Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Разгадка Алтайского феномена



Что же наблюдали очевидцы?

 

Итак, в 6 ч. 43 мин. по иркутскому времени много юго-западнее города Канска раздался мощный хлопок «взрыв» выб­росивший, в воздух эфирогравиболид диаматром 35-50 м, образовавший воронку-кратер, через которую вслед за ним вылетела большая порция сжатого эфира. Мгновенно, в течение 5-7 секунд воздух над воронкой, в объеме не­скольких сот кубических километров, практически исчез (молекулы его, сжатые гравиполем эфира, уменьшились в тысячи раз), и в образовавшееся «пустое» про­странство устремился воздух с окрестных гор. Он дви­гался стремительно, как цунами. Так продолжалось 40-50 секунд, пока «разбегался» и растворялся эфир. В резуль­тате сотни кубических километров стремительно «всасы­ваемого» воздуха сформировали своеобразную (вакуумную) волну разряжения, расходящуюся во всех направле­ниях от воронки-кратера. Ее-то и фиксировали барографы всего мира; Когда же эфир растворился, начался обрат­ный процесс - расширения молекул сжатого воздуха, про­должавшийся 2-3 минуты или меньше.

Гравиболид же, вырвав из земли около 120 млн. тонн породы, что и породило сейсмические волны, зарегис­трированные в Иркутске, разбросав и оставив в окрестностях горы до десятка миллионов из них, устремился к северу, набирая вы­соту и неся на себе «прилипшие» породы в виде «шап­ки». Траектория полета не была прямолинейной. Грави­болид летел, отталкиваясь от гравиполя Земли, и изме­нение напряженности этого гравиполя, обусловленное разломами, немедленно отражалось на направлении и скорости полета, изменяя их. Создавалось впечатле­ние, что гравиболид «маневрировал». В полете, он рас­ширялся, его собственное гравиполе уменьшалось, и неплотно «прижатые» обломки породы, сжатые в десят­ки и сотни раз, сваливались и устремлялись к поверх­ности Земли. Поскольку скорость полета гравиболида не превышала 1-1,5 км/сек., а высота была более 100 км, то сорвавшиеся куски и глыбы падали за сотни км от места отрыва и не исключено, что по обе стороны тра­ектории полета. И так продолжалось вплоть до места взры­ва. Однако эти падения происходили в малонаселенной местности и потому практически не фиксировались или фиксировались как удары падающих камней. Похоже на то, что первые падения еще небольших осколков шапки, сопровождавшиеся гулом и ударами, отмечались еще в Абакане, Минусинске и Идринском. Да и на схеме 11 видно, что юго-западное направление полета гравиболида более насыщено следами полета и падений, чем юго-восточное. И не случайно одно из первых падений осколка шапки было заре­гистрировано в районе Красноярска и обнаро­довано лишь в 1998 г. Ю.Д. Лавбиным на юбилейной конференции в Красноярске [15].



Как видно по карте (рис. 13), возможная траектория гравиболида от кратера на север проходит западнее города Канска, пе­ресекая железную дорогу на участке Краноярск - Канск. Видимо, на дальнем подходе к железной дороге еще один «кусочек» известковой (или кварцитной) породы, весом 100-200 т тоже свалился с него. Будучи сжатым гравиполем примерно до метровых размеров и имея потому плот­ность и твердость, намного превышающею плотность и твердость гранита, он падал, расширяясь, с гулом со ско­ростью, по-видимому, большей половины скорости звука. При ударе вблизи полотна железной дороги не раздро­бился, а почти полностью погрузился в почву. Практически вся энергия падения превратилась в тепло, нагрев его до температуры вряд ли превышающей 600-700о С. Однако сотрясение почвы от удара и звуковая волна были на­столько сильными, что машинист проходящего в этот мо­мент поезда от испуга поезд остановил. Остальное дос­таточно достоверно описано в газете.



Спустя некото­рое время после падения, вдоль железной дороги разнесся слух о «ги­гантском» метеорите, чуть не угодившем в поезд. Кроме небольшого газетного ажиотажа он вызвал и некоторое оживление в научных кругах Сибири. Кое-кто из ученых мужей отправился в Ляльку, чтобы лично удостовериться в существовании «небесного гостя». И, возможно, тот же И.И. Ильинский водил их к значительно «подросшей» кварцитовой (из­вестняковой? – А.Ч.) глыбе (вспомните сасовскую воронку рас­ширившуюся за месяц на 2 м) и, указывая на нее, утверж­дал, что это метеорит, что он был поменьше, но вырос и вылез почти весь из земли. А теперь подумайте, кто из самоуверенных ученых мужей, исследуя известняковую (кварцитовую?) глыбу, нисколько не отличающуюся от со­тен и тысяч других подобных в ближайших окрестностях, пусть большую и невесть как оказавшуюся на этом мес­те, поверит утверждению И.И. Ильинского, что перед ними тот самый «метеорит».

О том, что автор заметки в газете сам (или его ин­форматор) несколько раз осматривал «мнимый» метео­рит свидетельствует его упоминание об окапывающих его (метеорит) инженерах. Автор заметил, что от пер­вого раза к следующему «метеорит» как бы рос, вылезал из земли. Но всем понятно, что камни расти не могут, и чтоб они «росли» (из земли вылезали), их надо окапы­вать. Ну, а логически, кто в те далекие годы мог окапы­вать большой камень? Естественно, инженеры. Больше он никому не нужен. Так в газете появилась маленькая, но очень характерная подробность, которую невозмож­но выдумать, но которая еще раз доказывает истинность описанных событий.

Подлинный научный факт превратился в газетную утку. Но продолжу повествование, анализируя только те факты, кото­рые приводились очевидцами в предшествующем разделе.

1. Первым из свидетелей, ранее упомянутых в дан­ной книге, увидел расширяющийся в полете гравиболид Е.Е. Сарычев из г. Канска. По-видимому, он на­блюдал его на коротком участке траектории, на фоне прибрежных гор, которые и «сформировали» направле­ние движения гравиболида как бы с запада на восток от Филимоновского разъезда к Иркутску вдоль одного из разломов, и на этом от­резке не исключено, что он летел без набора высоты. Появившаяся на реке против течения волна вроде зыби свидетельствует об ослабленном расстоянием гравиотталкивании, а это, скорее всего, означает, что летел гравиболид на высоте около 100 км. Размер в полови­ну Луны показывает, что он «вырос» уже примерно до 300-400 м или более. Сияние с синеватым оттенком свидетель­ствовало, что гравиболид начал разогреваться, а голу­боватые полосы - следы выходящего из него эфира. Поскольку все эти особенности удалось рассмотреть и запомнить, а на это нужно затратить несколько минут, можно сделать вывод, что скорость его не превышала 1 км в секунду, дымный хвост отсутствовал, как и баллистическая волна. Она вообще ни на одном участ­ке траектории не могла возникнуть уже потому, что гра­виболид был окружен мощной воздушной «шубой» и имел недостаточно большую скорость.

2. Свидетельство А. Голощекина показывает, что гра­виболид он увидел пролетающим с востока на север в 200-250 км от с. Каменское и примерно на таком же расстоянии от г. Канска. Летящее тело имело размер больше аршина и оторвалось от Солнца, т.е. уже све­тилось почти как Солнце, но по размеру было меньше его (около 700-900 м.?). Удары пришли после пролета, а летящее тело заметили тогда, когда оно приблизилось к Солнцу и дымный хвост не наблюдался. Указанные подробности свидетельствуют, что тело двигалось до­статочно медленно, на заключительном этапе пролета наблюдалось значительно более минуты и ни метеори­том, ни кометой не являлось.

3. Свидетельство И.В. Кокорина, находившегося в момент пролета гравиболида, если судить по расстоянию, недалеко от с. Заимское и наблюдавшего пролет на за­паде примерно в то же время, что и А. Голощекин. Для него летящее тело было «значительно больше Солнца». А это может иметь место только в том случае, если он находился к месту пролета раза в 4-5 ближе. Об этом же свидетельствует и мощность «канонады», и ее пос­ледовательность, и продолжительность. Прикидка по карте показывает большую вероятность данного пред­положения. Непонятным остается, что за голубоватый свет и когда блеснул на севере, не взрыв ли это. Но ясно, что за летя­щим телом не было хвоста, а только след от испускае­мого эфира. Пролет же длился несколько минут.

4. Рассказ С.И. Привалихина из деревни Ковы под­тверждает вышеприведенные описания, добавляя су­щественные подробности. В частности: летящее тело «как огонь днем, белый, во много раз больше Солнца (последнее сомнительно, скорее всего, раза в полто­ра-два, но для мальчика, а ему было тогда 15 лет, и оно могло казаться невероятно большим. - А.Ч.), но много слабее его по яркости... Посреди пламени оста­валась как бы пыль, она вилась клубами, а от пламени оставались еще синие полосы. Летело оно минуты три. Увидел я его летящим на высоте немного ниже полови­ны расстояния между зенитом и горизонтом».

Очень подробное и удивительно информативное со­общение. Из него дополнительно можно сделать вывод о том, что тело продолжало увеличиваться в размерах и, по-видимому, начинало опускаться.

5. И.А. Кагорин, житель Кежмы, находившийся на Ан­гаре, примерно на сотню километров ближе к траекто­рии гравиболида, видел несколько позже то же, что и С.И. Привалихин: «... мы увидели справа от себя (пря­мо на западе) летящее наклонно к Земле на север ог­ненно красное пламя, ... раза в три больше Солнца, но не ярче его». Это сообщение уже констатирует как дан­ность фазу начавшегося снижения гравиболида. Отмечу, «огненно красное пламя» свидетельствует о продолжавшемся разогреве гравиболида еще не достигшем яркости Солнца.

6. Подтверждает постоянное выделение из гравиболи­да в полете эфира и житель села Кежма А.И. Брюханов: «... синие, зеленые, красные, жаркие (оранжевые) поло­сы по небу идут, и шириной они с улицу».

Естественно, что все эти явления, сообщаемые незави­симыми очевидцами, не вписывались ни в одну из гипотез, базирующихся на падении метеорита, болида или какого-нибудь другого небесного гостя. И потому либо не запи­сывались, либо замалчивались, либо соответствующим об­разом комментировались. И хотя надо отдать должное Е.Л. Кринову, приводящему в своей книге все вышеизложен­ные примеры неискаженными, он не удерживался от того, чтобы не комментировать их. Вот образец такого коммен­тария, который, в общем-то, можно отнести и к остальным вышеприведенным свидетельствам. Е.Л. Кринов опраши­вает жителя села Кежмы К.А. Кокорина, 64 лет. Тот рас­сказывает: «... часов в 8-9 утра, не позднее, небо было совершенно чистое, облаков не было. Я вошел в баню (во дворе) и лишь только успел снять верхнюю рубашку, как услышал звуки, наподобие пушечных выстрелов. Я сразу же выбежал во двор, открытый на юго-запад и запад (см. рис. 13, вид на д. Заимское. - А.Ч.).

В это время звуки еще продолжались, и я увидел на юго-западе, на высоте приблизительно половины рассто­яния между зенитом и горизонтом, летящий красный шар, а по бокам и позади него были видны радужные полосы. (Все то же, что говорил и С.И. Привалихин и другие вы­шеприведенные свидетели, один к одному - А.Ч.)Шар летел 3-4 сек. и исчез на северо-востоке. Звуки были слыш­ны во время полета шара, но они сразу же прекратились, когда шар скрылся за лесом».

Все засвидетельствовано правильно и полностью под­тверждает предыдущие свидетельства, кроме, види­мо, продолжительности явления, поскольку он успел не только услышать в бане «звуки, наподобие пушечных выстрелов», издаваемых гравиболидом, но и выбежать из нее, и многое увидеть, а на это и 10 сек. недостаточно. К тому же, за 3-4 сек. вряд ли успе­ешь разглядеть радужные полосы, не говоря уже о крас­ном шаре и его высоте. Но время зафиксировано не по часам, а по впечатлению и потому может включать в себя любой промежуток времени. Отмечу, что и К.А. Кокорин не засвидетельствовал наличие дымного хво­ста (так оно и должно быть), но засвидетельствовал направление полета. Как будет показано далее, к Кежме гравиболид мог подлетать только с юго-запада, только со стороны Алтая.

Но Л.Е. Кринов, сторонник метеоритной гипотезы и пролета метеорита с юго-востока на северо-запад, сомневается в информации К.А. Кокорина и коммен­тирует ее следующим образом: «Так, Кокорин отмеча­ет, что удары предшествовали полету болида, что, ко­нечно, не могло быть. Поэтому можно заключить, что очевидец, за длительностью времени, протекшего с момента падения метеорита, запамятовал последова­тельность явлений. Неправильно сообщение Кокорина и о направлении траектории болида, так как болид ни­как не мог лететь на юго-западе от с. Кежмы, даже если его траектория и была направлена с юга на се­вер. Тут очевидец явно путает страны света».

Аналогичные комментарии впоследствии послужили основанием для игнорирования показания многих сви­детелей как ошибочных, а последнее способствовало резкому возрастанию числа малообоснованных или со­всем необоснованных гипотез. Я полагаю, что версия, не совпадающая с показаниями очевидцев и не прини­мающая их во внимание, не имеет права называться гипотезой и более того она оскорбительна для очевид­цев, поскольку неявно подозревает их в преднамерен­ном обмане. Но об этом далее, а сейчас рассмотрим показания очевидцев, наблюдавших полет гравиболида с бассейна реки Лены.

7. Хотя свидетельство Пенегиных и относят к тунгусскому метеориту и не сказано, в какое время происходило наблюдение это очень важное свидетельство. Похоже, что событие происходило после обеда, описан не полет, а «парашютирование» громадного раскаленного до красноты, куска «шапки», движущегося вдоль разлома и повторяющего изгибы последнего. Об этом свидетельствовала его скорость, относительная горизонтальность полета и отсутствие дымного следа.

8. Свидетельство С. Кулеша, описывающего после­днюю стадию существования гравиболида и его взрыв из района деревни Нижнее-Каролинское, примерно в 250 км от места взрыва, не противоречит вышеприве­денным описаниям, но добавляет к ним свидетельство о том, что гравиболид разогрелся так, что «... какое-то чрезвычайно сильно (нельзя было смотреть) светяще­еся бело-голубоватым светом тело, движущееся в те­чение 10 минут сверху вниз».Срок ужасно большой для любого падающего небесного тела, но для грави­болида вполне приемлемый и, похоже, даже коротко­ватый. И еще одно очень важное обстоятельство от­мечено им: «Приблизившись к земле (лесу), тело как бы распалось, на месте же его образовался громад­ный клуб черного дыма и послышался чрезвычайно сильный стук (не гром) как бы от больших падаю­щих камнейили пушечной пальбы».

И в этом свидетельстве нет ни одного противоречия гравиболидной гипотезе, а по части камней ее полнос­тью подтверждающей. Именно взрывы освободили гра­виболид от «шапки», которая сваливалась на землю, как «большие падающие камни».

9. Начальник Нижне-Илимского отделения Вакулин фак­тически подтверждает все, что высказано ранее С. Куле­шом о последней стадии существования гравиболида.

10. С Ленской стороны наблюдение на­чальника Киренской метеорологической станции Г.И. Ку­леша о взрыве гравиболида удивительно тем, что оно - единственное из перечисленных свидетельствует о на­чале событий (взрыв) в 7 часов 15 минут и об их окон­чании около 8 часов. Ранее находящиеся в этой же вре­менной зоне С. Кулеш (п.7) свидетельствовал о взрыве около 9 часов утра, а Вакулин (п. 8) около 8 часов. То есть часы в Киренске как бы отставали от поясного вре­мени как минимум на один час. И еще одно очень важное обстоятельство было отмечено в Киренс­ке: три серии ударов - взрывов с интервалом в 15 мин. Это обстоятельство не отмечают барографы (что весьма странно и свидетельствует либо о слабости взрывов, либо о том, что вторые следы на барог­раммах совместились, отсутствуют, или не привлекли внимания исследователей). Вот только проме­жутки между взрывами, сила их и продолжительность вряд ли были одинаковыми.

Еще одно очень важное свидетельство «…в 7 часов 15 минут утра на северо-западе появился огненный столб, в диаметре сажени четыре, в виде копья. Когда столб исчез, послышалось пять сильных отрывистых ударов, как из пушки, быстро и отчетливо следовавших один за другим: потом показалось в этом месте густое облако …Огненный столб виден был многими, но удары слышались еще большим числом людей…».

И так повторялось три раза. Аналогичное имеется и в других воспоминаниях. Вот как анализируется мощность и особенности взрыва [8]:

«Следует отметить некоторые существенные особенности, а именно: явление имело форму огненного столба, и этот странный образ был виден многими. Другими словами я хочу сказать, что не надо списывать все на обман зрения. Метеорит появился утром погожего солнечного дня. При ярком Солнце световую вспышку у линии горизонта не так-то уж легко заметить. А теперь внимание: город Киренскрасполагается на расстоянии 500 км от эпицентра взрывов.

500 км – это чуть меньше расстояния от Москвы до Санкт-Петербурга, которое поезд проползает за целую ночь. Принимая во внимание кривизну Земли, можем отметить, что жители Киренска могли видеть лишь то, что происходило на высоте более 20 км над местом катастрофы. Но и это еще не все. Город – это не обрывистый берег реки и даже не чистое поле. Там со всех сторон дома и, как правило, вокруг них растут деревья. Для того, чтобы в городе вспышка была видна над строениями и растительностью, она должна произойти не ниже 6-7о над линией горизонта. Несложные расчеты показывают, что пламя над эпицентром должно было быть выброшено на высоту 70-80 км. Есть от чего прийти в замешательство.

Давайте подумаем, что тут можно допустить с натяжкой. Может быть, это просто объект в виде цилиндра спускался к горизонту, а его приняли за огненный столб? Но очевидцы упрямо утверждают, что вспышка появилась над местом падения тела. Кроме того, некоторым счастливцам удалось зафиксировать всю последовательность событий. Сначала люди видели летящий объект, а потом, когда он уже скрылся за горизонтом, с предполагаемого места приземления произошел выброс пламени… .

Ученые считают, что взрыв произошел на высоте 5-10 км над поверхностью Земли. Может, они ошиблись? Может быть, тело взорвалось значительно выше? Тогда очевидцы вблизи эпицентра должны были видеть промежуток между Землей и вспышкой наверху. Однако и это не так. Не видели… .

Остается последняя надежда, что приведенные выше рассказы очевидцев являются случайной выборкой, что всем этим людям все просто померещилось. Однако и это не проходит. Пламя взрыва тунгусского метеорита видели жители восьми населенных пунктов, а именно: Киренска (удаление от эпицентра около 500 км), Нижне Карелинского (около 450 км), Нижне-Илимска (около 400км), деревни Верхне-Калинина (360 км), поселка Преображенка (350 км), деревни Мога (340 км) и поселка Ербогачкн (330 км), расположенных по реке Нижняя Тунгуска, а также фактории Ванавара (65 км)… .

Какой же высоты был огненный столб, или, точнее, на какую высоту было выброшено пламя во время Тунгусской катастрофы?

Один из исследователей Тунгусской катастрофы – И.С. Астапович – оценил высоту «фонтана взрыва» в несколько десятков километров. Он исходил из того, что высота столба пламени должна была превышать размер площади ожога в эпицентре.

Область с ожоговыми повреждениями поразила людей, впервые добравшихся до зоны катастрофы. Еще один ученый – А.А. Кулик – писал, что вся растительность котловины, так и окрестных гор, несет на себе характерные следы равномерного сплошного ожога, не похожего на следы обычного пожара. Такая же картина наблюдается на расстоянии нескольких километров вокруг котловины.

Обожженная область, по словам летчиков, осматривавших эпицентр катастрофы, выделялась бурым пятном на темно-зеленом фоне тайги и имела диаметр 12-15 км от эпицентра.

Раз пламя видели в Киренске, то будем исходить из высоты огненного столба в 80 км. Рассчитаем максимальный угол видимости пламени для каждого отдельного пункта наблюдений. Это тот угол, на который поднимается пламя над горизонтом, если считать горизонтальную линию нулевым уровнем, а вертикальное направление (направление на зенит) принять за 90о. Рассчитанный угол сопоставим с рассказами местных жителей.

Как ни странно, опять все сходится. Для фактории Вановара рассчитанная величина полностью совпадает с наблюдениями очевидцев, которые записал И.С. Астапович. Один из очевидцев показал рукой высоту, которой достиг огонь; Астапович измерил и получил величину 50о, а расчеты дают 51о.

Полученная для Ербогачена высота пламени (около 12о) находится в полном согласии с высотой деревьев в отдалении. Как и утверждали очевидцы, пламя взметнулось на высоту не менее двух деревьев. Для того, чтобы пламя (около 7о), наблюдавшееся в Киренске, казалось столбом, да еще объемным (см. выше), его ширина должна быть не менее 1о. Это дает нам диаметр излучающей поверхности не менее 10 км, что укладывается в размер обожженной области вокруг эпицентра.

Пока не к чему придраться».

Да и не нужно. Выше было показано, что над будущим эпицентром взрыва зависло, медленно опускаясь на поверхность и продавливая ее, ослепительное как Солнце - тело – гравиболид, диаметром 3-4 километра. Следовательно площадь его поверхности была около 50 км2. Верхняя же полусфера имела меньшую светимость потому, что несла раскалившуюся шапку. Взрывы начались «порциями» еще до шишковского вывала и, нарастая в каждом вывале, достигли максимума к будущему эпицентру. Каждый взрыв дробил и «отслаивал» от гравиболида десятки квадратных километров поверхности разбрасывая на километры во все стороны миллиарды, миллиарды миллиардов больших и малых раскаленных осколков, мгновенно увеличивая светимость окрестностей гравиболида на два три порядка. Взрывы сопровождались устремлением необозримого множества образовавшихся осколков, обладавших антигравитацией, в космос, что и создавало эффект столбов пламени. Столбы достигали высоты 80-100 километров, где разряженность атмосферы значительна и не поддерживает светимости осколков. И на этой высоте они как бы затухали, становясь невидимыми. Каждый столб существовал в излучении несколько десятков секунд. Именно «пульсирующая» возросшая светимость нескольких взрывов и отслаивающая раскаленная шапка, частично экранирующая световое излучение, и обусловили возникновение пестрой картины ожогов, когда рядом соседствуют как обожженные, так и не пострадавшие от ожогов участки, отдельные рощицы и деревья. Осколки же разной величины, отбрасываемые силой взрыва, достигая Земли, образовывали воронки на поверхности (которые впоследствии признали за «карстовые»), ломали деревья, впивались в их стволы и по прекращению движения, покидали воронки и деревья, улетая в космос и оставляя после себя воронки и рваные слегка обуглившиеся (?) углубления на стволах.

Причина, обусловившая столь мощные взрывы, пока недостаточно ясна. Однако наблюдается явление – приповерхностных взрывов в глубоких шахтах или подземных выработках, когда откалываемые от породы куски самовзрываются с переходом в порошковое состояние, так, как будто эти куски являются мощной взрывчаткой. Одно из объяснений таких взрывов – мгновенное освобождение от давления окружающих пород. Поскольку гравиболид выскочил из глубин, то сжатие его Землей может быть на порядки больше, что многократно увеличивает мощность взрывов.

Показания Ивана Суворова уже тем примечательны, что время взрыва и вспышка по его часам совпадает со временем вспышки отмеченным Г.И. Кулешом и другими свидетелями в том же городе. И главное, – он отметил по часам начало звука и направление, откуда он доносился. Похоже, что гравиболид в это время пролетал в районе среднего течения Ангары, где его и узрел выскочивший из бани К.А. Кокорин.

И несколько отрывков из свидетельств жителей бли­жайшего к месту взрыва поселка Вановара (около 80 км от эпицентра взрывов), в момент катастрофы попавших в зону разрушения. Хотя эти свидетельства ни в чем не про­тиворечат гравиболидной гипотезе (но во всем, как и пре­дыдущие, метеоритной), есть в них отдельные моменты, уточняющие и подтверждающие гипотезу.

11. Опрошенный Л.А. Куликом и Е.Л. Криновым житель поселка СБ. Семенов в своем рассказе отметил: «... как вдруг на севере, над тунгусской дорогой,небо раздво­илось и в нем широко и высоко над лесом появился огонь, который охватил всю северную часть неба..., стало так горячо, словно на мне загорелась рубашка, причем жар шел с северной стороны ... небо захлопнулось и раздал­ся сильный удар. После же удара пошел такой стук, слов­но с неба падали камни,... земля дрожала, и когда я лежал на земле, то прижимал голову, опасаясь чтобы кам­ни не проломили голову». С неба падали камни –вот наблюдение, которое отмечается многими независимыми свидетелями во многих районах Сибири. И камни не от метеорита. И этих камней исследователи никак не хотят замечать.

12. Его дочь, Семенова А.С. подтвердила: «что небо раздвоилось до самой земли, и полыхнул огонь.

13. Эвенк Подыга (40 км от эпицентра): «Повсюду слы­шались удары, сотрясение земли, сильный треск и шум». Здесь главное в том, что удар был не один, и происходили они в разных местах и тоже нельзя исключить, что от падения больших камней.

14. Эвенки Иван и Акулина (25-30 км от эпицентра):
«... чум взлетел на воздух, а вместе с ним и люди. Упав на землю вся семья получила лишь незначи­тельные ушибы».

Свидетельства Ивана и Акулины подтверждает и эвенка Т.И. Ливершорова: «Деревья падали, чумы уле­тали, а людей вместе с постелями много раз от зем­ли подбрасывало».

Перед нами важнейшее свидетельство гравитацион­ного воздействия на поверхность и гравитационного удара, записанное, как будет показано далее, на44-й минуте на сейсмограмме в Иркутске в виде «странных зигзагообразных колебаний». Удивительно, но если специалисты по сейсмике попытаются обнаружить аналогичные записи на сохранившихся сейсмограммах от всех землетрясений мира, то вряд ли у них чего-нибудь получится. Похоже, что данная запись уникаль­на и единственна за всю историю сейсмической реги­страции тектонических явлений. Еще более удивитель­но, что она до сих пор специалистами не изучена. Но об этом ниже. Здесь же отмечу, что если бы энергия взрыва в эпицентре была равна сотне энергий атом­ной бомбы, сброшенной на Хиросиму (проведенный специалистами подсчет дает равенство 2000 бомб и более), то чум бы не взлетел, а испарился. И от чума вместе с людьми и тряпок не осталось бы, а они получили «лишь незначительные ушибы». Странно с позиций классической механики.

15. И, наконец, эвенк Лючеткан констатирует: «... В поваленном лесу образовалась в одном месте яма, из ко­торой потек ручей в Чамбэ. Через это место проходила прежде тунгусская дорога».

Прибывший с экспедицией на мес­то катастрофы Л.А. Кулик обнаруживает в эпицентре взрыва, на ранее сухом месте, «заболоченную котловину»(Отмечу: тун­гусская дорога ранее проходила через эту котловину, эвенки заявляют об этом однозначно, но ученые им не верят. - А.Ч.). Заболоченность, образовавшуюся за 21 год до него, возраст определили болотоведы, в центре которой стоит обгорелый, мертвый лес, лишенный веток и вершин. (Отмечу еще раз, что на бо­лоте лес не растет, а, следовательно, до взрыва здесь болота не было.) А в заболоченной котловине и в окрестностях множество воронок диаметром от 70 см до 50 м и глубиной до 4 м. Он абсолютно убежден, что это следы упавших осколков железного метеорита. И надо подчеркнуть его полную правоту. Эти воронки действи­тельно были следами врезавшихся в болото (которого до взрыва тоже не было) осколков, но не железного ме­теорита, а гравиболида.

Осколки взрывавшегося на высоте 3 - 5 км гравиболида летели вверх, вниз, в стороны, имели самые раз­личные размеры и незначительную скорость (сотни мет­ров в секунду). Ударяясь о поверхность, они проника­ли в нее, и застревали в глубине, образуя воронки ударного типа. Продолжая расширяться, они «выдав­ливались» из воронок и, обладая гравиотталкиванием, улетали в космос. В результате воронки оставались, а тела, их образовавшие, отсутствовали. Именно по этой причине на дне раскопанной большой воронки Суслова был обнаружен обломанный пень.

Вот как об этом свидетельствует Е.Л. Кринов: «Очищая Сусловскую воронку ото мха (кстати, – мох под водою тоже не растет), мы обнаружили недалеко от его центра пень сломанного у самых корней дерева. Находка была полной неожиданностью и окончательно оп­ровергала метеоритное происхождение воронки. В самом деле, нельзя было представить себе, чтобы в воронке, образованной падением крупной метеоритной массы, мог сохраниться в естественном положении пень сломанного дерева, корни которого нормально уходили в илистое дноворонки. Пень, расположенный почти в центре воронки, свидетельствовал о ненарушенности ее дна».

Очень удивительное свидетельство. Глубина карстовой ворон­ки более 4 м. Уровень воды надо дном - тоже около 4 м и, следовательно, дерево росло и выросло с погружен­ным на 4 м в воду комлем, если, конечно на момент взрыва существовало болото. О таких «способностях» деревьев нигде никакие источники не сообщают. А потом нечто обломило его у самого корня (что невозможно для, растущего на мерзлоте дерева), не выворотив из ила с корнями. Но на поверхности болота не было ила, да и корневая система деревьев в районе вечной мерзлоты в грунт глубоко не погружается и при ударном воздей­ствии на дерево, последнее просто валится, выворачи­вая поверхностный слой грунта. Это обстоятельство и обеспечило возникновение после взрывов гигантского вывала деревьев. Картина же, описанная Е.Л. Криновым, предполагает возможность роста деревьев под водой и противоречит механизму их ударного повала, а потому вряд ли соответствует действительности.

По-видимому, все происходило иначе. Медленно, в течение почти пяти минут, опускавшийся гравиболид сжимал под собой поверхность растрескивавшейся Земли с находящимися на ней деревьями, вдавливая их и их корни в торфяную почву. Кусок гравиболида на излете ударом в дерево обломил его у комля и, образовывая воронку в достаточно мягком торфяном грун­те, загнал оставшийся пень на илистое растрескавшееся дно, вероятно, хо­рошенько его сплющив. (Кстати, Е.Л. Кринов отмечает, что при очистке воронки: «В торфе встречались куски раз­давленных древесных стволов,бересты, прослойки спрессованных веток кустарников». Вопрос: Кто их раздавил и спресовал?) Отмечу, что Л. Кулик запретил фотографирование пня. Когда кусок гравиболида улетел, осыпавшаяся с краев воронки земля зак­рыла пень, а в последующем вода из образовавшихся трещин затопила воронку.

Надо отметить, что находившаяся в составе экспеди­ции болотовед А.В. Шумилова «пришла к выводу, что во­ронки-депрессии не образованы падением метеорита, что они термокарстовые и образовались в результате оседа­ния почвы при подтаивании линз льда вечной мерзлоты. На болоте также не было обнаружено следов удара ме­теорита, а лишь сравнительно слабые нарушения, связан­ные с воздействием воздушных волн».

Но вот незадача: почему-то эти так называемые кар­стовые кратеры не дожили до нашего времени и сейчас не образуются. А ведь за прошедшие с тех пор годы и в Сибири, и на земном шаре солидно потеплело и, следо­вательно, чаще должно происходить подтаивание линз льда и больше возникать термокарстовых воронок в этом болоте. Да и на самом болоте, как свидетельствует по отчетам экспедиции И.С. Астапович:

«Торфяной покров местами выброшен, и целые пласты торфа наблюдаются в перевернутом положении или собраны в складки под давлением взрывной волны, причем каждая складка име­ет размер в несколько метров».

Перевернуть несколько метров слоя торфа вертикаль­ной взрывной волной без удаления воды и тем более собрать торф, насыщенный водой в складки как бы «гар­мошки», по-видимому, просто невозможно. Потому, что этой операции мешает вода, которую мгновенный взрыв ни удалить, ни испарить не в состоянии. При боковом же воздействии торфяная масса с водой может обра­зовать большой перемешанный вал, но никак не пере­вернутый слой и не «гармошку». «Гармошка» - следствие либо нескольких последовательных взрывов одной на­правленности, либо длительного и сильного воздушно­го воздействия в этом же направлении и только в том случае, когда верхний слой может быть сдвинут отно­сительно подстилающего слоя. А вот сухой, растрес­кавшийся под воздействием опускающегося к поверхности гравиболида торфяной ко­вер, стронутый относительно подстилающего слоя, воздушной волной вполне может быть перевернут или сложен «гармошкой». Что экспедиция Л.А. Кулика и наблюдала.

И, заканчивая этот раздел, отмечу, что от взрыва разле­тались не только мелкие, но и крупные обломки массой в десятки, сотни, а возможно, и в тысячи тонн. И не исключе­но, что один из таких «осколков» в падении вдоль склона Лакурского хребта «чиркнул» на нем борозду, образовав «сухую речку» длиной в несколько десятков метров, вы­рыв яму в конце ее, из которой впоследствии благополуч­но улетел, а яму присыпала сдвинутая им же земля.

Но, как уже говорилось, падали не только куски гравиболида, но и обломки «шапки», несколько изменив­шие свою структуру под воздействием эфира, и нельзя исключить, что и камень Янковского, аккуратно уложен­ный на мох, и глыба Анфиногенова (камень Джона) являются именно эле­ментами «шапки». Да и «гора на горе», и запруда на реке Огнии, как уже говорилось, могли явиться следствием падения кусков «шап­ки» весом под тысячу тонн и более.

Из многих необъяснимых явлений, сопут­ствующих тунгусскому взрыву, наиболее сложным яв­ляется неопределенность с остаточной радиоактивностью, которая и наблюдается и не наблюдается одно­временно. Так, приборы фиксируют, что в зоне взрыва радиоактивность превышает фоновую в два раза, но от­куда и как появилось это превышение, является ли оно локальной местной аномалией, остаточным от взрыва или от возможного ядерного «со­провождения» взрыва - неизвестно.

Первым предложил идею ядерного взрыва на Тун­гуске писатель А.П. Казанцев, но наиболее разрабо­тана она была геофизиком А.В. Золотовым, который неоднократно ходил в эпицентр взрыва и по срезам стволов тунгусских деревьев определил, что «большин­ство деревьев, переживших катастрофу, имеют повы­шенное значение радиоактивности в слоях древеси­ны, появившихся после 1908 г. Несколько групп уче­ных провели соответствующие измерения с более точными приборами, чем были у А.В. Золотова (отмечу - через 20 с лишним лет - А.Ч.), и не подтвердили его результатов.

Кроме того, группа томских физиков и врачей провела трудоемкую работу по пересмотру ар­хивов местных медицинских учреждений по опросу сви­детелей взрыва, старейших жителей и врачей, а также по эксгумации трупов эвенков, умерших вскоре после июня 1908 г. Никаких признаков лучевых заболеваний, никаких продуктов радиораспада в скелетах эвенков найдено не было. Все эти факты опять-таки опровер­гают гипотезу «ядерного взрыва».

Да, эти факты опровергают гипотезу ядерного взры­ва, но кто сказал, что они опровергают возможность ра­диоактивного распада, не связанного непосредствен­но с самим взрывом? Разве радиоактивный распад про­исходит только при атомном взрыве? И почему нельзя предположить, что в Тунгусской тайге происходил распад элементов с коротким периодом полураспада? На­пример, трития -12 лет полураспада, или натрия 22 - менее 3 лет. В таком случае А.В. Золотов мог зафикси­ровать остаточные следы распада, а ученые с более совершенной аппаратурой через 20 лет вообще ничего не зафиксировать. Это тем вероятнее, что мы еще не представляем какие природные процессы и как проис­ходили при движении гравиболида и его взрыве, какие последствия они имеют и какие следы оставили. На тер­ритории эпицентра наблюдается достаточно пестрая картина химических элементов и их соединений, полу­чившая собственное название Тунгусской геохимичес­кой аномалии, объясняя которую, Ю.В. Волков (МГУ, 1998) высказал очень интересную идею о том, что в результа­те взрыва в процессе катастрофы был синтезиро­ван тритий и ряд других элементов [17]. Изложу его гипотезу подробнее.

Как известно, тритий - сверхтяжелый изотоп водоро­да имеет ядро, в состав которого входят один протон и два нейтрона. В отличие от двух других изотопов «протия» и «дейтерия» - тритий радиоактивен. Его период полураспада 12,26 лет. В результате распада трития образуется легкий изотоп гелия и испускается элект­рон (бета-излучение). Очень важно, гамма излучение, которое старались зафиксировать в эпицентре взры­ва, в данном случае отсутствует. Бета-излучение мо­жет производить вторичную ионизацию вещества и со­здавать радиационные эффекты [17], а потому стано­вятся понятными заявления эвенков, что «после взрывов появились ямы, вода которых жгла как огонь». Объяс­няется свечение воздуха и предметов. Появляется воз­можность объяснения мутационных изменений - тритий, входящий вместо протия в ДНК, со временем превра­щается в легкий инертный газ «гелий III» и покидает свое место в хромосомах, а результат - мутация.

Естественно спросить: Что же могло привести к об­разованию трития? Для ответа на него есть несколько предположений. Первое предположение о том, что взрыв сопровождался сильными электрическими разрядами, в каналах которых происходили процессы с ядерными превращениями, приведшими к образованию изотопа сверхтяжелого водорода и другим изотопным аномали­ям. Второе - эфир, выделяющийся из гравиболида, обус­ловливал трансмутацию элементов, обеспечивая их раз­личный изотопный выход (см. например, [18]). Третье - гравиболид генери­ровал мощные магнитные поля, которые снимали «кулоновский барьер», и они обусловливали синтез эле­ментов и их изотопов [19]. Подтверждением последне­го может служить регистрация Иркутской магнитомет­рической станцией сильного локального магнитного воз­мущения и перемагничивание пород в эпицентре взрывов. И, наконец, последнее дополнение преды­дущего. Происходила реакция синтеза имеющегося в воде дейтерия Д с образованием гелия III и трития Т. Реакцию синтеза можно записать в виде:

Д + Д → Т + р

Не + n

Поэтому в тунгусских непроточных водоемах эпицентра взрыва должно оказаться дейтерия меньше, чем в сред­нем содержится в водоемах данного региона. Кстати, именно это и было выявлено при анализе воды из эпи­центра, но так и не получило объяснения. Не исключено, что в этих непроточных водоемах и до сих пор может на­ходиться еще не распавшиеся до конца остатки трития.

Гипотеза синтеза изотопов элементов при взаимо­действии с эфиром объясняет и найденные эвенками «куски серебристого металла, которые они не могли сохранить». Можно предположить, что синтезировались не только изотопы трития, но и других элементов (?- А.Ч.) и в частности изотопы натрия 22, которые могли образо­вывать сплавы с другими металлами или их изотопа­ми. Изотоп натрия 22 имеет полураспад 2,6 года и пре­вращается в легкий инертный газ - неон, покидающий решетку сплава. Возникнуть этот изотоп мог из при­родного натрия в результате отрыва у него одного из нейтронов ядра при действии сильного магнитного поля или при взаимодействии с эфиром.

Поскольку гравиболид, по гипотезе, является порож­дением Земли, то можно предполагать, что его химичес­кий состав в большей части (кроме эфира) повторяет состав литосферы:

кислород (О) - 53,4%, водород (Н) -17,2%, кремний (Si) -16,1%, алюминий (AI) - 4,8%, натрий (Na) - 1,8%, магний (Мд) - 1,7%, кальций (Са) - 1,4%, железо (Fe)- 1,3%.

На все остальные элементы приходится не более 2% и практически отсутствует цинк. Обращает на себя внимание то, что почти все перечисленные элементы как раз и со­ставляют минеральную часть «ТМ», и, как будет показано да­лее, состав метеоритов, как железных, так и каменных, за­метно отличается от вышеперечисленного.

Тем не менее, одним из характерных элементов Тунгусской геохимической аномалии является цинк. Обыч­но в качестве показателя его наличия используют вели­чину отношения цинк/железо, имеющего один максимум на кривой частоты встречаемости. Исследования же по­казали, что вместо одного максимума на кривой часто­ты встречаемости величины нормированного отношения Zn/Fe в листьях голубики на месте Тунгусской катастро­фы имеются два максимума (С.П. Голенецкий и др. 1990). Это единственная аномалия такого рода в России и сви­детельствует она о том, что во время Тунгусского собы­тия в почву было привнесено вещество с другим отно­шением Zn/Fe, чем-то, которое уже там было. Если по­смотреть на таблицу 2 среднего химического состава метеоритов в процентах (по весу) [20], то можно видеть, что цинк не является характерным элементом ни одного, типа метеоритов. Также цинк не является характерным элементом и для комет, основной состав которых: с вкраплениями частиц силикатов. Это само по себе уже исключает как метеоритную, так и кометную версию про­исхождения Тунгусского «метеорита».

Однако появление этого элемента достаточно просто объясняется с чисто земной точки зрения. Естественно предположить (я продолжаю излагать гипотезу Ю.В. Волкова), что эфир, магнитные и гравитационные поля действовали, прежде всего, на самый массовый элемент зем­ной коры - кислород и приводили к слиянию двух его ядер в одно.

То, что водород, синтезируясь, образует гелий, известно всем. Но таким же образом кислород, синтезируясь, может образовывать серу. Реакция слияния записывается так:

О + О → S,

и при этом не возникает никаких радиоактивных изото­пов. Естественно предположить, что синтез элементов не заканчивается на этой стадии и продолжается:

S + S → Zn.

Это сразу объясняет появление цинка в зоне Тунгус­ской аномалии. Изобары цинка за счет бэта-процессов не более чем за 2-3 минуты переходят в основное ста­бильное состояние, обеспечив появление цинка с новым соотношением Zn/Fe.

 

Таблица 2

Элем.
Fe 88 0,8  
Ni 8 1,3 0,4 1,7 0,1
Со 0,5 - 0,8 0,3 0,01 0,1 - 0,3 0,3 - 0,15
Си 0,1 0,4 0,1                
Р 0,2 0,3 0,1 0,05 - - - 0,1 0,1 - -
С 0,4 0,2 0,2 - 2,4 0,3 - 0,08 - - -
SiO - - -
MgO - - -
FeO - - -
АlO - - - 2,7 2,3 0,4 0,2 -
CaO - - - 1,9 2,0 0,3 0,2 -
FeS - - - 5,9 0,5 -
Ост. 2,8 0,1 0,8 1,8 1,9 6,9 0,3 7,6 0,6 -

Наименование небесных тел: 1 - октаэдриты, 2 - гексаэдриты, 3 - атакситы, 4 - обычные хондриты, 5 - уг­листые хондриты, 6 - энстатионовые хондриты, 7 - ахон­дриты, 8 - палласиты, 9 - мезосидириты, 10 - лодраниты, 11 - сидерофиты.

 

Таким образом, мы получаем свидетельство чисто земно­го происхождения Тунгусского «метеорита» и наличия мно­гих других, синтетических и химических процессов, сопро­вождающих это уникальное явление. В частности, например, об­разовавшаяся при синтезе кислорода сера не только синтезирует цинк, но и сама вступает в реакцию с кислородом с образовани­ем серного ангидрита. Последний имеет твердую кристал­лическую модификацию (дельта-модификация), которая пла­вится лишь при температуре 95оС. И, возможно, дымка-об­лако «пепельного вида на горизонте» и представляла из себя серный ангидрит. А это значит, что тела гравиболида и его «шапки» к месту взрыва уже были «насыщены» не только эфи­ром, но и серным ангидритом, который при попадании в воду начинал реагировать с последней, образуя концентрирован­ную серную кислоту по реакции:

Н20 + S04 → H2S04 (серная кислота)

И все воспоминания эвенков, связанные с тем, что «вода в ямах жгла как огонь», вполне могли быть фик­сацией факта образования серной кислоты. Если же в по­родах «шапки» имелись известняки (например, весь кратер Арсеньева, как и Патомский, сложены из известняков), то об­разовавшийся ангидрид будет в присутствии воды взаимо­действовать с ним с выделением гипса и углекислого газа:

СаС03 + S04+ 2Н20 → CaS04 + 2Н20 + С02 ,

оставляя после реакции кристаллы обыкновенного гипса. Вот откуда в так называемых «карстовых» воронках оста­валось «много гипса», что зафиксировано даже через 50 лет И.М. Зенкиным без объяснения того, каким это обра­зом в карстовых воронках оказался гипс.

Вообще эти «карстовые воронки» по неведомой при­чине возникли только после взрыва «метеорита» и совершенно не образовываются в настоящее время. Да и появление в них гипса непонятно уже потому, что в эпи­центре взрыва отсутствуют выходы известняка. Более того, похоже, в подпочвенных породах, по крайней мере, в районе южного болота, они вообще отсутствуют. Об этом, например, свидетельствует бурение дна болота. До глубины 21 метр известняки не попадались, ниже - прослойка глины, а еще ниже - водонасыщенные грун­ты. Об этом же упоминает и Астапович при анализе от­четов Л.А. Кулика:

«Ознакомление показало ...отсутствие в исследуе­мом месте известняков, гипсовых линз или слоев соли... Среди бугристых торфяников... была взята про­ба глины, показавшая мельчайший дробленый, остро­угольный, не выветрившийся материал - результат взрыв­ного измельчения местных пород. Буровая скважина, проведенная до глубины 31,5 м, указала на торфы, не­согласованно совмещенные с илами, ниже которых шла глина до глубины 25 м, после чего появились водонос­ные пески».

Но, тем не менее, в окрестностях эпицентра известняко­вых глыб, по-видимому, навалено немало. И поскольку это всем известные известняки, на них никто не обращает вни­мание и о них никто и нигде ничего не упоминает. Нали­чие их приходится предполагать именно для объяснения образования этих пресловутых «карстовых воронок» и обилия гипса в них.

Выше уже было показано, как образовались ворон­ки, в которых не было осколков ни каменного, ни же­лезного метеорита. Карстовые образовались точно та­ким же образом. Но их образовали не осколки гравиболида, а сыпавшиеся на землю с самой различной скоростью, известняковые или кварцитовые обломки «шапки». Образуя воронки в водонасыщенных грунтах и взаимодействуя с серной кислотой и водой, содержащей значительное количество трития (и эфира), известняки превращались в кристаллы гипса, насыщенные тритиевой водой (эфи­ром). Распадавшийся тритий (а возможно, и эфир) обес­печивали воде и кристаллам гипса способность све­титься. Вот почему «карстовые воронки» в темноте све­тились, и по той же причине все живое в них погибало. Вот причина первоначального свечения и тех гипсовых кристаллов, которые нашла И.М. Зенкину их проводни­ца-эвенка через 50 лет, т.е. тогда, когда количество трития в них сократилось, по меньшей мере, в 30 раз и све­титься уже практически было нечему. Следует отметить, что имеется еще один механизм, который мог внести свою лепту в общий процесс свечения за счет возбуж­дения атомарным кислородом [21].

Вот и настало время вспомнить об озере, которое «кипело двое суток». Если предположить, что в данное озеро свалилось несколько десятков, а может быть, со­тен тонн известняковых обломков «шапки», и вода в ней превратилась в серную кислоту. Тогда боль­шие (многодесятитонные) обломки известняка не про­реагируют с этой кислотой за час или два, и реакция будет сопровождаться выделением громадного количе­ства углекислого газа, который, поднимаясь со дна и, уходя в атмосферу, создаст иллюзию мощного кипения воды, да и «вода» - (кислота) будет вызывать ожоги. Так что, и здесь эвенки правильно. Описали процесс, проис­ходивший в озере после взрыва. И если найти это озе­ро, то на дне его также обнаружится гипс.

Следует отметить, что ни одно из предлагаемых Ю.В. Волковым уравнений не противоречит законам физики и химии, и существует, по меньшей мере, два способа про­верить его гипотезу:

• Если тритий входил в состав молекул воды, из кото­рой получились кристаллы гипса, то за время, прошед­шее после «катастрофы», большая часть трития подвер­глась радиоактивному распаду. В результате кристал­лы гипса должны содержать «плененный» решеткой легкий изотоп гелия, который легко удалить нагревом. Анализ выделившегося газа однозначно покажет, был ли в кристалле тритий. Правда, дефекты решетки мог­ли возникать и при действии других видов радиации. Но наличие таких дефектов - непременное условие для появления свойства термолюминесценции. Естествен­но также, что в окрестностях озер и болот могут быть найдены и другие продукты взаимодействия серной кис­лоты с местными природными образованьями.

• Можно выбрать одну из сохранившихся, желательно неглубоких, «карстовых воронок» на сухом месте и, ока­пав ее траншеей, в том числе и под дном, убедиться, что условия для образования в этом месте «карста» и гипса от­сутствуют.

По-видимому, по Ю.В. Волкову, имеется еще одна зацепка, способная показать наличие радиоактивности в процессе взрыва. Она связана с тем, что атомы азо­та воздуха, сливаясь, также приведут к образованию атомов кремния. Если внутри капельки кремния сохра­нится эфир, то дальнейшие слияния поведут к образо­ванию железа. Однако полученное таким образом же­лезо должно избавиться от бета-плюс лучей или со­вершить двойной К-захват электронов. Эти процессы проходят в две стадии и занимают 6,4 дня и 77,2 дня соответственно. В затвердевшей фазе кремнезема последние процессы должны оставить радиационные нарушения [21], которые можно будет эксперименталь­но идентифицировать.

Так что, следует внимательнее и добросовестнее от­носиться ко всем свидетельствам очевидцев. У них про­сто не встречаются противоречия в показаниях и склон­ность к преувеличению или отрицанию каких бы то ни было нюансов явления. Чего, к сожалению, нельзя ска­зать об «ученых». Их почему-то нюансы событий инте­ресуют намного меньше, если они не укладываются в рамки принятой ими гипотезы.

 

Некоторые выводы

 

Еще раз остановлюсь на некоторых обстоятельствах, серьезно осложняющих анализ показаний очевидцев па­дения Тунгусского «метеорита», которые практически не учитывались исследователями:

Появление после 8-9 ч. утра нескольких вторичных болидов, порожденных вылетающими в космос остат­ками «шапки» гравиболида, которые очевидцы прини­мали за Тунгусский метеорит. Вторичные болиды на­блюдало, по-видимому, около половины всех очевид­цев. Отсюда становятся естественными разбросы в направлениях, скоростях, превышениях, в акустическом и оптическом сопровождении их полетов. Можно по­лагать, что кроме них на большой высоте падало и сго­рало множество мелких осколков, но падение и горе­ние последних на фоне солнечного дня просто не ре­гистрировалось.

Выше упоминалось, что гул начался еще при образо­вании кратера и сопровождал весь дальнейший полет гравиболида. Но нельзя исключить, что в начале траекто­рии этот гул был слабым и кратковременным, а быстрый выход (в течение нескольких десятков секунд) гравибо­лида за пределы стратосферы вообще прервал акусти­ческие сигналы и только после его значительного сни­жения они возобновились и больше не прекращались.

Именно гул, взрывы и удары обломков ориентировали очевидцев на появление болида, а уже после этого заме­чались оптические аномалии. Психологически длитель­ность явления определялась продолжительностью грохо­та и грома. Оптические явления вмещались в эти рамки.

Практически вся светящаяся часть траектории наблюдения движения гравиболида укладывалась в отрезке 300-400 км и проходила от Ангары по спирали до 3-го вывала (см.рис 8.).

Еще одно из подтверждений короткой и низкой спираль­ной траектории гравиболида: в радиусе 200 км от центра куликовского вывала в показаниях некоторых наблюдате­лей, количество которых составляет менее 5%, практи­чески отсутствуют визуальные наблюдения пролета.

Я не буду больше приводить ни фамилий свидете­лей, ни описания ими своих наблюдений, ни сопос­тавления фактов. Все это читатели могут найти и про­делать сами. По Тунгусскому метеориту издано и издается много литературы. Не повезло только пол­ному собранию показаний очевидцев. Его депониро­вали в 1981 г., не опубликовав, и достать его даже в Москве достаточно сложно. Отмечу еще раз основ­ные проблемы, отмечаемые очевидцами, которые ока­зались непреодолимыми для всех гипотез, и кратко поясню их в гипотезе гравиотталкивания и эфирного сопровождения феномена.

Первое: повсеместно погода была хорошая, небо яс­ное, но никто из свидетелей не видел весь путь метеори­та от вхождения в атмосферу до взрыва даже на травер­се двух предполагаемых траекторий.

Второе: никто не видел мощного хвоста метеорита, а он должен был тянуться минимум на две-три сотни ки­лометров и рассеиваться несколько десятков минут. Не­которые свидетельства о возникновении каких-то тучек у метеорита на конечном этапе полета недоказатель­ны, поскольку они могли являться последствиями либо выделения эфира, либо взрывных процессов.

Оба эти пункта понятны без разъяснения - просто ме­теорит из космоса не прилетал.

Третье: большинство свидетелей фиксируют время по­явления самого метеорита после 7 ч., а те, кто называют более раннее время, не уверены в его оценке, метеорита не видели, а слышали только громовые раскаты.

Официально признанное время гибели метеорита 7 ч. 14 мин. Здесь главное несоответствие показаний оче­видцев относительно всех других гипотез. По моей гипотезе, подтверждаемой сейсмограммой, барограмма­ми и наблюдениями свидетелей выход гравиболида имел место в 6 ч. 44 мин. иркутского времени, его появление в виде огненного тела - около 7 ч. 00 мин. Время первого действия - до часа, второго - более 6 часов.

Четвертое: почти везде - и на юге, и на западе, и на востоке и на севере - появлению гравиболидапред­шествовализемлетрясения и громовые удары. Направ­ление прихода громовых ударов на конечном отрезке пути многие очевидцы определяют в районе пос. Вановара. По любой метеоритной гипотезе появление раскаленного метеорита должно предшествовать по­явлению звука, и звук должен распространяться от тра­ектории, т.е. из многих районов вдоль траектории. Зем­летрясение же от удара должно последовать после исчезновения метеорита.

По моей гипотезе, звук и землетрясение должны предшествовать появлению летящего гравиболида. Именно сотрясение, вызванное вырыванием из земли массы порядка 2 млн. т, вызвало землетрясение, зафик­сированное сейсмограммами.

Одновременно с землетрясением возник гул, который сопровождал гравиболид в полете, а поскольку взрывы и вторая часть траектории движения гравиболида проходи­ли примерно в районе Вановары, то и направление звука исходило из того же района. За период отсутствия види­мости гравиболида звук прошел 100...300 км, а зем­летрясение - первая стадия - закончилось и шло посте­пенное затухание вибрации от кратера, но возникали но­вые центры землетрясения - следствия падения крупных глыб «шапки» с гравиболида.

Поскольку громовые раскаты сопровождали все дви­жение гравиболида, начиная примерно от г. Канска, то это привело к визуальному совмещению световых эффектов, вызываемых взрывами, с подходивши­ми к месту наблюдения предшествующими громо­выми раскатами,что и создавало за сотни километ­ров иллюзию одновременности световых и звуковых воздействий, необъяснимую другими гипотезами.

Пятое: направление движения метеорита и время его перемещения, а также высота над горизонтом, не совпадают у различных свидетелей. И это впол­не естественно, ведь если взять метеорит, то время его световой жизни составляет менее полминуты, и он не может маневрировать на траектории. Втиснуть эти ограничения в показания очевидцев без противоречий невозможно. Очевидцы же наблюдали гравиболид и вторичные болиды на протяжении всего дня на разных направлениях траектории, в различном состоянии и разной расцветки.

Таким образом, в наблюдениях очевидцев отсутству­ют факты, противоречащие гипотезе, описывающей полет гравиболида над Тунгуской.

 

Чего не увидели ученые

 

Ученым надо отдать должное. Именно они обратили внимание на Тунгусское диво и в первую очередь Д.О. Святский (хотя и не имеющий, по-видимому, ученого звания), передавший Л.А. Кулику листок календаря за 1910 г., на котором была перепечатана статья из газе­ты «Сибирская жизнь» о падении метеорита у разъезда Филимоново. Для Л.А. Кулика это был первый импульс к действию. Его статья в журнале «Мироведение» выз­вала отклик геолога С.В. Обручева, впоследствии ака­демика, и бывшего директора Иркутской сейсмообсерватории А.В. Вознесенского. По своей инициативе и независимо заинтересовался этим вопросом этнограф И.М. Суслов, член комитета помощи народам Севера. Будучи на сугланате (собрании) эвенков по делам служ­бы, он опрашивал их о падении метеорита и опублико­вал рассказы в том же журнале «Мироведение».

Все дальнейшие исследования феномена, организа­ция экспедиции, обследование района падения, опро­сы очевидцев, сбор и обработка материалов и т.д. - тоже заслуга ученых и в первую очередь Л.А. Кулика, погибшего в Великую Отечественную войну.

Послевоенный этап исследования, его размах и ув­леченность вызывают только удивление и восхищение. И это, безусловно, тоже заслуга ученых.

Но есть еще одно направление исследования, имею­щее важнейшее значение для определения результа­тов всех работ - системное осмысливание собранных материалов и на этой основе объяснение механизма природного явления. И вот на этом главном для науки направлении результаты практически отсутствуют. Горы материала о феномене, собранные за десятилетия ге­роического труда, так и не удалось свести к системе, к единому объяснению механизма падения. Так и не уда­лось установить, какое событие произошло в Тунгус­ской тайге, и какое физическое явление ответственно за взрывы 1908 г.

А это обстоятельство такой значимости, которая сама по себе, вне зависимости от субъективного мнения, сви­детельствует о слабости и ограниченности «науки» и о бессилии ее «методологического аппарата» в раскры­тии сущности некоторых природных явлений. И потому подспудно подвергает сомнению достоверность и дру­гих физических знаний.

Чем же обусловлена вековая задержка в объяс­нении природы Тунгусского феномена? Какие обстоя­тельства способствовали сохранению самой великой природной тайны XX столетия?

Похоже, что сохранению этой тайны прежде всего и больше всего способствовали сами «ученые». Столк­нувшись с огромным количеством разноречивых сви­детельств и необычных фактов и потерпев неудачу в совмещении их в единственную, по механике, гипотезу падения небесного тела, они, вместо того чтобы усом­ниться в полноте и непротиворечивости классической механики и рассмотреть возможность ее уточнения или дополнения, продолжали упрямо втискивать противоре­чивые факты в единственную гипотезу. Утверждая, тем самым, что все бесчисленные законы природы уже познаны, и, следовательно, природа должна подчиняться известным законам. А поскольку большинство свидетельств и фактов не вписывалось в эту гипотезу, их начали просто игнорировать, оставляя те из них, которые ей не противоречили.

Любое игнорирование фактов открывает простор для вымысла, для возникновения случайных версий, для сво­бодного полета фантазии, никак не связанной с дан­ным явлением и базирующейся на ограниченном коли­честве фактов или даже на одном определяющем факте (для Тунгусского феномена таким определяющим фак­том оказалась его эффективная взрывная гибель, при­чем тоже с ограничением - не в результате нескольких взрывов, а в единственном взрыве). Достаточно было предположить реальность всего трех-четырех свидетельств, например падение каменной глыбы у железнодорожного разъезда Лялька, отсутствие дымного хвоста в полете и нескольких взрывов в эпицентре, как 95% гипотез сразу же превращаются в экзотические версии. Они, эти фак­ты, как и большинство остальных, - весьма неудобная вещь для любой гипотезы не потому, что та или иная гипотеза плоха или неадекватна природе, а потому, что в соответствии с классической механикой данные фак­ты не могут иметь места в природе. Это первое обстоя­тельство, способствующее игнорированию фактов.

Второе обстоятельство, являющееся продолжением первого, заключается в том, что отрабатывалась версия только одного взрыва и в одном месте - северо-западнее Вановары. Возможность существования двух мест источников сейсмо- и баросигналов не рассмат­ривалась ни в одной версии, ибо в этом случае при­шлось бы отказаться от всех космических гипотез, а отча­сти и от классической механики. И надо признать пра­воту Л.А. Анистратенко и В.И. Войцеховского [13] в том, что во всех выводах ученых, связанных с эффектами Тунгусского феномена, «поражает удивительная одно­бокость суждения».

В защиту же выводов ученых надо сказать, что они не обладали знанием того, что существует еще и кра­тер, играющий решающую роль в решении Тунгусской проблемы.

А суть решения ее как раз заключалась в наличии двух центров энергетических воздействий: кратер юго-западнее Канска и эпицентр взрывов северо-запад­нее Вановары. Кратер породил эфирогравиболид, выз­вал землетрясение и мощную эфирно-воздушную вол­ну, а эпицентр взрывов «демонстрировал» световые и звуковые эффекты, мощность которых была много меньше мощности воздушной волны, образованной выбросом эфира из кратера. Об этом свидетельству­ют два десятка барограмм, собранных и обработан­ных И.С. Астаповичем для получения по ним точного времени взрыва, и три сейсмограммы, записанные на иркутской сейсмической обсерватории. Рассмотр


Просмотров 207

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!