Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






От форта Рено к форту Каспар



Почти три дня мы провели в форте Рено, заменяя эскорт и заботясь о тех, кто пострадал. Лейтенант Джекобс, сын доктора Джекобса, нашего старого друга, родившийся в Данвилле, Кентукки, был назначен его командующим.

Наше движение, насколько позволял снег, проходило следующим образом: в 1-ый день мы прошли до Драй Форк, Сухой развилки реки Шайенн; во 2-ой день – к Винд Ривер; в 3-ий день – к Браун Спрингс, в четырех милях к востоку от Саут-Форк, южной развилки реки Шайенн; в 4-ый – к Норт-Платт, около устья Сэйдж Крик; в 5-ый день – к станции Дир Крик, сожженной индейцами в 1865г; и в 6-ой день мы вышли к форту Каспар. Индейцев не было видно, и штабы 18-ого полка снова приближались к дому. Лейтенант Уондс, проводник Бэйли и другие, поехали вперед, чтобы предупредить о нашем быстром приближении, как вдруг мы обнаружили, что наша санитарная повозка, закрытая другими, и не замеченная, встретилась с колонной из шести фургонов, и, таким образом, замешалась среди них. Всё, что мы заметили – это прибытие санитара, и, без звука горна, или другого предупреждения, мы приготовились к нападению индейцев всего в шести милях от форта Каспар. Отряд краснокожих просочился между караваном и группой лейтенанта Уондса, которая прошла ранее, и, поскакав к почтовой станции, угнал лошадей сразу после того, как офицеры спешились.

Полковник, который ехал по горному хребту несколько впереди, увидел индейцев, пересекающих Платт. Преследование было бессмысленным, поскольку индейцы видели, что эскорт повернул за холм и почти пересёк Платт.

Вскоре нас встретил старый друг, майор Норрис, с ротой 2-ой Конницы, и вместе с нами возвратился в пост. Здесь также были майор Моррис, капитан Фриман и его жена, лейтенант Карпентер, все старые офицеры 18-ого полка, конкурируя в любезностях с другими неизвестными офицерами. Здесь, к нашему большому восхищению, мы встретили госпожу Поттер и ее мужа, нового адъютанта полка, который, после долгой службы помощником генерал-адъютанта, и командующим Района Юта, был полковником 6-ого Добровольческого полка. Он был назначен в 18-ую Пехоту. Госпожа Поттер и малютка Кэрролл только что прибыли из Ларами.



Первое, что они сделали, это освободили нас от одеял и мехов. Следующее, что открыло наши глаза, это вопрос лейтенанта Уондса, куда мы предпочли идти, чтобы не оставаться в форте Каспар, самом бесплодном и заброшенном посту на равнинах. Очевидная шутка о наших предпочтениях была для нас очень серьезной. Генерал Авгур, после назначения в Омаху, переместил штаб в форт Макферсон, таким образом, мы сразу начали готовиться, чтобы следовать к Сэйдж Крик.

На следующий день прибыл капитан Келлог вместе со своей прекрасной женой, и старая дружба была возобновлена.

Прощания были краткими, и с майором Моррисом, отвечающим за эскорт, мы снова были в пути. На второй день мы снова достигли Норт-Платт, где лейтенант Джекобс, который теперь должен был возвратиться в форт Рено, попрощался с нами, оставив приятные воспоминания внимательного джентльмена и хорошего офицера.

Шестого февраля, перед остановкой, револьвер полковника случайно выстрелил. Пуля застряла в кости, задев и бедренную артерию и седалищный нерв. Вместо того чтобы возвращаться в Каспар, полковник приказал каравану двигаться вперед, к Ларами, и в полдень субботы, девятого февраля, был поставлен загон на реке Ларами, около поста.

Баллок предоставил свой дом для раненого и всей его команды, которая в течение двенадцати дней оставалась с полковником, наслаждаясь комфортом и вниманием. На другой день пошёл снег, и последние солдаты не достигал форта Макферсон до 2-го марта, хотя адъютант Поттер и квартирмейстер Уондс со своими семействами и частью багажа выехали заранее. Поездка из Ларами была без эскорта; опасности не предчувствовалось. Поездка к последнему посту в пятьдесят три мили была проделана за один день; два или три дня отдыха прошли восхитительно, поскольку нас развлекали капитан Хьюс и помощник хирурга Каннингем, племянник генерал-лейтенанта Каннингема британской армии. Они оказали такой же сердечный приём, как и в Рено, Каспаре и Митчелле, которые поддерживали старое армейское гостеприимство - основу и искупление особенностей изолированной жизни.



Скоттс-Блафф, Каменные Стены, Скала Дымоход и Скала Суда имели свой собственный стиль, когда появились перед нами, холодные и покрытые снегом; но даже зима не могла придать больше мрачности их бесплодным чертам; те же самые кедры выглядывали из-под снега, который начал таять от высокой летней температуры.

Капитан Нейл, доктор Латам, мистер Адамс и жена, молодой Дженни из Колумбуса, штата Огайо, все еще были в Седжвике. Подполковник Додж 30-ой Пехоты, и лейтенант Беннет были в лагере на другой стороне реки. Вид целого полка напомнил нам о скором прибытии генерала Весселса, и все гарнизоны жили в предвкушении его приезда.

Платт был пересечен по льду; но наша повозка несколько раз проваливалась, и три или четыре раза возникала небольшая паника.

От форта Седжвик до форта Макферсон дрейфующие пески были покрыты дрейфующим снегом; но с Валентином, Бейкером и Морроу поездка скоро подошла к концу.

Мы снова были в Абсарака! Все стадии жизни, все особенности климата и температуры, всё разнообразие опасностей и общения со всеми стилями человеческого характера были вновь испытаны.

Форт Макферсон на какое-то время стал нашим домом. Здесь многое напоминало о старом времени, когда весной 1867г начались индейские ограбления. Здесь были проведены индейские советы и произнесены индейские обещания. Здесь специальная индейская комиссия провела целый месяц, пытаясь провести переговоры с оглала и брюле реки Репабликан, и получить отчёт полковника Каррингтона относительно гибели Феттермана.

Здесь мы снова имели удовольствие видеть капитанов Хэймонда и Фистерера, которые оставили форт Фил Керни 1-ого августа 1866г, и были вызваны из Питсбурга и Нью-Йорка как свидетели.

Здесь были с визитами генералы Шерман, Авгур и Кастер; здесь провели переговоры Пятнистый Хвост, Стоящий Лось, Быстрый Медведь, Два Удара, Убийца Пауни, Свистун, Длинный Бык, Человек, Который Идет под Землей, Джо Смит, Острый Нос и Белая Антилопа, дав залог дружбы.

Здесь, любезность подполковника Мизнера, 2-ая Конница, его жены и офицеров его штаба, и сердечный прием госпожи Поттер сделали наше прибытие приятным, а пребывание восхитительным после возвращения из Абсараки, дома кроу.

Но перемены все еще происходили! Уондс был переведён в 36-ую Пехоту, и вместе со своей семьёй он вновь возвратился на запад. Лейтенант Брент прибыл вслед за ним как полковой квартирмейстер. Полковник Мизнер намеревался посетить индейскую страну, далее к западу, и его опытная жена ожидали наш отъезд на восток несколько недель. Как в начале, так и в конце поездки через равнины, то же самое доброе Провидение, направлявшее и охранявшее наши шаги, придавало душе сладкие гарантии своего присутствия:

Везде, где мы странствуем,

Везде, где мы бродим.

 

 

Глава 29

Память

 

Павшие в 1866г в Абсарака были самыми достойными. Офицеры и солдаты исполнили свой долг прежде, чем успели нажить нового врага в новой стране.

Подполковник Уильям Дж. Феттерман, был сыном капитана Джорджа. Феттерман родился в гарнизоне, и был полон амбиций.

В мае 1861г он был назначен лейтенантом в 18-ой Пехоты, и немедленно присоединился к штабу полка. На офицерских курсах, организованных командиром полка в июле 1861г, он показал себя честолюбивым и опытным офицером; занимаясь вербовкой в штате Огайо, он добился хороших успехов, демонстрируя манеры джентльмена и адаптацию в социальную жизнь.

После того, как полк выступил в поле, капитан Феттерман командовал отделением и заработал репутацию храброго солдата.

Его возвращение в полк в ноябре 1866г было довольно ожидаемым, поскольку офицеров было мало, а его профессионализм сделал его фаворитом.

Как высокопоставленный чиновник, служивший во 2-ым Батальоне, естественно ожидалось, что он возьмет на себя командование всякий раз, когда полковник присоединяется к 1-ому Батальону.

Его нетерпеливость и презрение к врагу привели к безнадежному краху, где простое выполнение приказа своего командующего не довели бы до потерь. Все же, уважение, которое питали к нему полковник и многие друзья, позволили захоронить его останки на поле битвы, где он так отчаянно защищался.

В мужественности и гордости благородного духа, он достиг больших высот; и даже имея поддержку, которую можно было быстро оказать, ошибку невозможно было исправить, и его жизнь и краткая индейская кампания завершилась, когда он, неопытный в непредвиденных обстоятельствах, и, пренебрегая опытом других, достиг поля битвы.

В жизни он был джентльменом. После смерти он почитался и был оплакан.

 

Капитан Фредерик Браун, завербовавшийся в 18-ую Пехоту в Колумбусе, штат Огайо, сразу был назначен сержантом, а затем квартирмейстером. Среди первых назначений, согласно существующему уставу, Браун исполнял обязанности второго лейтенанта. Он был назначен полковым квартирмейстером и комиссаром, поскольку его опыт в Толедо удовлетворял такое назначение. Эту должность он занимал до конца 1866г, получив чин капитана и приказ присоединиться к своему подразделению в форте Ларами.

Он стал тесно связан с фортом Филип Керни, и стремился захватить скальп “Красного Облака”.

Он чувствовал глубокое пренебрежение к офицерам, получавшим внеочередное звание, и прибытие в полк новых офицеров понизило его значение. Когда одному офицеру было присвоено внеочередное звание за кампанию в Атланте, он стал нетерпелив и опрометчив.

Его близость к семье автора ясно показывает его историю и разочарования. Он ясно признавал невозможность наказать дикарей. Его беспокойный дух едва мог позволить ему исполнять необходимые обязанности.

В ночь перед смертью он был странно серьезен и сожалел, что должен остаться без скальпа “Красного Облака". Он сказал полковнику, чтобы "поторопили подкрепление. Он собирался участвовать еще в одном бою, даже если придётся работать день и ночь, чтобы закончить свои бумаги”. Он обращал внимание на отказ полковника разрешить ему и капитану Феттерману отправиться в долину реки Тонг, и сказал, что "знал, что это было невозможно, но считал, что сам мог убить дюжину”.

Те, кто знал капитана Брауна, или просто "Фреда", помнят его приветливость и юмор. Он всегда интересовался любой социальной или гарнизонной жизнью. Его отношение к индейской перестрелке 23-его сентября было стандартным; как раз перед смертью он составлял ее историю, которую назвал, "один хороший бой, который я имел с мошенниками”.

Это его импульсивность заставили подполковника Феттермана не повиноваться приказу 21-ого декабря, пожертвовав целым подразделением; и все же, мы не имеем права обвинять его, когда его дружба, его гордость и храбрость бросают вызов нашему отношению. Память возвращает его нам, как тогда, за несколько часов до того, как он навсегда оставил этот мир. Он сказал, что "всегда будет держать один патрон для себя”; несомненно, так он хотел спастись от пыток.

 

Лейтенант Джордж Груммонд, который погиб в том же самом бою, добился успеха в Гражданской войне, получив звание капитана Мичиганских добровольцев. Ему был присвоен внеочередной чин бригадного генерала добровольцев прежде, чем он прекратил связь с Армией Камберленда. Наш рассказ показывает, насколько невозможным было его спасение 6-ого декабря; рисунок битвы показывает, насколько чётко он повиновался приказам капитана Феттермана. Воинский долг заставил его сопровождать этот отряд, и факт, что его останки были найдены рядом с сержантом Лангом и некоторыми другими, всего в четверти мили от других тел, указывает, что он или прикрывал отступление, или был ранен и убит при обороне. Он имел настоящий дух солдата, был приветлив и уважаем всеми. Погибнув, он оставил вдову, которая оплакивала его смерть. Его останки были доставлены в Теннесси, где и были погребены.

 

 

Глава 30


Просмотров 181

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!