Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Уничтожение отряда Луиса Газзо 1 часть



АБ-СА-РА-КА

кровавая земля:

Рассказы жены офицера

Полковника Генри Каррингтона

ПОСВЯЩЕНИЕ

 

Этот рассказ посвящается генерал-лейтенанту Шерману, предложение которого было принято весной 1866г в форте Керни, и энергичная политика которого по решению индейских проблем и быстрого завершения Юнион Пасифик к “Морю”, сокрушила последнюю надежду на вооруженное восстание.

Маргарет Ирвин Каррингтон.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ К ТРЕТЬЕМУ ИЗДАНИЮ

 

Абсарака, действительно, стала кровавой землёй. Трагедия, в результате которой в 1876г армия потеряла двенадцать офицеров и двести сорок семь храбрых солдат, была всего лишь продолжением ряда столкновений, которые привели к миру после катастрофы 1866г. Теперь можно больше узнать о стране, которая так зависела от вооруженных сил для расширения поселений и решения индейских проблем.

В январе 1876г генерал Кастер сказал автору, “Потребуется ещё одна резня Фил Керни, чтобы конгресс оказал щедрую поддержку армии”. Через шесть месяцев, его история, подобно Феттерману, стала монументальной благодаря подобной катастрофе. Имея большой опыт на границе - Феттерман был новичок - и с верой в способность белых солдат одолеть превосходящие силы индейцев, бесстрашных, храбрых, и несравненных наездников, Кастер считал, что армия должна сражаться с враждебными дикарями при любых обстоятельствах и при каждой возможности.

Краткая история событий в этой стране, имеет большую ценность для всех, кто интересуется нашими отношениями с индейцами северо-запада.

Приложенную здесь карту считали достаточно подробной генералы Кастер и Брисбин. Генерал Хамфрейс, руководитель инженеров США, указал на ней дополнительные форты и агентства.

Первое появление военных в этой стране точно представлено в тексте. Никогда не было более безумного порыва американцев, чем тот, который вынудил армию вступить в страну реки Паудер и Бигхорн в 1866г, исполняя волю безответственных эмигрантов, независимо от законных прав местных племен. Никогда не было более дикого захвата ради золота, чем присвоение Блэк-Хилс перед лицом торжественных договоров.



Время выносит на поверхность плоды необоснованной политики — соглашения 1866г в Ларами — простого обмана, насколько он касался всех племен. Эти плоды созрели. Павшие могут подтвердить это. Я готов заявить, что во время резни, если бы эта линия была разорвана, в будущем потребовалось бы сил в четыре раза больше, чтобы повторно открыть её; с тех пор, более тысячи солдат столкнулись с проблемой, которую тогда решали меньше сотни. Сражение за страну Бигхорн было представлено в одном заявлении: “Имея частичный успех, индеец, теперь отчаянный и ожесточенный, смотрел на опрометчивого белого человека, как на жертву, и Соединенные Штаты должны были послать армию, чтобы разобраться с индейцами северо-запада. Лучше понести расходы сразу, чем оттягивать и провоцировать войну в течение многих лет. Это нужно понять здесь и сейчас”.

Нет никакой славы в индейской войне. Если было сделано слишком мало, Запад жалуется; если сделано слишком много, Восток осуждает избиение краснокожих. Ложь правосудия находится между крайностями, и здесь представлено качество той индейской политики, которая была открыта в течение официального срока президента Гранта. Так мало правды, смешанных фактов, и такое сильное желание быть популярным, указав на козла отпущения, при первом общественном осуждении войны, которая длилась в течение шести месяцев, что, даже теперь, общественное мнение извлекло всего несколько неопределенных уроков из той резни. Действительно, потребовалась другая трагедия, чтобы попытаться разобраться в отношениях американцев с индейскими племенами, и решить эту проблем.



Генри Каррингтон

 

Глава 1

Абсарака, дом кроу.

Абсарака, что на языке индейцев кроу означает, Дом Кроу, однажды была страной их самых гордых побед. Плодородные долины Йеллоустон, Бигхорн и Тонг были оживлены присутствием их деревень; и в дни Бриджера и Беквита, индейцы кроу накопили огромное богатство благодаря торговле шкурами и мехами, которые эти старые трапперы и пограничники поставляли в Сент-Луис и другие склады на границе.

Частично окружённые горами Бигхорн и Пантеры, странствуя по своему желанию, кроу были владельцами огромной страны, которая имеет неисчерпаемые ресурсы дичи, диких плодов, трав и хлебных злаков; её естественный пейзаж, состоящий из снежных гребней, покрытых соснами склонов и плато, кристальных вод и обширных долин, конечно же, не похож ни на один из наших штатов.

Индейцы снейк, которые бродили дальше к северу и западу, скрестившие копья даже с пиеганами и бладами на границе Британской Америки, не смогли конкурировать с более многочисленными и более предприимчивыми врагами, кроу, и наконец, в 1856г, присоединились к ним, или, по крайней мере, соблюдали нейтралитет в конфликтах кроу с их старинными и смертельными врагами, сиу и северными шайеннами.

Когда шайенны из Блэк-Хилс разделились, часть из них пошла в страну Ред-Ривер, а другая оставила свой старый дом и направилась в долину рек Паудер и Тонг, оглала, их союзники, поддержали их против кроу. Вместе с частью арапахо, черноногими и гро-вантрами, обычно называемыми Большие Животы, они продолжили войну с неумолимой энергией и ненавистью. Вторжение армии в этот регион, который они доблестно защищали в течение многих лет от сиу, помогло их новым друзьям занять долины Бигхорн и Тонг, и поддержать их сравнительную независимость, когда экспедиция 1866г попыталась открыть новый маршрут к Вирджиния-Сити, вынудив их бросить вызов белому человеку, который украл их землю.

Кроу отступили за Йеллоустон, все еще удерживая западный берег Бигхорн; некоторые попытались подражать плоскоголовым, которые, хоть и немногочисленны, были не менее энергичны, и, казалось, были готовы близко познакомиться с цивилизацией белых.

С такими переменами, и длительной агрессией сиу, кроу сохранили любовь к своему старому дому. И он стоит того. Великий и красивый, изобилующий дичью и минеральными ресурсами, сокративший дорогу в Монтану почти на пятьсот миль, как можно не любить его!

Белый человек тут же начал злоупотреблять этой территорией. Далее к западу, он занял долины Мэдисон и Джефферсон, истоки Миссури, построив процветающие города, и индейцы, которых так долго вытесняли на запад, теперь были вынуждены вернуться назад, к Йеллоустон и Бигхорн. Так что вскоре кроу были вынуждены возобновить активную вражду со своими старинными врагами, или искать другие земли и способы выживания.

Эта большая охотничья территория, хотя и неназванная, имела естественную независимость от Монтаны и Дакоты, хотя частично примыкает к каждому штату. Вся земля, лежащая к востоку от Проходов Кларка и Черноногих, принадлежала стране реки Паудер. Кто-то действительно попытался назвать эту страну Вайоминг. Это название могло подойти к графству в Пенсильвании, но не имело никакого отношения к украденной земле кроу.

Эти же самые индейцы кроу, в дополнение к естественному праву на землю, гордятся, что никогда не убивали белого человека, кроме как при самозащите. Все их общения в 1866 и 1867гг демонстрируют честность и правоту заявлений.

Их враги уступают им в законном праве на территорию, за которую они так долго боролись. На формальном совете, проведенном в форте Филип Керни в июле 1866г, между полковником Каррингтоном и некоторыми вождями шайеннов, которые тогда были в близких отношениях с Красным Облаком и другими оглала, но желали иметь большую свободу, которую они могли получить от белых, на вопрос, обращённый к Чёрному Коню:

“Почему сиу и шайенны претендуют на земли, которые принадлежат кроу?”

Чёрный Конь, Волк Ложится, Красная Рука и Тупой Нож быстро ответили:

“Сиу помогают нам. Мы украли охотничьи земли у кроу, потому что они были лучшими. Белый человек приходит из-за большой воды, и мы хотим больше места. Мы сражаемся с кроу, потому что они не хотят взять половину, и дать нам мир в другой половине”.

Абсарака, как кроу нежно называют весь регион (нелепо названный Вайомингом), фактически, “Дом Кроу”.

Они связаны с ним священными легендами; полюбив его за долгие годы жизни; теснимые белыми с запада, и теперь приближающимися с востока, но все ещё занимающие верховья Йеллоустон и западный берег Бигхорн, кроу сохраняют своё законное право, и требуют от белого человека, чтобы он признал его.

Не менее твердо поддерживают они нерушимый союз, обещанный белому человеку, и относятся к его появлению, как к сигналу их собственного избавления и уничтожения старинных врагов сиу.

Готовые сотрудничать с белыми, расположившимися в начале новой дороги, которая должна решить судьбу краснокожих, кроу должны были выступить против продвижения цивилизации и поселений, но надеялись на сильную руку этого прогресса, готового справедливо увековечить их собственную жизнь.

Есть другой факт, который не менее достоин простого правосудия.

Среди племен северо-запада, индеец кроу превосходит всех в мужестве и физическом совершенстве.

Только одни они имеют право договариваться о праве пути для новой дороги к Вирджиния Сити, независимо от ее занятия сиу и их союзниками. Им можно доверять, как друзьям, всякий раз, когда к ним относятся с уважением, которого они заслуживают. Белые люди могли сделать больше?

Владения кроу были украдены. Их враги стали врагами белого человека. Их враги игнорировали обязательства соглашения, отвергли все условия компромисса или благородной войны, и бросили вызов кроу и белому человеку.

Кроу нужно было предложить поддержку и дружбу. Независимо от результата завладения территорией, кроу должны были сохранить её или наслаждаться совместным миром.

Прежде всего, земля должна иметь своё истинное название, чтобы предоставить потомкам ее историю до прихода белого человека. Она должна быть известной, как территория, штат, или индейская резервация, как Абсарака, Дом Кроу.

При всём этом, нужно помнить благородство краснокожих. При всём этом, правосудие должно быть предоставлено народу кроу, который был не менее благороден и верен, чем наррагансеты, делавары и пауни. При всём этом, нужно установить название, которое удовлетворит краснокожих и отдаст дань тем, кто был действительно достоин; прошлая несправедливость должна быть исправлена, предоставив индейцам кроу бесконечное признание на земле Абсарака, Доме Кроу.

 

 

Глава 2

Описание Абсарака.

 

Эта земля для свободы и охоты краснокожего столь же различна своими особенностями, как и привлекательна для различных племен, которые сражались за её обладание.

Почти все карты, и даже опыт майора Джеймса Бриджера, главного проводника экспедиции 1866г, и Брэннана, помощника проводника, который был с генералом Коннором в 1865г в долине реки Тонг, не в состоянии снабдить данными и предоставить адекватное суждение об этой области и ее способности для будущего развития.

Все проводники и скауты естественно обращают внимание на места, где вода и пастбища легкодоступны для эмигрантов; но они часто не обобщают эти результаты, и не делают анализ различных почв и географических особенностей для продвижения цивилизации и поселений.

И все же, поскольку армия и люди были избавлены от участия в большой внутренней войне, неудача соглашения Ларами 1866г привела к немедленному возобновлению военных действий, направив внимание конгресса и армии к этой новой области, прежде почти неизвестной.

Это не просто рай для авантюристов, которые стремятся внезапно обогатиться за счет быстрого развития страны; но сама идея основана на основании постоянных поселений, и окончательного принятия Абсарака в большое семейство американских штатов.

И все же, верно, что даже авантюрист не найдет область более многообещающую. Каждый ручей, от Клеар Форк до верховьев Йеллоустон имеет золотой оттенок, и нет сомнения, что терпеливая, хорошо-направленная работа найдёт справедливое вознаграждение. Можно даже не сомневаться в этом, но для враждебности индейцев, порожденной частично плохим обращением к некоторым общинам; частично, чрезмерной близостью белых, это может закончиться местью, когда они поймут всю пагубность такой близости; частично, отказом поддерживать индейцев, которые заслуживают поддержки; и особенно, отказом наказывать тех, кто был непоправимо зол и уродлив. Новый маршрут, настолько короток, и, главное, настолько благоприятен для эмигрантов, что станет любимым для всех путешественников в восточную и нижнюю Монтану.

Конечно, этот маршрут имеет своих предполагаемых конкурентов. Солт-Лейк-Сити, расположенный в столь прекрасном месте, с тенистыми улицами, тихими фонтанами, и щедрой почвой, не может обойтись без длинных караванов, которые следуют круговым маршрутом; и каждый, кто признает пароход, охотно отправится из Сент-Луиса, Небраска Сити, или Омахи; но простой математический расчёт представляет затруднение для любого каравана, который определяет расстояние.

Любой незнакомец, который ищет дом в нижней Монтане, и короткий надежный маршрут к Боземан Сити, Долине Голлатин и Джефферсон-Сити, и сельскохозяйственным или минеральным районам той области, желает более определенной информации о земле, к которой обращены его мысли; и не только люди Небраски, Айовы, Миннесоты, Иллинойса и Индианы, но и из большинства Восточных штатов, направляют свои караваны через равнины, выбирая определенный маршрут.

Для эмигрантов не всегда удобно каждый день зависеть от проходящего ранчеро или поселенца, интересуясь следующим пастбищем, дровами или водой на маршруте; поэтому для путешественника важно иметь определенную схему страны для выбора маршрута, с его историей, ресурсами, и запасами.

Географическая схема Абсарака специфична и полна интересных моментов.

Главное направление к горам Бигхорн – с юго-востока на северо-запад – до самой реки Бигхорн, где тропа поворачивает на запад; но горы Бигхорн теряются при достижении верховьев Йеллоустон и Проходов Кларка и Черноногих, который находится на небольшом расстоянии от первого.

Остановившись ниже или юго-восточнее, пространство расширяется к юго-западу, в форме, мало чем отличающемся от Большого Рога, или рога изобилия, что послужило его названием, хотя “Большой Рог” горных баранов является источником названия.

Конечно, предполагается, что читатель имеет некоторые сведения относительно курса к Платт, и общее представление маршрутов к Солт-Лейк-Сити через Денвер, форт Бриджер, или форт Ларами и форт Каспар.

Хотя этот рассказ опишет направления для путешественника, даже от Саут-Платт, и особенно после того, как тропа покидает железнодорожную линию Юнион Пасифик, со всей определенностью, необходимой для ежедневного практического использования, он не требует общего описания Абсарака.

За исключением притоков Биг Шайенн, и всех притоков развилок Платт, обзор начинается с реки Паудер.

Река Паудер, которая представляет собой грязный поток, начинается на южной стороне гор Бигхорн, и не является частью ярких каналов, которые объединяясь, питают Миссури.

Горы Бигхорн обладают двумя отличительными особенностями. Во-первых, центральный хребет, который покрыт снегом, где Облачный Пик грандиозно возвышается над другими, постепенно понижается к югу, где вскоре встречается с горами Винд-Ривер.

Второй хребет, к северу от первого, почти перпендикулярно повёрнут к северу, и кроме того, там, где ливни прорыли глубокие ущелья, создан путь главных притоков Миссури.

Между этими хребтами, изменяющимися по ширине от двенадцати до двадцати пяти миль, расположены прекрасные охотничьи угодья, изобилующие благородными садами, дикими плодами и травами, а так же разнообразной дичью. Эта полоса земли представляет собой плато, напоминающее Тьерра Кальенте мексиканских гор; но со всей своей близостью к вечным снегам, есть склоны, которые обладают особенным очарованием. Отсюда мы можем начать путешествие от форта Рено на реке Паудер.

Форт находится посреди бесплодной пустыни, поросшей полынью. Перед ним возвышаются покрытые снегом горы, но потребуется преодолеть утомительные мили, прежде чем можно почувствовать реальную ценность ясной, холодной воды.

Пройдя двадцать шесть миль, тропа приводит вас к развилке Сумасшедшей Женщины. Эта река также очень грязна, имея тот же самый желтый оттенок, как и река Паудер. В шести милях к северо-западу, и после изгиба северного хребта Бигхорн, приблизительно в шести - восьми милях от гор, открывается новая страна. Заросли полыни и кактусов, которые простирались почти на двести миль, быстро исчезают. Изменения красивы и внезапны. Стоит только пересечь один узкий водораздел, и эти изменения походят на быстрый поворот калейдоскопа, который сохраняет общую схему, но предоставляет новые комбинации и новые оттенки каждого объекта.

В двадцати трёх милях от развилки Сумасшедшей Женщины, ярких, шумных, и прозрачных вод, находится богатая долина Клеар Форк (Ясной Развилки). Этот поток столь быстр, что мулы и лошади с трудом пересекают его. Этот поток столь чист и прозрачен, что каждая рыба, каждая галька хорошо видны; он холоден, как лед в разгар лета. Ясная развилка настолько обаятельна, что вызывают любовь к стране дикаря, и в будущем будет иметь равную красоту для тех, кто ищет дом в новой, и, до настоящего времени, неизведанной земле.

Ясная развилка – истинный поток гор Бигхорн – подобен многим другим, не менее постоянным, чистым и ценным. Частично, он образуется тающим снегом, и частично, слиянием неисчислимых ключей.

Каменный ручей следующий, с не меньшим обаянием, но подобного характера.

Озеро Смет, большой питомник для уток, диких гусей и казарок, которое получило имя отца Де Смета, католического священника, много лет исполнявшего духовные и социальные потребности северо-западных племен, находится всего в четырнадцати милях от Ясной развилки, и внезапно появляется между Сосновой развилкой и Ясной развилкой реки Паудер.

Неисчерпаемые запасы сосны и других деревьев покрывают склоны гор и сползают вниз к самым островам большой развилки, где доступ легок и удобен; богатство дичи сделало эту область театром активных военных действий индейцев со времен их первого появления здесь.

Сосновый ручей (Пено Крик), Гусиный ручей, река Язык (Тонг), ручей Гнилой Травы, Малый Толсторог и Большой Толсторог являются яркими притоками; следуя вдоль этих потоков через большие ворота гор, путешественник попадает в богатую Долину Голлатин, и оказывается в Монтане.

Почти параллельно, но на расстоянии от двенадцати до двадцати пяти миль к северу от хребта Бигхорн, находится Mauvais Terres, или “Плохие Земли”, чьи конические холмы и фигурные контуры представляют особенности старых вулканических развалин; рассмотрев эти земли с высоты, кажется, что они совершенно непригодны для жизни человека или животного.

И все же, все названные реки, и многие другие, несут свои воды через эти преграды, и собираются на границе богатого края.

Долины этих потоков изменяются по ширине и возможностям. Бигхорн – от пятнадцати до двадцати миль, а долина реки Тонг охватывает почти вдвое больше, после того, как получает воды Гусиного ручья и других горных потоков.

Регион, описанный здесь, включая верховья Йеллоустон и всё, что находится к востоку Проходов Черноногих и Кларка, охватывает территорию больше некоторых штатов; со всеми своими естественными связями с Монтаной и Дакотой, он обладает индивидуальностью, которая должна, в конечном счете, дать ему независимость.

 

 

Глава 3

История и климат Абсарака.

 

Сельскохозяйственные особенности Абсарака имеют общие описания, но не достаточные, чтобы сообщить незнакомцу их реальные качества.

Дикая пшеница и овес произрастают в большом количестве во всех главных долинах. Травы густы, так, что летом 1866г они были почти непроходимы для легких сельскохозяйственных машин, и настолько высоки, что лошадь не могла быстро бежать в поймах Гусиного ручья и реки Тонг.

Время от времени появляется саранча, клубясь, словно дым от пожара в прерии; но она не может уничтожить всю траву региона. Тем не менее, она не может считаться незначительным врагом, а заявление об их плотных массах напоминает рассказы Мюнхгаузена или Гулливера. Они садятся на стебли травы, пока не сгибают их к земле. Они покрывают лошадь и наездника. Они перелетают с порывом ветра, подобно ночному реву Сосновых водопадов; они застилают глаз, словно вы смотреть на солнце сквозь пелену лёгкой ткани. И все же, они подчинены мастерству горных ветров, потоки которых столь же постоянны, и быстро переносят их в другую область, свежую и прекрасную.

Почва долин богата, суглинок хорошо приспособлен для выращивания овощей и хлебных злаков; но ранние морозы, кажется, дают мало шансов для возделывания пшеницы по сравнению с другими злаками, хотя для ячменя, столь благоприятного для мулов, нет более благодатной области для развития.

Дожди, отличающиеся от горных ливней, очень редки, как алмазы, а бесчисленные потоки, притоки больших рек, предоставляют готовые средства ирригации. Помимо этого, глубокий снег зимнего периода имеет большой эффект на силу оплодотворения, и когда осень меняет краски с зеленого на бурый, холмы все еще пестреют зеленью, где задержавшийся снег как будто боролся с летним солнцем, питая ростом траву, которую он одарил такой ранней жизнью и длительной энергией.

Дикие плоды имеют большое разнообразие. Малина, земляника, крыжовник, красная смородина, слива, вишня и горный виноград - среди их числа. Тополя часто украшены виноградной лозой, которая здесь плодоносит с такой обильностью, что легко составит конкуренцию восточному Нью-Йорку.

Сосна и хемлок, ель и пихта, тополь, ясень и ива - деревья, которые доступы и вполне достаточны для потребностей многих поколений.

Климат бодрящий и здоровый. Росы не бывает; и болезни настолько редки, что в течение многих дней 1866г, ни один солдат не посетил больницу, и само здание было приспособлено под операционную.

Летняя температура редко превышает девяносто градусов (+30 по Цельсию), и ночи всегда прохладны и свежи. Холода не продолжительны; с 15-ого июля 1866г по 15-ое января 1867г, барометр показывал ясно или очень сухо. Только ко времени осеннего равноденствия, ветра, несущие с гор снег, обрушились ураганом, смешав дождь со снегом.

История этой земли очень богата. Сосновые развилки и река Тонг находится в самом сердце охотничьих земель. Среди нескольких племен они являются нейтральными и общими охотничьими угодьями. Это большой простор для перемещения к Арканзасу, и холмам впереди и позади форта Филип Керни, иссечённый бесчисленными следами индейских пони, тянущих шесты палаток в их периодических перемещениях жилья и охоты.

Антипатия индейцев к захвату белыми этой земли очень интенсивна. Лязг косилки, свист паровой лесопилки, вырубка деревьев, быстрая постройка заборов, складов и зданий, является таким уверенным признаком постоянного присутствия белых, что они не теряют возможности красть или убивать, когда не ожидают наказания. Все же дичь все еще сохраняется в этих землях, и индейцы должны удержать продвижение белых, или потерять всю надежду на будущую независимость. Стада лосей гордо поднимают рога, как будто заколдованные утренней музыкой гарнизонного парада, с любопытством наблюдая странное нашествие на их старинные изолированные парки. Горные бараны смотрят вниз с нависающих скал гор Бигхорн. Чернохвостые олени и антилопы встречаются повсюду; в то время как зайцы, кролики и куропатки топчутся на месте прежде, чем уступить вторжению незнакомца. Казарки, дикие гуси и утки множатся в водах озера Смет, и почти в том же количестве встречаются по потокам гор Бигхорн; гризли и бурые медведи нередко становятся добычей охотников. Последние и бесчисленные стада бизонов, десятки тысяч, носятся взад и вперед, заполняя долины, насколько может окинуть глаз, и добавляют веса к числу других существенных заявлений краснокожих на права Абсарака, “последних и лучших охотничьих угодий”.

Река Бигхорн и ее притоки, а так же другие реки, в изобилии снабжены форелью, щукой и другой ценной рыбой, таким образом, завершая обзор ресурсов, которыми страна так великодушно обеспечена.

Неисчислимые волки наполняют ночной воздух своим завыванием; но, подобно бобрам, плотины которых перекрывают все меньшие потоки, и выдрам, они вынуждены подготовиться к зиме, покрываясь прекрасным мехом, из которого мужчины делают куртки, шапки, одеяла и леггины, когда температура опускается ниже ноля, и ртуть замерзает в сосуде.

И все же, во времена чрезвычайно холодной и снежной погоды, возникают сравнительно небольшое страдания от цинги, когда лекарств недостаточно, или мужчины бывают небрежны, и ревматизм посещает их. Сухой снег проникает в каждую щель, и заносит каждую преграду. Долины и ущелья заполнены снегом, путешествие утомительно или совершенно невозможно; но зима имеет свою прелесть не меньше, чем лето, и верхние гарнизоны той линии едва ли обменяли войну с краснокожими на спокойствие пограничных постов.

Обилие минералов придаёт особую ценность Абсарака. Золотой оттенок встречается почти по всем потокам, как уже было сказано. Сравнятся ли эти ручьи с приисками Монтаны, остаётся для ответа авантюристов, навык и терпение которых сможет определить их ценность. Блэк-Хилс, к востоку от форта Рено, имеет все признаки богатых залежей, а низовья реки Паудер остаются незанятыми шахтерами только из-за враждебности Бизоньего Языка и других индейцев, которые наводняют эту долину. Немного геологических и исследовательских экспедиций было проведено в 1866г, которые почти всегда были ограничены диапазоном и абсолютной невозможностью обеспечения военным эскортом. Небольшие образцы свинца и серебра были обнаружены, хотя экспедиции были организованы ради золота. Никто ещё не обнаружил сокровищ; и при этом оно ни разу не упало к ногам бездельников.

Уголь неисчерпаем. Он может быть найден на всём протяжении маршрута от реки Паудер до верховьев Йеллоустон, а красные холмы, которые покрывают страну на много миль к северу, представляют огромный склад той же самой породы. Лигнит (бурый уголь) и другие сорта древесного угля - преобладают; эти залежи были открыты недалеко от форта Филип Керни, вскоре после его основания в 1866г, и весьма полезны при сварке железа, хотя оказались не менее ценными для зимних очагов.

Известняк добывается в горах, хотя в настоящее время его несколько трудно транспортировать. Глина встречается повсюду, и становится твёрдой после простого высушивания на солнце.

Хотя в красных холмах было обнаружено присутствие железа, а также его присутствие найдено во многих песках, залежи руды ещё не были открыты, и при этом его признаки не были обнаружены ни в одной доступной породе. Все другие строительные материалы обильны, а высокие сосны поставляют древесину любой длины и ширины. Там, где индейские огни уничтожили лес, чтобы парализовать его продвижение, строитель дома может легко найти сухую древесину, которая долго прослужит в такой сухой атмосфере.

Форт Фил Керни расположен в 19° 20’ северной широты, и его высота над уровнем моря - более шести тысяч футов; над ним возвышается Облачный Пик, венчая пейзаж своей чистотой и красотой.

 

 

Глава 4

Организация экспедиции в Абсарака.

 

Форт Керни, Небраска, был свиданием первой экспедиции в Абсарака. Имея совсем немного положительной информации о заселении этой земли, мы знали, что это была драгоценная территория для индейцев; самый прямой маршрут эмигрантов в Монтану; а затем общественное мнение на Западе оказало давление в пользу открытия этого маршрута, при поддержке и гарантии военных.

Напрасно по картам мы пытались определить маршрут, описанный в книгах, которые что-нибудь упоминали об индейцах Скалистых гор, от приключений Льюиса и Кларка до последних газетных статей.

Тогда мы надеялись на совет Ларами, который должен быть состояться в мае, когда все индейцы обсуждаемой области должны были собраться, и после обязательного выкуривания трубки и разговора, торжественный мир должен быть установлен и ратифицирован, и получено право на безопасный проход к земле Абсарака.

Начались приготовления к маршу. Приходили противоречивые сообщения относительно того, был ли местный климат действительно холодный или умеренный; была ли земля плодородна, или бесплодна и ничего не стоящая.

Зимний марш от форта Ливенворт к форту Керни в 1865г, когда ртуть показывала двенадцать градусов ниже ноля, и снег достигал двух футов, и его приходилось сгребать в сторону прежде, чем установить палатку — когда ветра прерии проникали сквозь одежду, а летящий снег часто ослеплял — считался вполне нормальным, чтобы позволить даме предпринять поездку и рисковать проблемами зимовки в Скалистых Горах.

План по устройству домашнего хозяйства был несколько незавершён, поскольку мы покидали единственный пост на линии больше чем в семистах милях, и все посты для новой команды должны быть построены вдали от цивилизации, запасов и в зимний период; но кажущееся изоляция не представляла препятствие, после того, как цель была определена.

Общий план был предложен генералом Поупом, который имел большой опыт в индейских делах, и имел точные сведения нового маршрута для продвигающейся эмиграции, самую быструю связь с Монтаной, и вероятность мирного заселения после совета Ларами.


Просмотров 187

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!