Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Светлой памяти академика Б.А. Рыбакова



 

Сегодня, 27 стуженя/декабря-месяца лета 4410 от основания легендарным Словеном града Словенска Великого[208], на Восходящее Солнце Кологода ушёл из Яви Земной выдающийся Русский учёный — академик Борис Александрович Рыбаков.

Учёный, имя которого известно по всей Руси, чьи труды стали путеводными вехами для многих и многих почитателей Родной Веры (Веды) нашей.

Истинный патриот Земли Русской, имевший смелость открыто и во всеуслышанье заявлять, что Русь началась вовсе не во время кровавого «крещения», как это и по сей день тщатся внушить иные, но задолго до прихода иудейско-византийской религии на Землю Русов и Славян — в пору нашей славной и самобытной Языческой Древности.

Талантливый исследователь, задавшийся целью понять и изучить не одну только внешнюю сторону Славянского Язычества, как это делали многие историки и археологи до него, но также и её внутреннюю — Духовную — составляющую, без которой любая Вера лишается всякой жизненности, сводясь лишь к бесполезному в Духовном отношении подсчёту мёртвых «музейных экспонатов».

Честный Русский человек, не отрёкшийся от своих убеждений, когда, после развала СССР, иудео-христианская церковность вновь начала «входить в моду», а историческая наука стала перекраиваться иными «учёными» на библейский лад...

Низкий наш поклон тебе за всё, Борис Александрович!

 

ИРИЙ-ЗАКРАДЕНЬ БЛАГОСТЕЙ КЛАДЕНЬ

СВЯТО КРАДО!

РАДОСТИ РАДИ РАТЬЮ ВОЗГРЯДИ

СВЯТО КРАДО!

НЕ УМРЕ В РОТЕ ВОССТАВИ В РОДЕ

СВЯТО КРАДО!

НЕ УМРЕ В РЯДЕ ВОССТАВИ В ЛАДЕ

СВЯТО КРАДО!

ОГНЕМ ОХВАТИ СИЛОЙ ОПРЯДИ

СВЯТО КРАДО!

К НЕБУ ВОЗНЕСИ В ВЫШНИХ ВОСКРЕСИ

СВЯТО КРАДО!

ВЫШНИМ ПРИБЫТИ ЯРО ЯРИТИ

СВЯТО КРАДО!

РОДУ РОДИТИ ПРАВИ ВЕРШИТИ!

СВЯТО КРАДО!

ГОЙ!

 

Рекут мудрые: не словесами пустыми славен муж, но делами добрыми. Поистине, тако! Какие словеса наши возвеличат ушедшего в Свет Ирийский паче дел славных, кои творены им самим были во Яви Земной? Какие песни сравняются славою с Жизнью его, что сама Песнью славною стала? Не Пламенем ли Сердец наших, иже превыше всех слов суетных, ушедшего днесь восславим?..



Поистине, ведающий — ведает, слышащий — слышит, зрящий — зрит! Отступает хлад смертный, мрак могильный пред Светом Пламени Вышнего, иже душу чистую от смерти к Несмертию ведёт! И отверзнутся Врата Ирийские, и примет Род Небесный сородича своего, бо славы Предков достоин!..

Нам же — во Яви Земной животы свои длящим — дело его продолжать, Стезёю Правою следовать, Землю Родную беречь, Богам Родным славы речь, Предков наших достойными быть, а всяку кривду напрочь избыть — како издревле заповедано!

Быть по сему! От Кола — до Кола! Гой!

 

 

4. Слово на прощание...[209]

 

Борис Александрович Рыбаков широко известен на Родной Земле, и в первую очередь — своими трудами по Древней Вере Славян. Он, верно, — первый из отечественных учёных, кто смог представить мир Язычества во всей его красе, кто столь эпически передал его мощь. Его книги о Язычестве — не сухое изложение и «препарирование», они, скорее, живописание. Борис Александрович был романтиком от науки, нередко позволявшим себе полёт фантазии, допуская то, о чём не известно, а где-то — смело полагая. Он был творцом, а творцу позволительны и выдумка, и некоторая вольность в обращении с материалом...

С его книг начинали свой Духовный поиск многие из тех, кто нынче блюдёт Языческую Веру. В его книгах черпали сведения и догадки, на них ссылались в спорах...



Бытие земное учёного истекло, круг жизни совершился, и теперь душа его воспрянет в тот Ирий, который он описывал в своих монографиях. Прежде Ирий был для него лишь древним образом, теперь же станет явью. Душа встанет на твердь пути Млечного — дорожку «умерших, идущих на вечное житьё»[210], и пойдёт, как поётся в колядках:

 

Чэраз поле шырокае,

Чэраз море глыбокае...[211]

 

Как плачется в причети:

 

За тёмные леса за дремучии,

За высокии горы за толкучии,

Ко зари... да ко восточной...[212]

 

И распахнутся пред ним Врата Ирийские, выйдут навстречу родные и други его, проведут с почётом во Чертоги. Там узрит он Богов наших Великих, и поклоны земные Им сотворит. После усадят его

 

За столы белодубовые,

За яства за сахарные,

За питья за медвяные...

 

И почнётся тут почестной пир-угощеньице...

Те прочие, которые о Заветах Предков позабыли, весьма удивятся тому, что на том свете всё не так, как учили их. Борис Александрович же, узря Ирий воочию, во всей красе его, молвит, должно быть: «А я и не сомневался...».

Был ли Борис Алексанрович Язычником? О том думайте сами. Я же скажу так: коли помним мы хоть толику Древних Обычаев Предков наших, коли воспитывались на народных сказках и преданиях, — то есть в нас Языческое начало, малое семя, кое можно взрастить и пожать урожай добрый. Его урожай — в его трудах дюжих...

Нынче мы прощаемся с Борисом Александровичем, обещая помнить его творения, обещая поминать во дни положенные, обещая не забывать как человека. И все мы говорим ему в путь-дорогу:

 

Лети быстрым соколом безо всяких преград

По небу чистому, в Светел Ирий-Сад...

 

 

5. Борис Александрович Рыбаков и возрождение Русского Язычества[213]

 

О, красно украшенная Земля Русская! Велика скорбь и велика печаль покидать тебя, но всему приходит время своё. Жизнь людская конечна.

Сколько же душе по умертвии тела бродить по Земле и вспоминать былое? Сходятся люди к мысли, что блуждает душа по Земле около сорока дней, а потом восходит в Небесный Ирий. Там воздаётся душе по деяниям её. А во что верил или не верил человек на Земле — Богам не столь важно. Ибо кому, как не Им, знать тщету разума человеков?..

 

1. Совсем недавно, 27 декабря 2001 г., на 94-м году жизни скончался выдающийся русский учёный — историк, археолог и этнограф Борис Александрович Рыбаков. Его научное наследие огромно, и его вклад в науку трудно переоценить. Рассматривая две его основные книги: «Язычество Древней Руси» и «Язычество древних славян», — мы находим, что Борис Александрович оказался продолжателем русской мифологической школы, основы которой были заложены ещё А.Н. Афанасьевым.

В отличие от иных течений в историко-этнографической науке, мифологическая школа стремится представить нашу мифологическую древность на основе всего комплекса сохранившихся материалов. Она ищет и находит тайные связи между сказкой и этнической памятью народа, былиной и археологическими данными, древней песней и культами Богов, нравами и историческими событиями.

В своих рассуждениях Борис Александрович вплотную подошёл к вопросу реконструкции Языческого и этнографического Знания посредством проведения пусть мысленного, но всё же этнического эксперимента. Он как бы научился ставить себя в систему мотиваций и Духовных координат прошлого. И за это мы, Русские Язычники, глубоко ему благодарны. Ибо из трудов Б.А. Рыбакова фактически следует, что наше древнее Языческое Знание восстановимо.

Это позволяет нам делать следующий шаг. Шаг этот состоит в том, что если этническое Знание действительно восстановимо, то следует ожидать и его дальнейшего раскрытия, например, в условиях, когда группа русских людей сумеет воспроизвести вокруг себя свой традиционный этнический мир и свои традиционные отношения.

По своему научному масштабу Б.А. Рыбаков сопоставим с известным и обласканным властью историком Д.С. Лихачёвым. Поэтому не могло не резать слух, когда по телевизору диктор лишь сухо сообщил о том, что Борис Александрович скончался. При этом не было выражено никаких соболезнований, не было указано, где и когда состоятся похороны, не были перечислены его научные награды и заслуги.

Такая сухость и безразличие власти не случайны. В течение десяти лет Борис Александрович не был согласен с курсом реформ и активно выступал в защиту науки и культуры от произвола. Проявляя свою гражданскую позицию, он стремился своим авторитетом защитить и работников культуры, и просто весь народ.

Подлинный масштаб общественной деятельности Бориса Александровича остаётся для нас до сих пор скрытым.

 

2. Прощание с телом происходило в церемониальном зале Академии наук, в здании, что на площади им. Гагарина. Зал был далёк от заполненности. Возле гроба, сменяя друг друга, в почётном карауле всё время стояли один-два человека. Люди клали цветы. Сам Борис Александрович как будто совсем не изменился. Так и лежал в своём боевом виде, привычном для тех, кто его знал. Вся атмосфера зала говорила за то, что это частные похороны достойного человека. Научный официоз представлен был в минимальной степени, вовсе не чувствовалось никакой опытной руки организатора церемоний «на высшем уровне».

Перед смертью Борис Александрович долго лежал в больнице, и кто-то из друзей вспомнил его слова, сказанные в это время: «Ах, как я скучаю по своему письменному столу». Говорят, в последнее время он работал над книгой «Судьбы славянства».

Ряд людей выступил с прощальным словом. Последним оказался бородач из Института мировой литературы. Он отметил, что мы живём в эпоху смещения ценностей, и уж если о ком и можно сказать: «Совесть нации», — то вот она, эта Совесть — Борис Александрович, уникальный по значимости учёный, настоящий патриот. Присутствующие, дождавшись, наконец, точного и живого слова, стихийно стали благодарить выступавшего.

Гроб вынесли к автобусу. Когда все вышли на улицу, стало видно, что пришедшие прощаться люди — очень разные. Здесь и молчаливая гуманитарная молодёжь, и какие-то неформалы, и бородатые зрелые люди, и серьёзные женщины из научных кругов, и седые старушки, бывшие когда-то, как оказалось, ученицами Рыбакова. Одна из них вспомнила его слова, сказанные десятилетия назад: «Ниночка, какая ты седая, — значит, какой же я старый!» И добавила: «Сам он выглядел намного моложе меня и возраст свой ощущал лишь при встречах с состарившимися учениками».

 

3. Хоронили Бориса Александровича на Троекуровском кладбище, в красивом месте на пригорке. Всё присыпал чистый пушистый снег. Тихо, солнечно, сильный мороз. Он держится уже несколько недель, и, схваченные им, сохраняют первозданную ярость цветы недавних захоронений. Во всём торжественная красота, напитанная какой-то энергией.

Процессию встретили подтянутые молодцы в фирменной одежде, оказалось, могильщики. Здесь же крутились телевизионщики из НТВ. Началось прощание у гроба. Студент МГУ рассказал, как слушал вводную лекцию для первокурсников исторического факультета, которую по традиции читал Б.А. Рыбаков ещё в 1997 г.

Панихиды не было. Рыбакова не отпевали. Не было никаких знаков христианского культа в оформлении гроба. На похоронах вообще не было никакой христианской атрибутики.

Гроб опустили в могилу, и молодцы начали работать лопатами. Пока последний из прощавшихся сумел подойти к могиле и бросить горсть земли, яма уже почти вся была засыпана. Сверху деловито водрузили, как на соседних могилах, временную плиту из белого мрамора с золотой надписью, над нею — шалаш из венков.

Автобусы ждали на улице. В автобусе, занятом посторонними семье Рыбакова людьми, было тепло и грустно. Все были из разных мест и не знакомы между собою. Оставалось ощущение недоговорённости, неоконченности прощания. Можно было понять, что некоторые видели Бориса Александровича незадолго до смерти, но и они не представляли общую картину его последних дней. Вдруг почти двинувшийся автобус остановился, дверь его открылась. Вошёл сын Б.А. Рыбакова — Ростислав Борисович, поблагодарил всех и на прощание сказал: «Отец занимался тем, что было делом его жизни. И смерть его была очень спокойная — просто угас, и всё. Впереди Новый год, пусть он не будет омрачён сегодняшним днём. Я прошу вас не расстраиваться из-за печального события, потому что мы расстались со счастливым человеком, прожившим долгую полнокровную жизнь». Все были рады этим словам и благодарны Ростиславу Борисовичу за то, что он так разрядил обстановку.

 

4. Какие штрихи образа Бориса Александровича невольно остались в людской памяти? В чём смысл его научного наследия? Наверное, друзья и близкие могли бы сказать очень многое. Он хорошо запомнился и тем, кто просто время от времени видел его. Кроме того, об учёном рассказывали люди, работавшие с ним. Наконец, остались его книги.

Б.А. Рыбаков был очень темпераментным человеком. Как только начинал говорить, сразу же рисовал иллюстрации к сказанному, например, на лекциях мгновенно рисовал на доске по памяти карту рек Евразии. Всегда был сосредоточен и готов бороться за правду, как её понимал. Собранность и чувство ответственности делали его похожим на древнерусского князя — воина. Также необычайно была развита интуиция. Он как бы смотрел сквозь землю. Археологи рассказывают, что его приезд на раскопки всегда приносил удачу: если он указывал, где копать, то там и оказывалось самое богатое на археологический материал место. Это имело характер закономерности. И это говорит за то, что Борис Александрович обладал выраженным волховским даром, выводящим его далеко за пределы возможностей современного учёного.

Эта способность видеть потаённое проявлялась у Бориса Александровича не только в видении сквозь землю, но и сквозь время. Живя как бы одновременно во многих эпохах, он увидел и осознал, что этническая культура, народные верования являют как бы «слоёный пирог»: в основной своей массе они со временем не исчезают, а наслаиваются и сцепляются друг с другом. И в этом «пироге» можно разобраться — понять, где верования поздние, а где древнейшие.

Только способностью мысленно проникать в древние эпохи можно объяснить идею Бориса Александровича о том, что имена святых, которым были посвящены первые церкви, можно восстановить по ориентации на точку восхода алтарных частей их фундаментов. Имена этих святых важны нам тем, что позволяют узнать, какому Языческому Богу было посвящено Капище до того, как на нём поставили церковь. Ибо в начале христианизации Руси культ Перуна стремились вытеснить культом Ильи-пророка, культ Велеса — культом Власия, культ Мокоши и Лады — культом Богородицы.

В отличие от многих археологов и этнографов, Борис Александрович стремился не только найти и описать предметы древней культуры, но и понять, как они были сделаны. Знать, как была сделана вещь, — это знать о ней вдвое больше. Для этого Борис Александрович изучал древние ремёсла и технологии.

Как учёный, Борис Александрович не мог не относиться критически к своей способности «видеть». Даже на старости лет, во время крушения советских идеалов, становления демократии и реставрации церкви, он не изменил своим изначальным убеждениям. Не стал изменять своей Духовной позиции, как это сделали многие и многие интеллигенты. В силу этой принципиальности, Борис Александрович всякий раз свой дар «видения» исторического прошлого стремился испытать, проверить фактами. Может быть, именно это способствовало тому, что он собрал в своих книгах огромное количество исторических фактов и свёл их в систему. Этим он продолжил великое дело А.Н. Афанасьева.

Наконец, он доказал, что древние славяне признавали существование Верховного Бога Рода. Без Рода — без Первотворца Мироздания — Язычество оказывается лишь массой разрозненного этнографического материала. Появление же такого Первотворца делает Язычество значимой Духовно-религиозной системой.

Признание Рода Первотворцом Мироздания неизбежно имеет не только научное, но и мировоззренческое, религиозное значение. Такое научное утверждение неожиданно раскрывает значение и смысл Языческой Патриотической Идеи. И это не случайно. Едва ли учёный смог бы проделать эту работу без внутренней потребности творить на благо своего народа. Он ясно понимал, что не интересующийся прошлым человек — временщик на Земле.

Будучи принципиальным учёным, Борис Александрович в то же время оказывался и праведным борцом за Русскую Идею. И поэтому наследовал он не тесный каменный град, а Небесный Ирий. И там встретили его волхвы и князья, и множество людей русских, чьи деяния он осмыслил, чьи вещи и строения явил он из тьмы времён их потомкам...

 

 

Тризна

 

Злату Сваргу освети, погребальный костёр!

Я в последний раз взгляну на родные поля,

Вместе с дымом подымусь, порасправлю крыла;

Над просторами земли — неба синий шатёр...

 

1. Огонь-Пламень Ты, Яр наш Батюшка, Свет-Сварожич! Дозволи Те славу творити — не во злобе, не во гневе, не в суете, не в маяте! Славься-величайся, чествуйся-разгорайся! Ярым пламенем, кудрями златыми — ко Небу ко самому подымаися! Отвори пути-дороги во Светлы Божски Чертоги! Освети Землю, отверзни Небо! Гой-СВА — слава!

 

2. Огнь-Пламень Ты, Яр наш Батюшка, Свет-Сварожич! Славы Те речём, требы Те кладём, поклоны Тебе бьём! Буди, Светлый, ко нам Милостив! Пребуди Ярен, пребуди Славен — Славен да Триславен! Гой-СВА — слава!

 

3. Огнь-Пламень Ты, Яр наш Батюшка, Свет-Сварожич! Боже Огнекудрый, Пресветлый, Премудрый! Жертвы Ядущий, со Небес Грядущий! Прелепый, Преблагой, Боже наш Честной! Угли распали, пламя разгори — Краду всполыми, славу вознеси! Гой-СВА — слава!

 

4. Уж Ты, Свято Крадо! Чисто Лоно, Честны Врата! Вы откройтеся, вы отверзнитесь — во Закрадень-Свет Стези ладити! Стези ладити — во Ино грядити! Огнем рядити — Силой спрядити! Чистым — во Чисто! Светлым — во Светло! Гой-СВА — слава!

 

5. Уж Ты, Свято Крадо! Дивьей Лодьею — вознесися Ты! С Земли в Ирий-Свет — подымися Ты! Белым Светом Ты — яко морюшком, быстрым ветром Ты — яко пёрышком! Возгори — восстань, вознеси — возгрянь! Гой-СВА — слава!

 

6. Зрите, сородичи:

 

Ветры Буйные — внуци Стрибожии — реют во Небе! Слава!

Лодья Дивия над Земью летит, птицы Ирийски ей путь указуют! Слава!

Глядят очи Предков в Сердца наши! Слава!

Зрит Род Небесный потомков своих! Слава!

 

7. Возгремим же, други, мечами, возъяримся Ярью Огненной, сомкнёмся плечами — КОЛО-ОБЕРЕГ! Отыди, Мара! Восславися, Жива!

 

8. Возрадуйтесь, Деды да Прадеды: жива Русь! Земле Светорусской — слава! Богам Родным и Предкам нашим — слава! Всему Народу Русскому — слава, слава, слава!

 

9. И быть по сему — вовеки! Гой!

 

 

7. Грядёт Весна!..

(Тризна по Борису Александровичу Рыбакову)

 

РОД-ВСЕОТЕЦ

ПРАРОДИТЕЛЬ ВЕЛИКИЙ

СЛАВИМ ТЯ ВЕЛИЧАЕМ ТЯ

СЛОВОМ ПРАВЫМ ДА ДЕЛОМ ТВОРИМЫМ

ХЛЕБОМ ДА ЧАРОЙ ОБЫЧЬЕМ СТАРИННЫМ

А ПАЧЕ ВСЕГО СЕРДЦЕМ ВЕЩИМ

СЕРДЦЕМ ЧИСТЫМ ДЛЯ ПРАВДЫ ОТВЕРЗНУТЫМ!

ГОЙ!

КРЕПИ НАС КРЕПКО СВОЕЮ СИЛОЮ

ДАБЫ СТЕЗЯМИ ЗЕМНЫМИ ЗРИМЫМИ

СТЕЗЁЮ ПРАВИ НЕТЛЕННОЙ НАМ СЛЕДОВАТЬ

ДАБЫ СВЕТ НЕМЕРКНУЩИЙ ИРИЙСКИЙ

ЗА ВСЕМИ НЕВЗГОДАМИ И РАДОСТЯМИ ЗЕМНЫМИ

ПОИСТИНЕ ЗРЕТЬ!

ГОЙ!

ВЕДИ НАС ВО ИСКУШЕНЬИ МИРСКОМ

МУДРОСТЬЮ ВЕЧНОЙ СВОЕЮ

ДАБЫ ПАЧЕ ЯВИ И НАВИ

ПАЧЕ ЗЕМЛИ И НЕБА

ПАЧЕ СОЛИ И ХЛЕБА

ЗРЕТЬ ВО СЕРДЦЕ ЧЕРТОГИ ТВОИ!

ГОЙ!

РОДУ ВЕЛИКОМУ СЛАВА!

РОДУ НЕБЕСНОМУ СЛАВА!

РОДУ ЗЕМНОМУ СЛАВА!

ОТ КОЛА ДО КОЛА!

ОТНЫНЕ ВОВЕКИ!

СЛАВА! СЛАВА! СЛАВА!

ГОЙ!

 

1. Сечень/январь-месяц года нынешнего начался для нас с празднования Громницы (Святодня, когда Светлые Боги, предводительствуемые самим Перуном — Ратаем Небесным, где-то на самой окраине Мироколицы дают первый бой Силам Зимы, и когда — единственный раз за всё Зимнее время — можно услышать в отдалении раскаты Перунова Грома) и Тризны на сороковины (когда душа усопшего покидает Пределы Земные) по выдающемуся сородичу нашему — скончавшемуся в конце прошлого года академику Борису Александровичу Рыбакову.

 

2. В Святодень сей на Капище в Битце собрались Общины «Велесова Круга»: «Родолюбие», «Коляда Вятичей», Обнинский «Триглав». Также были гости из других союзных Общин.

 

3. Начало действу было положено речениями кощун волхвами и слов о сути События. Затем жрецы возожгли Краду. При сём реклись слова на Огонь и прославления Крады. В соответствии с принятым Урядом, была принесена общая треба Родным Богам. Особливо был прославлен Бог Велес, Торящий Стези во Ино — Проводник душ усопших на Велесовы Луга.

 

4. Затем волхвы, бия в бубны, отверзнув Духовные Очи и обратив их во Ино, совершили обряд Призывания. За оным последовали обряды: Отверзания Сварги и Разрешения. На Краде была вознесена малая Лодия, исполненная Дарами. Все собравшиеся рекли славления уходящему во Ино.

 

5. Воины почтили уходящего обрядовым поединком, после чего мужи трижды бились в общей «стенке-на-стенку».

 

6. Завершила Событие братчина, во время коей реклись славы Предкам. Часть поминальной кутьи была предложена духам — в тот же миг ощутилось порывистое дуновение ветра, что было растолковано как добрый Знак...

 

7. Среди прочих слов, на обряде было речено: «Гремят в небе первые раскаты Перунова Грома. То — бьются-ратятся Светлые Боги с Силами Морены-Зимы. Кончится скоро Её время. Придёт пора Юной Весны. А вослед за ней, чаем, придёт Великое Обновление, Священная Весна Духа, кою близил своими деяниями славный сын Земли Светорусской — Борис Александрович Рыбаков! Слава ему вовеки! Гой!»

 

Слава Предкам!

Слава Земле Светорусской!

Слава Родным Богам!

 

 

Приложение:


Просмотров 236

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!