Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Модель строения небесных тел



 

Явление «сасовский взрыв», имеющее по своим масш­табам и произведенным разрушениям как бы локальное, местное значение, при научном рассмотрении приобрета­ет всеобщий характер и ставит под сомнение правиль­ность наших космологических представлений, по меньшей мере, в области планетологии и в первую очередь в пони­мании образования и развития Солнечной системы.

Как известно, имеется несколько гипотез, описывающих образование Солнечной системы. Одни из них, практически не получившие признания современной науки, основыва­ются на возможном отрыве некоторой части вещества Сол­нца в результате различных космических катастроф и об­разования из этого вещества планет и их спутников.

Другие, получившие наибольшее распространение и восходящие еще к Канту и Лапласу, так называемые не­булярные гипотезы, базируются на различных механизмах формирования планет и их спутников из газообразного облака (Лаплас) или из отдельных твердых частиц-кор­пускул (Кант), или различных сочетаний этих компонен­тов. И в том и в другом случае предполагалось заранее существование вращающегося околосолнечного допланетного облака с равномерным по объему распределе­нием частиц, а вопрос о его возникновении передвигался в более ранний период образования галактик.

Гипотезы предполагают, что Солнце в процессе своего движения вокруг центра Галактики своим гравитационным полем захватило некое газопылевое облако, а последнее, вращаясь, приобрело сначала тороидальную форму, в ко­торой посредством неупругих соударений частиц проис­ходило выравнивание их скоростей и «сплющивание» ча­стиц и газов в центральной плоскости, т.е. перемещение частиц к плоскости вращения облака. Под влиянием раз­личных факторов - воздействия собственного гравиполя, прогревания внутренней части облака солнечными луча­ми, соударений и упорядочения движения частиц - в об­лаке начался процесс объединения частиц. Там как бы возникали все возрастающие сгущения частиц, превра­щающиеся сначала в комочки, а затем и в отдельные тела.



Последние собственным притяжением в своем движении «подметали» от пыли и газа допланетное облако, продол­жая за счет этого увеличиваться в объеме. Последующее слияние под действием силы тяжести этих тел и послужи­ло основой формирования в окрестностях Солнца семей­ства планет и их спутников.

Эта, в общем-то, простая картина образования Солнеч­ной системы разрабатывается в течение многих десяти­летий. Но и на сегодня нет ни одного варианта гипотезы, способного осветить большинство эмпирически фикси­руемых особенностей, сопровождающих существование Солнечной системы. И это не случайно.

Существующие гипотезы возникновения небесных тел ис­ходят из того, что окружающее космическое пространство есть неподвижная пустота, не имеющая никаких свойств, кро­ме объемной размеренности, и играющая роль лишь вмес­тилища тел. По ОТО, эти тела могут искривлять пространство или пустоту, воздействуя на нее своей массой. Веще­ственные самонеподвижные тела как бы редкими островками разбросанные в пустоте, взаимодействуют между собой только посредством гравитационного дальнодействия и изначаль­но возникли в результате так называемого «большого взры­ва». И с самого своего возникновения, где-то двадцать мил­лиардов лет тому назад, существуют изначально либо как неизменные частички веществ, либо как продукты последо­вательной серии звездных взрывов и химических превра­щений. Без этих строго обусловленных взрывов космоло­гия сейчас мертва. Все процессы образования космичес­ких веществ в теории сопровождаются взрывами. И даже, имея допланетное пылегазовое облако, приходится для объяснения существующей совокупности различных элемен­тов на Земле и в Космосе «руками подводить» к этому об­лаку звезду вполне определенного вида и в строго опреде­ленное время взрывать ее к тому же незадолго до того, как облако будет захвачено Солнцем. И эти достаточно услов­ные сложности и множество различных ограничений в кос­мологических моделях возникают потому, что предлагаемые гипотезы игнорируют существование вещественного эфи­ра и исходят из неизменности и самонеподвижности обра­зовавшихся вследствие случайных взрывов веществ.



Рассмотрим качественно гипотезу образования небес­ных тел, в основу которой положено существование ве­щественного космического эфира. Примем следующие предпосылки:

пространство образуется частицами эфира, об­ладающими самодвижением - пульсацией,

• самоотталкивание элементов эфира с одинаковыми физическими параметрами, не совпадающими по фазе пульсации, или их притяжение при совпадении фазы;

• эфирное пространство во всех направлениях анизотропное; местонахождение элементов эфира зависит от их энергии и частоты колебания (некоторая аналогия месту тела по Аристотелю);

• способность физически больших элементов эфира к самонасыщению меньшими относительно них частичками;

• образование за счет самонасыщения в определен­ных физических условиях новых элементов;

• изменение геометрических размеров, структуры и свойств эфира, как и всех тел при насыщении. Базируясь на этих посылках, можно предложить на ка­чественном уровне гипотезу образования небесных тел, отличающуюся от небулярных гипотез и объясняющую це­лый ряд явлений, происходящих как на небесно-косми­ческом уровне, так и на Земле. В настоящей работе в ка­честве примера использования данной гипотезы уже рас­смотрены проблемы, связанные с особенностями сасовского взрыва, с загадками, которыми сопровожда­лось появление и взрыв Тунгусского «метеорита», с таин­ственными явлениями той области Атлантического океа­на, которая получила название «Бермудский треугольник».



В относительно изотропной области вещественного про­странства, где-нибудь в космическом «черном мешке» - в области, в которой на расстояниях в сотни тысяч световых лет не встречается хорошо нам знакомая весомая материя и, следовательно, напряженность окружающего гравитаци­онного поля составляет, по сравнению даже с напряженно­стью гравиполя Земли, мизерную величину, на десятки по­рядков меньше земной, существует множество почти оди­наковых эфирных образований - например, молекул, состоящих из более мелких частиц - амеров, которые и об­разуют пространство. И хотя с нашей точки зрения они по­чти неподвижны, почти одинаковы и слабо взаимосвязаны, эта взаимосвязь и взаимодействие принципиально не оди­наковы. А разное взаимодействие приводит к различным по­следствиям в их эволюции.

Эти взаимодействия включают не только совокупную синхронизацию пульсаций, не только пропускание (фильт­рацию) между собой и сквозь себя различных более мел­ких эфирных образований (эфирной пыли), но и их «тор­можение» и частичное «поглощение». А поскольку эфир­ные молекулы все-таки, хоть и очень незначительно, но различны, то и «поглощают» они более мелкие образова­ния по-разному, с различной скоростью и в различном ко­личестве на одну, приведенную для всей области единицу времени. И как бы быстро ни шло время в области моле­кулы, эфирная пыль, оседая на одни молекулы больше, чем на другие, изменяет параметры первых, их объем, плотность, массу, пульсацию, напряженность собственного гравиполя, а, следовательно, и воздействие на другие окружаю­щие эфирные молекулы.

Поскольку каждая молекула отделена от другой, такой же молекулы гравитационной нейтральной зоной, их взаи­модействие происходит через эту нейтральную зону, и она становится основной разграничительной областью, отде­ляющей, пусть пока незначительные, качественные изме­нения состояния одних молекул от других.

Продолжающееся увеличение отдельных молекул, с од­ной стороны, приводит к их отталкиванию друг от друга («расталкиванию»), а с другой, поскольку возрастает зона влияния молекулы, - к возрастанию количества эфирной пыли, попадающей на них и, следовательно, к ещё болеет быстрому их увеличению и большему выделению из окру­жающей среды.

Это постоянное нарастание новых качеств у эфирной молекулы в один из моментов приводит к качественному скачку, к образованию внутри нее вместо центрального сгущения - ядра. Новое качество «ядро» превращает мо­лекулу эфира в частицу вещества, резко ограничивает воз­можности фильтрации уже не только эфирных образова­ний, но и электромагнитных волн.

Надо отметить, что не вся эфирная пыль оседает на воз­растающие молекулы. Часть относительно более мелкой пыли, как и эфир, проходит через них, и фильтрация, те­перь уже значительно затрудненная, продолжается даже сквозь возрастающие молекулы-частицы. Это, конечно, еще не те частицы, с которыми мы в той или иной степени постоянно сталкиваемся, им еще далеко до кристаллиза­ции, до превращения в весомые тела, но это уже и не те эфирные молекулы, которые были в этой области и обра­зовывали ее естественное пространство. Окружающее пространство тоже стало меняться. Из относительно изот­ропного оно становится все более анизотропным.

Частицы, разрастаясь, изменяя свои свойства и каче­ства, становятся телами сферической формы и начинают проходить процесс кристаллизации, все больше и больше превращаясь в камнеподобные структуры. Надо иметь в виду, что каждый структурный уровень материи обладает одним и тем же бесконечным набором качественных свойств, но их количественная комбинация для каждого структурного уровня своя, и мы можем говорить лишь о каком-то подобии структуры материи на каждом уровне той вещественной среды, которая окружает нас, но не мо­жем даже представить, какова в натуре их структура. Это совсем другой мир, и о нем можно говорить пока только качественно и предположительно.

Молекулы-частицы в начале своего разрастания имели примерно одинаковую плотность и проницаемость по всему объему. Но с увеличением объема и массы плотность час­тиц к центру возрастает, а проницаемость уменьшается. С появлением в центре ядра последнее резко ограничивает величину проницаемости через себя и значительно тормо­зит ее в своих окрестностях. Множество частиц с ядрами, образующими тело, замедляют просачивание сквозь себя эфира и продолжают расти. Плотность сферического тела от периферии к центру также меняется и меняется просачиваемость эфира и эфирной пыли. Это приводит к тому, что на какой-то глубине, а чаще всего в центре сферического тела начинает «скапливаться» и сжиматься эфир, не имею­щий возможности двигаться и не «поглощенный» частица­ми при фильтрации. Это «скапливание» происходит потому, что, с одной стороны, тело к центру имеет более «плотную» структуру и собственную пульсацию, с другой, энергии эфи­ра недостаточно для дальнейшего продвижения, а с тре­тьей, оказывают сопротивление фильтрации встречные час­тицы и «эфиринки».

Задержанный эфир, накапливаясь и уплотняясь, созда­ет в различных областях внутри тела эфирные каверны - полости, заполненные эфиром. А поскольку сферичность тела в некоторой степени обусловливает на одной глуби­не одинаковую плотность, то возникает потенциальная возможность, как создания цельной поло­сти, так и вычленения внутри полости части тела - ядра, что приводит к рас­слоению тела и образованию трех ти­пов различных тел: скорлупы - 1, эфи­ра, заполняющего полость - 2, и ядра, «плавающего» в эфире - 3(рис. 31).

Рис. 31.

Следует отметить, что «расслоив­шееся» на части тело имеет свои свойства для каждой части, свое пространство, плотность и свое течении времени. Иначе говоря, вре­мя на поверхности сферы 1 и на поверхности ядра 3 течет неодинаково. Чем глубже к ядру, тем оно течет медленнее.

Таким образом, постоянное насыщение некоторых мо­лекул эфиром приводит к образованию сначала частиц, а затем и небесных тел, имеющих качественно новые свой­ства и отодвигающих своим гравитационным полем ней­тральную границу с другими телами, создавая вокруг себя зону единого гравитационного поля. Тела с аналогичны­ми физическими параметрами ни падать друг на друга, ни поглощаться, ни при каких обстоятельствах не будут. И только молекулы эфира продолжают окружать их в со­ответствии со своей иерархией пульсации, образуя что-то наподобие эфирной шубы.

Тело, имеющее структуру, изображенное на рис. 31, мож­но с большой долей сомнения сравнить с ближайшей к Солнцу планетой - Меркурием. Она не имеет атмосферы и ее «скорлупа» еще не подвергалась растрескиванию. Ее можно назвать псевдопланетой.

Псевдопланета продолжает расширяться за счет по­глощения эфира и различных ранее образовавшихся тел, имеющих несопоставимые с ней физические размеры, и оставаться единым телом. Однако разные её части взаимодействуют между собой и с фильтрующимся внут­ри них эфиром по-разному. Фильтрующийся сквозь плот­ную скорлупу эфир частично задерживается в ней и взаимодействует с составляющими ее частичками и неоднородностями, насыщая их. В результате этого насыщения в зависимости. От условий происходит посте­пенное изменение структуры и состава частичек, появле­ние новых их видов. Именно этот процесс приводит к синтезированию элементарных частиц и их изотопов. А определенная стадия развития псевдопланеты способ­ствует активному образованию внутри нее газообразных веществ и к их выходу на поверхность. Так псевдопла­неты начинают получать атмосферу.

Проникающий во внутреннюю полость эфир поднимает давление на скорлупу и ядро. Изменение структуры и состава скорлупы постепенно превращает ее в неодно­родное образование и нарушает ритм собственных коле­баний. В результате в ней возникают зоны напряженнос­ти, которые, разрастаясь, достигают критического уровня и заканчиваются катастрофой для псевдопланеты. Скорлу­па лопается с взрывом и раскалывается на части, созда­вая несколько платформ-скорлуп, а скопившийся внутри эфир «выбрасывается» наружу, образуя «розовый конус». Выход эфира уменьшает давление во внутренней полости, а под воздействием гравиполя трещины «смыкаются». Трещины закрываются и потому, что внешние части трес­нувших скорлуп расширяются больше и быстрее, чем «смы­каются» трещины от выхода эфира и уменьшения его давления. Само «смыкание» трещины принципиально от­личается от механического соединения двух или несколь­ких половинок. Оно сопровождается поверхностными де­формациями, распадом молекул выходящего эфира на амеры, и быстрым «насыщением» этими амерами пригра­ничных слоев трещины. В результате этого «насыщения» меняется молекулярный состав пород на границах плат­форм и, следовательно, их возраст. Вновь образующиеся породы оказываются на порядки моложе соседних пород. Насыщение продолжает воздействовать на скорлупы после смыкания, вызывая подвижку платформ-скорлуп, и изменение всей конфигурация поверхности тела и внут­ренней полости ядра. И это продолжается не один раз. Возможны варианта, когда псевдопланета раскалыва­ется на несколько частей, весь эфир улетучивается, а об­разовавшиеся осколки-скорлупы, включая ядро, разлета­ются на такие расстояния, на которых практически не вза­имодействуют друг с другом, образовывают свое гравитационное поле с нейтральной зоной и начинают жить «самостоятельной жизнью», снова проходя стадию насы­щения до образования эфирных полостей.

Наша же псевдопланета, после «зарастания» трещин, продолжает поглощать эфир, оседающие на нее тела и пыль и постепенно расширяться. В результате многочис­ленных разломов кора псевдопланеты на глубину до эфир­ной полости складывается те­перь из «старых» платформ, соединенных перешейками из молодых пород (рис. 28). Именно подобную структуру имеют планеты Солнечной си­стемы, начиная от Земли и до Плутона.

Рис.32.

 

На рис. 32. схематически изображены платформы-плиты с внутренней эфирной полос­тью, в которой в очень сжатом эфире находится ядро 3. Меж­ду собой платформы связаны наростами молодых пород и будущих плит. «Старые» плиты-платформы обладают следующими особенностями:

• Разнородные по составу плиты-платформы имеют близкую по величине поверхностную напряженность гравитационного поля на уровне эквипотенциального горизонта.

• Неодинаковая плотность по мере углубления от по­верхности к центру Земли, а, следовательно, и различное возрастание напряженности собственного гравиполя плит с углублением в них. Именно это наблюдается при опус­кании гравиметров в шахты или скважины. Аналогичное, но уже с уменьшением напряженности, наблюдается при подъеме их на башни или вершины гор в различных райо­нах земного шара.

• Физические центры масс плит 5 геометрически сдви­нуты в сторону ядра (рис. 32).

• Различие между геометрическими и физическими па­раметрами платформ обусловливает возникновение по­лярности в их структурах и напряженности собственного гравиполя.

Сформировавшееся по кристаллоподобной структуре соприкосновение платформ остается достаточно подвиж­ным относительно друг друга и совершает вращение вок­руг оси как твердое тело. Подвижность этих платформ обусловливает возникновение трещин в узлах их соеди­нения, через которые постоянно (Юпитер - Красное пятно, Сатурн и Уран) или периодически (Земля - зоны Сандерсена, геопатогенные зоны) вырывается на поверхность сжатый под большим давлением эфир (рис. 32. поз. 6).

В зависимости от плотности платформ, их возраста и структуры, особенно вблизи физического центра их масс, эфир, «просачивающийся» сквозь платформу к зоне ядра, может, либо задерживаясь, образовывать эфирные полос­ти-каверны в глубине платформ, в которых могут возни­кать мини-ядра поляризованных инородных тел, либо, если он задерживается в породах у поверхности, производить разогрев местных пород вплоть до образования магмы и возникновения вулканов.

Но развитие псевдопланет продолжается, постепенно приводя к разрушению не только старых плит-платформ, но и к расслоению самого ядра с образованием у него эфирной полости и внешней скорлупы, которая тоже на­чинает дробиться.

Как внутреннее, так и внешнее строение псевдопла­неты усложняется (рис. 33). У нее появляются две сфе­ры из плит физически различных размеров: внутренняя 3 и внешняя 5, две полости 2 и 4 и внутреннее ядро 1. В отличие от внутренней сферы наружная, более молодая, имеет большую подвиж­ность, меньшую жест кость между плитами. Ее поведение до некоторой степени напоми­нает поведение капли жидко­сти в момент падения. Под­вижность внешней сферы платформ создает условия для неодинакового от эквато­ра к полюсам ее собственно­го вращения. При достижении этой стадии псевдопланета переходит в разряд звезд. Как уже упоминалось, еще на псевдопланетах изменение структуры приводит к возник­новению условий для синтеза различных газообразных веществ из амеров эфира, и псевдопланета в своем даль­нейшем развитии от газов уже не избавляется.

Эта газообразная оболочка сохраняется и при ее переходе к со­стоянию звезды (рис. 33). Именно она является основой для появ­ления принципиально нового фактора в развитии небесного тела - звезды - ее светимости.

Рис. 33.

Особо подчерку, что никакого ядерного или термо­ядерного синтеза внутри звезд не происходит. Звезды светятся не за счет энергии, выделяемой термоядерным синтезом, и не за счет энергии времени (по Н.А. Козы­реву). Они светятся потому, что система больших не­бесных образований-звезд создает напряженностью своего гравиполя у поверхности своей атмосферы та­кие условия, при которых молекулы газов над поверх­ностью газового покрова звезд (а толщина атмосферы звезд в пределах десятков тысяч километров) сами на­чинают возбуждаться и под воздействием космических амеров делиться и испускать фотоны. Последние и обусловливают светимость Солнца и звезд.

Следует отметить, что слой поверхности атмосферы, ис­пускающей основной спектр электромагнитных излучений вряд ли превышает несколько десятков земных километ­ров. Это очень эффективный способ испускания света, и он может быть получен различными способами, но с од­ним непременным условием - при достижении значитель­ной напряженности гравиполя, что у нас пока еще не по­лучается. Надо отметить, что именно этот процесс и выз­вал свечение Тунгусского «метеорита» и существование белых ночей в Европе.

Атмосфера звезд является хорошим изолятором их поверхности: от внешних температур, и, по-видимому, темпе­ратура внешней коры звезды 5 (см. рис. 33) не превыша­ет нескольких сотен градусов по Цельсию, а возможно, и меньше. Она определяется процессом синтеза и расши­рения элементов внутри платформ и выносом излишнего тепла в верхние слои солнечной атмосферы.

Молекулы эфира, фильтрующиеся к ядру звезды через два слоя платформ, насыщают их по-разному, изменяя физичес­кие свойства и собственные колебания, - одновременно сжи­мая эфир во внутренних областях. В результате этого насы­щения и возрастания внутреннего давления собственное ко­лебание платформ меняется, нарушается их синхронизация и между ними возникают трещины, через которые проникает сжатый эфир, выходя за пределы звездной атмосферы и образуя, например, пятна на Солнце. Поскольку соединение платформ солнечной поверхности определяется законами кристаллизации, то и образование трещин, их расширение, движение и исчезновение должны регулироваться закона­ми кристаллизации и волновыми законами.

Когда между отдельными платформами или внутри од­ной из них возникает дисгармония собственных колебаний, и они начинают пульсировать в противофазе, эта плат­форма или система платформ верхней или нижней сферы «выталкиваются» из звезды и переходят, в зависимости от своей энергии, на одну из орбит, становясь одной или несколькими планетами. «Выталкивание» фиксируется как взрыв звезды различной мощности. Развал или разлет одной или обеих сфер - взрыв новой или сверхновой. В результате этого взрыва может остаться ядро или ничего не остаться, если его не было или оно тоже «взорвалось». Примерно такой взрыв, например, вызвал образование «Крабовидной Туманности».

Такова в общих чертах и в качественном изложении те­ория эфира, образования и развития звезд и их планетных систем. Из нее следует, что развитие звезд, как и Солнца, невозможно без постоянного порождения ими планет. И потому развитие каждой звезды сопровождается появле­нием вокруг нее планетной системы. И еще раз повторю, что звезды рождаются не из сжимающихся газопылевых облаков и разогреваются не за счет термоядерного син­теза. И тот и другой процессы связаны со способностью материи одного вида изменять свое состояние за счет поглощение материи другого вида.

Сами платформы, будущие планеты, занимая определен­ное место в структуре звезды, гравитационно поляризуются и «сплющиваются» эфиро-гравитационным давлением так, что, когда они выталкиваются, переходя на орбиту и прини­мая в процессе полета форму сферы, «засоряя» космос сво­ими породами, они, тем не менее, остаются в течение значи­тельного времени гравитационно-асимметричными и очень чувствительными ко всякому изменению внешнего гравита­ционного поля, находясь как бы в положении «зацепления» как со звездой, так и с другими планетами и потому совер­шая собственное вращение в резонансе с ними.

Процесс дальнейшего насыщения планет эфиром посте­пенно ослабляет поляризацию. Постепенно планеты за счет пульсирующего взаимодействия с эфиром начинают вра­щаться вокруг своей оси. На направление вращения оказы­вают влияние начальные условия движения, строение пла­неты, ее параметры и степень поляризации. Например, Мер­курий и Венера - достаточно молодые планеты, их отделение от Солнца произошло значительно позже остальных (если только не было возвратного скачка, который обусловливает такие же последствия), их поляризация исчезла еще не до конца, и они вращаются вокруг своей оси и на орбите в резонансе друг с другом и с Землей.

Следует отметить, что насыщение планет, как и Солнца, эфиром вызывает возрастание их объемов и изменение всех свойств, а также расстояния от Солнца. Планеты в резуль­тате постоянного возрастания радиуса орбиты вращаются не по кольцу, а по раскручивающейся спирали, отодвигаясь с каждым витком все дальше и дальше от Солнца (так же, как отодвигаются спутники планет, но только в большей мере). Причем, каждая планета отодвигается на свое, опре­деляемое ее свойствами, расстояние. В результате при на­блюдении с Земли создается иллюзия того, что отдельные планеты тормозятся и замедляют свое движение по орбите. Иллюзии способствует принцип определения течения вре­мени по годовому обращению Земли вокруг Солнца.

Расширяясь физически за счет постоянного насыщения, бывшие платформы-планеты также начинают возбуждать­ся, трескаться и «выдавливать» излишки эфира. Трещины могут возникать на время или раскрываться постоянно, что приводит к медленному просачиванию внутреннего эфира и к возникновению геопатогенных зон. Постоянное выде­ление эфира из трещины обусловливает появление вихре­вого вращения. Оно может проявляться и на звездах и на планетах. Так, постоянным вращением обладает Красное пятно Юпитера. Систематический выход незначительного количества эфира через дно Саргассова моря у берегов Южной Америки в Атлантическом океане вызывает гигант­ские водовороты радиусом в десятки и сотни километров.

Определить выход эфира можно следующим образом: до­статочно опустить в данном районе на дно моря часы в плотном водонепроницаемом футляре и, достав их через сутки, убедиться, что они отстают на десятки секунд. Крат­ковременные выходы эфира через трещины наблюдаются, например, в Бермудском треугольнике и в других районах.

В случае если возбуждение платформ превратится в их отталкивание, то наиболее инородная платформа или часть ее может быть «вытолкнута» в космос в окрестности плане­ты. Именно в результате такого процесса образовалась Луна и все резонансно вращающиеся спутники планет. Вероятно, когда Луна отделилась от Земли, в образовавшийся «про­лом» произошел очень большой выброс эфира, в результате которого резко уменьшилось его внутреннее давление, и ос­тавшиеся платформы смыкались на объем меньшего радиу­са, что привело к их «короблению и растрескиванию». Имен­но такое же растрескивание разрушило бывший праматерик Гондвану на несколько частей, а последующее «нарастание» новых пород постепенно как бы «раздвигало» образовавшиеся части. Так, из одной плиты возникли целые континенты: Южная Америка, Африка, Австралия и Индийс­кий полуостров. Поскольку платформа, из которой образо­валась Луна, гравитационно поляризована, то, оказавшись на орбите, она попала в синхронное «зацепление» с гравиполем Земли и поэтому за время завершения полного орби­тального оборота делает один оборот вокруг своей оси.

Однако инородным телом становятся не только платфор­мы. Инородные тела могут возникать и очень часто возни­кают в платформах задолго до того, как они начинают «воз­буждаться». Эти тела - всевозможные дислокации и нару­шения кристаллической структуры внутри платформ. Именно местные изменения структуры и плотности создают в плат­формах условия, которые вызывают местное напряжение и гравитационные аномалии вокруг инородного тела. После­днее обусловливает тормозящее воздействие на фильтру­ющийся эфир, задерживая его в районе инородного тела, что приводит к образованию эфирной каверны вокруг ино­родного тела и к возникновению гравиотталкивания. Имен­но этот процесс и способствовал возникновению зароды­шей сасовского и тунгусского явлений. Отмечу, что анало­гичным образом образовалось большинство спутников планет, все астероиды и кометы. Частые «вылеты» небесных тел из планет способствовали также образованию у целого ряда планет, имеющих много спутников, различного рода ко­лец. Но это тема отдельного разговора.

Послесловие: Что дальше?

 

Есть два способа объяснения загадочных явлений при­роды на основе познанных наукой физических законов.

Первый. Расставив законы, как пограничные столбы, и запретив даже помыслы о возможном выходе за их пре­делы, накапливать факты и выдвигать гипотезы в рамках наложенных ограничений. Этот метод помимо нашего же­лания утверждает полное познание современной наукой всего многообразия физических законов и отсутствие в природе иных, неизвестных нам законов, которые по этой причине не могут быть открытыми. Именно этим методом проводилось до настоящего времени изучение особенно­стей тунгусского феномена и других явлений, связанных с эфиром. И именно поэтому чем больше накапливалось фактов, тем больше они противоречили друг другу, наблю­дениям очевидцев и выдвигаемым гипотезам. Вековая практика исследования тунгусского феномена показала, что этот процесс бесконечен. Канони­зация законов и исходных посылок, довлеющих над мыш­лением, заводит мысль в тупик.

В случае тунгусского явления, например, канонизирова­лось следующие факторы:

• наблюдалось падение космического тела;

• космическое тело не может маневрировать на тра­ектории;

• космическое тело может взорваться в одном месте и только один раз;

• в природе отсутствует гравитационное отталкивание.

• тела не могут вылетать из Земли. И т.д.

Введение этих граничных условий, а кроме них было еще несколько, заставило ученых, помимо своего жела­ния, загонять все разноречивые и неоднозначные факты в русло одной версии, отбрасывая все, что ей противоречит. Поэтому резко ограничивалась возможность маневра за­конами в объяснении фактов, сужалась зона поиска ре­шения, уменьшалась возможность правильного описания явления и исчезала предсказательность в гипотезах. В результате события не выстраиваются в систему. Факты подгоняются под ограничения. Задача не решается.

Второй. Ориентируясь на законы, вводить любые предпо­сылки, включая формулировку новых предполагаемых законов с тем, чтобы получить по характерным качествам и особенно­стям явления его непротиворечивое описание - систему. Это описание должно объяснить и объединить в едином комплек­се большую часть наблюдаемых особенностей и предсказы­вать появление новых фактов и способы нахождения упущенных, подтверждающих достоверность выдвинутых посылок, расширяя, таким образом, возможности объяснения явления.

В случае рассмотрения взрыва в Сасове, Тунгусского феномена и тайны Бермудского треугольника новыми предпосылками оказались:

• введение в описание физических явлений веществен­ной субстанции - эфира;

• введение антигравитации как основы взаимодействия гравиболида с земным гравиполем;

• изменение геометрических размеров тел с изменени­ем напряженности внешних гравитационных полей.

В результате введения этих предпосылок оказались сня­тыми практически все противоречивые факты и наблю­дения. И хотя при дальнейшей отработке, например, Тун­гусского феномена, может оказаться, что спираль дрейфа гравиболида не такая красивая, и воронка находится в другом месте, и, возможно, не в эпицентре закончил он свое земное кратковременное существование, и не все выва­лы могут «уложиться» на траекторию дрейфа и естествен­ны другие частные несоответствия, поскольку описана только качественная картина явления, несомненно одно - никакие уточнения или измерения частностей не смогут разрушить методологически целостное описание тунгус­ского явления. Ибо оно обусловливает единую систему взаимодействия физических законов и согласовывает те­оретическое построение со свидетельствами очевидцев.

Введение трех новых предпосылок обеспечивает, с од­ной стороны, достаточно доказательную картину происходя­щих явлений, особенно по Тунгусскому феномену, а с дру­гой - выявляет их органическое единство и предсказывает существование новых фактов, подтверждающих правильность этих картин. Фактов, которые могут быть проверены эмпири­чески. В случае их подтверждения справедливость трех прин­ципиальных предпосылок будет доказана и встанет вопрос об их непосредственном изучении.

Тунгусский феномен - уникальное явление. И не толь­ко потому, что ничего подобного больше не наблюда­лось, а прежде всего потому, что процесс его протека­ния определялся взаимодействием трех сил: гравита­цией, антигравитацией и электромагнетизмом. (Первые две - одна сила.) Именно редчайший случай комплекс­ного взаимодействия сил вызвал не исчезновение гра­виболида в космическом пространстве, а его эффек­тивную взрывную «гибель» как единого тела и вылет в космос раздробленных осколков. Именно этот взрыв­ной эффект обратил на себя внимание человечества. Явления, связанные с одним гравиотталкиванием, как, например, в Сасове, обычно оказываются для гравиболидов более благоприятными и менее заметными для науки. Естественно поэтому, что наша Академия наук Сасово не заметила.

Можно предположить, что «выход» гравиболидов различ­ной мощности происходит на поверхности планеты один раз в 30 - 50 лет или реже и, по-видимому, в морских просторах либо в малонаселенных районах, что, в общем-то, не способ­ствует их научному рекламированию, но придает большую неопределенность и таинственность. Один из таких таин­ственных случаев произошел в прошлом веке и описан в третьем номере научно-информационного бюллетеня «Ано­малия» за 1991 г. под названием «Пламя не гасло от волн». Приведу его полностью: «Немало необъяснимых, а может быть, просто никем не объясненных историй таят корабельные жур­налы былых времен. Один из таких случаев произошел 9 августа 1845 г. близ балтийского острова Борнхольм. На русских морских картах глубина в этих местах не понижа­лись меньше 37 футов. Но вдруг в шведских лоциях появи­лось упоминание о мелководье, а в английских морских кру­гах заговорили о показаниях некоего шкипера, клятвенно уверявшего лордов адмиралтейства, будто он своими гла­зами видел, как на невесть откуда взявшуюся банку выско­чил какой-то парусник.

В конце концов, адмирал Лазарев-2, намереваясь, раз и навсегда избавиться от путаницы, отправил из Кронштад­та для уточнения глубины бриг «Агамемнон». И вот что доносил по инстанциям командир «Агамемнона» капитан-лейтенант Борисов:

«В полночь при свежем ветре мы увидели в близком рас­стоянии от брига вырывающееся из воды сильное пламя с множеством искр. Курс вел прямо на этот огонь, и потому поворотили немедленно по ветру... Пространство пламени сажен 5 в квадрате основания имело неправильную фигуру, возвышаясь от 2 до 3 футов, а может быть, и выше. Цвет пламени был красноватый, запах не слышали, и этому не могло препятствовать направление ветра. Пламя не гас­ло от набегавших волн.Никак нельзя было предположить, что виденное пламя происходило от горящего судна…»

Капитан-лейтенант Борисов счел, что виною всему под­водный вулкан. Инициатор плавания вице-адмирал Лаза­рев-2 был склонен обратиться за разгадкой к Вселенс­ким силам: «Это явление - писал он, - и метеор, замечен­ный на корабле «Гангут» 13 августа в бытность у Дагерорского маяка, не имеют ли чего общего с урагана­ми, причинившими нынешним летом большие несчастья на северных берегах Европы, с необыкновенным феноменом северного сияния в Стокгольме и с разлитием Бал­тийского моря при Либаве»?

Что же на самом деле наблюдал капитан «Агамемно­на» близ острова Борнхольм? Уверенным можно быть только в одном - извержения подводных вулканов ни в прошлом веке, ни в нынешнем на Балтике быть не могло. По мнению специалистов Камчатского института вулка­нологии, к которым я обращался за консультацией, гео­логическое строение региона версию капитан-лейтенанта Борисова начисто опровергает. А вот поразивший вице-адмирала Лазарева-2 метеор, падение которого он рискнул связать с событиями европейского масштаба, заставляют призадуматься. Обычную ночную искорку не стоило, и упоминать, видимо, падение было очень эффек­тным, раз заставило морского волка включить его в се­рию других нашумевших в ту пору явлений. Но что за «ме­теор» мог породить адское пламя, загасить которое не в силах были даже набегавшие волны?» (курсив везде мой - А. Ч.). Естественно, что по этому очень краткому сооб­щению трудно судить как о вырывающемся из воды силь­ном пламени, так и о других событиях, кои вице-адмирал Лазарев-2, по-видимому, один из первооткрывателей Ан­тарктиды, рискнул свести в единую взаимосвязанную си­стему одного природного явления. Это делает честь уму адмирала и его системному подходу к пониманию явле­ний окружающего мира.

Но читатели, вероятно, и сами обратили внимание на то, что совокупность собранных адмиралом вроде бы неза­висимых друг от друга фактов (выделенных курсивом), почти аналогична тем, которые сопровождали выделение эфира в Бермудском треугольнике, явления в Сасове и в Тунгусской тайге. Добавляется невесть откуда взявшаяся банка, северное сияние в Стокгольме и разлитие Балтий­ского моря при Либаве.

Если очень осторожно предположить, что метеорит, за­меченный на корабле «Гангут», был разгоравшимся гравиболидом, имеющим энергетические возможности, средние между сасовским и тунгусским гравиболидами, то и бан­ка, и северное сияние, и разлитие моря вызываются выхо­дом эфира еще до подъема гравиболида, который произо­шел 13 августа. И только одного явления не отмечается выше - землетрясения. Хотя в этом случае вода может в значительной мере служить амортизатором процесса вы­рывания породы, а при больших глубинах вообще исклю­чить процесс такого вырывания. Что касается разлития на очень узком участке Балтийского моря «при Либаве», то здесь нельзя исключить возникновения не воздушной (а может быть, и воздушной - ведь какие-то ураганы име­ли место, вот только в какие сроки?), а водяной солитонной или еще называемой уединенной волны необыкно­венно больших размеров. Но все это околонаучные рас­суждения. Для получения однозначных результатов необходимо тщательное изучение документов обо всех при­родных явлениях, имевших место в Балтийском море в ав­густе 1845 г.

Но то было в прошлом. А вот загадка, которая до настоящего времени не нашла своего решения и вообще по неизвестной причине не привлекает внимания совре­менной науки.

В статье С. Сахно от 19 декабря 1991 г. под заголовком «Красные в «красной зоне» газета «Московская правда» описывает нарушение физических законов в некоей «та­инственной точке» г. Санта-Крус, расположенного пример­но в 100 км южнее г. Сан-Франциско (штат Калифорния, США). Приведу статью с сокращениями:

«... Происходящие в ней явления остаются загадкой с 1940 г., когда «точка» была обнаружена американцем Джор­джем Прейзером, впоследствии превратившим ее в до­ходное место паломничества туристов. Сейчас владель­цем стал его сын - преуспевающий бизнесмен Брюс Прейзер.

Это небольшая территория на склоне густо поросшего исполинскими эвкалиптами холма, или, вернее сказать, зона с радиусом примерно в 50 м, внутри которой действуют необъяснимые по своей природе силовые волны, а также происходят непонятные оптические эффекты.

Старший гид «таинственной точки» Билл Хопкинс начал экскурсию с показа одного из них.

У входа в зону на землю положены две параллельные друг другу бетонные балки примерно в полтора метра дли­ной. С одной стороны их концы находятся в «зоне действия», а противоположные - вне ее. С помощью имеющегося у гида уровня каждый может убедиться в их абсолютной горизон­тальности. Однако если на противоположные концы балок поставить двух человек примерно одного роста, то на­ходящийся в зоне будет выглядеть значительно ниже, а по­менявшись местами со своим напарником - гораздо выше его. Причем эта оптическая метаморфоза (курсив мой - А. Ч.) очевидна как для стоящих лицом друг к другу участни­ков опыта, так и для смотрящих на них сбоку людей.

Но настоящие чудеса начались, когда мы поднялись по склону холма к эпицентру «точки». Там 40 лет назад Джордж Прейзер построил небольшую деревянную хижину, которая за это время резко покосилась на бок. При подходе к ней мы ощутили усиливающееся давление, исходящее со стороны накренившихся к нам стен строения.Чтобы удержать равновесие, пришлось сильно нагнуться вперед. Компас в руках Хопкинса выделывал что-то непонятное: на­ходясь примерно в метре от земли, он точно определял сто­роны горизонта, но при поднесении его к поверхности маг­нитная стрелка поворачивалась на 180о. Тяжелый металли­ческий шар диаметром 3 см, с усилием пущенный вниз по желобу поднятой кверху доски, не проделав и полпути, остановился и с ускорением катился обратно вверх, выле­тая как пробка. Но столь же необычным образом в наруше­ние законов земного тяготения вели себя и неметалличес­кие предметы, в частности, сделанный из пластика мяч для игры в гольф. Подбрасываемые вверх, они падали не пря­мо вниз, а описывая значительную дугу, вбок.

Самые сильные отклонения от привычных ощущений чув­ствовались в самой хижине, встав на край находящегося там деревянного стола, можно наклониться вперед на­столько, что создается впечатление, будто человек пови­сает в воздухе.

Высказывается много предположений о характере этих явлений - говорит Бил Хопкинс, который уже больше семи лет работает здесь гидом, а до этого 30 лет был геологом. - Одни, как, например, горнорудный инженер Генри Хаббард, утверждают, что все это - оптический обман, выз­ванный возможным присутствием в атмосфере «таин­ственной точки» углекислого газа, просачивающегося из расщелин в горных породах холма. Другие выдвигают предположения, что в этом месте упал крупный метеорит с сильным магнитным полем.

Больше всего доставляет удовольствие работа со скеп­тически настроенными посетителями вроде вас, - продол­жает с улыбкой собеседник. - Многие туристы, особенно из Японии, приезжают со своими измерительными прибо­рами. Один даже привез лазерный пистолет и был потря­сен, когда установил, что лазерный луч, пущенный парал­лельно выверенной им горизонтальной поверхности в эпи­центре «таинственной точки», отклонился книзу на несколько дюймов.

- Что же касается моих личных наблюдений, - отвечает Билл, - то могу сказать, что силовые волны здесь дей­ствуют в определенном направлении по спирали. В этом можно убедиться по колебаниям подвешенного на веревке груза, который, если его осторожно отвести в сторону и отпустить, начнет раскачиваться не по прямой, а по кругу. Этим, возможно, объясняется и то, что стволы неко­торых растущих здесь деревьев приняли причудливую вин­тообразную форму. В «таинственной точке» не гнездятся птицы, и лесные животные обходят ее стороной».

Характер физических аномалий, происходящих в «таин­ственной точке» Санта-Крус, во многом повторяет описан­ные выше случаи выхода эфира из глубин Земли. Следо­вательно, можно предсказать, что зона «таинственной точ­ки» является местом естественного и постоянного истечения эфира из Земли, так сказать, своеобразный «эфирный факел». И в этом отношении она является уни­кальным и, по-видимому, единственным на суше местом функционирования эфирного «факела». Его существование не только доказывает физическую реальность веще­ственного эфира, отрицаемую современной физикой, но и предоставляет ученым США возможность непосредствен­ного изучения поведения тел в процессе их взаимодей­ствия с эфиром.

Можно предсказать и показать множество физических явлений, связанных с выходом эфира в «таинственной точ­ке», но ограничусь самой общей формой описания места, в котором расположен Санта-Крус и обстоятельства, ве­роятно, обусловившие возникновение эфирного факела.

Город Санта-Крус находится на Тихоокеанском побе­режье Соединенных штатов Америки в штате Калифор­ния. Сам штат расположен в зоне повышенной сейсми­ческой активности и пребывает под постоянной угрозой возникновения мощных землетрясений. За последние 200 лет на территории штата их произошло около 30 с магнитудой от 6 до 8 - 9, т.е. исключительно мощных. Ежегодно сейсмографы регистрируют в этом районе до 400 подзем­ных толчков, и количество их постепенно нарастает, что предвещает продолжение природных катаклизмов.

Главной особенностью подземной структуры Калифор­нии является существование гигантского, крупнейшего на суше, разлома Сан-Андреас, глубиной местами более 30 км и длиной около 1 тыс. км, протянувшегося от границ с Мексикой на юге почти до границ с северным штатом Орегон. К разлому Сан-Андреас примыкают и тянутся де­сятки периферийных разломов и трещин, образуя запу­танную и недостаточно исследованную сеть взаимно пересекающихся подземных деформированных слоев.

Город Санта-Крус находится в нескольких километрах от разлома Сан-Андреас, и нельзя исключить возможнос­ти того, что какая-то из сопровождающих разлом периферийных трещин проходит под городом. Поскольку эфирный факел был обнаружен в 1940 г. и ранее не на­блюдался, можно предположить, что его появление стало следствием одного из мощных землетрясений, происшед­шего вблизи данного района. Предполагается, что при­чиной образования «таинственной точки» является зем­летрясение в Сан-Франциско 18 апреля 1906 г. Мощность его в магнитудах составила 8,3. Город пострадал от раз­рушений и сильного пожара, но главное - разлом Сан-Андреас был вспорот на протяжении почти 430 км, и вза­имосвязь системы периферийных трещин с разломом пе­рестроилась. Поскольку существование глубинных трещин создает условия для накопления в них выходя­щего из Земли эфира, можно предположить, что во вновь образовавшейся системе разломов и трещин создались условия постоянного аккумулирования эфира с после­дующим просачиванием его наружу. И местом этого про­сачивания оказалась «таинственная точка» г. Санта-Крус; время просачивания составило 30 - 35 лет. Нельзя ис­ключить, что в окрестностях разлома существуют и дру­гие, менее интенсивные, места выделения эфира.

В самой «таинственной точке», кроме перечисленных выше, могут наблюдаться и многие другие явления. Од­ним из наиболее впечатляющих можно считать изменение скорости течения времени. Например, часы, находящиеся на некоторой высоте (более 1 м) над поверхностью, в раз­личных местах зоны могут отставать за сутки на несколь­ко секунд (минут?). Те же часы, положенные на поверх­ность, отстанут в тех же местах за то же время на несколь­ко (возможно, десятки) минут. Естественно, что туристы это отставание по своим часам не регистрируют, а гиды, по-видимому, на этом внимание не акцентируют.

Странное поведение подбрасываемых предметов, на­пример металлического шара или пластиковых мячей, как и изменение роста людей в зоне и вне ее, являются след­ствием аномалии гравитационного поля и аналогичны из­менениям, происходившим в зоне взрыва в Сасове.

На мой взгляд, «таинственную точку» как уникальное яв­ление природы следует сохранять в первозданном виде, выделив часть ее территории в распоряжение ученых для проведения экспериментов, способствующих дальнейше­му расширению наших познаний о природе и ее законах. Таким образом, эфирные загадки «таинственной точ­ки», которые, по мнению газеты, не следует разгадывать, оказываются завязанными, с одной стороны, с принципи­альным изменением основ физических представлений, а, следовательно, с официальным признанием существова­ния вещественного эфира, а с другой, затрагивают инте­ресы безопасности и спокойствия миллионов людей на нашей планете. И эти интересы требуют скорейшего изу­чения физической сущности вещественного эфира и комплекса, связанных с ним явлений с тем, чтобы, исследуя прошлое, предвидеть будущее.

 

Приложение 1

© А.Ф. Черняев, 2008э

 

Что творится с погодой

 

Новые обстоятельства

 

Выход гравиболида из глубин Земли имел очень значительные последствия для Земли. Планета, которая медленно отодвигалась от Солнца по раскручивающей спирали многие тысячелетия, сначала притормозилась, потом почти остановилась, остановилась и затем начала медленно придвигаться к Солнцу. Подчеркну, что ни одна планета никогда, кроме переходного периода, не имеет стационарной орбиты. Ибо она живая. Постулат о стационарности орбит – навязан учеными природе. Планеты на орбите всегда вращаются либо по раскручивающейся, либо по закручивающейся спирали. Только такое движение обеспечивает возможность их развития. (Интересно, что при движении по раскручивающейся спирали Луна будет приближаться к планете, а по закручивающейся – отдаляться. Это один из способов определения: к светилу или от него движется планета. Ученые доказали, что Луна отодвигается от Земли, значит Земля пододвигается к Солнцу.) И развитие цивилизаций, как это следует из механики [27] и из Библии, происходит, похоже, на ветвях раскручивающейся спирали (до всемирного потопа Земля находилась на ~2,5 млн. км ближе к Солнцу, чем в настоящее время). К тому же закручивающаяся ветвь спирали, в соответствии с квантовой механикой, всегда время переходного периода. (Здесь к месту упомянуть, что квантовая механика, как и классическая – наука детерминированная, а не вероятностная. Вероятностной она стала после того, как в ее основах еще в двадцатых годах прошлого столетия была допущена ошибка. Отмечу просто, что в макро- и микромире действуют одни и те же законы.)

Отсюда, и развитие нашей цивилизации происходило в период вращения планеты по раскручивающей спирали. Но вот подходит время перехода планеты на новый уровень, а, следовательно, и на новую орбиту. Планета должна была начать этот переход без вмешательства внешних сил. (Что по классической механике в принципе невозможно.) И планета нарушила невозможность и стала перемещаться на другую орбиту. Т.е. изменила направление своего спирального движения с раскручивания на закручивание. Начался переходный период и для нее и для цивилизации. Как будто все благополучно вяжется, только не ясно, в какой момент произошла смена направления движения, что ее обусловило, и как наука ухитрилась пропустить этот момент. Ведь для изменения направления движения планеты необходимо невообразимое количество энергии. И к тому же это произошло в период достаточно развитой науки, в районе ближайших ХIХ-ХХ столетий, когда астрономы тщательно фиксировали все небесные явления и в первую очередь движение планеты, ежегодно составляя исполнительные таблицы эфемерид.

Вот эти исполнительные таблицы эфемерид и могут подсказать нам момент остановки планеты и начало ее движения к светилу. Достаточно поднять архивы обсерваторий, выписать за срок 150-200 лет ежедневную скорость движения планеты и, рассчитав ее изменение определить время «останова» планеты и последующее изменение направления ее движения. Отметим, что в период «останова» происходила структурная перестройка планеты, по завершении которой планета начала приближаться к светилу. (Естественно, что останова движения на орбите не было. Просто планета перестраиваясь, некоторое переходное время, двигалась почти по статической траектории.)

Но и без расчета эфемерид можно достаточно уверенно утверждать, что «останов» приходится на начало ХХ века. Ибо на протяжении ХIХ и ХХ веков произошло только одно «сомнительное» катастрофическое явление, которое выделяется не только своей разрушительной энергией, но и тем, что в течение ста лет так и не было объяснено. Как уже говорилось, за это время было выдвинуто более сотни гипотез по его объяснению, но ни одна гипотеза не в состоянии объяснить даже части сопровождающих явление событий. Это явление – Тунгусский «метеорит». И его роли ученые тоже не заметили, хотя и приложили к изучению явления колоссальные усилия.

Ни одно природное явление за всю историю науки не исследовалось так тщательно, как Тунгусский феномен. На месте его «падения» десятилетие за десятилетиями ходили десятки экспедиций. Изучалось все от ям и болот на месте катастрофы до отдельных поваленных деревьев и количества игл на их ветках. Энтузиазм ученых по разгадке тайны был велик и непреходящ. Они до сих пор продолжают ежегодное обследование места взрыва, но уже без надежды на то, что удастся, наконец-то, его объяснить.

Ученые столкнулись с беспрецедентным явлением и не смогли отступить от научных догм. К тому же в этом явлении участвовал эфир и антигравитация, запрещенные наукой в ХХ веке даже к произношению.

И, наконец, опускание поверхности Алтая примерно на 52 м относительно эквипотенциальной поверхности земного шара. Вот эту, особенность, тоже не отмеченную учеными, не могут «сотворить» никакие атомные и водородные взрывы. Именно эта особенность свидетельствует о том, что из Земли «выскочило» неимоверное количество вещества. И действительно масса 1020–1021 гр. сопоставима с суммарной массой всего льда Антарктиды и Гренландии. Исчезновение этой массы очень незначительно изменило энергетический баланс планеты, результатом чего и стала сначала завершение спирального раскручивания орбиты, а затем, после примерно тридцатилетней относительной стабилизации, медленное сначала на миллиметры, затем метры, а далее все быстрее и быстрее ее спиральное закручивание. Земля стала медленно пододвигаться к Солнцу.

Еще в 70-х годах ХХ столетия ученые, проводя эквипотенциальное картографирование поверхности планеты, обратили внимание на то, что поверхность океанов и морей, так же как и некоторых областей суши, имеет необъяснимые выпуклости (вздутия) и впадины. В них вода поднята или опущена на некоторую величину относительно окружающей поверхности морей или океанов. Особенно большую высоту имеют два вздутия с одной стороны в Атлантическом океане южнее Гренландии, Исландии и западнее Англии, а с другой два вздутия – северо-восточнее Австралии, и восточнее Новой Гвинеи в районе Соломонова моря. И в том и в другом случае высота вздутия превышала 60 метров. Получалось так, что, например, Гольфстрим в своей северной части течет в гору и на пути к Северному Ледовитому океану «переваливает» через водяной «хребет» высотой в 62 метра (отметим, переваливает через подъем высотой с двадцатиэтажный дом). Существовали и места, где океанская поверхность или поверхность суши были значительно опущены. Самое глубокое место находится южнее полуострова Индостан. Там на поверхности Индийского океана находится впадина на 102 м ниже эквипотенциальной поверхности. Ученые заметили существование бугров и впадин там, где их не должно было быть вовсе, «посудачили» о них некоторое время в печати, и… прекратили обращать на них внимание. Во всяком случае, ни в 80-х, ни в 90-х годах автору новая информация о них не попадалась. Карта эквипотенциальной поверхности планеты была опубликована тогда же и приведена на рис. Места океанских вздутий на ней зачернены. Если бы ученые, открыв наличие водяных бугров, продолжали наблюдать за ними, то к началу девяностых годов они обнаружили бы, что бугры растут и растут достаточно быстро. К началу 90-х годов, возможно, их высота возросла на три-четыре метра, если не более.

Эквипотенциальная поверхность Земли

 

При изучении карты внимание автора привлекла впадина глубиной 52 м в районе Алтая (на карте обозначена косым крестиком). Примерно на том месте, которое породило Тунгусский феномен. Само собой напрашивалось предположение о том, что возникновение данной впадины, как и впадины в Индийском океане – следствие выхода гравиболидов в различные времена и различной энергетической мощности из глубин Земли. Если же принять это предположение, то два вздутия в Атлантике и два других вздутия в Соломоновом море и в районе архипелага Фиджи свидетельствуют о том, что в этих областях планеты из глубин Земли медленно поднимаются еще четыре гравиболида. Энергетическая мощность каждого, похоже, на два-три порядка превышает энергетическую мощность Тунгусского гравиболида. Теперь, имея представление обо всех действующих «лицах» можно воссоздать полную картину запланированного сценария.

Итак, готовясь к переходу на новую орбиту, Земля «породила» не один, а пять гравиболидов. Причем время выхода их на поверхность планеты было различным. Первый – Тунгусский должен был выйти за 100 лет до остальных. «Задача» Тунгусского гравиболида заключалась в том, чтобы поменять раскручивающуюся спираль орбитального движения на закручивающуюся, обеспечивая тем самым возможность продолжения движения планеты с ускорением. Они, вылетая совместно, унесут такое количество энергии, что Земля устремится к Солнцу, уменьшая радиус своей орбиты не на километры как сейчас, а на десятки, и возможно, сотни тысяч километров в год.

В глубинах Земли медленно и неотвратимо продолжают приближаться к морскому дну четыре гравиболида мощностью на два три порядка больше чем мощность Тунгусского метеорита. И происходящие изменения климата свидетельствуют о том, что эта приближение заканчивается. Подходит время вылета гравиболидов, а современная наука даже и не подозревает об этом, хотя погодные аномалии просто вопиют о надвигающихся катаклизмах. Так что же происходит с погодой?

 

Что же творится с погодой?

 

Изменение погоды началось сразу после выхода из Земли и вылета в космос Тунгусского гравиболида. Но сначала, в период структурной перестройки Земли, временной площадки статического «останова» и последующего медленного орбитального закручивания эти изменения были практически незаметными. Тем не менее, на Землю уже поступало больше солнечной энергии, чем до останова, и чем быстрее придвигалась планета к светилу, тем больше она получала тепла. Но не это тепло ответственно за разогрев планеты. На разогрев планеты начали влиять гравиболиды и в первую очередь теплом и энергией, выносимым из глубин Земли и все увеличивающимся просачиванием эфира сквозь породы.

Следует напомнить, что и выход Тунгусского гравиболида сопровождался попаданием большого количества гравитационно-сжатого эфира в атмосферу. Причем эфир начал просачиваться из глубин, похоже, задолго до появления гравиболида, но явственно проявил себя только за несколько дней до его выхода (а незримо – за несколько месяцев), после того, как породы, сквозь которые он просачивались, оказались насыщенными энергией. И проявил себя повышенной светимостью неба, которая от Алтая распространилась сначала на всю Западную Сибирь, а затем на всю Европу и далее в Атлантический океан (см. рис. 13). Небо, заполненное разуплотнявшимся, с испусканием фотонов, эфиром светилось каждую ночь больше десяти дней.

На площади, свыше 10 млн. кв. км. ночь практически исчезла. На всей территории ночью можно было читать газету с самым мелким шифром и фотографировать как днем. Никто из ученых не пробовал установить, количество энергии, затраченное на это освещение, но и так ясно, что энергии выделилось на освещение отнюдь не малое количество.

Эфир от четырех более мощных гравиболидов начал просачиваться через дно океанов на многие годы раньше, чем от Тунгусского гравиболида. И это просачивание очень медленно насыщало сначала породы, сквозь которые просачивался эфир, затем воду, а потом уже воздух атмосферы над поверхностью вод. Насыщение становилось все плотнее, распространяясь на все большую территорию.

Эфир, выходящий из глубин планеты, имеет большую полевую гравитационную плотность и температуру внутренних областей планеты. Он может просачиваться медленно, а может быть выброшен вслед за гравиболидом почти мгновенно. Мгновенный выброс эфира, такой, который произошел, например, при образовании воронки вблизи города Сасово сжал окружающий воздух с такой «силой» и скоростью, что в объеме нескольких кубокилометров образовалась фактическая пустота, вызвавшая мощное движение воздуха к воронке. Медленное просачивание эфира через толщу пород или воды сжимает молекулы пород или воды с той силой, которую обусловливает глубина истечения эфира. И в результате сжатия плотность, например, воды, возрастает многократно, уменьшаясь с высотой от дна к поверхности. Вода оказывается дифференцированной плотности по высоте.

Итак, в северной Атлантике недалеко от Ирландии под дном океана «расположились» два гравиболида, а через дно начал просачиваться плотный теплый эфир, подогревая сначала придонную воду на два, три градуса, а затем и воды Гольфстрима. Так было положено начало потеплению Земли. Естественно, что аналогичное происходило и в Соломоновом море, только просачивающийся эфир, по-видимому, имел большую плотность и температуру, да и условия просачивания были иными. Эти обстоятельства и обусловили активизацию Эль-Ниньо, причем сжатая теплая вода этого течения оказывается тяжелой, как холодная. Она может течь надо дном океана, постепенно поднимаясь до нескольких метров под морской поверхностью, как к берегам Южной Америки, так и ко льдам Антарктиды, подогревая их, что уже фиксируется приборами.

Сначала эфир выделялся как бы точечно, не очень активно, только в местах расположения гравиболидов и потому оказывал незначительное влияние на температуру окружающего пространства. Но с каждым годом гравиболиды приближались все ближе и ближе ко дну океанов, и выход теплого эфира возрастал в геометрической прогрессии. Постепенно, и с каждым годом все быстрее в толще воды надо дном начала формироваться линза теплой и плотной насыщенной эфиром воды, которая, поднимаясь к поверхности, смешивалась с водой Гольфстрима и несла в Ледовитый океан дополнительное тепло. Сначала течение успевало уносить большую часть просочившегося эфира и в атмосферу его попадало не очень много. Картина воздушных течений в этом районе земного шара до появления в атмосфере большого количества эфира, хорошо отображает рисунок, опубликованный газетой «Московский комсомолец» 19 января 2007. Отметим, что этот номер газеты оказался на редкость богат новостями о погоде, и мы еще не раз обратимся к нему.

Надо отметить, что структура ледяного покрова Арктики устроена таким образом, что между теплой водой Гольфстрима и подледной водой с температурой от ОоС и выше, существует подвижная водяная прослойка с температурой +4оС, плотность воды, в которой больше плотности поступающей теплой воды Гольфстрима. Толщина этой прослойки определяется температурой наружного воздуха, и холодная подледная вода с температурой +4оС, имея плотность большую, чем

 

На рис. область «Н» - исландский минимум атмосферного давления, область «В» - азорский максимум атмосферного давления. Стрелки – основные траектории движения атлантических циклонов. Толстая линия разделяет положительные и отрицательные аномалии над Европой.

 

теплая вода, не пропускает теплую воду к ледяным полям, загоняя ее под лед ниже плотной прослойки. В результате теплая вода Гольфстрима не соприкасается со льдом, и весь теплообмен с холодной водой происходит в пределах четырехградусной прослойки. По этой причине паковые льды Ледовитого океана почти не подвергались тепловому разрушению.

Появление плотной эфирной воды в водах Гольфстрима нарушило сложившийся режим функционирования течений и теплообмен в Ледовитом океане. Плотность теплой воды, насыщенной эфиром оказалась больше плотности воды с температурой +4оС, нейтральная прослойка была просто «смята» теплой эфирной водой, и с ее исчезновением паковые льды, войдя в повсеместное соприкосновение с теплой водой, начали активно таять. Процесс потепления Земли ускорился.

Одновременно с насыщением воды эфиром в глубинах океана продолжала нарастать линза плотной воды, «высасывая» из океанов и сжимая большую часть поступающей при таяние льдов воды. И значительно «перекрыв» холодным водам Ледовитого океана возможность перетекать в Атлантику под Гольфстримом. Однако течение вод Ледовитого океана не прекратилось. Его течение расслоилось, часть воды устремилась через Берингов пролив, где скорость течения несколько возросла, часть вблизи восточного побережья Гренландии и через море Лабрадор в Атлантику, а большая часть «доходила» до теплой линзы, подогревалась, насыщалась эфиром и подпитывая Гольфстрим снова возвращалась в Ледовитый океан. Образовалась как бы термосифонная система разогрева Ледовитого океана. Скорость таяния льдов возрастала.

Возрастающая уплотненная водяная линза поднималась все ближе и ближе к поверхности океана, затрудняя водам Гольфстрима возможность движения в Ледовитый океан, но, не мешая термосифонной циркуляции, подавать теплую воду под его льды. Нельзя исключить и того, что к моменту выхода гравиболидов уплотненная линза достигнет поверхности океана и на какое-то время остановит Гольфстрим, но не прекратит поступление тепла в Ледовитый океан. Эти замедления его течения уже проявляли себя.

С увеличением количества просачиваемого эфира объем водяной линзы возрастал, Гольфстрим уже не поспевал уносить весь эфир в Ледовитый океан, и все большая и большая часть его стала проникать в атмосферу, уплотняя молекулы воздуха и, создавая нечто подобное воздуш


Просмотров 418

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!