Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Часть шестая. Ежедневные стрессы



Глава шестнадцатая. Как я претворяю в жизнь свои верования

Врач! Исцели Самого Себя. От Луки, святое благословение 4:23

 

Последние исследования показали, что стрессу больше всего подвержены (учитывалось эмоциональное напряжение и сердечные заболевания) диспетчеры аэропорта. Для этой работы требуются постоянное напряжение и внимание; халатность может привести к трагедии. Интересно, лучше ли эта работа оплачивается, чем моя. Ведь «самолеты, которым я прокладываю курс» часто находятся в аварийном состоянии.

Опишу тридцать минут прошлого вторника. В десять двадцать пять я получил почту, где обнаружил длинное, злое письмо от пациента по имени Феликс; это было как раз перед началом моего занятия, назначенного на десять тридцать. Феликс сообщил мне свое желание искупаться в кровавой ванне, для чего собирался убить трех врачей, включая двух психиатров, лечивших его в прошлом! В своем письме Феликс утверждал: «Я жду времени, когда у меня будет достаточно сил, сходить в магазин и купить пистолет с патронами». Мне не хватило времени позвонить Феликсу и я в десять тридцать начал проводить занятия с Гарри, (360:) который был очень истощен и был похож на жертву Освенцима. Он отказывался от еды, потому что ему казалось, что кишка «закрылась», и он потерял в весе около семидесяти фунтов. Пока мы обсуждали неприятную возможность его госпитализации для принудительного кормления с помощью капельницы для того, чтобы предотвратить его голодную смерть, меня срочно пригласили к телефону для разговора с пациентом по имени Джеральд, который и прервал наше занятие. Джеральд сообщил мне, что собирается повеситься до прихода жены с работы, он отказался от продолжения лечения и госпитализации.

Я справился со случившимся только к концу дня и пришел домой, чтобы расслабиться, но когда собирался уже лечь в постель, раздался телефонный звонок от одной пациентки, она сообщила, что испытывает серьезную депрессию в течение месяца. «Сегодня я стояла перед зеркалом и представляла как перерезаю сонную артерию. Я звоню только для того, чтобы успокоить друга, который отправил меня к вам». Но от встречи она отказалась, поскольку считала все бесполезным.



Не каждый день столь изматывающий, но временами мне кажется, что я живу на горячей сковородке. Это и дало мне опыт справляться с напряжением, расстройством, негодованием и чувством вины. Я использовал когнитивную терапию для работы с самим собой и определил изнутри ее эффективность.

Тот, кто посещал психотерапевта или психолога, мог заметить, что большую часть времени они молча выслушивают, принимая пассивную роль в беседе с пациентом и принуждая его к постоянному разговору. Но многие новые методы лечения, такие как когнитивная терапия, требуют (361:) равной доли участия в разговоре и врача, и больного. Одностороннее же общение представляется пациенту непродуктивным, он может мучить себя вопросом: «Что же врач от меня хочет? Какие чувства он испытывает? Что он чувствует, работая со мной или с другими пациентами?»

Многие меня спрашивают: «Доктор Бернс, вы действительно практикуете то, что проповедуете?» Да, когда я еду вечером домой на трамвае, часто достаю лист бумаги и записываю автоматические мысли методом двух колонок, чтобы справиться со сложностями, возникшими днем. Я поделюсь опытом своей работы. Теперь мы меняемся ролями, выслушайте молча исповедь психиатра. В то же время это поможет понять идеи когнитивной терапии, применявшиеся в лечении клинической депрессии, поможет снять эмоциональное напряжение от ежедневных расстройств, являющихся нормальной частью нашей жизни.



Укрощение враждебности

Бывают столкновения с враждебно настроенными, безапелляционными типами. Иногда мне кажется, что некоторые мои пациенты могли бы стать победителями чемпионатов по злости. Эти люди часто выливают свое раздражение на заботящихся о них, в частности на меня.

Хенк — очень злой молодой человек. Прежде чем обратиться ко мне, он сменил двадцать врачей. Хенк жаловался на периодические боли в спине и был уверен, что серьезно болен. Но так как не наблюдалось никаких физиологических отклонений, врачи сказали ему, что боли возникают на нервной почве. Хенк не верил в это и считал, что врачи просто не хотят с ним возиться. Он бросал (362:) очередного врача и искал нового. В конце концов он обратился к психиатру. Хенк стал лечиться, но так как прогресса не ощущалось, он обратился за помощью в нашу клинику.

Я использовал когнитивную терапию для лечения Хенка от депрессии. Ночью, когда боли становились нестерпимыми, Хенк звонил мне домой. Он непристойно ругался и обвинял меня в неправильной постановке диагноза. Он настаивал, что его болезнь не носит психиатрического характера. Затем он предъявлял ультиматум: «Доктор, или вы подвергнете меня завтра шоковой терапии, или я покончу с собой». Обычно было трудно, если не невозможно согласиться со всеми его требованиями. Например, я не провожу шоковой терапии и не считаю ее необходимой для Хенка. Когда я пытался вежливо объяснить это ему, он переходил к угрозам.

Во время психотерапевтического сеанса Хенк обращал внимание на каждый мой недочет. Он часто разгневанно метался по офису, крушил мебель и всячески оскорблял меня. Он кричал, что я совсем не думаю о нем, что меня интересуют только деньги, что цены за лечение баснословные. Передо мной стала дилемма: в его словах была доля правды, он уже несколько месяцев не мог оплатить свое лечение, его слова вынудили меня защищаться, но я хотел довести работу с ним до конца. Он, безусловно, понимал это и постоянно усиливал свои нападки.



Я посоветовался со своими коллегами, как можно эффективнее разрешить проблему. Особенно полезным оказалось предложение доктора Бека. Он сказал, что Хенк предоставляет мне золотую возможность научиться эффективно справляться с критикой и злобными выпадами. В добавление к методам когнитивной терапии Бек предложил мне (363:) использовать интересную методику общения с Хенком во время его приступов злобы.

1) Не позволяй Хенку провоцировать себя на защитные действия, наоборот, сделай так, чтобы он сказал самое худшее о тебе.

2) Постарайся найти долю правды в его словах и согласись.

3) Затем дипломатично выдели то, с чем не согласен.

4) Предложи ему сотрудничество, невзирая на разногласия.

Я воспользовался этой стратегией во время очередной вспышки гнева у Хенка. Как и планировалось, я дал ему возможность высказать самые худшие вещи обо мне. Через некоторое время он остыл и стал совершенно спокойным. Когда я пробовал соглашаться с некоторыми его утверждениями, Хенк даже вставал на мою защиту. Результат поразил меня. Я стал использовать данный метод в других аналогичных ситуациях.

Я использовал метод двух колонок, чтобы записать свои автоматические мысли после очередного звонка Хенка (таблица 16.1). Некоторые мои коллеги посоветовали взглянуть на мир глазами Хенка, чтобы обрести сочувствие к нему. Я так и поступил. Это помогло уменьшить мою собственную злобу. Я стал рассматривать вспышки гнева у Хенка как попытку защитить собственное достоинство, а не как атаку на меня. В результате я понял, что большинство времени Хенк был готов к сотрудничеству, и глупо требовать доброжелательности постоянно. Как только я почувствовал уверенность в работе с Хенком, наши взаимоотношения улучшились. (364:)

Депрессия и боли Хенка исчезли и он перестал меня посещать. Я не видел его уже много месяцев, когда услышал на автоответчике просьбу перезвонить ему. Меня охватила тревога, я вспомнил его ночные тирады. Не без некоторых колебаний я набрал номер. Был солнечный субботний день, мне необходим был отдых после довольно трудной недели. Хенк ответил мне: «Доктор Бернc, это Хенк, вы помните меня? Я хочу сказать вам...» Последовала пауза, и я приготовился к взрыву. «У меня исчезли боли, прошла депрессия с тех пор, как мы расстались. Я сумел устроиться на работу. Я руковожу группой самопомощи в моем родном городе».

Это уже не был тот Хенк, которого я помню. (Я испытал радость, когда он сказал: «Но я не поэтому звоню. Я хочу сказать вам...» — пауза — «Я благодарен вам, я понял, что вы были правы. Ничего смертельного со мной не происходило, я расстраивал сам себя. Но я не мог смириться с этой мыслью, пока полностью не поверил в нее. Сейчас я чувствую себя полноценным человеком. Я должен был позвонить и сказать вам об этом. Мне это трудно далось, я прошу прощения, что так долго не звонил».

Спасибо, Хенк! Я хочу, чтобы ты знал, слезы радости и гордости за тебя стояли у меня в глазах, когда я писал это. Муки, через которые мы прошли, оказались не напрасными! (365:)

Таблица 16.1. Подавление враждебности


Просмотров 261

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!