Разговор окончен.

Он замолчал. А потом очень быстро ответил:

- Вакатта, - я понял.

Я нажала отбой и бросила телефон на пол.

Слезы лились по щекам, я всхлипывала.

Я-то думала, что смогу жить здесь с Дианой, Юки и Томохиро.

Я ошибалась. Я потеряю Томохиро, как потеряла маму.

Чернила должны были убить меня, когда я еще не родилась. Зачем жить, постоянно всех теряя? Как мне жить, если чернила постоянно останавливают меня?

Я плакала, но других вариантов не было. Выхода не было.

Чтобы спасти его, я должна его отпустить.

 

 

- Кэти-сан, можно вас на минутку?

Мы с Юки и Танакой замерли у двери класса. Сузуки-сенсей прислонился к столу и выжидающе смотрел на меня.

- Ждем во дворе, - прошептала Юки и скрылась за дверью. Танака похлопал меня по плечу и ушел за ней.



Я медленно подошла к столу, готовясь к тому, что обрушится еще одна часть моей жизни. Разве не видно, что мое сердце разбито? Если меня еще и в международную школу отправят, все будет кончено. Я разобьюсь на кусочки.

- Кэти, я хотел поговорить с тобой о недавнем задании, - сказал он, протянув мне проверочную по математике. Листок был полон красной пасты. Вместо оценок учителя в Японии ставили кружочек рядом с правильными ответами и крестик – рядом с неправильными, словно играли в крестики-нолики.

Я смотрела на океан красных кружочков.

- Не понимаю, - сказала я. – Здесь все… правильно.

- Да, - улыбнулся Сузуки. – Вам всегда хорошо давалась математика, Кэти, но меня радует это, - он указал на письменный ответ. – Я заметил, что вы стали использовать больше кандзи, и не только я. Учителя биологии и истории тоже этому рады. Вы стараетесь, и мы это видим.

Я готова была парить от облегчения.

- Спасибо, - сказала я, чуть склонившись.

Он кивнул и забрал листок, оставив его на столе.

- Но ваш уровень все еще далек от остальных учеников, Кэти. Ваме еще многое предстоит выучить.

- Знаю.

- Вы показали, что можете это сделать, но на это уйдет время. А уже октябрь. Конец учебного года в феврале. Если вы не хотите менять школу, что я предлагаю вам остаться на второй год.

В ушах звенело. Он ведь не мог такого сказать?

- Остаться?

- Я только хочу, чтобы вы были готовы к экзаменам, - сказал он. – Я слышал, что вам помогают Ватабэ и Танака, но им нужно и о себе подумать. Нельзя рассчитывать только на них.

- Я буду стараться, - сказала я. – Я не хочу на второй год.

- Я вас не заставляю, - вздохнул Сузуки. – Но как ваш классный руководитель, я тревожусь о ваших знаниях. Если вы этого хотите, то нудно работать. Не отвлекаться. Не ходить на кружки, прогулки с друзьями, парнями, а много учиться.

Отлично. Мир сговорился против нас с Томохиро.

- Я подумаю.

Сузуки кивнул.

- Я хочу помочь, Кэти. Как и всем моим ученикам.

- Знаю, - сказала я. – Спасибо.

Я вышла в коридор, направившись в гэнкан. Щеки пылали от смущения. Хорошо, но не достаточно. Но я разберусь с этими кандзи. Гэнкан был полон учеников, здесь было шумно и тесно. Я схватила туфли и поспешила во двор, где меня ждали Юки и Танака.

И не только они.

Томохиро улыбнулся, челка упала на его глаза.

Решимость во мне пошатнулась. Зачем он так на меня смотрит?

- Кэти-чан! – помахал мне Танака. Словно я их могла не заметить. Я только их и видела.

Я подошла и остановилась рядом с Юки.

- О, - сказал Томохиро; обычное приветствие.

- Привет, - отозвалась я, сердце колотилось. Он нахмурился, разглядывая меня. Он понял, что что-то не так.

- Я тут рассказывала новости, - сказала Юки. – Ниичан приехал на неделю.

- Отлично, - отозвалась я. – С ним будет не так скучно дома.

- О, это ведь не отпуск, - сказала она, помахав руками. – Он будет работать в Сенген Джинджа как представитель храма Итсукушима. Это храмы-братья.

- Какой Сенген? – спросила я, Томохиро побледнел. Джинджа – это храм, но синтоистский, а не буддийский. И это значит, что там ками.

- В районе Аой, - сказала она. – Немного западнее парка Сунпу. Поэтому… - она хитро посмотрела на меня. – Думаю, стоит сходить туда на двойное свидание и заодно встретиться с Ниичаном.

- Двойное свидание? – да она шутит.

Томо скрестил руки на груди и прислонился к каменной стене.

- Двойное свидание для встречи с твоим братом, Ватабэ? – спросил он. – Не очень-то романтично, - он пытался отказаться от похода в храм. Станет ли ему снова плохо во вратах?

Юки покраснела.

- Не совсем двойное свидание. Мы же с Танакой не встречаемся.

Танака поправил солнцезащитные очки на носу, его щеки были красными.

- Это отличный шанс для Юки пошпионить за тобой и Кэти, Томо-кун, - сказал он, Юки вскрикнула и ударила его по руке.

Томо усмехнулся.

- Это уже похоже на правду, Ичиру. Может, сходим вместо этого в кафе?

- Не могу, - сказала Юки. – Мне нужно увидеть брата. Мама попросила, - она держала коробочку бенто, обернутую синей тканью фурошики. – Это же большой храм. Кэти его еще не видела, и это романтическое место.

- Романтическое? – спросила я. – Храм?

Юки пожала плечами.

- Ну, да. Там ведь красиво. Храм построил Токугава. Он был важным самураем в Шизуоке. Там огромные тории и красивые сады.

Токугава. О, боже. Теперь понятно, почему Томохиро против. Он вообще сможет туда войти?

- У меня еще много домашки, - сказала я. – И Томо нужно готовиться к экзаменам.

- О, я все поняла, - сказала Юки. – Вы хотите сбежать в отель любви, да?

- Юки! – возмутилась я. Томохиро улыбнулся. Он склонился ближе и крепко обнял меня. Я вздрогнула, из-за такой близости в теле вспыхнул жар.

- Хочешь, чтобы мы начали прямо здесь? – хитро спросил он.

Юки и Танака покраснели.

Я вырвалась.

- Это возмутительно, не находишь?

Он рассмеялся и обнял меня крепче. Я оказалась слишком близко к нему и могла думать только о прошлом вечере. И о предупреждении Джуна.

- Томо-кун? – послышался робкий голос.

Шиори стояла у ворот, ее живот, каалось, стал еще больше.

- Шиори. Что ты здесь делаешь? Все в порядке? – спросил Томохиро. Он ослабил хватку, и я отошла в сторону, но Шиори успела увидеть достаточно. Ее щеки пылали, они сузила глаза.

Юки заметила и покраснела за меня. Она повернулась к Шиори.

- Это не твоя школа, тебя здесь быть не должно, - заявила она, уперев руки в бока.

- Простите, - сказала Шиори с милой улыбкой. – Но я же стою у ворот? Это не считается.

- У Юу-сана есть девушка, - заявила Юки. – Так что отстань от него.

Улыбка Шиори увяла.

- Полегче, Ватабэ, - сказал Томохиро. – Она это знает.

- Тогда что она здесь забыла? – проворчала Юки.

- Я хочу поговорить с Томо-куном, - сказала Шиори.

Танака кивнул ей.

- Ты меня помнишь? – спросил он. – Я был в том же кружке каллиграфии, что и Томохиро в начальной школе. Ты иногда ходила с нами домой после школы.

Шиори посмотрела на него, склонив голову.

- О. Что-то вспоминается.

- Он говорил, что ты ему как сестра, - улыбнулся Танака.

Шиори побледнела.

- Ох.

- Чэ, - пробормотал Томохиро и направился к ней. – Что такое?

- Просто я звонила тебе прошлым вечером, и ты был занят, - она мрачно взглянула на меня. – Ты постоянно занят. Я хотела увидеть, что все в порядке.

- В порядке, - сказал Томохиро. – Просто… многое изменилось, - он взглянул на меня, я сжалась. Мне было неловко, словно я все испортила. Я не хотела мешать, но все так и казалось. Если бы не я, если бы я отдалилась от Томо, они были бы вместе?

- Понятно, - опечалилась Шиори.

- Эй, - улыбнулся Томохиро. – Гэнки дашитэ. Выше нос, - он заправил прядь волос ей за ухо, внутри меня все пылало. – Скоро родится ребенок, и уже у тебя не будет на меня времени.

Как я смогу его бросить? Я даже не могла его видеть с другой девушкой.

- Я покончила со школой, - заявила Шиори. – Слишком много комментариев, все стало хуже, и меня попросили оставаться дома, пока я не рожу. Сегодня был последний день. Я думала, что мы сходим поужинать, чтобы день не прошел впустую. Может, шабу шабу? Я угощаю.

- Я… не могу, - сказал Томохиро. – Мы идем на двойное свидение.

Я твела взгляд. Он хотел рискнуть, лишь бы не идти с Шиори? Я же была рада. Я боялась, что он согласится, чтобы не рисковать в храме.

- Ох, - тихо сказала я.

- Шиори, мне жаль, - сказал Томохиро. – Давай сходим в кафе на выходных?

- Ага, - отозвалась она, и казалось, что она растает, что ее унесет ветерком.

- Стойте, - сказала я. Слово само вырвалось. Томо жертвовал ради меня… Я тоже могу жертвовать ради него. – Томо может идти.

- Кэти, я не ждал разрешения, - сказал он. – Я иду с тобой в храм.

Я покачала головой.

- Нет. Иди с Шиори, Томо. Это ее последний день в школе. Не надо оставлять ее одну, верно?

Томо смотрел на меня, я видела борьбу в его глазах.

- Демо… - тихо сказал он.

- Ии кара, - сказала я. – Все в порядке, - я ему доверяла, а так он мог не идти в храм. И, глядя на Шиори, я вспоминала, как Томохиро отталкивал меня, чтобы защитить. Это было ужасно. Я не хотела, чтобы он снова так поступал. Я не хотела, чтобы она осталась одна, хоть она и вела себя ужасно в поезде.

- Ладно. Идем, Шиори, - он смотрел на меня, надеясь, видимо, что я передумаю.

Шиори обрадовалась. Она выпрямилась и улыбнулась.

- Идем, Томо-кун, - сказала она. Обхватив его руками, она прижалась к нему и посмотрела на меня с довольной улыбкой. Я успела заметить ее взгляд. Она отпустила его и прошла к вратам, скрываясь за каменной стеной. Она приняла это как победу. Юки тоже это заметила.

- Юу-сан, - позвала Юки, Томо остановился. – Он ведь не твой? Ребенок?

Я вздрогнула.

Томохиро ответил мрачно:

- Ватабэ, я понимаю, что ты хочешь защитить Кэти. Я тоже этого хочу. Так что расслабься.

Юки сузила глаза.

- Юу.

- Не мой, - сказал он. – Так лучше?

Юки медленно кивнула.

- Если ты заставишь Кэти страдать, я тебя убью, понял?

Томохиро улыбнулся, покачав головой, тряхнув волосами.

- Понял, - сказал он. И они ушли.

- Идемте уже, пока тут не развернулась трагедия мирового масштаба, - сказал Танака.

Я схватила Юки за руку и пожала ее, пока мы шли в сторону парка Сунку. Она пожала в ответ.

Все же нет в мире никого лучше, чем лучшая подруга.

* * *

Над нами возвышались огромные красные тории – вход в Сенген Джинджа. Я понимала, почему Томо не хотел сюда идти, ведь зайти сюда можно было только через тории или врата ромон. За ними стояли здания ярких цветов – красного, зеленого и золотого. Было похоже на храм Токугавы на горе Куно, но этот был больше.

Юки и Танака спокойно прошли врата, болтая и смеясь. Я шла и думала о чернилах, что вытекали из порезов.

Я ведь не управляла ими? Смогу ли я пройти мимо охраны храма или упаду, как Томохиро?

Я сжала ладони в кулаки и медленно пошла вперед. Надо мной возвышалась арка красного, на столбах были рисунки, местами виднелось серое дерево. Я ждала реакции чернил, шепот или что-то еще. Но ничего не случилось, я прошла врата.

Я тихо выдохнула и поспешила к Юки и Танаке. Я осталась собой. Я осталась человеком. Может, во мне было слишком мало чернил, чтобы поднялась тревога. А, может, одна я опасности не представляла.

Я прошла за Юки и Танакой в небольшое здание, похожее на беседку. Зеленая черепица спускалась от четырех красных лучей, по краям здание было позолочено. Внутри стоял большой бассейн с извивающимися драконами на боках. Я поежилась, вспомнив дракона в Торо Исэки. Рядом с бассейном стояли бамбуковые плошки с длинными ручками.

- Чозуя, - сказал Танака, поднимая одну плошку. Он зачерпнул ею воды, а Юки опустила руки к воде. Я повторила за ней. Танака вылил холодную воды на наши ладони, и та по пальцам капала в бассейн.

- Для чего эта чозуя? – спросила я, потянувшись за полотенцем для рук. Все носили такие с собой, мое было розово-голубым, с большой желтой звездой и милыми рисунками. Это напоминало мне слоненка на платке Томохиро, но эту мысль я поспешила прогнать. Он был с Шиори. Они ужинали. Какая же я дура. Зачем я его отпустила?

- Просто ритуал, - пожала плечами Юки, вытирая руки и пряча свое полотенце в сумку.

- Разве это не для очищения? – спросил Танака. – Очищение на входе в храм. Я сам толком не знаю.

В Японии такое встречалось часто. Ты просто делал то, что нужно, не задавая вопросов. Мы шли мимо зданий, искали Ниичана. Над дверями были натянуты канаты, с них свисали белые листки. Повсюду было что-то, посвященное ками. Конечно, Томо не хотел сюда идти.

Я взглянула на врата ромон, подумывая, не мог ли Ниичан быть у другого входа, но за ними лишь виднелись машины, проезжающие по дороге.

Я развернулась обратно и вскрикнула. Золотой дракон виднелся над проходом, его рога упирались в потолок. Над ним была черная черепица. И все это было похоже на… чернила.

- Ты нашла Мизуноми-рю, - послышался знакомый голос, я вздрогнула. Рядом оказалось знакомое лицо.

- Ниичан! – я нашла брата Юки, который приютил нас, когда мы были летом в Мияджиме. Он показал мне движущийся рисунок в храме Итсукушима, который оживал только для Ками.

- Кэти, - улыбнулся он. – Рад тебя видеть, - он был в пыльных джинсах и свободной белой рубашке и зеленом поло, что было застегнуто не до конца. – Гэнки?

- Все хорошо, - сказала я.

- Это одно из сокровищ храма Сенген, - сказал он, указывая на дракона. – Это дракон Мизуноми.

- Мизуноми, - сказала я. – Мизу – это ведь вода?

Он кивнул.

- Он сделан из кои, - сказал он. – Они так хотели забраться на водопад, что не могли поверить, что это невозможно. Они не сдавались, и когда один из них добрался до вершины, ками превратили его в дракона.

Мое сердце замерло. Кои бились друг с другом, когда их нарисовал Томо, они кружились и сражались. Если бы он не остановил их, превратились бы они в дракона?

- Хорошо, что он здесь, - сказал тихим голосом Ниичан. – Когда храм горел, дракон, говорят, ожил и залил пламя водой. Он спас храм ради Токугавы. Конечно, это не совсем правда. Легенда, - он многозначительно посмотрел на меня, и я поняла, что это больше, чем миф. Там был Ками.

- Это не правда, - повторила я, он медленно кивнул. Мы друг друга поняли.

- Ниичан! – крикнула Юки. Они с Танакой спешили к нам.

- О, Юки, - рассмеялся Ниичан, взлохматив ее волосы. – Ичиру. Рад снова тебя видеть.

- И я, Ватабэ-кун, - отозвался Танака.

- Вот и хорошо, - рассмеялся Ниичан. – Но я тебя просил. Называй меня Соускэ.

- А это от мамы, - сказала Юки, передавая ему бенто.

Он взял коробочку и покачал ее.

- Спасибо. Решили помолиться за экзамены?

Юки закатила глаза.

- Будто мне это нужно.

- Нужно, - сказал Танака, и Юки ткнула его локтем.

- Мы просто принесли тебе бенто и хотели показать храм Кэти.

- Есть еще что-то интересное здесь, Ниичан? – тихо спросила я. Он понял, что я имела в виду.

- Ага, - сказал он. – Я кое-что покажу.

Он провел нас в главное здание, пройдя рисунки лошадей в полный рост.

- Они сбежали во время пожара, - сказал он. – Но вернулись, когда все успокоилось.

О чем он? Они живые? Я думала, чернила могут лишь двигать рисунки, но я тут же вспомнила рычащего инугами на стене… Я ничего не понимала. Но лошади были нарисованы… что еще нужно знать?

- Ниичан, о чем ты? – удивилась Юки.

Ниичан рассмеялся.

- Легенды.

В здании было темно, я едва могла разглядеть силуэты рисунков на стене.

- Небольшие неполадки, - объяснил Ниичан. – Здесь темно, потому что никак не починят лампы.

Я подняла голову и поняла, почему он привел меня сюда.

На потолке был такой же дракон, как тот, которого нарисовал Томохиро.

Он, словно змея, извивался кольцами, не спуская с меня глаз, пока я ходила по комнате. Его окружали облака тени, в которых мерцало золото.

- Это он, - тихо сказала я. Тело дрожало, словно скованное льдом.

- Кто? – спросил Танака.

Черт. Я сказала это вслух?

- Дракон, что спас храм, - сказала я. – Это все-таки был не тот золотой, да?

Ниичан рассмеялся и вывел нас из здания.

- Это сделали слуги Токугавы. Драконы приносят много проблем.

Конечно, ведь чернильный дракон не изрыгал пламя. Он собирался меня съесть, когда Томо нарисовал его. Но не сжечь.

И тут я поняла, что хотел донести до меня Ниичан.

Из-за дракона начался пожар. Может, он сбил свечи, а то и сам изрыгал пламя. Я не знала, но он явно пытался убить Токугаву, как и Томохиро. Они оба нарисовали его.

Мне стало не по себе. Я пробормотала извинение и ушла от остальных. Пока я бродила по территории храма, гравий хрустел под ногами.

Каждое поколение Ками боролось с чернилами. И, в конце концов, они проигрывали. И чернила не успокоятся, пока не получат Томохиро. Пока не сломают меня.

Почему? Я не видела в этом смысла. Я бродила мимо деревьев, уходя подальше от дракона. Я прошла киоск с омамори – защитными амулетами храма, что помогали во всем – в получении хороших оценок, любви, здоровье, работе. Девушка в киоске улыбнулась мне, она была в ярко-красных хакама и с белым верхом, напоминая разноцветного кендоука. Я помахала ей, показывая, что амулеты покупать не собираюсь, и пошла дальше, погрязнув в мыслях.

Я думала, что Аматэрасу защищает Японию. А если она хочет ее уничтожить? Разве Ками не были ее потомками?

Деревьев было все больше, а за ними оказалось практически заброшенное здание. Красивый феникс всех цветов радуги был нарисован на дверях, на соседних деревьях были канаты с белыми листиками.

Я села, прислонившись спиной к дереву. Я запуталась. Томохиро был проклят. Ками не находили способа справиться с чернилами. Как вообще теперь надеяться?

Я должна держаться от него подальше. Так он хотя бы проживет дольше. Черт! Почему все так повернулось? Почему все так сложно? Почему я тоже должна все терять?

- Кэти? – тихий голос Ниичана донесся из-за деревьев. Я оглянулась и собиралась встать, но он махнул мне, чтобы я оставалась на месте.

- Где Юки и Танака? – спросила я.

- Ищут тебя, - сказал он. – И думают, что я ушел ужинать. Я сяду?

- Зачем ты мне рассказал все это, Ниичан? Я думала, что ты не хотел, чтобы я думала о Ками.

Ниичан нахмурился, сев рядом со мной. Он поставил коробочку на траву и потянул за края ткани, пока узел не развязался, ткань открыла черную бенто.

- Я вижу все по твоему лицу, Кэти. И Юки держать рот на замке не умеет. Она уже рассказала мне, что ты встречаешься со старшеклассником, что любит рисовать и попадать в драки. И я подумал… и решил, что это связано.

- Это слишком опасно, - сказала я. – Это я уже поняла.

Ниичан кивнул, поднимая крышку бенто и оставляя ее на ткани.

- Юки о тебе беспокоится. И я сам не хочу, чтобы ты была в опасности.

- Не понимаю, Ниичан. Почему Ками так опасны? Разве они не должны защищать Японию?

- Кто тебе такое сказал?

Я удивленно уставилась на него.

- Но разве так не говорится в синто? Люди молятся в храмах о защите и расположении богов, так ведь? Например, просьбы об оценках, здоровье и прочем.

- Или они пытаются потакать ками? Даруют ли ками хорошее, или просто удерживают плохое? Думаешь, древним созданиям интересно слушать наши современные просьбы?

- Не понимаю, - сказала я.

- То, что мы считаем справедливостью, отличается от понимания справедливости сотни лет назад, - сказал он. – И ками сами в этом виноваты. Сложно понять, чего они хотят, но они всегда воевали друг с другом. Может, они хотят защитить Японию, может, хотят отобрать ее у нас. А может, их сил так велика, что в человеческих руках она выходит из-под контроля.

- Последнее вполне возможно, - сказала я. – Он не может совладать с этой силой, - я побледнела. – То есть…

- Я так и понял, - улыбнулся Ниичан, достав из коробки бутерброд. – Но остальным не рассказывай, ладно?

Я встала на ноги и повернулась к храму. Солнце уже садилось, его лучи мерцали на перьях феникса.

- А чей это храм? – спросила я, коснувшись красного столба.

- Отошимоя, - сказал он. – Этот храм очень похож на Итсукушиму.

- Но он не такой большой.

- Это не основное здание, - Ниичан откусил бутерброд, я ждала, пока он прожует. – Но он в честь дочери Сусаноо, как и храм в Мияджиме.

- Это ками ветра, да? – я не убирала руку от столба.

Он доел бутерброд.

- Да. Брат Аматэрасу, - он достал еще один бутерброд, задев рукой крышку. Она стукнула о коробку, напугав меня.

- Аматэрасу, - сказала я, глядя на феникса. Ниичан кивнул.

- Они не ладили, - добавил он. – Сусаноо управлял ветрами, но он же правил Йоми – миром тьмы. Это можно назвать адом, наверное.

В голове появилась мысль, медленно принимая четкий облик. Я едва могла с ней смириться.

Черт.

А если потомки были не только у Аматэрасу?

 

 

Голова кружилась. А если были Ками-потомки Сусаноо? Были ли они такие же злые, как он? Воевали ли они с Ками Аматэрасу?

- Ниичан, - выдохнула я, в горле пересохло. Он взглянул на меня. – Все Ками произошло от Аматэрасу? Точно?

- Да, - сказал он. – Конечно. Но это я так думаю. А что?

- А если это не так?

- Кэти. Пора забыть об этом, - Ниичан вытер рот рукой, крошки упали ему на джинсы. – Держись подальше от того мальчика. Не важно, чей он потомок. Ты сама знаешь, что он опасен. Сделай это хотя бы ради Юки. Забудь об этом.

Я открыла рот, чтобы ответить, но из-за деревьев появились Юки и Танака.

- Кэти, - помахал мне Тан-кун. – А мы тебя везде искали. Мы уже уходим.

Юки подошла к брату.

- Ниичан, ты знал, что мы ее ищем. Почему ты не позвал нас? – она шлепнула его ладонью по затылку.

- И-тэ! – возмутился он, потирая голову. – Юки, я же ем. Ты хотела, чтобы я подавился?

Я застыла и едва могла притвориться, что все в порядке. А если Томохиро – потомок Сусаноо? Может… он не зря зовет себя демоном. И, может, потому никак не смирится с силой?

- Идем, - сказала Юки.

Джун нарисовал стакан воды, и ничего не произошло. Он нарисовал змей, и они не напали на него или на нас.

- Кэти витает в облаках, - рассмеялся Танака, схватил меня за руку и повел за собой.

У Джуна был браслет с шипами, но у него почти не было шрамов на руках. У Икеды были, но у Джуна… я видела только следы вырезанных на коже кандзи.

Томохиро был чем-то другим. Джун был прав. Во всем был прав.

Мы прошли тории и отправились к станции.

- Ты притихла, - отметила Юки. – Все в порядке?

- В порядке, - сказала я.

- Так и знал, что Томо-куну нужно идти с нами, - рассмеялся Танака. – Она влюбилась в твоего брата.

- Грубиян! – крикнула Юки.

Томо. Я должна ему позвонить. Должна сказать.

Но я не могла. Он был с Шиори, а я – с Юки и Танакой. И что я ему скажу? Я тут узнала, что ты обречен. Да еще и потомок правителя ада.

Я пыталась успокоиться. Это лишь догадка. У меня нет доказательств, хотя все это имело смысл.

На станции мы распрощались. Я немного подождала, глядя на путь домой. Томо еще, наверное, с Шиори, но я не могла держать все в себе.

И я побежала, но не к Диане.

Уже почти стемнело, когда я добралась до школы Катаку. Глупо было приходить. Джун мог уже уйти домой.

Я стояла у ворот, не желая заходить на территорию школы. Я помнила реакцию Юки на Шиори. Она, конечно, защищала меня, но я не хотела, чтобы меня сейчас прогнали так же.

Я смотрела на стоянку возле школы. Среди прочих, там стоял и черный мотоцикл Джуна.

В кабинетах горел свет. В высшей школе могли быть занятия кружков и в такое позднее время. Впрочем, было не так и поздно, просто солнце уже садилось.

Я прошла мимо девушек с ракетками в руках и узнала одну из них.

- Хана?

Она вскинула голову, в руках она сжимала теннисный мячик и ракетку.

- О, американка, - сказала она. – Друг Такахаши. Прости, имя я не запомнила.

- Кэти, - сказала я. – Я Джун… Такахаши еще в школе? – как его лучше было называть?

- Да, - сказала она. – Турнир на выходных. Он терзает младших кендоука.

Хана отвела меня к спортзалу, но там было тихо. Она приоткрыла дверь и заглянула.

- Тренировка, похоже, закончилась.

Я не успела.

- Н его мотоцикл на стоянке.

Она пожала плечами.

- Может, переодевается. Подожди его, если хочешь.

- Спасибо, - сказала я. Мы вернулись во двор, Хана помахала и ушла с подругами. Я села на скамейку недалеко от стоянки, глядя на его мотоцикл. Я выглядела как влюбленная дурочка, и я это понимала. Так Хана, скорее всего, и думала, особенно, после того как я назвала его Джуном, но она ничего не сказала. Может, ей нравилось, что я зову его по имени, как и ее, и это напоминает ей о Калифорнии. Может, она просто была вежливой.

Сусаноо. Почему я не подумала раньше? Томо отличался от других Ками. Он не мог сдерживать силу. Он проигрывал ей. Пустой взгляд, шинай, что летит на меня… это все Сусаноо. Должен быть.

Я услышала шаги, дверь школы захлопнулась. Джун. В сумерках мерцала его серьга и сияли светлые пряди волос. Он сменил школьную форму на темные джинсы, футболку и жилетку с меховыми вставками. Меха, как по мне, было слишком много, но я и не разбиралась в японской моде. А он выглядел, как крутой и оригинальный известный поп-певец Японии.

Он подошел к мотоциклу, повесил на руль сумку и заметил меня, когда уже собирался взбираться на сидение.

- Биккришта, - выдохнул он. Я его напугала.

- Джун, - сказала я. Называть его по имени было странно.

«Это наш секрет».

Но называть его Такахаши было бы еще хуже, он начал бы возмущаться.

- Прости, это я.

- Все в порядке? – спросил он. – Юу… он…

- Он в порядке, - сказала я. – Но нам нужно поговорить.


Просмотров 187

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!