Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Что плохого в том, что ты обнимаешь любимого человека



или целуешь его? Одно дело обнимать кого-то против его воли, тогда это на самом деле отвратительно—но индийцы делают это сплошь и рядом. И мои санньясины-женщины прекрасно это зна­ют. Тут, на базаре, индийцы ведут себя просто отвратительно — например, украдкой щипают женщин за ягодицы. Вот что отвра­тительно! Они подходят так, чтобы потереться о женское тело — вот что ужасно. Они пожирают женщин глазами — вот что мерз­ко! Но такое поведение, на их взгляд, вполне приемлемо, ничего в этом дурного нет.

Если ты любишь человека и берешь его за руку, обнимаешься с ним, целуешься, это никого больше не касается. Что тут оскорби­тельного для других? Если они оскорблены, значит, проблемы у них, а не у тебя. Может быть, они просто завидуют, но стыдятся этой зависти и потому злятся. Возможно, им тоже хотелось бы кого-то обнять, да смелости не хватает—что скажет общество? И потому они злятся на тебя. Они хотят запретить всем вокруг то, на что не решаются сами.

Видение новой общины

В своих беседах Ошо начинает говорить о том, что неплохо бы найти пустынное место, где никто не мешал бы его работе. Посвященные находят большой участок в безлюдном районе Индии. Там можно построить «новую общину» и усилить духов­ное измерение работы.

Гурджиев вел очень загадочный, скрытный образ жизнивдалеке от общества. Его школа была тайной. Посторонним оста­валось лишь гадать, что происходит внутри.

То же самое намерен сделать и я на новом витке работы. Моя община станет закрытой, подпольной. У нее будет внешний фасад: ткачи, плотники, гончары... но это будет лишь внешний облик. Для посетителей мы устроим прекрасные выставочные залы, пусть се­бе покупают разные безделушки. Пусть смотрят на плоды творчес­тва санньясинов—рисунки, книги, деревянные поделки. Можно и окрестности показывать: чудесное озеро, плавательные бассейны, даже пятизвездочную гостиницу можно отгрохать—но никто не будет знать, что происходит тут на самом деле. Подлинная дея­тельность будет практически подпольной. Иначе ничего не выйдет.



Я намерен передать вам кое-какие секреты. Я не хочу умереть, не рассказав эти тайны вам, потому что не уверен, что это сможет сделать кто-либо еще из ныне живущих. Я знаю секреты даосизма, тантры, йоги, суфизма, дзэна... Я знаком почти со всеми мировыми традициями, потому что скитался по этой земле в течение многих жизней. Я собрал много меда от самых разных цветов. Но рано или поздно мое время кончится, я уйду — и уже никогда не вер­нусь в материальное тело. Это моя последняя жизнь. И я хочу подарить вам собранный мед, чтобы вы поделились им с другими и сладость не исчезла с лица земли.

Это будет тайная работа, и потому пока я не стану ничего о ней говорить. Боюсь, я и так сболтнул лишнего! Мне не стоило гово­рить даже этого. Тайной работой займутся лишь самые верные мои друзья.

Сейчас у нас есть крупный отдел прессы, он нужен, чтобы как можно больше людей мира узнали, что тут происходит. Но в новой общине подлинная работа будет скрыта от посторонних глаз. От­дел прессы по-прежнему будет существовать, но его цели изменят­ся. Люди по-прежнему будут приходить, потому что иначе мы не сможем отобрать своих. Нам нужно приглашать людей, чтобы найти санньясинов, найти тех, кто растворится в общине. Но под­линная работа будет храниться в полной тайне. О ней будете знать только вы и я.

Кстати, мы с вами будем все меньше беседовать. Я стану молча­ливее, потому что истинное общение —это обмен энергией, а не словами. Когда вы научитесь воспринимать энергию молчания, я умолкну. Но я приберег для вас поразительные сокровища. Будьте внимательны...



Все, что есть прекрасного и великого в человеческой истории, стало возможным лишь благодаря горстке людей, которые напра­вили свою энергию на изучение внутреннего. Моя община станет тайной школой, изучающей внутреннее. И это самое великое пу­тешествие, самый грандиозный танец...

Безмолвные сатсанги и комментарии к «Дхаммападе»

В июне 1979 года Ошо проводит десятидневный экспери­мент безмолвного общения — сатсанг. Он появляется в Зале Буд­ды и в течение часа молча сидит перед собравшимися. Вместо беседы звучит музыка. 21 июня Ошо представляет состоящий из двенадцати частей комментарий к “Дхаммападе” Гаутамы Будды.

Мне все труднее говорить.Слова требуют все больше усилий. Но я должен что-то говорить, и потому говорю. Мне очень хочет­ся, чтобы вы поскорее стали готовы и мы могли просто сидеть в тишине... слушать птиц, их пение... или свое собственное сердце­биение... просто быть и ничего больше не делать.

Готовьтесь, готовьтесь скорее, потому что когда-нибудь я за­молчу навсегда. И пусть эту весть узнают во всех уголках мира: тем, кто хочет слушать, кто понимает только слова, нужно поторопить­ся, потому что в один прекрасный день я могу окончательно умол­кнуть. Это может случиться в любой день, это непредсказуемо... я вдруг умолкну прямо посреди фразы. И никто не узнает, чем она должна была закончиться! Фраза повиснет в воздухе и навечно останется незавершенной...

Но на этот раз вам все-таки удалось удержать меня. Эти изречения Будды получили название «Дхаммапада»..

Попытка убийств»

22 мая 1980 года, во время утренней беседы, Вилас Тупе, член группировки индуистских фундаменталистов, бросает в Ото тж. Вызываютместную полицию, и скоро та появляется в зале, где произошло покушение. Полиция забирает Тупе, а Ошо про­должает беседу. Последующие действия полицейских чиновни­ков и членов группировки, к которой принадлежит Тупе, приво­дят к тому, что дело закрывают, а Тупе освобождают из-под стражи без каких-либо обвинений. Через пару недель Ошо пояс­няет, что же случилось.

Магистрат Пуны четко выразил свое мнениео деле безумца, бросившего в меня кинжал и, разумеется, пытавшегося меня убить. Его выпустили на свободу, но особого внимания заслуживает обоснование к освобождению, то есть официально объявленная причина. Мне она так понравилась, что я хохотал до слез! Оказы­вается, если бы тот тип и в самом деле пытался меня убить, я не стал бы продолжать лекцию! Да и в самом деле, кто станет продол­жать выступление после того, как тебя чуть не убили? Они просто плохо меня знают. Я продолжал бы беседу, даже если бы меня убили! И она шла бы, как намечено, до десяти часов!

Но магистрат и не может этого понять. А я понимаю, что он не может этого понять. Тебя пытались убить, а ты говоришь, как ни в чем ни бывало? Да, это очень веский довод. Что же сказать о сред­ней массе, если так мыслят даже образованные члены маги­страта?..

Всемирная экспансия

В конце 1980 года и начале 1981 в США возникает центр распространения книг, аудио- и видеозаписей бесед Ошо. Заоке­анских санньясинов призывают поддержать местные центры медитации и обидны. Составляются программы подготовки новых руководителей групп. Весной 1981 года в Лондоне пред­ставляют образцы медитаций Ошо, там же проводится груп­повой семинар под названием <Ход времени», который привлека­ет около 500 участников; на семинар созывают объявления в автобусах и метро. Позже подобные мероприятия проводятся в других крупных столицах мира.

Я пытаюсь создать не только здешнее поле Будды, но икрошечные его оазисы по всему миру. Мне не хотелось бы огра­ничивать такую чудесную возможность только этой маленькой общиной. Да, тут находится источник, но ветви раскинутся по всему свету. Тут корни, но мое дело станет огромным деревом. Оно дотянется до всех стран, а может быть, и до каждого человека. Мы создадим небольшие общины и центры по всему миру.

Жить в мире, но не принадлежать ему. Живите в мире, но не пускайте мир жить внутри вас. Вот о чем я говорю.

Есть одна дзэнская поговорка: Дикий гусь создает отражения не нарочно, а у воды нет ума, который видел бы эти отражения.

Дикий гусь не собирается отражаться в воде, а у воды нет стремления увидеть это отражение. Но это происходит! Желания отвлекают от настоящего, честолюбие жертвует текущим мгнове­нием. Не нужно жадничать, потому что жадность уносит в бу­дущее. Не нужно стремиться чем-то обладать, потому что облада­ние приковывает к прошлому. Если хочешь жить в настоящем, избавляйся от жадности и тяги чем-то обладать, от честолюбия и желаний.

Именно это я называю искусством медитации. Наблюдай и соз­навай, чтобы ни один юр не проник в тебя и не принес какую-то заразу. Медитируй, но живи в мире. Мой личный опыт показывает, что мир оказывает огромную помощь, он только помогает меди­тации. В нем множество отвлекающих факторов, и если ты на­учился не отвлекаться, успех приносит невероятную радость. Ты остаешься уравновешенным, становишься глазом тайфуна. Вокруг бушует буря, но в центре —тишина.

Это путь настоящего санньясина - жить в мире, но оставаться незатронутым, независимым...

В тишине

10 апреля 1981 года Ошо сообщает, что переходит к завер­шающему этапу своей работы и отныне будет общаться с людьми только молчанием. Он видится только со своим секре­тарем и появляется перед санньясинами лишь три недели спус­тя. Сатсанги возобновляются, Ошо приходит в зал медитаций, но сидит перед учениками и гостями молча. В начале встреч поют древнюю буддийскую песню, а в конце играет музыка и все танцуют.

У Ошо все больше проблем со здоровьем. Помимо извечных аллергий, он страдает от сильных болей в спине, и врачи опаса­ются, что рано или поздно ему потребуется лечь на операционный стол. Их опасения усиливаются после серьезного обостре­ния, связанного с выпадением диска, что грозит повреждением нерва. Помощник личного секретаря Оию, МаАнандаШила,уст-раивает ему поездку в США, где он сможет пройти лечение. 1 июня 1981 года Ото вылетает из Бомбея в Нью-Йорк с близ­кими друзьями и личными врачами.

1981—1985гг. «Большое Грязное ранчо»

Через несколько недель после приезда Ошо в США Шила офор­мляет купчую на заброшенное ранчо в пустынных высокогорьях Восточного Орегона. Общая площадь участка составляет 126 квадратных миль. «Большое Грязное ранчо», расположенное в двадцати милях от ближайшего городка под названием Антилоуп, представляет собой выбитое скотом пастбище, протя­нувшееся вдоль берега реки Джон-Дей и захватывающее два ок­руга в штате Орегон. В этой долине есть лишь небольшой жи­лой дом и несколько хозяйственных построек, размещенных в долине, в конце крутой и пыльной проселочной дороги. К концу августа рядом появляются несколько стандартных домиков, в одном из которых живет Ошо. Он и его помощники перебира­ются на ранчо 29 августа.


Просмотров 196

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!