Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Сейсмика Тунгусского феномена



 

А.В. Вознесенский, работавший в 1908 году директором иркутской сейсмической обсерватории, впервые обратил внимание на сейсмограмму от 30 июня несколько дней спустя после записи. Он определил ее мощность, как слабое местное землетрясение происшедшее в западном направлении от Иркутска и зарегистрировал под номером 1536. К взрыву в Тунгусской тайге оно отнесено не было. В 1925 году, после статей Л. Кулика о мощном взрыве метеорита в Тунгусской тайге 30 июня 1908 года, профессор А.В. Вознесенский, вспомнил о сейсмограмме от 30 июня того же года и предположил, что истинное направление прихода волны – север. А он, ранее, ошибочно интерпретировал приход сейсмоволны с запада, поскольку с западного направления ни в этот день, ни позже никакой информации о землетрясениях не поступало.

Изучая сейсмограмму, он обратил внимание на необычные и необъяснимые зигзагообразные колебания, зафиксированные сейсмографом на 44 минуте записи. В свое первое ознакомление с лентой он их не заметил. Теперь же, зная, примерно, расстояние до места взрыва ~1000 км и время движения сейсмоволны ~3 мин (при скорости движения ~7 км/сек), он разделил расстояние на время и получил 318 м/сек. Т.е. как бы скорость движения воздушной волны. На этом основании А.В. Вознесенский предположил, что зигзагообразные колебания являются следствием воздействия воздушной ударной волны на сейсмографы. Далее будет показано, что оба предположения А.В. Вознесенского не обоснованы. Но именно они определили направление дальнейшего исследования Тунгусского феномена и сыграли решающую роль в том, что события столетней давности до сих пор не поддаются объяснению.

Как уже отмечалось ранее, момент выхода Тунгусского эфирогравиболида был зафиксирован сейсмографами не­скольких обсерваторий, в том числе и Иркутской, как сла­бое землетрясение. Вот как описывается история с ана­лизом сейсмограммы Тунгусского феномена В.А. Бронштэном в книге [4]:

«Директор иркутской обсерватории А.В. Вознесенский уже через несколько дней после пролета Тунгусского метеорита обнаружил на лентах сейсмогра­фов Иркутской обсерватории за 30 июня записи каких-то сейсмических волн. Они были отнесены к слабому мест­ному землетрясению, записанному в журнал под № 1536. Тогда ученый еще не догадывался о связи землетрясения № 1536 с тунгусским метеоритом. Эта связь стала для него ясна позже, в 20-е годы, после публикации в журна­ле «Мироведение» первой статьи Л.А. Кулика. И тогда же А.В. Вознесенский обработал полученные им в 1908 г. записи и опубликовал результаты в том же журнале в 1925 г. Записи обнаружены были на трех сейсмографах, при­чем, кроме основной сейсмографической волны, по кото­рой А.В. Вознесенский определил точное время падения метеорита (в книге оно приведено ранее и равно 0 час. 17 мин. по Гринвичу. - А.Ч.), он обнаружил странные зигза­гообразные колебания всей записи спустя 44 минуты после начала регистрации основных волн (рис. 21.).Не сразу А.В. Вознесенский понял, что второй пакет волн вызван приходом воздушной волны (?? – А.Ч.), также приведшей к колебаниям почвы (курсив везде мой - А.Ч..



Отмечу сразу же, что «странные зигзагообразные коле­бания», интерпретированные как «приход воздушной вол­ны», были записаны приборами, для такой записи совер­шенно не пригодными. И были записаны не как воздушные волны, а как волны сейсмические. А это сразу же ставит под подозрение правильность интерпретации записи. Тем более что другие сейсмографы их почти не зафиксиро­вали. К тому же данные приборы были закреплены на одном столбе (не исключено единствен­ном, посаженном на скальный грунт) в полуподвальном помещении за пятью дверями, и два из трех были в гер­метически непроницаемом корпусе, т.е. воздушная вол­на никак не могла повлиять на их показания. Но, может быть, мы имеем дело не с воздушной, а с сейсмической волной? Отложим временно обсуждение этого вопроса и продолжим цитирование.



«Сейсмические волны распространяются в 10-20 раз быстрее звуковых. Считая расстояние от Иркутска до эпицентра равным 893 км (?? - А,Ч,) и приняв скорость распрост­ранения сейсмических волн 7,5 км/с, А.В. Вознесенский получил момент взрыва 0 ч. 17,2 мин. по Гринвичу или, как принято говорить теперь, по всемирному времени. Если положить скорость звуковых волн равной 330 м/с, то расстояние эпицентр - Иркутск они должны пройти за 45,1 мин., откуда момент взрыва по воздушным вол­нам получался 0 ч. 18 мин. в прекрасном согласии с предыдущим определением.

Позднее эти моменты были уточнены. Скорость сейс­мических волн А.В. Вознесенский завысил почти вдвое. По современному исследованию И.П. Пасечника, опира­ющемуся на данные прохождения сейсмических волн в ближайших районах, их скорость составляла 3,3 - 3,5 км/ с, а значит, момент взрыва был 0 ч. 14 мин. Завысил А.В. Вознесенский и скорость воздушных волн, которая в вер­хних слоях атмосферы меньше, чем у поверхности.Перерасчет, выполненный В.Г. Фесенковым, привел к мо­менту взрыва 0 ч. 15 мин».

Фраза «в верхних слоях атмосферы» принадлежит не В.А. Вознесенскому. Рассматривая сейсмограмму Тунгусского метеорита, он мыслил в точном соответ­ствии с пониманием физики явления начала века, и потому предположил, что они - след воздушной вол­ны. Методика расчета воздушной волны, движущейся по поверхности со скоростью 330 м/с. была известна, и, применив ее, он получил правильный результат. Уже значительно позже во второй половине века выясни­лось, что скорость сейсмических волн в тех районах почти в два раза медленнее, чем принята А.В. Возне­сенским. И, следовательно, времена, рассчитанные по движению как бы воздушной волны и волны сейсмической, уже не совпадали. Поскольку другого объяс­нения возникновению «странных зигзагообразных ко­лебаний» не находилось, приходилось просто верить в истинность предположения А.В. Вознесенского и по­тому подгонять факты таким образом, чтобы они отве­чали данному предположению. Именно тогда и потре­бовалось вынести волну «в верхние слои атмосферы». Подчеркну еще раз, что исследователи и не думали о том, что происходит подгонка фактов под некоррект­ное предположение. Они были уверенны в его истин­ности, поскольку другие объяснения «зигзагообразным колебаниям» ньютоновская классическая физика не предусматривала. В результате получаем следующую удивительную физическую картину.

Взрыв Тунгусского метеорита сопровождался мощ­ной воздушной ударной волной, выброшенной в верх­ние слои атмосферы и до самого Иркутска как бы не оставившей никакого следа на сейсмограмме. В рай­оне нахождения сейсмографов (не барографов, кото­рые находились буквально рядом) волна соизволила вернуться на поверхность, чтобы отобразиться на них в виде сейсмических «странных зигзагообразных ко­лебаний», показав тем самым на сейсмографах, но не на барографах, что она не бесследно пропала в кос­мосе, а все-таки вернулась. Эта картина фантастична уже потому, что в сейсмическую энергию, как сообщил Комиссаров С.В. на конференции в Томске 02.05.08, переходит примерно 1/107 часть общей энергии воздушного взрыва. А, следовательно, несовершенные маятниковые сейсмографы, находящиеся за тысячу километров от места взрыва просто не уловят такую сейсмоволну. К тому же, при движении воздушной волны в вер­хних слоях, в которых атмосферное давление резко уменьшается с высотой, она, рассасываясь, будет бы­стро терять свою энергию - гаситься. А, возвращаясь, к поверхности - встречать более плотную, неоднородную атмосферу, на противодавление которой тоже надо рас­ходовать энергию, и потому ее воздействие на боль­шую площадь земной поверхности прогиба последней не вызовет, а значит, и следа на сейсмограмме тоже не оставит.

Да и автор указанной книги [4] тридцатью страница­ми позже пишет, не упоминая об энергии: «В неодно­родной атмосфере волна, распространяющаяся вниз, ос­лабевает быстрее из-за роста противодавления - дав­ления внешней атмосферы, расположенной перед фронтом волны. Волна же, идущая вверх, сперва тоже слабеет, а потом начинает ускоряться (из-за падения внешнего давления)». Вспомним, что в предыдущей ци­тате тот же автор, вынося воздушную волну в стратос­феру, утверждает, что она там «в верхних слоях атмос­феры» движется медленнее. Где истина?

По-видимому, физическая картина явления была не­сколько иной. Надо исходить из того, что сейсмограмма является достоверным единственным и полным докумен­том, отобразившим весь временной процесс развития со­бытия так, как он воспринимался Землей, и ее расшиф­ровка методами математической обработки и спектроско-пирования может полностью изменить представление о физике Тунгусского явления. Барограммы и магнитограм­мы не обладают такой полнотой и достоверностью: на пер­вых отмечены только точки как бы мгновенного повыше­ния атмосферного давления, характер изменения воздуш­ной волны можно было в тот период зафиксировать только микробарографами, которые, по-видимому, на отечествен­ных метеостанциях отсутствовали. Истоки магнитных воз­мущений, если не принимать во внимание электромагнит­ные свойства эфира и гравиболида, вообще непонятны. Предполагается что они - следствие образования в момент взрыва боль­шого количества плазмы, вызвавшей магнитную анома­лию. Но уверенно утверждать это невозможно.

Прежде чем анализировать сейсмограмму, приведу еще несколько критических отрывков из [7]:

«При взрыве метеорита в воздухе источником сейсмических колебаний является воздействие воздушных ударных волн на поверхность Земли. Так как высота «взрыва метеорита» считается равной 5-7 км, что гораздо меньше расстояний от места взрыва, на котором находились очевидцы и тем более сейсмостанции…, то сейсмические колебания будут на уровне ощутимости (3 балла) на расстоянии не более 100-200 км от эпицентра. Другими словами, «взрыв Тунгусского метеорита» мог бы ощущаться очевидцами на расстояниях не более 100-200 км. Ни о каком ощущении землетрясения от «падения метеорита» на удалении 1000 км от эпицентра, нагибании деревьев или выбивании окон на расстояниях 500-600 км не может быть и речи…

Заметим, что в данном случае существуют еще сейсмические волны, порождаемые приходом в данное место акустических волн от взрыва, то есть распространяющиеся со скоростью акустического возмущения. Однако вне области возможной фокусировки воздушных ударных волн, то есть эпицентральных расстояниях более 400 км… не могут сколь-нибудь значительным образом сказаться на полученных результатах.

Кстати, отсюда следует, что акустические возмущения (звуковые явления) должны были бы происходить значительно позже землетрясения (на полчаса при эпицентральных расстояниях 600-700 км). Многочисленные же очевидцы ТФ во многих случаях сообщали о подземных» ударах, одновременных со звуковыми явлениями.

В любом случае землетрясение, порожденное «падением Тунгусского метеорита», никак не могло выплеснуть масло из лампадки, опрокинуть иконку и произвести осыпь камней около железной дороги, проходящей по побережью Байкала, то есть по отношению к эпицентру – за Иркутском, в котором оно предстало лишь в виде весьма слабого сигнала на сейсмограмме.

Несоответствие с метеоритной интерпретацией имеет место и по продолжительности сейсмических явлений. Согласно метеоритной версии, продолжительность действия сейсмического источника не превышает 1-2 минут, причем основной импульс передается за первые 20-30 секунд. На расстоянии в сотни километров продолжительность действия самой высокоамплитудной фазы Эйри с учетом дисперсии не превышает нескольких минут. На самом деле в некоторых местах землетрясение продолжалось несколько десятков минут (до 45 минут).

То же самое можно отметить относительно полуторачасовой продолжительности записи землетрясения на сейсмографе в Иркутске…

Необъяснима с позиций метеоритной интерпретации и значительная разница во времени проявления сейсмических воздействий по разным местам, достигавшая нескольких часов. Самое раннее из имеющихся сообщений соответствует 29 июня 23час 43 мин по Гринвичу (то есть за полчаса до вычисленного по данным сейсмостанции «падения метеорита») и поступило с золото добывающих приисков в Южно-Енисейской тайге…

Более того, ведь имеются свидетельства независимых очевидцев с соседних приисков, которые так же указывают на это время! Так инженер В.П. Гундобин сообщил Кулику 19 января 1924 г., что его рабочий в 1908г. работал на приисках в Южно-Енисейской тайге и помнит месяц и дату события. В 6 часов утра того дня «он видел блеск, после чего открылись двери в комнате и затряслись шкафы, как от землетрясения, все это сопровождалось гулом». 6 часов утра местного времени соответствует примерно 23 ч. 43 мин UT 29 июня.

А вот еще один очевидец Борис Семенов, который находился на прииске Новониколаевский (бывший Яковлева) на реке Мурожной. В начале 1921 г. он сообщил Кулику следующее: Среди лета 1908 г. рано утром, часов в 6 утра по местному времени, я вышел из своего помещения. В этот момент в восточном направлении раздался громкий удар, как выстрел из пушки, сопровождавшийся двумя-тремя более тихими ударами и продолжительным гулом (секунд 10-20) очень похожим на звук, вызываемый 3-дюймовым снарядом (при полете) Звуки были настолько сильны, что многие люди вышли из помещения». В переводе на гринвичское время, это соответствует 29 июня примерно 23 ч. 44м.

Итак, совокупность имеющихся данных указывает на то, что в районе приисков землетрясение произошло по гринвичскому времени около 23 ч 43 мин 29 июня, то есть за полчаса до вычисленного по данным сейсмостанции «падения метеорита»! Любопытно, что по данным записей сети барографов, часть барографов зафиксировала воздушные возмущения, которое примерно соответствовало этому времени генерации».

Естественно, что все нюансы землетрясения на огромной территории Сибири, превышающей миллион километров, могли иметь некоторое отражение на сейсмограмме. Для того, чтобы разобраться в том, что же отображено на ней необходимо понять какие приборы использовались в начале ХХ века для регистрации землетрясений, как они функционировали и что же, все-таки, записано на сейсмограмме. Удивительно, но такого анализа автору встречать не приходилось.

Сначала отобразим информацию сейсмограмм (таблица 5):

30 июня 1908 года три сейсмографа (два – Репсольда и один – Мильна) иркутской обсерватории зафиксировали в 7 ч 19 мин небольшое землетрясение [7]:

Таблица 5.

«со следующими параметрами (время по Гринвичу):

Маятник Репсольда

восточный северный

Начало 0 час 18,8 мин 0 час 19,5 мин

Максимальная фаза 0 час 20,1 мин -

Конец колебаний 1 час 46,0 мин 1 час 16,0 мин

Амплитуда фазы 2,0 мм -

 
 

Рис. 19.

Кроме того, на обоих (??-А.Ч.) приборах Репсольда замечено от 1 ч 3,1 мин до 1 ч. 9,9 мин медленное троекратное волнообразное искривление линии записи. Продолжительность каждой волны 2,2 мин, амплитуда 1,2 мм. Те же волны меньшей амплитуды, но той же продолжительности отмечены и на сейсмометре Мильна с 1 ч 5,4 мин до 1 ч 9,9 мин. Примечательно, что сейсмометр Мильна не зарегистрировал остальную часть сигнала».

Отметим, что приборов Репсольда было 2, а их называют одним – «маятник Репсольда», и информация в таблице, и на рис. 19 подается

как полученная от одного прибора. Прежде чем анализировать информацию, записанную сейсмографами, рассмотрим, какова конструкция прибора Репсольда (рис. 20).

Сейсмограф Репсольда имеет своей основой прибор Репсольда с оборотным маятником и предназначен для абсолютного и относительного определения силы тяжести с неизменным маятником конструкции Ф. Бесселя. Маятник (латунная трубка с цилиндрическими грузами на концах) имеет по разные стороны от центра тяжести

агатовые призмы. В рабочемположе-нии лезвие призмы опирается на полированную агатовую пластинку латунного штатива, что позволяет устанавливать маятник одним или другим концом. Горизонтальная

установка прибора производилась по уровню. Если на маятник, в месте подвески на штативе, закрепить консоль с пером, а на стойках лентопротяжный механизм, то он превращается в сейсмограф. К сожалению, изображение такого сейсмографа отыскать не удалось. Прибор имеет очень существенный недостаток. Он способен Рис.20.принимать неискаженные сейсмоволны только в том случае, если они направлены по оси его движения. Изменение угла приема отображается уменьшением величины амплитуды на бумажной ленте. При угле в 90о сейсмоволны не фиксируются. Т.е. по одному прибору невозможно определить как направление на место землетрясения, так и его мощность. Для ликвидации этого недостатка необходимы два маятника с перпендикулярными плоскостями колебания. Именно об этом свидетельствуют вышеприведенные названия маятников (см. таблицу 5):

1 - восточный – маятник с широтной плоскостью колебания;

2 - северный – маятник с меридиональной плоскостью колебания.

Отношение амплитуд обоих маятников определяет направление прихода сейсмических волн, а сумма амплитуд отложившихся на бумажных лентах – истинную величину амплитуды.

Как свидетельствует таблица 5, сейсмоволна, зафиксированная маятниками, достигла их с западного направления, т.е. со стороны Алтая (ширина записи с западного направления много больше, чем с северного). И, следовательно, происшедшее на западе, вероятно, в районе Алтая, землетрясение, зарегистрированное иркутской обсерваторией в0 ч 19 минут мирового времени, было вызвано не Тунгусским взрывом. Теперь проанализируем содержимое широтной (восточной) сейсмограммы. К сожалению, она расплывчата, что не позволяет производить точные расчеты – приходится ограничиваться качественными решениями.

Участок 1 Участок 2 Участок 3

Рис. 21. Общий вид сейсмограммы.

Сейсмограмма алтайского «землетрясения» и ее ось.

 

Участок 1

 

Начало записи сейсмограммы – отметка 1. Оно необычно для поверхностных землетрясений, поскольку продолжается почти 2 минуты. Обычно подземные толчки длятся около 20 секунд. Землетрясение – следствие взрыва с образованием кратера, вызванного выходом из глубин Алтая гравиболида [23]. Гравиболид «возник», всплыл на высоту > 100 км и полетел в северо-восточном направлении мимо Абакана, Канска, Кежмы к эпицентру второго взрыва. Именно в области этих городов наблюдался его пролет и эффектное сопровождение.

2 Участок 2 3

19,5 мин. 28,5 мин.

Энергия вибрации Земли затухает необычайно медленно для поверхностного землетрясения. Отметки 2 на 20 мин и 3 на 29 мин, (заштрихованы) – непонятные местные всплески.

 

Участок 3

4 5 6 7

38,5 мин. 44 мин.

 

На интервале от отметки 4 (39-я минута) до отметки 5 (44-я минута) сейсмозапись медленно опускается относительно оси. Это опускание исследователи сейсмограммы упустили и оно не получило научного объяснения. Опускание было вызвано наклоном оснований обоих аппаратов относительно горизонта в меридиональном направлении, что привело к перемещению вниз всей записи восточного прибора. Оно свидетельствовало о том, что поверхность Земли прогибалась под действием зависшего над поверхностью гравиболида не на Алтае, а на севере, в эпицентре будущего взрыва. Очевидцы явления и Л. Кулик определили время этого зависание как «момент останова». Прогибание поверхности оказалось очень значительным, поскольку подействовало на приборы в Иркутске. На 44 мин севернее Вановары произошло несколько взрывов гравиболида. Они «освободили» поверхность от его давящего воздействия гравиболида, вылетевшего в космос, и обусловили появление «зигзагообразных колебаний» (от отметки 5 до отметки 6) всей записи. Сейчас поверхностные «зигзагообразные колебания» воспринимаются, как воздействие на сейсмографы ударной волны от взрыва, что исключено, поскольку сейсмографы были герметизированы, а находящиеся в том же помещении барографы никаких ударных волн в это время не отметили. К отметке 7 поверхностные колебания быстро затухают, но сейсмические волны из Алтая продолжают затухать еще около 40 минут. Продолжительность записи сейсмограммы – более 1 часа 40 минут, такое невозможно для поверхностного землетрясения.

Следовательно, «зигзагообразные колебания» на сейсмограммах отображают не воздействие ударной волны от эпицентра, а взрыв Тунгусского «метеорита» в 8 ч 03 мин иркутскоговремени или в 0 ч 25 мин мирового времени (8. 03 – 0. 30 – 07,7 = 7 ч 25,3 мин).

Повторюсь: «Возникшие» на 44-й минуте «зигзагообразные колеба­ния» никак не могут принадлежать ударной волне уже по­тому, что они появились отдельным небольшим участком, компактны, двигают вверх-вниз запись так, что она оказывается как бы наложенной на более широкую и вы­сокую волну, не отмечаемую на сейсмограмме, и быстро затухают. Последнее обстоятель­ство, быстрое затухание, свидетельствует о том, что дан­ные колебания как бы чужеродны организму планеты, воз­никли как большие поверхностные прогибы от пружинных «толчков» Земли и на некотором расстоянии (до 500-700 км) после прохождения Иркутска должны были, по-видимо­му, сойти на нет. Вероятно, они отсутствуют на ташкентс­кой и других сейсмограммах.

Но и это не все. Где-то за пять минут до возникнове­ния «зигзагообразных колебаний» вся запись начала постепенно «уходить» вниз от интегрированного цен­тра своей оси до фиксированного первого всплеска, от так называемой ударной волны опустилась вниз более чем на треть амплитуды. Что также свидетельствует о записи на одной сейсмограмме событий, происходящих одновременно в двух различных местах, отстоящих друг от друга на расстоянии около 1500 км.

Вряд ли этот прогиб - воздействие воздушной вол­ны, которая сама по себе кратковременна и не может длиться десятки секунд, не говоря уже о минутах. А то явление, «непонятные зигзагообразные колебания», ко­торое приписывают воздушной ударной волне, непо­нятным образом вообще подняло всю запись почти на 8 мин. над интегрированной осью.Как это мо­жет произойти? Какие физические силы здесь работа­ли? Неизвестно. Но если мы имеем дело с гравиболидом, его антигравитация при опускании будет вос­приниматься землей и записываться сейсмографом как возрастающий прогиб поверхности,и на этот прогиб будут накладываться за­тухающие колебания от кратера гравиболида, что и на­блюдается на сейсмограмме. Да и Умун, единствен­ный свидетель взрыва, как будет показано ниже, чув­ствовал именно такое воздействие гравиболида:

«Гром нарастал, и нарастала неожиданная тяжесть во всем теле.Умуна не придавливало этой тяжестью, не гнуло к земле, но он, словно обретая неподъемную тяжесть, врастал, вдавливался в скалы. Твердь под его ногами словно бы прогибалась».

Можно констатировать, что сейсмограмма достаточно убедительно демонстрирует наличие в своей записи как минимум четырех различных колебаний, оставленных Тун­гусским феноменом:

• начало события - выход эфирогравиболида и выз­ванный этим обстоятельством первый эфирный ваку­умный взрыв;

• воздушная ударная волна, обусловленная выбросом гравиболида отображенная на барограммах Кежмы и Нижне-Ильинска;

• гравитационное воздействие на поверхность опускающимся гравиболидом - прогиб поверхности;

• «зигзагообразные колебания» через 44 мин. - взрыв­ное окончание существования Тунгусского гравиболида.

Все это подтверждает предлагаемую автором тектонико-космическую гипотезу Тунгусского феномена.

Но есть и другое подтверждение тектонико-космической гипотезе. Проводя анализ широтно-временного распределения силь­ных мелкофокусных землетрясений (с магнитудой > 8) Ю.В. Волков (МГУ) обнаружил лучевое «секторное» строение зон сейсмической активности для землетрясений 1904 -1980 гг. Все лучи «сектора» сходились к одной точке - Южный полюс Земли, а по времени - к 1908 г. (точнее 1908,5 г.), т.е. к дате Тунгусского явления [24].

Известно, что сильные мелкофокусные землетрясе­ния происходят по широте от 40о южной широты до 60о северной широты. На графике (рис. 22) отмечается две зоны сейсмического затишья и две зоны сейсмической активности. Границы зон имеют разный наклон, образуя некоторую лучевую веерообразную структуру зон актив­ности, что свидетельствует, как предполагают ученые, о миграции сейсмической активности со временем.

Это обстоятельство и использовалось для построе­ния эмпирического графика пространственно-времен­ного распределения землетрясений, получившего назва­ние «Диаграммы Моги», или диаграммы широтно-временной сейсмичности. Для ее построения были выбраны


Рис. 22. Веерно-лучевое распределение землетрясений

 

из каталога землетрясений даты и широты землетрясе­ний с магнитудой > 8 за 76 лет. Их оказалось 60. Из них 10 предшествуют Тунгусскому «взрыву». По оси орди­нат отложены параллели и за 0о принят Южный полюс, за 180о - полюс Северный. По оси абсцисс - время в годах, начиная с 1900 г. До 1904 г. сведения отсутству­ют, поскольку для регистрации землетрясений еще не использовались сейсмографы.

Даже визуальное рассмотрение диаграммы указывает на существование двух зон сейсмичности, обусловлен­ных схождением лучевых границ этих зон в одну точку Диаграммы: южный полюс 1908,5. Для подтверждения из временной точки 8,5 южного полюса, как из центра, проведем лучи, проходящие как минимум через два события-землетрясения. 11 лучей образовавшейся веерной диаг­раммы пересекут 24 события. Три луча, исходящие из 8,5, пересекают точки-события, имевшие место за несколько лет до Тунгусского «взрыва». А это в обычном, классичес­ком понимании, как бы свидетельствует об обратной свя­зи во времени Тунгусского феномена с предшествующи­ми землетрясениями.

Продолжим рассмотрение: возьмем циркуль и поста­вив одну ножку в точку 8,5 Южного полюса, другой из события 21 проведем дугу до пересечения с событием 26. Затем, раздвинув ножки до события 17, пересечем дугой событие 19 и так, постепенно раздвигая ножки циркуля, дойдем до события 53, дуга от которого пере­сечет событие 54. Образовавшиеся дуги как веер свя­жут между собой еще 21 событие, не вошедшее в луче­вую систему, что также свидетельствует об их связи с временной точкой 8,5.

Время 8,5 на северном полюсе образует вторую точ­ку веерно-лучевой системы, отличающейся от системы южного полюса только своей полнотой и количеством образуемых точками дуг. Если на широту Тунгусского «взрыва» поставить точку-событие и обозначить ее че­рез 0 (нуль), то она окажется тектоническим центром еще одной веерно-лучевой системы, связывающей по­чти половину всех событий - землетрясений, отображен­ных на диаграмме.

Интересно, что процесс взаимосвязи событий веерно-лучевой системой сохраняется при достижении лучами се­верного полюса и продолжения движения за него. На ди­аграмме это продолжение будет соответствовать отраже­нию луча, достигшего 180', и его движению под тем же углом к полюсу южному. Причем, как явствует из построений, «от­раженные», например, в точках a, b и с, лучи, также пересе­кают не менее двух сейсмических событий.

Веерно-лучевая взаимосвязь точечного поля диаграм­мы Моги данного широтно-временного соотношения, ох­ватывающая за промежуток времени 80 лет почти все мелкофокусные землетрясения с магнитудой М > 8, сви­детельствует о том, что Тунгусский феномен и последую­щая структура сейсмического поля - причинно-связанные явления. И, следовательно, мощные землетрясения име­ют не случайный характер, а обусловлены причин­но-следственной закономерностью, определяющей место и время их проявления.

Рассмотрим теперь, какую же информацию хранит сей­смограмма иркутской обсерватории.

 


Просмотров 211

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!