Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Встретимся на Шизуока Эки, - говорилось там. – И не пропускай кендо, если не хочешь растерять навыки. 4 часть



Черт. Похвастать грамотностью не удалось.

Ишикава откинулся на спинку стула, скрестив руки на груди.

- И все-таки что там случилось, Юуто?

- Я отключился, - сказал Томохиро, глядя на меня. – Я не мог сосредоточиться. Я словно был во сне, где нельзя управлять своими действиями и мыслями. Ты понимаешь, что что-то не так, но поменять ничего не можешь.

Официантка вернулась с ингредиентами в большой чаше. Готовить умел только Томо, он и принялся все перемешивать.

- Нельзя так продолжать, - сказала я. – Сначала ромон, теперь тренировка. Как думаешь, почему ты теряешь контроль так часто?

- Погоди, это уже случалось? – спросил Ишикава.

- Ага, еще и тогда, когда твоя банда пыталась его схватить, Ишикава, - вздохнула я. – Помнишь огромную голову демона и чернильные крылья? А его взгляд, когда он рисовал пистолет? И вообще, с каких пор ты участвуешь в этом обсуждении?

- Моу! – сказал Ишикава, поднимая руки. – Хватит! Блин. Конечно, я помню, но не знал, что тот страшный взгляд и потеря контроля связаны. Юуто мне ничего не рассказывал.

- И правильно сделал, - сказал Томо. – Ты меня выдал, Сато.

- И мне очень жаль, - ответил Ишикава. Он забрал миску у Томо и высыпал ингредиенты на большую сковороду, где от них тут же пошел пар и шипение. – Я думал, якудза тебе помогут. Сделают тебя богатым, защитят, и все такое. Ты ведь помогал мне с моими стычками.

- Не помогал, - сказал Томо. – А убеждался, что тебя не убили.

- И это помощь.

- Я помогал тебе, а не якудза, понял? Я такую жизнь не хочу, Сато.

Я схватила одну из металлических лопаточек и принялась приподнимать лепешку. Я вдыхала запах капусты, бекона и лапши.

- Знаю, - сказал Ишикава. – Я лишь думал… Забудь.

Я не знала, о чем он думал. Все запуталось. Он завидовал Томо? Или все же думал, что тому с якудза будет лучше?

- Как вообще можно подумать, что это хорошая идея? – спросила я.

- Не все якудза плохие, Грин, - Ишикава взял лопаточку и приподнял окономияки. Он скривился и потер плечо. – Помнишь землетрясение в Кобэ? Цунами? Они помогали. Она раньше правительства отправили вертолеты и помощь!



- Мы не об этом, - сказала я. – Проблема в том, что Томо теряет контроль, и в том, что из-за тебя полиция думает, что кто-то напал на тебя и Такахаши из-за турнира кендо.

- Усо, - недоверчиво выдохнул Ишикава, его глаза расширились. – Правда, Юуто?

Томохиро забрал у меня и Ишикавы лопатки. Он перевернул лепешку, и от вкусного запаха я сглотнула.

- Остался только один сильный участник префектуры, - сказала я. – И ты смотришь на него.

- Черт, - отозвался Ишикава. – Не беспокойся, Юуто. Я вообще ничего им не говорил. Я не помню, как меня подстрелили, - усмехнулся он.

- Ты можешь относиться серьезнее? – возмутилась я. – Это не шутка. А если бы они решили, что это Томохиро на вас напал? Ты хотел, чтобы его начали проверять? – я тут же пожалела о своих словах. – Ой, прости.

- Все хорошо, - сказал Томохиро. Он сосредоточился на лепешке и скрывал эмоции.

- Я не хотела. Просто…

- Спокойно, Грин.

- Заткнись, Ишикава.

- Хватит уже, - сказал Томохиро, разрезая лопаткой лепешку. Я потянулась за соусом, а Ишикава рисовал зигзаги майонезом на своем кусочке. – Мы ушли от темы. Проблема: почему я теряю контроль? Я, похоже, знаю ответ.

Я. Из-за меня. Я знала, что он скажет это. Мы знали, что это так. Он положил кусочек окономияки мне в тарелку, я отломила палочками край и попробовала соленую лапшу с беконом.

- Все потому, что я не рисую, - сказал Томохиро.



- Что? – спросила я. – Ты уверен?

Он кивнул.

- Кошмары тоже стали хуже. Это как река. Спокойно течет, и все в порядке, да? А теперь перекройте реку плотиной. Она сдержит воду, но потом – бам! И плотину смоет.

- Значит, если не рисовать, все становится хуже, - сказала я. Томо взглянул на меня, я знала, что он рассказал лишь о части проблемы. А другая часть была о нас. Все было хуже, когда я была рядом.

- Что значит «хуже»? – спросил Ишикава. – Лица демонов, драконы, пистолеты, потеря контроля и нападение на Грин. Куда еще хуже?

Томо не знал, что Джун сказал мне, что он словно бомба. Что кровь Ками возьмет верх, что он проиграет.

- Такахаши хочет меня использовать, - сказал Томо. – Как и якудза, но масштаб серьезнее. Он собирает армию Ками, а я ему нужен как оружие.

- Ты шутишь? – глаза Ишикавы расширились. – У тебя такие проблемы, а ты мне не рассказывал? И это называется лучший друг, Юуто?

Томохиро отвел взгляд.

- Ишикава, - вздохнула я. – Томо тебя защищал, как и меня. Он не хотел, чтобы мы пострадали, когда плотину смоет. Он куда лучший друг, чем ты заслуживаешь, а потому закрой рот.

Ишикава замолчал и отвлекся на еду. Я, видимо, все-таки попала в цель.

- Тебе придется снова рисовать, Томо, - сказала я.

Он кивнул.

- Прости, что из-за моего глупого эксперимента пострадал ты.

- Теперь мы хотя бы знаем, что отказ от рисования – не выход.

Мы доели, заплатили и вышли на холодную улицу.

- Мне нужно домой, пока мама не увидела, - сказал Ишикава. – Она бьет сильнее, чем Ханчи, - он рассмеялся, но я поежилась. Я не хотела больше пересекаться с боссом якудза.

- Увидимся позже, - сказал Томо. Ишикава помахал и медленно пошел прочь. Телефон Томо зазвенел, он потянулся за ним.

- Шиори? – предположила я. А кто же еще?

- Ага, - сказал он. – Хочет встретиться. Секунду, я скажу ей, что занят, - он принялся печатать ответ, а я отошла в сторону.

Я взглянула на удаляющегося Ишикаву. Он слегка хромал, рука свисала с той стороны, где у него была рана. Но его хромота напомнила мне о благодарности. Он спас Томохиро жизнь, а еще мою. И если бы не он, я бы тоже хромала.

Я поспешила за Ишикавой и коснулась его руки. Он замер и склонил голову в незаданном вопросе.

- Эй, - сказала я. – Спасибо. За то, что спас меня.

Он фыркнул.

- Это не ради тебя, Грин, - он взглянул на Томо, что склонился над телефоном, челка закрывала его глаза, он быстро нажимал кнопки. Глаза Ишикавы блестели, он тихо сказал, - Это ради него.

Я убрала руку и уставилась на него, а он смотрел на Томо. Он отшатнулся, криво ухмыльнулся, легонько похлопал меня по плечу и ушел.

Я смотрела ему вслед. Его взгляд… Я тоже так смотрела на Томо.

- Кэти-чан, - сказал Томо, я обернулась. Он покачал телефоном. – Я закончил. Идем.

Я кивнула, мы направились в сторону станции.

- Шиори в порядке?

Томо вздохнул.

- Я начинаю подозревать, что она издевается. Прошлые несколько раз я приходил на помощь, а ей просто было одиноко.

- Ей просто нехорошо из-за беременности и одиночества, - сказала я. Солнце уходило за горизонт, освещая улицы золотом. – Теперь домой? Или еще куда-то?

- Мне еще к экзаменам готовиться, - сказал Томохиро.

- А.

- Но я планирую подготовку пропустить. Есть дела важнее, особенно, после случившегося на тренировке, - он усмехнулся, челка упала ему на глаза.

Я вскинула брови, пытаясь скрыть свою реакцию.

- Это не помешает тебе сдать экзамены?

- А как у тебя с кандзи?

- Откуда ты узнал?

- Видел, как ты изучала меню, - сказал он. – И догадался.

- Сузуки-сенсей пригрозил, что меня переведут в международную школу.

Он был встревоженным и взял меня за руку, переплетя пальцы. Его ладонь была теплой, и мне нравилось такое прикосновение.

- Тебе помочь? Я могу тебя подтянуть.

- Юки и Танака помогают мне каждый день за обедом, - сказала я. – Но помощь лишней никогда не будет.

- Конечно. Но… есть еще одна проблема, - он медленно вдохнул. – Мне нужно рисовать. И я не хочу подвергать тебя опасности, но…

- Но тебе нужен кто-то, кто не даст тебе потерять себя, - сказала я. – Уверен, что я смогу? На тренировке не получилось.

- Но во вратах ты смогла. И если ты будешь рядом, я буду бороться сильнее, чтобы не потерять контроль. Это точно.

Я кивнула.

- Ладно. Но никаких баночек с чернилами, ладно? И без драконов.

Он усмехнулся и согласно кивнул.

- Идем.

* * *

В этот раз мы сели на автобус на станции, и поездка до Нихондайры выдалась короче, а потому это вполне могло заменить Торо Исэки. Мы отправились на поляну за гостиницей возле огромного дерева и прудов.

Томохиро сел под деревом, я устроилась рядом. Уже появились звезды, а вид на гору был невероятным. Фудзи была тенью вдали, мы видели залив Суругу, на нем мигали огнями корабли, а на берегу светились фонари.

- Ночью еще красивее, - прошептала я.

- Как я и говорил, - усмехнулся он, - я рад, что ты это увидела.

Я написала Диане, что буду допоздна в школе учить с Юки кандзи. Я снова чувствовала себя виноватой, но она не разрешила бы мне быть ночью с Томохиро, да еще и так далеко от дома. В этом она уже напоминала маму, а не тетю.

Томохиро достал из сумки блокнот. Несмотря на всю опасность, ведь он мог потерять контроль, мое сердце затрепетало при виде черной обложки. Может, в Томохиро и был опасный Ками, но там была и красота. Его рисунки были прекрасными. Вспомнить только тех бабочек, трясогузок, цветы сливы и звон фурин. Тот день я никогда не забуду.

Томохиро открыл блокнот, оттуда выпало несколько отдельных страниц. Он собрал их и сунул в сумку.

- Что там было? – спросила я.

- Глупые наброски.

Я нахмурилась. Что с его голосом?

- Дай посмотреть.

- Они уже перечеркнуты, - сказал он. – Я нарисую новые. После такого перерыва рисунки могут быть еще сильнее.

- Мне отойти?

- Я нарисую что-то безобидное, - сказал он. Взяв ручку, он снял с нее колпачок.

- Безобидное? – все, что он рисовал, было таким. Но у цветов были шипы, колокольчики фурин были острыми по краям. Но он уже рисовал.

В темноте было сложно разглядеть линии на бумаге. Я вдруг стала видеть лучше, все вокруг становилось ярче.

Вспышки серебряного света мерцали вокруг меня, пока Томохиро рисовал. Они мерцали в темноте повсюду, как разобщенные фейерверки, то появляясь, то пропадая. Некоторые взрывались.

- Светлячки, - сказала я, поднимаясь на ноги. Их было целое облако, они окружали ветви дерева, словно были привязаны к ним и покачивались, вспыхивая и угасая. Дерево сияло, страница перед Томохиро светилась, а он рисовал дальше. – А из гостиницы не заметят? – выдохнула я.

Томохиро улыбнулся.

- Сезон кончился, - сказал он. – Туристов нет, гостиница закрыта.

Так вот почему вокруг так тихо.

Я отошла на поляну, светлячки окружали меня. Интересно, смогу ли я их коснуться рукой? Они мерцали, появляясь каждый раз на новом месте.

- Красиво, - сказала я, - но ими сложно управлять.

Он рассмеялся.

- Они не опасны, - сказал он. – Это для света. Свеча сожгла бы тут все. И мой блокнот тоже.

Он был прав. Рисовать огонь опасно. Но светлячков можно было писать только… волшебными. Их крылья трепетали, словно бумажные, они гудели в воздухе вокруг меня, но светились серебром, а не привычным золотым или зеленым светом, и пока я шла сквозь них, раскинув руки, мне казалось, что я в сказочной стране. Их свет отбрасывал тень, что постоянно двигалась.

Томо вскрикнул, я резко обернулась.

- Ты в порядке?

- Кэти, - сказал он, протягивая руку. Я поспешила к нему и обхватила его ладонь, опуская на траву.

- Что такое? – спросила я. Свет мерцал на его лице, отбрасывая тень. Капли пота стекали по его лбу, глаза были странными.

- Голоса, - выдохнул он. Я склонила голову, а он дрожал. Я слышала ветер, он гудел из-за шипения. – Я не могу.

Я сжала его ладонь.

- Ты можешь, Томо. Это всего лишь чернила. Ты управляешь собой, - он смотрел мне в глаза и тяжело дышал. Светлячки окружали нас, словно торнадо, быстро кружась. – Их нужно зачеркнуть?

Он покачал головой.

- Просто… не уходи, - я кивнула. Он смотрел мне в глаза и искал силы. – Меня словно пытается сбить течением, - выдохнул он. – Это… сначала приятно, но… теперь слишком сильно.

- Ты сильный, - сказала я. – И я рядом.

Он крепко сжал мои ладони, шло время. Я пыталась не думать о том, что ему было приятным. Мне нравились его рисунки, но меня пугало, что ему понравится терять контроль. Он явно не это имел в виду. Его хватка ослабла, он уже не дрожал. Светлячки замедлились и снова разлетелись над поляной.

- Лучше?

Он кивнул.

- Ятта, - сказала я, он рассмеялся.

- Рано еще праздновать, - сказал он.

- Как ты себя чувствуешь?

- Лучше… и хочу что-то еще нарисовать, - он отпустил мои руки и взял ручку.

- Точно?

- Так должно быть, - ручка запорхала над бумагой. А если… это не его идея, а мысль Ками?

Что-то загорелось в пруду.

- Что ты рисуешь?

- Посмотри, - я слышала по его уставшему голосу, что он улыбается.

Я медленно и с опаской шагнула вперед. А если на меня что-то прыгнет из воды? Но свечение в воде было не больше моей ладони, лишь немного шире. Силуэт кружился в воде.

Это был бумажный карп кои, его глаза были черными, чернила поблескивали на его плавниках. Он неестественно мерцал, шевеля плавниками, скользя в темной воде. Его черные и серебряные чешуйки мерцали в сиянии светлячков. Рядом с ним появился еще один силуэт, словно шар света, и теперь в пруду кружили два кои. Потом появился третий, вскоре весь пруд сиял, рыбы рисовали светящиеся узоры в воде.

Я едва слышала Томохиро, когда он появился рядом со мной. Я чувствовала шеей его дыхание, он обнял меня, глядя через мое плечо на кои.

- Доу? – тихо спросил Томохиро, шепча мне на ухо. – Что думаешь?

Я повернулась в его объятиях лицом к нему, утонув в его взгляде. Светлячки были и в его волосах, отбрасывая на его лицо и свет, и тень. Он был похож и на принца, и на демона. Свет и тень плясали, словно от сияния свечи, я не знала, какой из обликов ему ближе.

Но я знала, что хотела, чтобы он принадлежал мне.

Я приподнялась на носочках, прижавшись губами к его губам. Он обхватил меня крепче, прижимая к себе и целуя в ответ. Голова кружилась. И каждое его прикосновение вспыхивало на коже.

Светлячки опускались ему на руки, ноги, пояс его джинсов. Они мерцали. Они путались в моих волосах. Я чувствовала, как они щекочут кожу бумажными крылышками.

Мы с Томо были укутаны звездами, окружены тысячами сверкающих крыльев.

Меня напугал громкий всплеск. Мы застыли, цепляясь друг за друга и оборачиваясь.

Призрачно-белый кои плыл на поверхности воды, словно его выбросило на сушу, он в отчаянии бил хвостом. Рыбы суетились, еще больше появлялось на поверхности. В воде расплывалась алая кровь, темная в свете луны.

Я прижала ладонь ко рту.

- Они убивают друг друга.

Томохиро поспешил к блокноту, схватил ручку и перевернул страницу. Он зачеркивал рыб, пересекал линиями их шеи и плавники. И рыбы по одной всплывали брюхом вверх, пока пруд не стал могилой тускло мерцающих кои.

Они таяли, становясь черными спиралями в воде, растворяясь в ней. Часть чернил уносил ветер, они становились золотистой пылью и мерцали среди серебряных светлячков.

- Кусэ-йо, - выругался едва слышно Томо. – Почему всегда что-то идет не так? – и тут меня что-то укусило.

- Ай, - сказала я, хлопнув по шее. Пальцами я задела крылья светлячка, он упал на траву и угасал.

Еще укус.

- Ой! – Томохиро еще не смотрел. – Что такое? – выпалила я, и он поднял голову.

- Доушита? – спросил он. – В чем дело?

И тут я поняла, что снова помешал языковой барьер. Ай и ой на японском звучали иначе, он даже не понял, что я сказала.

- Итаи! – сказала я, отбрасывая светлячка с ноги. Томо посмотрел на меня с ужасом. Светлячки снова собирались, становясь серебряным облаком. Они гудели в унисон. И облако помчалось на меня, я закричала и упала на землю.

- Кэти! – он занес ручку над страницей.

Послышался взрыв, сотни светлячков разбились в один миг.

Они падали, словно звездочки, словно замедленный фейерверк.

Меня охватила печаль. Я вытянула руку, пытаясь поймать падающие тела. Они были невесомыми. Словно их и не было.

Мне стало плохо, пока я смотрела, как их свет угасает. Все пошло не так.

Мир кружился, я слышала крики Томохиро. Перед глазами что-то кружилось, словно я спала.

Я падала, ветви темного дерева появились надо мной.

Томохиро поймал меня, его руки обхватили мои плечи, осторожно опуская меня на траву под деревом.

- Кэти, - сказал он, его голос слышался эхом. Звезды перед глазами угасали и падали.

- Острые звезды, - услышала я свой голос. Болели порезы на запястьях. Томохиро выругался и снял рубашку, встряхнув головой, укрыв им мои голые руки. Он пропал, а я смотрела на падающих светлячков. Над ними темные тучи медленно двигались к горе Фудзи. Погасли последние огоньки, поляна погрузилась во тьму. Я медленно дышала, со мной было что-то не так. Я касалась пальцами травы, пытаясь прийти в себя.

- Кэти, - сказал Томохиро, его теплые руки убрали волосы с моего лица. – Ты в порядке?

- Не знаю. Мне не по себе.

Он вытащил банку с чаем с молоком и с треском открыл ее. Он приподнял мою голову. Сладкий холодный напиток полился мне в рот.

Он отбросил банку в сторону и склонился надо мной, перетаскивая меня к себе на колени. Его теплый живот оказался рядом с моей щекой, я видела мышцы, натренированные кендо. Лунный свет очерчивал множество шрамов на его правой руке. Я скользила по ним кончиками пальцев, и некоторые шрамы были гладкими, а некоторые – недавно зажившими.

Моя ладонь коснулась его плеча, и мы увидели, что по моему запястью стекает кровь.

И потрясение помогло мне взять себя в руки.

- Что случилось? – спросила я, моргая. Я села, но голова закружилась, и я прижалась к Томохиро.

- Светлячки покусали тебя, - сказал он. – Прости, Кэти. Чэ, опять я все испортил.

- У меня течет кровь, - выдохнула я, но Томо уже искал в кармане платок. Бедный слоненок, что промок из-за чернил на фестивале, теперь был пропитан моей кровью, Томо осторожно вытирал мои запястья.

- Не понимаю, - сказал он. – Укусы не глубже, чем порезы от бумаги. Больно, но не серьезно. Может, у тебя аллергия…

Он замер, его глаза расширились.

- Что такое?

- Ничего, - сказал он, снова вытирая мою руку.

Я забрала у него платок.

- Кэти, - он попытался вернуть его.

Я застыла.

Я истекала чернилами.

 

Сердце колотилось. Что происходит? Я отбросила платок подальше.

- Я истекаю чернилами, Томо. Почему? – я смотрела на укусы на руках, из каждого вытекали тонкие струйки чернил.

- Кэти, все в порядке, не бойся. Такое уже происходило?

- Конечно, нет, - мой голос дрожал. Слезы застилали глаза. – Что со мной творится?

- Ладно, - сказал он. – Сначала остановим кровотечение, а потом подумаем, хорошо?

Я дрожала. Чернила были не раз на руках Томо, но он никогда ими не истекал. Почему же я истекаю чернилами? Почему сейчас?

Я уже не могла притворяться, что я – нормальная. Джун был прав. Во мне были чернила.

Томо своей рубашкой вытирал укусы, прижимая ткань, пока течение не остановилось. Он молчал, осторожно касаясь тканью порезов, погруженный в мысли. Последние два укуса истекали кровью, что уже немного успокаивало.

- Похоже, перестало, - сказал он.

- С тобой такое случалось? – тихо спросила я. – Ты истекал чернилами?

Он покачал головой.

- Никогда.

- Отлично, - сказала я. – Просто прекрасно.

- Прости, - отозвался он. – Я идиот. Просить тебя прийти сюда, а потом начать использовать чернила. О чем я вообще думал? Дурак.

- Поздно себя корить, Томо. Если ты не заметил, то способности Ками тут не только у тебя.

- Как ты можешь быть Ками? Не понимаю, - сказал Томо.

Я зажмурилась, щеки пылали. Я ведь могу рассказать ему о том, что узнала от Джуна, не упомянув наши встречи?

- Ниичан, брат Юки, назвал меня искусственным Ками, - сказала я. Уж лучше Ниичан, чем Джун.

Глаза Томохиро расширились.

- Что?

- Я не родилась Ками, - сказала я. – То есть, родилась, но… случайно. Мама отравилась чернилами, когда была беременна, и они как-то проникли в меня. Я спросила у Дианы, и она подтвердила. Мама съела что-то нарисованное, и ей было очень плохо.

- Почему ты не рассказывала? – прошептал он. Словно бумажные кои, он был бледным.

- Я пыталась, - сказала я. – Но ты не верил, что я – Ками.

- Ага, о таком я еще не слышал. Созданный Ками.

- Это странно, - сказала я, - но ведь и чернилами я истекала не просто так. Что нам теперь делать?

- Не знаю, - ответил Томо. – Но я защищу тебя. Обещаю. Я знаю, что многое порчу, но я пойму, как этим управлять, - он ударил кулаком по земле. – Черт! Ничего не получается. Я теряю контроль, когда рисую и когда не рисую, и как же я собрался тебя защищать? – его глаза мерцали в лунном свете. Они были темными, и казалось, что он заплачет. Он выглядел растерянным и недовольным. Мне было больно видеть его таким.

- У тебя получится, - сказала я, коснувшись его щеки. – И я защищу тебя, Томо. Мы найдем выход.

Он взглянул на меня, в глазах блестели сдерживаемые слезы. Взгляд скоро станет холодным. Я это знала. Он закроется, отдалится от меня.

- Мы ходим по минному полю, Кэти, - сказал он. – Если я хочу тебя защитить, то почему продолжаю тебя ранить?

Я думала почти о том же. Почему мне не хватает сил держаться от него подальше?

- Мы найдем выход, - сказала я. – Я не хочу, чтобы ты отстранился.

Он прижал ладонь к моей.

- Я тоже не хочу, - отозвался он. – Не хочу. И не могу.

Я схватилась за его плечо и приподнялась. Он придерживал меня за спину, склоняясь ко мне.

- Ябаи, - прошептал он. Опасно. И его губы коснулись моих, все остальное забылось.

Он рухнул на меня, прижавшись теплой грудью к моей. Я скользила пальцами по его шрамам, он дрожал, слышалось негромкое рычание. Пряди его медных волос щекотали мою кожу. Он целовал мою шею. Его спина под моими пальцами была горячей.

Я не могла ни о чем думать. Потому Диана и не отпустила бы меня на пустую поляну с красивым мальчиком, но я забыла об этом. Я хотела, чтобы все вокруг искрилось и сияло.

Сияло. Вдали было странное сияние.

- Томо, - сказала я, и из-за тона моего голоса он остановился. Он поднял взгляд, щекоча волосами мою шею, а потом повернулся, чтобы увидеть то, на что смотрела я.

Чернила подхватил ветер, и они, мерцая, летели к горе Куно, где заканчивалась канатная дорога. Чернильная пыль сверкающим облаком направлялась к храму Токугавы.

Чернила подплывали к крыше ромона, видимой отсюда, и каждый раз появлялась вспышка.

- Ксо, - прошептал Томо.

- Словно огромный фонарь от насекомых, - сказала я, глядя на вспышки.

- Не понимаю, - он убрал с лица челку. – Какая связь между Тайрой и Токугавой? Они постоянно снятся мне в кошмарах, я не смог пройти врата… а теперь еще и чернила летят туда? Что все это значит?

- Тайра и Токугава были Ками-самураями, - сказала я. – Наверное, дело в этом.

- Ками-самураи? – Томо удивленно смотрел на меня. – О чем ты?

Ой. И снова я чувствовала себя виноватой из-за Джуна.

- Ниичан сказал, - попыталась выкрутиться я, - что есть разные Ками. Императорские Ками – наследники императора, а Ками-самураи – выходцы из кланов. У них общие предки, но они воевали между собой. Может, так ты связан с Тайрой и Токугавой.

Томо смотрел с недоверием.

- Никогда о таком не слышал. И если я связан с Токугавой, почему меня не пустили врата, а инугами едва не соскочил со стены?

- Может, ты – наследник его врага?

- Демон, как и всегда, - вздохнул он.

- Я не это имела в виду, - сказала я. – Ты можешь быть наследником другой самурайской семьи.

- Если Ками-самураи есть. Кэти, давай теперь ничего друг от друга не скрывать? Я не понимаю, почему ты мне все это не рассказала.

Он был прав, и я в панике пыталась придумать, как выкрутиться из собственной лжи.

- Ты плохо вел себя, когда я вернулась из Мияджимы, - сказала я, решив давить на вину. – Ты ведь помнишь отель любви и твою попытку оттолкнуть меня?

Он смотрел на меня, как побитый щенок, и мне стало больно.

- Ясно, - сказал он. – Но больше никаких секретов, ладно?

- Ладно, - ответила я. Мы смотрели, как чернила вспыхивают у врат, пока сияние не погасло. – Надеюсь, это спишут на какие-то аномалии, - сказала я. - Здесь все равно нет никого, кроме нас.

- Кэти, - сказал Томо, касаясь моей руки, лежавшей на земле, - может, нам стоит попытаться еще раз? Но когда ты будешь готова.

- Пройти через врата храма? – спросила я, Томо покраснел.

- Я об отеле любви, - он пристально смотрел на меня из-под челки.

Ой. Мое лицо пылало.

- Эм, я…

Он расхохотался.

- И снова краснеем, Грин, - сказал он, взлохматив мне волосы, после чего он встал. – Я все еще не растерял хватку.

- Заткнись, - возмутилась я, - и оденься. Нечего тут светить, - он усмехнулся и надел рубашку. Он схватил блокнот и сунул в сумку, я потянулась за своей сумкой. Он склонился и поцеловал меня в щеку, когда мы шли к автобусу в темноте.

- А знаешь что, Кэти? Ты теперь такая же опасная, как и я.

Интересно, сколько в этом правды?

* * *

Кейтай зазвенел, когда я переодевалась в уютную пижаму. Я долго сидела в ванне, вспоминая, как кожу покалывало от его прикосновений. Он, наверное, думал о том же. Я схватила телефон и нажала на кнопку.

- В этот раз ты в одежде? – спросила я.

- Эм… Кэти?

О, боже. Я побледнела.

- Джун?

- Прости, я… Ты ожидала другой звонок? – я по голосу слышала, как ему неловко.

- Нет! Нет, - как же неловко. – Это неудачная шутка. Забудь. Что случилось?

Стоп. Он ведь не видел облака чернил в Нихондайра? Нужно быть осторожнее.

- Просто хотел узнать, как у тебя дела.

- Все в порядке, - сказала я. – Спасибо за заботу, - я села на край кровати, листая учебник, собираясь делать домашнюю работу.

- Не за что, - отозвался он. – Как… Юу?

- О. Так ты пытаешься пригласить меня в свой круг, Джун?

- Итаи, - тихо рассмеялся он. По телефону его голос очаровывал. Я почти забыла его холодный взгляд. Его голос был теплым. – Обидно. Я думал, мы уже забыли об этом.

- Кто-то, может, и забыл, - сказала я. – Но Томохиро ты все еще не нравишься, Джун.

- А меня тревожат его силы, - ответил он. – Он еще управляет ими? В ту ночь… он казался нестабильным.

- Не знаю, - сказала я. Одно дело – получать от Джуна помощь с чернилами во мне, но обсуждать с ним Томохиро было странно. – Он в порядке. У него были проблемы, когда он перестал рисовать, но все обошлось.

- Так он все еще рисует, - тихо сказал Джун.

- Все в порядке, - возразила я. – Все под контролем, - вот только это была неправда.

- С талантом Юу? Сомневаюсь. Он слишком силен. Я видел, на что он способен, той ночью, потому мне и не по себе.

- Но ты ведь сам сказал, что он может научиться, да? Научиться управлять чернилами?

Джун ответил не сразу.

- Это не одно и то же. Он все равно будет опасным. А если он будет управлять силами, якудза он станет только интереснее.

- Это случилось с твоим папой? Он мог управлять силами?

Джун молчал. Я чувствовала холодок. Когда он снова заговорил, тепла в его голосе уже не было.

- Да, он мог контролировать чернила. Но их нельзя сравнить с силами Юу. Он рисовал им деньги и оружие. Чаще он рисовал наркотики, потому что людям, что их принимали, было уже все равно, где он их взял.

Я не хотела этого знать. Это было слишком страшно, чтобы даже заглядывать в те события.

- Юу не сможет управлять чернилами, пока он не примет, чем является. Тогда чернила перестанут бороться с ним, но только если он примет свою способность, свою судьбу, а не будет убегать от нее. Он все еще будет опасным, но хотя бы сможет управлять силами.

Я молчала. Я знала, что Томо никогда не перестанет бороться с такой судьбой.

- Но я хотел убедиться, что с тобой все в порядке. Мы о многом говорили. Я уж побаивался, что запугал тебя.

- Нет уж, - ответила я. – И это правда, Джун. Ты угадал. Я говорила с тетей, и оказалось, что был странный случай. Мама съела нарисованную питахайю. Она чуть не умерла.

- Хонтоу ка? – спросил Джун. – Серьезно?

Я кивнула, хотя он не мог меня видеть, и вытянулась на кровати рядом с тетрадями и учебником. Я смотрела на порезы на руках и ногах от светлячков.

- И еще кое-что, - сказала я. – Джун, сегодня меня укусил жук. Глупо, но… я испугалась.

- Испугалась? – голос его стал громче, чем обычно. В груди стало теплее от мысли, что он беспокоился обо мне.

- У меня вместо крови текли… чернила. Что это значит?

Молчание. Я сказала что-то не так?

Его голос был холодным.

- Что тебя укусило?

- Светлячок, - сказала я, сердце колотилось. Почему он заговорил так? Что-то не так? Неужели… со мной что-то не так?


Просмотров 158

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!