Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Или как-то еще обозначить, что прошло семь лет, потому что уже у нас первое действие длится не меньше 45 минут



АЛЫЕ ПАРУСА

(сценарий)

Занавес еще не поднят. На сцене появляются Никитины – в темноте, еще нет декораций (перед занавесом), во 2-м или 3-м куплете к ним подходят, подтягиваются остальные актеры.

Возможно, песня разделена по репликам между персонажами (разделить).

Не исключено, что может быть рокировка песен «Маяк» и «Пролог» (с «Маяка» начать, а «Пролог» в середине, хотя лучше все же наоборот.)

 

Пролог (увертюра)

 

(Расписать по фразам, по ролям – кто в какой строчке вступает во 2-м или в 3-м куплете.)

 

Чего ты хочешь, чего ты хочешь

Кого ожидаешь?

Посыльный – ветер, он все теряет

А ты подбираешь

 

Волна приходит, а с нею сказка

Сама лезет в душу

Качает море, качает сушу (2 раза)

 

Разбегается волна и

Ищет, где Медведь припал к воде

Там огни бросает в воду

Берег, что не значится нигде

Появился – исчезает,

Ну, а ты ищи и вспоминай

Тот край, тот край...

 

Пешком за косогорье

И смотришь на море

И ждешь непрестанно

Говори со мной, пока

Нет вестей с материка

Ни волны, ни ветерка

Никого под боком

 

Чтоб превращались

Скорее в шрамы

Открытые раны

В краю волшебном и одиноком (2 раза)

 

 

Что смотреть, как тучи, хмурясь

Медленно сжимаются в кольцо

Каждый день, нелепо щурясь,

Снова рисовать себе лицо

 

На привозе, на причале

Не вступай в торговлю ни за что

Сойди с ума

И жди корабля своего

Скорей туда

И, может, дождешься его

 

И снова горы, там кровель стаи

По склонам сбегают

Под солнцем море и синим краем

Его задевает

 

Там все случилось, и получилось

Не так, как повсюду

А значит, все же случилось чудо

А значит, все же случилось чудо

А значит, все же бывает чудо

А значит, все же бывает...

 

Теперь, теперь

Летит этот ветер к тебе

К тебе, к тебе

Летит этот ветер теперь

Теперь, теперь

Летит этот ветер к тебе

К тебе, к тебе

Летит этот ветер теперь...




Эгль (интро)

На сцене появляется Эгль, снимает шляпу и поет свою песню, в которой представляется сам и представляет героев. Участвуют Лонгрен, Ассоль, Меннерс. Актеры, по мере их упоминания, становятся персонажами (1), когда их упоминает Эгль, принимают соответствующие позы, предпринимают какие-то действия. .

 

 

Эгль:

 

Привет!

Меня зовут бродяга Эгль, я расскажу

Одну историю, её я нахожу

Необычайной, я такого не встречал

 

Всё было в Каперне

Селении на берегу морском, и там

Я, заплутав когда-то в сумерках, искал,

Когда нацелится мой глаз на верный галс

 

Я шёл

И удивлялся тусклым взглядам рыбаков.

Там не случалось ничего и никогда.

 

А мне

Придумать бы историю – и всё

Придумать бы историю – и всё (3 раза)

 

 

Но даже в Каперне

Мне интересен кое-кто – да вот один Лонгрен выходит из зала, закуривает,

Матрос Лонгрен, облокачивается на стену справа боком к зрителю (1).

Он независим, нелюдим

Соседи знают – он другой, неровня им

 

Когда Лонгрен

Домой из плаванья вернулся, он застал

Свой дом пустым

Малютка дочь – Ассоль - здесь Ассоль еще не появляется

Теперь единственная, кто осталась с ним

 

Вот Меннерс-младший Меннерс – с полотенцем на руке и подносом

Что зазывает вечно в свой трактир с крыльца выныривает слева из-за занавеса,



Все говорят, протирая тарелку и мрачно поглядывая

Лонгрен убил его отца на Лонгрена на словах «убил его отца».

И слухом полнится об этом вся округа Вообще всю эту сцену они друг на друга с

ненавистью поглядывают (1)

Был Меннерс-старший

Ростовщиком и своего не упускал

И в каждом деле только выгоды искал

Но как-то в шторм Лонгрен спасать его не стал

 

А ты

Понять, в чём дело, хочешь всё-таки? Изволь!

Его шантаж и свёл в могилу мать Ассоль

Ну, а теперь уже суди об этом сам

___________

С кого мне рисовать свою картинку?

Кого взять за руку, в историю ввести?

Не зря же завела сюда тропинка

Найду ли я того, с кем будет по пути?

И что здесь всё-таки должно произойти?

 

Вот подрастает

мечтательная дочка моряка, Ассоль-ребенок пританцовывает(?)

она плетет веночек для папы

Такая

на белом свете есть, наверное,

всего одна

 

Вот я

Её увидел и придумал тут же сказку ей

О чуде,

Что когда-нибудь придёт сюда за ней...

 

(Проигрыш) – Ассоль плетет венок для Лонгрена, он подходит к ней и дает ей красную ленту для венка (которая по ходу действия будет увеличиваться в размерах – паруса кораблика, платок и в конце концов алые паруса, можно еще соседей в алое потихоньку надевать или героев – количество алого растет – (1).

 

Повеяло историей моей,

И вся моя история – о ней.

Таких доверчивых не сыщешь среди нас

И вот теперь она не сводит с моря глаз.

 

Па-ра-па-па... Поют все актеры вместе, пританцовывая, Ассоль (?)

_________

Ну что,

закинул удочку, а там посмотрим,

как пойдёт!

В её

глазах написано – она с рожденья

чуда ждёт

 

Она поверила, поверила,

И в этом соль

Открыла в сказку двери мне ты, девочка

Ассоль...

_______

Актеры замирают. Эгль как бы



5остается один снова, обращается

А ты, к зрителям

Кому отдашь ты сердце в этом городке?

К кому примкнёшь, когда окажешься в толпе

Героев, странников, дельцов и моряков?

 

Поверишь тем,

А может, тем?

Рассудку трезвому, несбыточной мечте?

Идти со мною ты за сказкой в путь готов

Или воскликнешь: «Нет, ищите дураков!»?

 

Па-ра-па-па... Поют все актеры, пританцовывают.

 

3. Интродукция – Каперна

Возможно, эта картина бессловесная, чисто видовая и пантомимная. Она идет под инструментал «Каперна». Эгль рассказывает подробнее про Ассоль и Лонгрена.

Показывается Каперна, камера едет по окрестностям, показывает дома, море, берег, сети, лица людей, идущая по берегу Ассоль, переглядывания и ухмылки за ее спиной.

Идет повествовательный текст от автора («Отец ее делал игрушки, чтоб хоть как-то заработать на жизнь, а девочка относила их в лавку в городе Лиссе. Как-то Ассоль пошла с корзинкой игрушек в Лисс, упустила кораблик и побежала за ним по ручью».) – найти выдержки из текста книги

Или (параллельно) картинки – виды Каперны, а Ассоль идет и разговаривает с деревьями и цветами.

(Пока не очень понятная сцена.)

(Авторский текст из Грина) Десять лет скитальческой жизни оставили в его руках очень немногоденег. Он стал работать. Скоро в городских магазинах появились его игрушки-- искусно сделанные маленькие модели лодок, катеров, однопалубных идвухпалубных парусников, крейсеров, пароходов -- словом, того, что он близкознал, что, в силу характера работы, отчасти заменяло ему грохот портовойжизни и живописный труд плаваний. Этим способом Лонгрен добывал столько, чтобы жить в рамках умеренной экономии. Малообщительный по натуре, он, после смерти жены, стал еще замкнутее и нелюдимее. Сам он тоже не посещал никого; таким образом меж ним и земляками леглохолодное отчуждение, и будь работа Лонгрена -- игрушки -- менее независима от дел деревни, ему пришлось бы ощутительнее испытать на себе последствия таких отношений. Девочка росла без подруг. Два-три десятка детей ее возраста, живших вКаперне, пропитанной, как губка водой, грубым семейным началом, основойкоторого служил непоколебимый авторитет матери и отца, переимчивые, как все дети в мире, вычеркнули раз -- навсегда маленькую Ассоль из сферы своего покровительства и внимания. Совершилось это, разумеется, постепенно, путем внушения и окриков взрослых приобрело характер страшного запрета, а затем, усиленное пересудами и кривотолками, разрослось в детских умах страхом к дому матроса. К тому же замкнутый образ жизни Лонгрена освободил теперь истерический язык сплетни; про матроса говаривали, что он где-то кого-то убил, оттого, мол, его больше не берут служить на суда, а сам он мрачен и нелюдим, потому что "терзается угрызениями преступной совести". Играя, дети гнали Ассоль, если она приближалась к ним, швыряли грязью и дразнили тем, что будто отец ее ел человеческое мясо, а теперь делает фальшивые деньги. Одна за другой, наивные ее попытки к сближению оканчивались горьким плачем, синяками, царапинами и другими проявлениями общественного мнения Любимым развлечением Ассоль было по вечерам или в праздник, когда отец,отставив банки с клейстером, инструменты и неоконченную работу, садился,сняв передник, отдохнуть, с трубкой в зубах, -- забраться к нему на колении, вертясь в бережном кольце отцовской руки, трогать различные частиигрушек, расспрашивая об их назначении. Так начиналась своеобразнаяфантастическая лекция о жизни и людях -- лекция, в которой, благодаряпрежнему образу жизни Лонгрена, случайностям, случаю вообще, -- диковинным, поразительным и необыкновенным событиям отводилось главное место. Лонгрен, называя девочке имена снастей, парусов, предметов морского обихода, постепенно увлекался, переходя от объяснений к различным эпизодам, в которых играли роль то брашпиль, то рулевое колесо, то мачта или какой-нибудь тип лодки и т. п., а от отдельных иллюстраций этих переходил к широким картинам морских скитаний, вплетая суеверия в действительность, а действительность -- в образы своей фантазии. Всю домовую работу Лонгрен исполнял сам: колол дрова, носил воду, топил печь, стряпал, стирал, гладил белье и, кроме всего этого, успевал работать для денег. Когда Ассоль исполнилось восемь лет, отец выучил ее читать и писать. Он стал изредка брать ее с собой в город, а затем посылать даже одну, если быланадобность перехватить денег в магазине или снести товар. Это случалось не часто, хотя Лисс лежал всего в четырех верстах от Каперны, но дорога к нему шла лесом, а в лесу многое может напугать детей, помимо физической опасности, которую, правда, трудно встретить на таком близком расстоянии от города, но все-таки не мешает иметь в виду. Поэтому только в хорошие дни, утром, когда окружающая дорогу чаща полна солнечным ливнем, цветами и тишиной, так что впечатлительности Ассоль не грозили фантомы воображения, Лонгрен отпускал ее в город.

4. Песня Ассоль «Кораблик»

Высвечивается полянка на берегу лесной реки.

Однажды, в середине такого путешествия к городу, девочка присела удороги съесть кусок пирога, положенного в корзинку на завтрак. Закусывая,она перебирала игрушки; из них две-три оказались новинкой для нее: Лонгренсделал их ночью. Одна такая новинка была миниатюрной гоночной яхтой; белоесуденышко подняло алые паруса, сделанные из обрезков шелка, употреблявшегосяЛонгреном для оклейки пароходных кают -- игрушек богатого покупателя. Здесь,видимо, сделав яхту, он не нашел подходящего материала для паруса, употребивчто было -- лоскутки алого шелка. Что там папа смастерил?Лодочку, лодочкуБез руля и без ветрил Вот фрегат как на парадКто-то будет очень рад Вот веселый быстрый бригСо страниц старинных книг А вот что за чудо...А это откуда? Папе не хватило шелку белого,Он нашел кусочек алогоВот кораблик небывалый!Всю дорогу с ним играла бы! Пущу-ка его погулять в ручеек!Смотри-ка, а он от меня наутек! (Песня Кораблик) Ассоль пришла в восхищение. Пламенныйвеселый цвет так ярко горел в ее руке, как будто она держала огонь. Дорогупересекал ручей, с переброшенным через него жердяным мостиком; ручей справаи слева уходил в лес. "Если я спущу ее на воду поплавать немного, размышлялаАссоль, -- она ведь не промокнет, я ее потом вытру". Отойдя в лес за мостик,по течению ручья, девочка осторожно спустила на воду у самого берегапленившее ее судно; паруса тотчас сверкнули алым отражением в прозрачнойводе: свет, пронизывая материю, лег дрожащим розовым излучением на белых камнях дна. -- Вдруг тихий отбег береговой струи повернул яхту носом к середине ручья, и, как настоящая, полным ходом покинув берег, она ровно поплыла вниз.Мгновенно изменился масштаб видимого: ручей казался девочке огромной рекой, а яхта -- далеким, большим судном, к которому, едва не падая в воду, испуганная и оторопевшая, протягивала она руки. Она старалась не терять из вида красивый, плавно убегающий треугольник парусов, спотыкалась, падала и снова бежала.

 

Звучит песня «Кораблик»: под эту музыку Маленькая Ассоль бежит за игрушечным корабликом.Проектор – движется, бежит кораблик Кораблик передается в зрительный зал, и зрители, ныряя им, должны передавать его друг другу. Если кто-то протягивает его Ассоль, она делает вид, что не может пройти по камням, боясь оступиться и попасть в воду – подбирает юбки, нерешительно медлит на камнях и высматривает, куда пойти.

Кораблик мой, кораблик мой,

Куда, куда же ты, постой!

Мне тоже хочется с тобой

Лететь стрелою к морю!

 

Эй, капитан, и боцман, эй!

И рулевой, держи правей!

Смотри, куда бежит ручей,

И доберешься вскоре!

 

- А Вы откуда, капитан?

- А я приехал из Китая!

- Ну, а что же ты привез нам?

- А я об этом не скажу!

 

- Ах, так, капитан?!

Ну тогда тебя я...

Ну тогда я снова Вас поймаю

И в корзину посажу!

 

Я, конечно, пошутила

Я просто поиграть хочу

А когда на волю, в море захотите,

Обещаю, отпущу!

 

Смотри, не запутайся где-нибудь в ветвях

Впрочем, не бойся, сразу выловлю тебя

Только догнать не получается никак

Такой ты быстрый, словно птица!

Ну что же он так быстро мчится!

 

Ах как ты любишь путешествовать,

И это неспроста

Тебя, наверно, ждут такие

Удивительные места!

 

Куда же ты, кораблик мой?

Ну подожди меня чуть-чуть!

Я лишь немножко поиграю

А потом Вас отпущу

 

В дальние страны

Поедете опять

Вас, капитаны,

На земле не удержать

Издалека

Все сразу будут замечать

Вас под такими парусами

Яркими, как пламя

С такими парусами

Ой!..

 

Встреча

Натыкается на сидящего Эгля, который этот кораблик поймал и с любопытством рассматривает. Эгль переводит на нее глаза, и начинается их диалог:

 

Эгль: Поднимает кораблик и рассматривает,

- О! потом поворачивает голову и замечает Ассоль,

Это что же за явление? с интересом обращается к ней

Ну-ка, подойди, растение!

Признавайся, эта штука – твоя?

 

Ассоль: Недоверчиво, сторонясь

- Моя.

 

Эгль:

- Вот как?

Ну, тогда прошу прощения!

Это кораблекрушение,

А скалою тут, наверно, был я

 

Но, смотри, она в порядке

Кто построил эту яхту?

 

Ассоль: Старательно отвечает, по мере рассказа

- Папа мой воодушевляется, улыбается

Мастерит кораблики

Делает игрушки он

Всякие забавные

 

Эгль:

- Но смотри, она цела,

Смотри-ка, снова поплыла

Держи! Не видел никогда (Оба пританцовывают – как в любом припеве

Такую вещь про «такую вещь»)

Не видел никогда

Такую вещь

Придумай-ка поди

Такую вещь

Придумай-ка поди...

Погоди-ка, погоди-ка...

 

Так!

Ты пришла из леса, правильно?

 

Ассоль:

- Угу.

 

Эгль:

- Неужели ты из Каперны?

Помню, как-то занесло меня туда.

 

Да уж! Люди там на редкость грубы,

На тебя глядят сквозь зубы,

Ну, а песен не поют никогда.

 

Каперна – такое дело

Я давно бы ноги сделал оттуда! У Ассоль появляется мечтательное выражение -

Как же ты там живешь? ее захватила идея сбежать

 

А из глаз твоих так смело

Смотрит ожиданье чуда

 

Ну неужели ты напрасно

В жизни этого так ждешь? С интересом смотрит на Ассоль

(Проигрыш)

Как зовут тебя, скажи?

 

Ассоль:

- Ассоль.

 

Эгль:

- Так в ручье вода бежит...

(Речитативом.) Даже и имя тебе подстать -

Как раз для моей истории.

 

Ассоль:

- Отдай! Ты ведь поиграл уже? Протягивает руку за корабликом

 

Эгль:

- Держи! На меня напал сюжет Отдает кораблик

Мне захотелось вдруг придумать

Чудо-сказку для тебя.

 

Послушай, я скажу Оба пританцовывают, уже как два друга.

Такую вещь Ассоль доверчиво улыбается.

Давай, я расскажу

Такую вещь

Послушай, я скажу

Такую вещь

Давай, я расскажу,

А ты послушай...

____________

 

(Проигрыш) Ассоль опускается на землю, расправляет юбку (не выпуская из рук

кораблик, приготовилась слушать сказку). Эгль отходит в сторону, чешет репу, у него созрела идея. Он берет бутыль, отхлебывает из нее (чтобы было понятно, что тут не обошлось и без алкоголя, в том числе). Потом опять задумывается (периодически взглядывая на Ассоль и как бы примеряя ее к своему замыслу) – и наконец начинает вещать.

Эгль:

- Не знаю, сколько лет пройдет,

Ты выйдешь на берег, а там

Увидишь – к берегу идет

Корабль под всеми парусами

Алыми

 

Стоит на палубе его

Отважный, славный капитан

 

Ассоль: Завороженно, мечтательно

- На палубе...

 

Эгль:

- Его узнаешь по глазам,

Корабль по алым парусам!

 

Ассоль: Зачарованно

- По алым...

 

Эгль:

Ты будешь ждать на берегу

И знать, что это за тобой

Ты побежишь к нему навстречу,

И он возьмет тебя с собой

 

И Вы под чудо-парусами

Отправитесь тогда

Туда, где счастье будет с Вами...

 

Ассоль: (не веря своим ушам)

- Это все мне?

 

Эгль: Хитро и довольно

- О да!

 

Да,

Сколько лет пройдет – не знаю,

Но придет пора такая

И случится это чудо с тобой

 

Ну-ка,

Что б тогда ты с этим сделала?

 

Ассоль:

- Я б тогда его любила...

Если он не будет драться...

 

Эгль:

- Да Бог с тобой!

 

Ассоль: Оглядывается

- А вдруг он здесь уже?

 

Эгль:

- Сначала много лет пройдет.

Придет – и точка.

Верь, обязательно придет!

Сюжет на славу,

На том рассказ окончен мой...

 

Придет!

Ну, а теперь

Беги домой

Беги, не забывай,

Беги, мечтай

Беги, не забывай,

Ассоль...

 

Ассоль зачарованно отступает и в последний момент поворачивается и убегает от Эгля с корабликом в руках.

Рассказ Лонгрену

(Ассоль, Лонгрен, нищий)

 

Сад Лонгрена (там, где Каперна, в арке). Лонгрен сидит и что-то мастерит. Вбегает запыхавшаяся Ассоль и сбивчиво ему рассказывает:

 

Ассоль:

- У него была вот такая борода,

И он сказал мне...

Это был волшебник,

Я тебе клянусь, это так!

Он сказал, я вырасту, и ко мне придут

Алые паруса!

Как ты думаешь, папа,

Придет за мной волшебников корабль?

 

Лонгрен:

- Раз волшебник сказал, значит, обязательно придет...

 

За всей этой сценой сбоку, из кустов, наблюдает нищий. Услышав последнюю фразу Лонгрена, он ухмыляется и подмигивает публике – вот, мол, какой придурок этот Лонгрен!

Ассоль засыпает на плече у Лонгрена. Лонгрен задумывается и поет ей колыбельную.

 

 

Колыбельная Лонгрена

(Лонгрен, Ассоль (спит), нищий)

 

Лонгрен:

Спи,

Пусть тебя не коснутся они –

Злые мысли недобрых людей

 

Знай,

Мир чудесней, чем кажется нам,

Жизнь прекрасней, чем думали мы,

Оказавшись неведомо где

 

Кто-то считает, что мир невелик,

Как пятак, что зажал в кулаке,

Но лишь только рискни,

Оторвись от привычной земли

Ты увидишь бескрайний прилив

Не увидишь границы вдали

 

Сколько в жизни мы встретим еще парусов,

И не только прекрасных, а грязных

Как от них уберечь тебя?

Пусть во сне придет к тебе кораблик твой,

Девочка моя...

 

Да, как-то с нами случилась беда,

Мы как будто попали туда,

Где надежд не бывает

Да, но однажды, не веря глазам,

Как-то встретился с чудом я сам

И теперь это знаю

 

Да, мне ведь встретилась мама твоя

И в далеких и бурных морях

Знал и верил я – Мэри моя

Будет нас обязательно ждать

Значит, я непременно вернусь

 

(И это со мной навсегда

И это уже не забыть)

 

Спи,

Пусть тебя не коснется беда

До чего ты похожа на мать

Нам ее никогда не обнять,

Нам ее никогда не забыть

 

Знаешь, чем тут не шутит судьба –

Может, все же придут и твои

Цвета радости, цвета любви,

Цвета алой зари паруса...

Почему бы и нет!

 

Раз волшебник так сказал,

Значит, так тому и быть!

Сказка за тобой пришла,

Сказка – верное укрытье,

Пусть лишь сон эта сказка твоя,

Пусть никто не разбудит тебя...

 

Кода:

Спи, дочь, спи, Ассоль,

Добрый сон, приходи!

Пусть ночь, я с тобой

Хочешь – верь, можешь – жди!

(2 раза)

 

Хочешь – верь, можешь – жди!

(3 раза)

 

Размышления Эгля и Лонгрена

 

Высвечиваются попеременно то полянка, где сидит Эгль, то сад, где сидит Лонгрен со спящей Ассоль. Каждый из них размышляет вслух.

 

Эгль: Полянка, Эгль блаженно сидит и продолжает

(мечтательно и довольно): потягивать анисовую, мечтательно и довольно

- Я сидел и перебирал сюжеты, вспоминает сцену с Ассоль

Как положено поэту,

Запивая все анисовой, и вдруг

 

Яхта – в руки мне, как шарик в лузу

А за ней явилась муза,

Упустившая игрушку из рук

 

Сколько сочинял я несуразного

Все смотрели так по-разному

А она не усомнилась ни на миг

Славно! И придумалось прекрасное

И сидел тут не напрасно я,

Вспоминая голоса старинных книг...

 

(Проигрыш) Эгль поднимается и самодовольно и восторженно продолжает

 

Я эту сказку рассказал,

И эти детские глаза

Смотрели, верили и ждали,

И сомненья ни следа

 

И в этот миг я понял сам:

Есть место алым парусам

В обычной жизни, ну а детям

В это верится всегда...

Верится всегда...

 

(Высвечивается сад Лонгрена.)

 

Лонгрен: Лонгрен ходит и волнуется. Нищий подглядывает.

- Мечтает – не удержать,

Что ж, не стану мешать,

Этой сказки лишать,

Раз уж такое случилось

 

И что тут сможет помочь...

 

(Нищий все это время давился от смеха, но тут не выдерживает, высовывается и кричит Лонгрену):

 

Нищий:

- Морочь девчонку, морочь!

Правильно! Пусть себе ждет!

И верит во все, что приснилось!

 

ПРОИГРЫШ («Две тянучки четыре клоуна»)

Лонгрен:

- Я бы с удовольствием намылил тебе шею!

(Нищий хохочет, пытается пробежать мимо Лонгрена. Тот замахивается на него, но нищий увертывается, строит рожи и гигантскими скачками все же убегает в сторону Каперны.

Там он стучит в окна - может быть, они зажигаются, или оттуда просто высовываются любопытные рожи соседей. Нищий пантомимой показывает им, что Лонгрен сумасшедший, крутит у виска, ржет, соседи ахают и тоже гогочут. В общем, сцена разноса сплетен.)

 

 

(Высвечивается сад Лонгрена.)

 

Лонгрен: (Еще более беспокоясь, хватается за голову)

- Кто подшутил, не знаю,

Ну, а она такая –

Будет ждать.

 

Злым языкам вопреки

Такой же, как земляки,

Ей не стать

 

Теперь забудь про покой – не скроешь тайны такой

Сосед подслушал и сказал другим!

И попадает мечта к тем, кто не смеет мечтать,

И сплетни, словно по воде круги!

(Высвечивается полянка, на которой Эгль.)

 

А Эгль опять за свое - еще более экзальтированный и жизнеутверждающий

Эгль: с явным оттенком раздолбайства и пофигизма, что, опять же,

- Она смотрела на меня частично обусловлено выпитым.

И сказка родилась моя

О светлой радости, любви

О несказанном чуде

 

Придет ли, сбудется – как знать,

Но я не мог не рассказать

Сюжет на славу, что сказать,

А дальше – будь что будет!

 

Тревожный проигрыш.

Ассоль уже на заднем плане, бежит мимо домов своей деревни. Эгль опять смотрит ей вслед, и тут наконец его одолевают некоторые тревожные сомнения.

Лонгрен:

- Будут все теперь

...говорить про нее

Они норовят

Украсть детство твое

 

Эгль:

Помни сказку свою,

Держись за нее

Ведь я лишь хотел

Украсить детство твое

 

Казалось бы, теперь

Можно ни о чем не думать и ждать,

 

Лонгрен:

Но с этой минуты

Весь мир будет тебя убеждать

Что этого не может быть...

 

Эгль:

Что чуда нет

 

Лонгрен:

...и счастья нет,

 

Эгль и Лонгрен:

И некуда будет от этого тебе убежать

 

Эгль:

Но ты поверила, и мне

Теперь назад дороги нет

Всего-то дела – посмотрела,

И смутился даже я

 

И в этот миг я понял сам:

Есть в жизни место чудесам

И если ты поверишь в это,

Жизнь изменится твоя

 

(Тревожный проигрыш.)

Эгль и Лонгрен:

Держись теперь!

Держись теперь!

Держись теперь!

 

(Проигрыш-кульминация)

На моменте, когда звучит видоизмененная основная мелодия, такая возвышенная, световое пятно выхватывает Ассоль, которая высоко поднимает кораблик и наивно радуется ему, кружится с ним.

 

(Высвечивается полянка с Эглем. Он уже немного сдулся, поутих, в некоем опустошении.)

 

Эгль:

- Вот прошло мгновенье,

Вдохновенье отпустило...

Что же заставило меня сказать это,

Какие силы?

 

Что же я наделал, старый дуралей –

Зачем наплел все это ей?

 

(Мрачно думает, потом вскидывает голову - нашел себе оправдание.)

- Но, в конце концов, я же – сказочник!

 

Фантазия моя меня сильней!

Фантазия моя сильней меня!

Фантазия моя меня сильней!

 

(Тревожный проигрыш – кода.)

 

Ассоль радуется кораблику, а за ее спиной соседи смеются и показывают пальцем, наконец кто-то вякает – тут музыка останавливается, реплика звучит в пустоте:

- Эй, Ассоль, дочка висельника! Смотри - красные паруса плывут!

 

Ассоль вздрагивает и оборачивается, а потом разочарованно опускает голову и грустно уходит.

 

ПЕРЕРЫВ – РЕЛАКС

Картина (песня, инструментал) 9 - ПРОШЛО СЕМЬ ЛЕТ (Как это обозначить?)

А МОЖЕТ БЫТЬ, ЧТО-ТО СМЫСЛООБРАЗУЮЩЕЕ И ОТВЛЕЧЕННОЕ, ТИПА

АНТРАКТА (ТИПА ПРОЛОГА, а может быть, Маяк) – Никитины должны прийти с разных сторон и петь, олицетворяя собой абстрактное начало бытия (Типа, история может развиваться. Философское что-то. Про то, как рассказываются истории, как в них живут герои.) (Середина действия, водораздел между двумя временами)

(Или тут можно спеть песню «Там вдалеке»)

Или как-то еще обозначить, что прошло семь лет, потому что уже у нас первое действие длится не меньше 45 минут.

 

В общем, это 9 номер – что-то как водораздел между действиями.

(Возможно, здесь должна быть следующая сцена – она еще не дописана: Эгль сидит в таверне мрачный, рядом выпивает команда моряков. Они вдруг начинают петь славословия своему капитану. Эгль прислушивается и обнаруживает, что речь идет о Грэе. «Ах да, Грэй!» - типа, Эгль разузнает про Грэя и потом начинает про него рассказывать.)

Картина 10. Соседи

(Ассоль в этой сцене нет, есть только музыканы-соседи и примазавшийся к ним Эгль.)

Вариант:

Есть идея переставить эту сцену в самое начало как завязку действия, чтобы заинтриговать зрителей – какие-то пересуды, а почему, мы узнаем позже.

И тогда после этой сцены Соседей Эгль говорит публике: «А речь шла о той самой Ассоль, с которой мы как-то повстречались, когда она была еще совсем маленькая. Она тогда шла в город продавать игрушки, которые делал ее отец. И обнаружила среди них кораблик с алыми парусами – у отца не хватило белого шелку, и он заменил его обрезками алого. Она пустила его по ручью, а он убежал от нее. Ты помнишь?» - Ассоль отвечает: «Да, помню! Я гналась за ним и еле могла отдышаться. И вдруг увидела, что кораблик ударился о сапог какого-то огромного человека, сидящего у ручья. Это был ты!» Эгль: «Да, это и был я! Так мы и встретились!»

 

Эгль:

- А в это время жизнь Ассоль в ее селении была несладкой. История с алыми парусами очень веселила ее соседей.

 

Оратория «Соседи» – высвечивается группа, сидящая на первом плане и щелкающая семечки. Если массовку исполняет постоянный «кордебалет», то в этот момент все они надевают различные мещанские головные уборы и изменяют выражения лиц на крайне жлобские. Самое смешное, что Эгль тоже примыкает к ним, становясь одним из соседей.)

 

- Смотри!

- Чё?

- Она опять идет...

Корабельная Ассоль!

Корабельная Ассоль!

 

- Смотри-ка, снова, наверно, к морю

И мимо нас

- Не замечая - смотри, какая!

Не узнает!

 

- Все к морю ходит, все дни проводит

Ждет-то чего?

 

- А в голове что вертится?

- Все ей в корабыль верится,

Сказали ей, приедет за ней!

- Да что ты говоришь!

 

...И все молчит, всегда молчит,

Уж больно знаешь, гордая

- Или неловко ей - стыдно ведь!

Отец ее не лыком шит, он странный тип...

- Правильно!

- Он ни во что не ставит никого, и он убил

- ...он убил...

- ...он убил Меннерса!

 

- Он ни во что не ставит никого, и он убил

Он убил Меннерса

- Он ни во что не ставит никого, и он убил

Он убил Меннерса

 

Мы их обходим стороной и не касаемся –

Странные!

Мы их обходим стороной и опасаемся

Их

 

Когда, зачем свила гнездо здесь птица чуждая,

Чуждая?

Нам не понять, наверно, никогда, чего вообще

Нужно ей

 

Но каждый день на этот берег ходит –

Странная, странная!

И там всю жизнь свою она проводит –

Странная, чокнутая...

 

Странная, чокнутая...

 

- Кому же в голову придет приехать к ней, к чокнутой...

 

- Смотри, смотри – опять идет!

- Смотри, опять пришла и ждет!

- Смотри, опять пришла и ждет!!!

- Беда, беда...

Так жизнь пройдет...

- Так жизнь пройдет!

- Так жизнь пройдет...

- Так жизнь пройдет!

- Пройдет...

 


Просмотров 294

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!