Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Бермудский треугольник - ключ к разгадке 8 часть



4. Привалихин С.И. (д. Ковы, 300 км на ЮЮЗ) в 1930 году рассказал: « Число, месяц и год, когда упал метео­рит, не помню, но было это во время бороньбы паров в совершенно ясный день утром. Солнце поднялось уже довольно высоко. Мне было в то время лет 15. Я нахо­дился в 10 верстах от д. Ковы на пашне. Только я успел запрячь лошадь в борону, как вдруг услышал как бы сильный выстрел из ружья (один удар) вправо от себя. Я тот час же повернулся и увидел летящее как бы вос­пламенение, вытянутое: лоб шире, и хвост уже,цве­том, как огонь днем, белый, во много раз больше Сол­нца, но много слабее его по яркости, так что на него можно было смотреть.Посреди пламени оста­валась как бы пыль, она вилась клубками, а от пла­мени оставались еще синие полосы. Летело оно быстро, минуты три.Исчезло пламя за гривой гор между севером и западом (немного западнее севера). Увидел я его летящим на высоте немного ниже половины расстояния между зенитом и горизонтом, над лет­ним солнце закатом. Как только скрылось пламя, послы­шались звуки сильнее ружейных выстрелов, чувствова­лось дрожание земли и слышно было дребезжание стекол в окнах зимовья, куда я вбежал сразу же, как только увидел пламя. Туда прибежали в испуге и дру­гие крестьяне, боронившие вместе со мною».

5. Житель с. Кежмы И.А. Когорин, опрошенный Ё.Л. Криновым, в 1930 году рассказал: "Вместе с Брюхановым и другими (человек 5-6) я ехал в лодке по р. Анга­ре в Кову добывать жернова. Около д. Заимской (около 260 км на ЮЮЗ) мы подъехали к берегу и, укрепив у берега лодку, пошли «на бугор» в село, расположенное прямо на юг. Отойдя несколько шагов от лодки, мы уви­дели справа от себя (прямо на западе) летящее на­клонно к Земле на север огненно-красное пламя, как при выстреле из ружья, раза в три больше Солн­ца, но не ярче его,смотреть на него было можно, и видели, как пламя скрылось за горизонтом на северо-западе. Пламя мы заметили, когда оно уже появилось на небе. Как только пламя коснулось земли, послыша­лись звуки наподобие беспрерывной стрельбы из пу­шек. Звуки продолжались не больше получаса.Во время звуков дрожала земля, стекла в окнах дребез­жали и продолжали дребезжать, когда мы уже вошли в дом. Вода в реке была спокойна».



6. Житель с. Кежмы А.К. Брюханов: «... не успел я еще
одеться совсем после бани, слышу шум. Выскочил, как был, на улицу и сразу на небо взгляд кинул, потому слыш­но - шум оттуда. И вижу: синие, зеленые, красные, жаркие (оранжевые) полосы, но небу идут,и шириной они с улицу. Погасли полосы, и снова послышалсягро­хот, и земля затряслась. Потом снова показались полосы, и ушли «под сивер». Казалось, что были они верст за 20 от Кежмы. Ну, а потом услыхал я, что конец им был дале­ко, на тунгусской стоянке. Тунгусы рассказывали, что со­жгло у них 4 лабаза всякого имущества да «оленей», 50 хлеба. А у стоянки вырыло канаву, и находят в ней тунгу­сы какие-то камни».

7. Вот как описывают полет того же (??) Тунгусского метеорита В.К Пенегин и Е.А. Пенегина из деревни Кондрашино, правый берег реки Лена [6]:

«Шар был красный, как огонь, как помидор. Не было ни дыма, ни следа. Звук был продолжительный, жутко было, звук сильный, будто рядом взрывают скалу, думали, что упал сразу за рекой. Исчез рядом со скалой Цимбалы, слева. Летел перед скалой, примерно на 1/3 ниже вершины. От Цимбалы пролетел километра два и пошел резко вправо, очень резкий угол. В том месте, где он скрылся, не было видно ничего. Он не снижался, летел горизонтально».



8. В газете «Сибирь» от 2 июля 1908 г. (Иркутск) С. Кулеш описал явление: «17-го июня утром в начале 9-ти часов утра у нас наблюдалось какое-то необычное явление природы. В селении Н.-Карелинском (верст 200 от Киренска к северу) крестьяне увидели на северо-западе, довольно высоко над горизонтом,какое-то чрезвычайно сильно (нельзя было смотреть) светя­щееся белым голубоватым светом тело, двигавшееся в течение 10 минут сверху вниз.Тело представля­лось в виде «трубы», т.е. цилиндрическим.Небо было безоблачно, только невысоко над горизонтом, в той же стороне, в которой наблюдалось светящееся тело, было заметно маленькое темное облачко. Было жарко,сухо. Приблизившись к земле (лесу?), блестящее тело как бы расплылось, на месте же его образовался громад­ный клуб черного дымаи послышался чрезвычайно сильный стук(не гром), как бы от больших падав­ших камнейили пушечной пальбы. Все постройки дро­жали. В то же время из облачка стало вырываться пла­мя неопределенной формы. Я (С. Кулеш) был в то вре­мя в лесу, верстах в 6-ти от Киренска на север, и слышал на северо-западе как бы пушечную пальбу, повторяю­щуюся с перерывами в течение минимум15 минут несколько раз (не менее 10). В Киренске в некоторых домах в стенах, обращенных на северо-запад, дребез­жали стекла. Эти звуки, как потом выяснилось, были слышны в с. Подкаменском. ...». В это же время в Ки­ренске некоторые наблюдали на северо-западе как бы огненно-красный шар, двигавшийся, по показаниям некоторых, горизонтально, а по показаниям других - весьма наклонно. Около Чечуйска крестьянин, ехавший по полю, наблюдал это же на северо-западе. Около Ки­ренска в д. Ворониной крестьяне видели огненный шар, упавший на юго-восток от них(т.е. в стороне, противоположной той, где находится с. Карелинское).

Явление возбудило массу толков. Одни говорят, что это огромный метеорит, другие - что это шаровая молния (или целая серия их). Часа в 2 между Киренском и Н.-Карелинским (ближе к Киренску) в тот же день была обыкновенная гроза с проливным дождем и градом».

9. Начальник Нижне-Илимскрго отделения (около 420 км на ЮЮВ) Вакулин в письме от 28 июня 1908 г.: «Во Вторник, 17 июня, около 8 часов утра (часы не провере­ны), по рассказам большого круга местных жителей, ими был первоначально замечен в северо-западном на­правлении спускавшийся косвенно к горизонту с во­стока на запад огненный шаркоторый при приближе­нии к земле превратился в огненный столб и моменталь­но исчез: после исчезновения в этом направлении был виден клуб дыма, поднимавшийся от Земли вверх. Спус­тя несколько минут произошел сильный шум в воздухе с глухими отдельными ударами,похожими на громовые раскаты. Следом за этими ударами последовало около 8 сильных ударов, похожих на орудийные выстрелы. Са­мый последний удар был со свистом и особенно силь­ный, от которого поверхность земли и постройки слегка колебались... Эти явления подтверждают и жители око­нечных селений Нижне-Илимской волости, часть Коченгской и Каранчанской волостей, расположенных с востока на запад, на пространстве около 300 верст».

10. Начальник Киренской метеорологической станции, расположенной на расстоянии около 500 км к юго-во­стоку от места взрыва, Г.И. Кулеш в своем письме от 23 июня (ст. стиля) 1908 г. писал: «17 июня (по ст. сти­лю) на северо-западе от Киренска наблюдалось нео­быкновенное явление, продолжавшееся приблизитель­но с 7 часов 15 минут до 8 часов утра... Слышал глухие звуки, но принял их за залпы оружейных выст­релов на военном поле за рекой Киренгой. Окончив работу, я взглянул на ленту барографа и, к удивлению своему, заметил черту рядом с чертой, сделанной в7 часов утра (часовая отметка времени) ... , в про­должение работы я не вставал с места ... и никто не входил в комнату.» Далее он сообщил, что, по расска­зам очевидцев, в 7 часов 15 минут утра на северо-западе появился огненный столб, в диаметре са­жени четыре, в виде копья.Когда столб исчез, по­слышались пять сильных отрывистых ударов, как из пушки, быстро и отчетливо следовавших один за дру­гим; потом показалось в этом месте густое облако. Че­рез минут пятнадцать слышны были опять такие же удары, еще через пятнадцать минутповтори­лось то же самое. Перевозчик, бывший солдат и во­обще человек бывалый и развитой, насчитал четыр­надцать ударов. По обязанности своей он был на бе­регу и наблюдал все явление с начала и до конца. Огненный столб был виден многими, но удары слыша­лись еще большим числом людей...»

Но этим описание наблюдаемого из Киренска взрыва не ограничивается. Вот какое добавление к нему приводит А. Ольховатов [7]и публикует с критикой специалистов, рассматривающих Тунгусское явление:

«Метеоритчики» берут из свидетельств очевидцев только то, что их устраивает, и отбрасывают все, что противоречит «падению метеорита». В качестве иллюстрации, процитирую известного астронома, одного из лучших специалистов по метеоритным явлениям и Тунгусскому феномену В.А. Бронштэна (цитату открывают и закрывают квадратные скобки).

Вот как он обнародует свидетельство очевидца Ивана Суворова (отца руководителя самодеятельной экспедиции 1934 г. К.И. Суворова, события происходят в г. Киренске):

[«Иван любил рано вставать и делать пробежки в одну версту. Утро 30 июня 1908 года не было исключением. Это утро было безоблачным, ярко светило Солнце при полном безветрии. Вдруг внимание Ивана привлек все усиливающийся шум, исходивший, как ему казалось, с юго-восточной стороны неба. Ни с востока, ни с севера, ни с запада ничего подобного не ощущалось. Звук приближался. «Все это началось, − писал Иван Суворов, − по моим часам, выверенным накануне на почте Киренска, в6 часов 58 минут местного времени. Постепенно приближающийся источник шума стал прослушиваться с юго-юго-западной стороны и перешел в западно-северо-западное направление, что совпало с взметнувшимся огненным столбом ввысь в 7 часов 15 минут утра».

Эту запись Иван Суворов сделал на полях иллюстрированной Библии, которой пользовались в семье. В 1929 – 1930 г.г., когда по домам начали ходить комсомольцы-атеисты и изымать религиозную литературу, Агрепина Васильевна сама бросила драгоценную Библию в огонь. Так погибли записи Ивана Суворова.

И все-таки они не пропали – они остались в памяти его сына, Константина Суворова, много раз читавшего рассказ отца и потом восстановившего его.

Уже в 70-х годах члены самодеятельной экспедиции под руководством Л.Е. Эпиктетовой составили полный каталог показаний очевидцев Тунгусского явления. В этом каталоге – 708 показаний очевидцев. Иван Суворов стал, таким образом, семьсот девятым.

Что нас удивляет в этих показаниях? (обратите особое внимание на то, что удивило «метеоритчика» В.А. Бронштэна – А.О.) Прежде всего время начала слышимости аномального звука – 6 часов 58 минут, в то время, как огненный столб взметнулся, в полном согласии с другими определениями в 7 часов 15 минут. Тунгусский болид не мог лететь, издавая звук, 17 минут. За это время при скорости 30 км∕сек, он пролетел бы 30000 км, то есть в 6 часов 58 минут он был бы далеко за пределами атмосферы и никаких звуков издавать не мог. Значит, это событие относится не к началу появления звука, а к какому-то другому событию, например, к выходу Ивана из дома.

Правильное указание момента взрыва заставляет нас отвергнуть и все другие возможные предположения: например, что часы Ивана за сутки отстали на 17 минут, или что местное время Киренска сильно отличалось от местных времен других пунктов. Более того, - в том же Киренске директор метеостанции Г.К. Кулеш зафиксировал по показаниям барографа приход воздушной волны (т.е. тех же звуков) после 7 часов.

Столь же неточно зафиксировал Иван и направление, откуда приходили звуки. Тунгусский болид пролетал по наиболее точным определениям, к северу от Киренска. Самая ближняя точка была от него к северо-востоку. Потом болид перемещался на север и, наконец, на северо-запад.

Как сообщает Е.Л. Кринов в своей книге «Тунгусский метеорит» (М.: АН СССР. 1949, с. 54), многие очевидцы потом утверждали, что услышали звук раньше, чем увидели болид (чего на самом деле не могло быть [не могло быть, конечно, по мнению «метеоритчика» – А.О.]). По-видимому, это какое-то свойство неопытных наблюдателей, сообщавших о виденном много позже, через несколько лет после события.] (Конец цитаты из В.А. Бронштэна).

11. Житель фактории Ванавары С.Б. Семенов, опро­шенный - Л.А. Куликом в 1927 г. и Е.Л. Криновым в 1930 г. рассказал: «Точно год не помню, но больше 20 лет назад во время пахоты паров в завтрак я сидел на крыльце дома на фактории Ванавара и лицом был об­ращен на север. Только я замахнулся топором, чтобы набить обруч на кадушку, как вдруг на севере, над тун­гусской дорогой, небо раздвоилось и в нем широко и высоко над лесом(как показывал Семенов, на высоте около 50о) появился огонь, который охватил всю северную часть неба. В этот момент мне стало так горячо, словно на мне загорелась рубашка, причем жар шел с северной стороны.Я хотел разорвать и сбросить с себя рубашку, но в этот момент небо зах­лопнулось и раздался сильный удар. Меня же сброси­ло с крыльца сажени на три. В первый момент я ли­шился чувств, но выбежавшая из избы жена ввела меня в избу. После же удара пошел такой стук, словно с неба падали камниили стреляли из пушек, земля дро­жала,и когда я лежал на земле, то прижимал голову, опасаясь, чтобы камни не проломили голову.В тот момент, когда раскрылось небо, с севера пронесся мимо изб горячий ветер, как из пушки, который оста­вил на земле следы в виде дорожек и повредил рос­ший лук. Потом оказалось, что многие стекла в окнах были выбиты, а у амбара переломило железную на­кладку замкау двери».

11. Дочь Семенова, А.С. Косолапова, опрошенная Е.Л. Криновым в 1930 г., в возрасте 41 года, рассказала сле­дующее: «Мне было 19 лет, и во время падения метеори­та я была на фактории Ванавара. Мы с Марфой Брюхановой пришли на ключ (за баней фактории), по воду. Мар­фа стала черпать воду, а я стояла подле нее лицом к северу. Вдруг я увидела перед собой на севере, что небо раскрылось до самой землии полыхнул огонь.

Мы испугались, но небо снова закрылось и вслед за этим раздались удары, похожие на выстрелы... Подбе­жав к дому, мы увидели моего отца, С.Е. Семенова, лежащего у амбара без чувств напротив крыльца дома.

Марфа и я ввели его в избу. Было ли во время появле­ния огня жарко, я не помню. В это время мы сильно испугались. Во время ударов земля и избы сильно дро­жали, и в избах с потолков сыпалась земля. Звуки сна­чала были очень сильные и слышались прямо над головой, а потом постепенно стали все тише и тише».

Представляют интерес показания очевидцев, которые в момент катастрофы находились непосредственно в пре­делах зоны разрушений.

12. Ближе всего к эпицентру находился чум эвенков Ивана и Акулины находился даже в зоне светового ожога деревьев на расстоянии, вероятно, около 25-30 км на ВЮВ. По­зднее Акулина из рода Мачакутырь рассказала (записано И. Сусловым):

«В чуме нас было трое: я с мужем моим Иваном и старик Василий, сын Охчена. Вдруг кто-то сильно толкнул наш чум. Я испугалась, закричала, разбудила Ивана, мы стали вылезать из спального мешка. Видим, вылезает и Василий. Не успели мы с Иваном вылезти и встать на ноги, как кто-то опять сильно толкнул наш чум, и мы упали на землю. Свалился на нас и старик Василий, будто его кто-то бросил. Кругом был слышан шум, кто-то гремел и стучал в элюн (замшевая покрышка чума. – И.С.). Вдруг стало очень светло, на нас светило яркое солнце, дул сильный ветер. Потом кто-то сильно стрелял, как будто лед лопнул на Катанге, и сразу налетел Учир-плясун (смерч – И.С.), схватил элюн, закрутил и утащил куда-то. Остался только дюкач (остов чума из 30 шестов – И.С.). Я испугалась совсем и стала бучо (потеряла сознание – И.С.), но вижу: пляшет учир. Я закричала и сразу живой опять стала (очнулась. – И.С.).

Учир свалил на меня дюкча и ушиб шестом ногу. Вылезла я из под шестов и заплакала: сундучок с посудой выброшен из чума, и он валяется далеко, раскрыт, и многие чашки разбиты. Смотрю я на лес наш и не вижу его. Многие лесины стоят без сучьев, без листьев. Много-много лесин на земле лежит. На земле горят сухие лесины, сучья, олений мох. Смотрю, какая-то одежда горит, подошла и вижу – наше заячье одеяло и наш меховой мешок, в котором мы с Иваном спали.

Пошла я искать Ивана и старика. Смотрю, на сучке голой лиственницы что-то висит. Подошла, потянула палку и сняла. Это была наша пушнина, которая раньше висела привязанной к шестам чума. Лисьи шкурки обгорели, горностай стал желтоватым и грязным, в саже. Многие шкурки белок сморщились и пересохли. Взяла я пушнину, заплакала и пошла искать мужиков своих. А на земле сушняк горит и горит, дым кругом. Вдруг слышу, кто-то тихонько стонет. Побежала я на голос и увидела Ивана. Лежал он на земле между сучьев большой лесины. Рука его сломалась на бревне, кость порвала рубашку и торчала, на ней засохла кровь. Тут я упала и опять стала бучо. Но скоро опять живая стала. Иван «проснулся», громче стал стонать и плакать.

Учир бросил Ивана близко. Если поставить рядом десять чумов, то он упал за последним чумом, совсем близко от того места, где я сняла с сучка пушнину».

13. Чум братьев эвенков Чекаренча и Чучанча - стоял на р. Аваркитте (Ховокикте) на расстоянии около 40 км на ЮЮВ от эпицентра. Они рассказали [8]:

« ...Вдруг проснулись сразу оба: кто-то нас толкал. Услышали мы свист и почуяли сильный ветер. Чекарен еще крикнул мне: «Слышишь, как много гоголей летает или крохалей?Мы ведь были еще в чуме, и нам не видно было, что делается в лесу. Вдруг меня кто-то опять толкнул, да так сильно, что я ударился головой о чумовой шест и упал потом на горячие угли в очаге. Я испугался. Чекарен тоже испугался, схватился за шест… За чумом был какой-то шум, слышно было, как лесины падали. Вылезли мы с Чекареном из мешков и уже хотели выскочить из чума, но вдруг очень сильно ударил гром. Это был первый удар. Земля стала дергаться и качаться, сильный ветер ударил в чум, и повалил его. Меня крепко придавило шестами, но голова моя не была покрыта, потому, что элюн задрался. Тут я увидел страшное диво: лесины падают, хвоя на них горит, сушняк на земле горит, мох олений горит. Дым кругом, глазам больно, жарко, очень жарко, сгореть можно. Вдруг над горой, где уже упал лес, стало сильно светло, и как бы тебе сказать, будто второе Солнце появилось, русские сказали бы: вдруг неожиданно блеснуло, глазам больно стало, и я даже закрыл их. Похоже, было на то, что русские называют – молния. И сразу же агдылян, сильный гром. Это был второй удар. Утро было солнечное, туч не было, наше Солнце светило ярко, как всегда, а тут появилось второе солнце! С трудом мы с Чекареном вылезли из-под шестов и элюна.

После этого мы увидели, будто вверху, но уже в другом месте, опять сверкнуло, и сделался сильный гром. Это был третий удар. Налетел на нас ветер, с ног сбил, о поваленную лесину ударил. Следили мы за падающими деревьями, видели, как ломались вершины их, на пожар смотрели. Вдруг Чекарен закричал: «Смотри вверх» – и показал рукой. Посмотрел я туда и опять увидел молнию, блеснула она и опять ударила, агдылян сделала»…

Здесь следует добавить еще свидетельство эвенки Т.Н. Ливершеровой из фактории Стрелка [6]: «Пэктрумэ странный был... Мы тогда на Кимче стояли. Восемь чумов на стойбище было. Еще спали, как буря и гром к нам пришли. Деревья падали, чумы улетели, а людей вместе с постелями много раз от земли подбрасывало. Без сознания до вечера были. Которые умер­ли даже. Мой мужик тоже умер. А меня Аксири (Бог Неба) живой оставил...».

Там же [6]: «Местные жители, которых опрашивали вхо­дившие в экспедиции ученые, утверждали, что за миг до страшной вспышки кое-где в воздух взмыли деревья и юрты, отдельные участки почв (на холмах), на речках по­шли волны против течения».

14. Эвенк Илья Потапович Петров (прозывали его Лючеткан) рассказал: «... вповаленном лесу образовалась в одном месте яма,из которой потек ручей в реку Чамбэ. Через это место проходила прежде тунгусская до­рога.Теперь ее забросили, потому что она оказалась за­валенной, непроходимой и, кроме того, место это вызы­вало ужас у тунгусов... От Подкаменной Тунгуски до этого места и обратно на оленях три дня...».

Еще несколько наблюдений, свидетельствующих об одновременном с полетом дрожании Земли, малой скорости перемещения и электрофонных явлениях [9]:

Быков Пудован Андрианович, 1884 г. рождения. Пункт наблюдения – с. Недокура, где и был опрошен: «Назем возили. Время - пораньше 10 часов, в июне. У брата конь упал на колени. Гремело может, четверть часа. Метеор долговатый, более Солнца раза в 2-3. Цвета – как синий, как огонь. Как самолет летел. Звук страшный от него, гораздо страшнее грома. Как летел, так и гремел, дрожали окошки».

Сизых Анисим Алексеевич, 1896 г. рождения, с. Заимка на Ангаре, в 40 км ниже Кежмы. По его словам, «…болид летел низко, с незначительным уклоном к горизонту. Думал, что упадет за рекой. Летел почти над Заимкой, немного ниже по течению. Тело показалось черным с огненным хвостом (похоже шапка и свободная от шапки нижняя часть – А.Ч.). Звуки были как взрывы. После того, как он пролетел, был сильный взрыв. Конь упал на колени. В деревне вылетели стекла. В хвосте был огонь, и летели искры. Взрывов было 3-4. Погода была ясная».

Фарков Феофан Самуйлович, 1897 года рождения. В 1908 году жил в поселке Ербогачен. «Услышал грохот и посмотрел на юг. Увидел – по небу летит огненный сноп. Заметил его, когда он был уже юго-западнее Ербогачена. Огненный сноп летел слева направо, т.е. на запад… Окна дребезжали».

Верхотурова Евдокия Ивановна,1883 г. рождения. Жила в Нижне-Калинино: «…Начало стрелять, бухать. Скот кинулся к выходам. Вылетело, то ли сноп, то ли бревно, а от него искры. Трясение было сильное, стекла брякали, посуда падала. Увидела сразу. Полетел как будто на Хахалину (был поселок). Не снижался. Ушел туда, где Солнце на закате. После падения все сильно тряслось. Летел не быстро, медленнее самолета. Было перед обедом».

Приведу как пример еще несколько достаточно экзо­тичных свидетельств [6] о явлениях, которые никогда ра­нее, да и потом, не сопровождали падение ни одного из известных метеоритов:

Свидетельствует агроном из Нижне-Илимского Кокоулин: «17 июня, приблизительно в 7 часов 15 минут утра рабочие, строившие колокольню, увидели огненный чур­бан, летевший, кажется, с юго-востока на северо-запад. Сначала раздались два удара (наподобие орудийных), затем - весьма сильный удар с сотрясением. Слышались еще удары. Заметили сотрясение земли. Одна девица упа­ла с лавки (прислуга священника). Население перепуга­лось. В Нижне-Илимском два тунгуса рассказывали, что огненный шар падением образовал озеро, которое двое суток кипело. Тунгусы были готовы озеро показать, но этому рассказу никто не поверил».

Имеются многочисленные свидетельства очевидцев о появлении после катастрофы ранее не существовавших озер, а также различных районов вывала леса. Например, ранее уже упоминавшееся Южное болото, находящееся в окруженной невысокими горами котловине, по свидетель­ству эвенка, жившего здесь до катастрофы, было раньше твердой землей: «Олень по ней ходил не проваливался». Но после взрыва появилась вода, которая «как огонь и человека и дерево жжет».

«Установлено, например, что в зоне падения Тунгус­ского метеорита вдоль его траектории наблюдается рез­кое увеличение частоты мутаций у сосны. Это означает, что генетический фон в районе катастрофы резко нару­шен. Причина этого не ясна. Есть основания полагать, что Тунгусский взрыв вызвал нарушения свойств горных пород в районе катастрофы, причем эти изменения очень похожи на те, какие можно ожидать при облучении по­род высокоэнергетическим ионизирующими излучения­ми. Эффект столь же непонятен, как и предыдущий. Ос­талась загадкой и причина ускоренного возобновления растительности в районе катастрофы. Свести все изме­нения экологических условий в результате повала леса не удается. Остается пока неясной ситуация с радиоактивностью в районе эпицентра Тунгусского взрыва».

О том, как подчастую предвзято, хотя и с самыми бла­гими намерениями, подходили ученые к показаниям оче­видцев, может свидетельствовать выступление на круг­лом столе участника КСЭ И.М. Зенкина [10]:

«В своих экспедициях мы проверяли некоторые, леген­ды о тунгусском падении (а событие действительно об­росло легендами). Была, например, легенда о камне Ян­ковского (этот сотрудник Кулика якобы нашел камень, очень напоминающий каменный метеорит) и о ямах, кото­рые образовались после взрыва.

Никакого подозрительного камня, как мы не искали, не обнаружилось. А о «ямах» местные жители рассказывали, что там гибнет все живое, что в них свечение по ночам и т.д. (Очень интересно, что еще скрывается за этим «и т. д.» - А.Ч.)И вот мы проверили эту легенду. Проводника­ми у нас были две женщины - эвенки. Одна из них, как она рассказывала, сама была свидетельницей появления этих ям (а она была в 1908 году еще маленькой девоч­кой). Рассказывала, что в одной из ям она нашла камеш­ки-кристаллы, они светились в темноте.Перед ухо­дом из тех мест она спрятала камешки у входа в свой чум. «Я обязательно найду это место, - обещала она и найду эти камешки». Подозрительные ямы мы обнаружи­ли довольно быстро впрочем, ничего особенного в них не было - обычные провалы карстового происхождения (?? - А Ч.) и много гипса.Кристаллы искали дольше. Как ни удивительно, женщина (а ведь прошли десятки лет) на­шла место, где было стойбище, нашла и полу истлевший остов своего чума. И камешки в ямке под слоем мха. И все сразу стало ясно. Это были обычные кристаллы гипса.В темноте они, очевидно (кому очевидно – ученому? - А.Ч.), отражали пламя костра (как будто эвенки, жители природы, а не го­рода, не различают, что отражает свет, а что светится само, тем более что камешек взят в яме, светящейся без кост­ра. И дети в этих случаях, рассматривая светящуюся иг­рушку или камушек, всегда накрываются чем-то с головой, или уходят со света. Для ученого аргумент очень сла­бый, но показательный. - А.Ч.). Спустя долгое время о костре забыли, и возникла легенда».

(Интересно, а где сегод­ня этот камушек? И почему у ученых не возник вопрос: А откуда в карстовых воронках так много гипса и больше он нигде в окрестностях не встречается? - А.Ч.)

Даже это, незначительное количество воспоминаний и на­учных свидетельств, подобранное таким образом, чтобы при малом количестве свидетельств охватить широкий круг осо­бенностей сопровождающих взрыв, пронизано противоре­чиями, необъяснимыми для современной науки. Главные из которых - длительный срок (более десяти часов) существование так называемого «метеорита» и различные направления (вплоть до противоположных, в деревне Ворониной, например) на­блюдения его движения. По общепринятым представлени­ям время его световой жизни, ни при каких условиях не мо­жет превышать 30 секунд, и тем более никак не может меняться траектория его движения. Однако разные иссле­дователи на основе одних и тех же материалов определяют это направление по-разному.

На рис. 10 (журнал «Техника молодежи» №1,1984) показаны направления траекторий предполагаемого движения тунгусского болида, полученные по описаниям очевидцев исследователями И.М. Сусловым (1), И.С. Астаповичем и А.В. Вознесенским (2), Е.Л. Криновым (3), Б.Г. Коненкиным (4), В.Г. Фастом (6). Цифрой 5 обозначено направление, определенное экспедициями, по­бывавшими в зоне взрыва, по направлению вывала леса.


Просмотров 201

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!