Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Несколько замечаний по поводу Ведийской обрядности



 

 

1. «Те, кто так знает, и те, кто в лесу чтут Веру и Истину, соединяются с пламенем, после пламени — с днём, после дня — со светлой половиной месяца — с полугодием растущего Солнца, после этого полугодия — с миром Богов, после мира Богов — с Солнцем, после Солнца — с молнией; их, ставших молнией, ведёт в миры Брахмана, приблизившись, Пуруша, состоящий из манаса; и они в тех мирах Брахмана, в запредельной дали, обитают. Нового возврата для них нет. А те, кто завоёвывают [свои] миры жертвой, дарами, тапасом, они соединяются с дымом после дыма — с ночью после ночи — с тёмной половиной месяца, после тёмной половины месяца — с полугодием убывающего Солнца, после этого полугодия — с миром Предков, после мира Предков — с Луною; Луны достигнув, они становятся пищей; там Боги их поглощают, словно сому, [говоря]: «Возрастай! Уменьшайся!» Когда это [состояние] потом проходит, тогда они ниспадают в пространство, из пространства — в ветер, из ветра — в дождь, из дождя — в землю; достигнув земли, они становятся пищей; вновь они приносятся в жертву на огне человека, затем рождаются на огне женщины. Так они по этому [кругу] обращаются, направленные к мирам. Те же, кто этих двух путей не знают, становятся червями, птицами, кусающимися тварями» («Брихадараньяка-упанишада» 6.2).

 

2. Всех людей условно можно разделить на три типа: творцы, хранители и потребители. В индийской Ведической традиции им соответствуют: дивья — обладающие Божественной природой, способные к Духовному творчеству в высшем смысле этого слова; вира (буквально: «герои») — хранители и защитники Духовной и материальной культуры народа, Наследия Предков, являющиеся также творцами в научной и производственной сфере; пашу — люди, обладающие животной природой, связанные узами невежества, не способные, по большому счёту, ни к Духовному, ни к материальному творчеству (работа у заводского станка для них — не творчество, а производственная необходимость), ориентированные лишь на потребление всего, созданного и накопленного первыми двумя типами людей.



 

3. В соответствии с тремя типами людей, существуют три типа религиозности, или три различных пути: путь Богов — Дэваяна, путь непосредственного Духовного Самопознания; путь Предков — Питрияна, путь следования Обычаю; и путь «беспутных» — путь бездуховности, который может выражаться как в материализме, так и в формальной, «внешней» религиозности — догматическом «обрядоверии», лишённом глубокого Духовного смысла.

 

4. Первый путь — путь Богов — можно охарактеризовать «модным» ныне словом «эзотерический». Но речь здесь идёт не о каких-то «подпольных» знаниях, тщательно скрываемых от широкой общественности тщательно законспирированной группой «Духовных партизан». Природа подлинно эзотерического такова, что о нём можно буквально кричать на базарной площади, но Сокровенное всё равно останется таковым для несведущих, ибо Его постижение зависит не от степени формальной осведомлённости искателя, а от уровня его Духовного развития. Иными словами, Знание, которое может быть раскрыто на пути Богов, — это Знание Внутреннее, Духовное Ведание, которому нельзя «научить» извне, раскрыв на словах какие-либо «оккультные тайны». Так, опыт человека Божественной природы (дивья-бхава) абсолютно бесполезен для человека, в котором преобладает животная природа (пашу-бхава), сколько последнего ни учи разным «эзотерическим» премудростям.

 



5. Как три вышеозначенных Духовных пути соотносятся с обрядовой практикой? В первом случае обряд, ритуал (равно как и всякая форма вообще) не является необходимым, хотя и может использоваться, дабы «соблюсти Обычай» и тем самым показать достойный пример другим. Во втором случае ритуал является, прежде всего, средством сохранения и передачи потомкам того опыта, который призваны охранять и сберегать люди-хранители, а также значительным подспорьем для их личного продвижения по Пути. В третьем же случае ритуал становится самоцелью, подменяя собой то, на что он должен указывать, превращаясь из сакрального действа в подражательскую «пустышку».

 

6. Человеческое общество в наш Чёрный (Железный) век состоит преимущественно из людей, относящихся к третьему типу. Значительно меньше имеется людей второго типа, а первого — вообще считанные единицы. Но если бы последних не было вовсе — человечество, выродившись в «тупиковое» направление эволюции, вообще перестало бы существовать. Поэтому всякая полноценная религиозная традиция, в рамках которой низшие имеют возможность учиться у высших, а высшие — находить верные пути к раскрытию своей Истинной (Божественной) Природы, — в этот век должна нести в себе смысл, который может быть раскрыт на трёх различных уровнях понимания. Иными словами, непосредственный Духовный опыт, обретаемый людьми первого типа, должен быть «подкреплён» ритуалом — своего рода культурным «языком», понятным людям второго типа и действующим облагораживающе на людей третьего типа, не вызывая при этом, насколько это возможно, у последних суеверного отторжения.

 

7. «У него, так знающего, жертвователь — это тело жертвы, жена — это вера, тело — топливо, грудь — алтарь, волосы — жертвенная подстилка, косичка — пучок травы, сердце — жертвенный столб, любовная страсть — растопленное масло, гнев — жертвенное животное, тапас — жертвенный огонь, <...> речь — хотар, дыхание — удгатар, глаз — адхварью, манас — брахман, ухо — агнидхра; когда он воздерживается — это обряд посвящения, когда ест — приношение, когда пьёт — это его вкушение сомы, когда наслаждается — обряды упасад, когда он движется, входит, встаёт — это праваргья; его рот — очаг ахавания, произнесение [слова] — приношение, распознающее знание — обряд хома; когда он ест вечером и утром — зажигание жертвенного огня; утро, полдень, вечер — соответствующие приношения сомы; то, что для него день-ночь — это жертвы полумесячий; полумесяцы и месяцы — жертвы через четыре месяца; времена года — приношения животных; периоды на пять лет — приношения в течение двух, трёх и т.д. суток; всё его имущество — саттра, смерть — ритуальное омовение [в конце обряда], а эта пожизненная агнихотра — саттра. Знающий так, который покидает мир на северном пути [Солнца], к величию Богов уйдя, к слиянию с Солнцем он идёт; а кто покидает мир на южном пути [Солнца], к величию Предков уйдя, идёт он к слиянию с Луной, мира Луны достигает. Оба эти величия, и Солнца, и Луны, знающий Брахман обретает, а после того — величия Брахмана он достигает» («Тайттирия-араньяка» 10.64).

 

8. Человек, относящийся к первому типу, то есть обладающий Божественной природой (дивья-бхава), совершая ритуальное действо, с одной стороны, исполняет Вселенский Закон (гласящий, что Мироздание держится жертвой), а с другой — подаёт благой пример людям второго типа (вира-бхава), позволяющий им подняться на более высокий Духовный уровень — из вира стать дивья (при тотальной трансформации своего существа в процессе ритуала).

 

9. Таким образом, принадлежащий ко второму типу (вира), достигая совершенства в ритуале, который на определённом этапе становится внутренним жертвоприношением, пресуществяет своё естество посредством совершаемого обряда — раскрывает свою Божественную (дивья) природу, вследствие чего не возвращается на землю, но «достигает величия Брахмана».

 

10. Рассмотрим практическую сторону ритуального действа и его символику на примере церемонии ашвамедхи (Ведического жертвоприношения коня).

 

11. «Ом! Голова жертвенного коня — это поистине время рассвета, глаз — это Солнце, дыхание — ветер, раскрытая пасть — Агни Вайшванара, туловище жертвенного коня — это год, спина — небо, брюхо — воздушное пространство, пах — земля, бока — страны света, рёбра — промежуточные стороны, члены — времена года, сочленения — месяцы и половины месяцев, ноги — дни и ночи, кости — звёзды, мускулы — облака, пища в его желудке — песок, жилы — реки, печень и лёгкие — горы, волосы — деревья и травы, передняя половина — восходящее [Солнце], задняя половина — заходящее [Солнце]; когда он оскаливает пасть — сверкает молния, когда он встряхивается — гремит гром, когда пускает мочу — льёт дождь, его ржание — речь. Поистине день родился, подобный махиману, что перед конём, рождение его — в восточном море; ночь родилась, подобная махиману, что позади коня, рождение её — в западном море; эти махиманы поистине возникли по обе стороны коня. Став конём, он понёс на себе Богов, жеребцом — гандхарвов, скакуном — асуров, лошадью — людей. Море — его привязь, море — источник рождения» («Брихадараньяка-упанишада» 1.1).

 

12. Само жертвоприношение происходит одновременно на трёх уровнях: физическом (само ритуальное заклание коня — сожжение на священном огне его сальника, сопровождаемое выливанием в огонь растопленного масла из особых сосудов: золотого и серебряного), речевом (произнесение соответствующих мантр) и ментальном (воспроизведение в уме всех указанных в тексте отождествлений). Особая значимость этого священнодействия выражалась в его связи с фигурой Праджапати, как бы приносившего в ходе обряда Себя в жертву Самому Себе. Следующий текст содержит прямое обращение к коню, олицетворяющему собой весь космос:

 

13. «Твоя спина — небо, твоё местоприбывание — земля, твоё дыхание — воздушное пространство, твой источник рождения — море, твой глаз — Солнце, твоё дыхание — ветер, твоё ухо — Луна, твои сочления — месяцы и половины месяцев, члены — времена года, твоё величие — год» («Тайттирия-самхита» 5.7.25).

 

14. Интересно, что брахман, совершавший жертвоприношение, делал свою работу исключительно ментально, молча сидя на своём месте на протяжении всей длиннейшей церемонии (ашвамедха длилась более года); при этом его деятельности приписывалось значение большее, нежели деятельности всех остальных жрецов (совершающих работу на физическом плане) вместе взятых. Его задача во время совершения ритуального действа была — увидеть, как вся Вселенная приносится в жертву Праджапати. Так как конь (то есть Вселенная) есть одна из форм Праджапати, то фактически речь шла о принесении Праджапати в жертву Праджапати. Именно в этом заключалась сакральная суть обряда. При этом сам брахман также отождествлялся с Праджапати[126].

 

15. Принимая во внимание то, что приношение Праджапати в жертву Самому Себе есть Его главный акт в качестве Творца Мира, — а в этой Своей функции Он носит Имя Вирадж, — брахман в конце концов должен был увидеть себя тождественным Праджапати в форме Вираджа. А так как Праджапати является ещё и олицетворением ритуала, брахман тем самым, согласно авторитетному комментарию Саяны, становится принадлежащим к сфере ритуала.

 

16. К аналогичному видению картины ашвамедхи должен прийти и заказчик церемонии — царь. Он также созерцает Праджапати, приносимого в жертву Праджапати; при этом себя он может рассматривать то как главное действующее лицо, то как жертву. Таким образом, все главные участники ритуала должны в процессе его совершения коренным образом изменить свой онтологический статус: они становятся соучастниками изначального жертвенного акта, которым Праджапати творит мир, переходя из обыденного существования в сферу ритуала, из мира профанного в мир сакральный.

 

17. Но мир ритуала — это особый мир, уже не человеческий, но Божественный. Для вхождения в него (и, так сказать, эффективного функционирования в нём) необходима предварительная подготовка — более или менее тщательное очищение и «новое рождение» — инициация, Духовное посвящение (дикша). Например, для участия в ашвамедхе (и для того, чтобы оказаться достойным плода этого величайшего из Ведийских жертвоприношений) требовались многочисленные и чрезвычайно сложные посвятительные и очитительные обряды, в том числе пост, бдение, передача царской власти на время ритуала одному из жрецов и т.д.[127]

 

18. В то же время сам ритуал выступает в роли очистительного действа, ибо приобщение к миру Божественному само по себе рассматривается как очищающее человека. В самом начале «Шатпатха-брахманы», при изложении процедуры принятия обета (что должно предшествовать началу всякого жертвоприношения), говорится следующее:

 

19. «Кто собирается принять обет, тот, стоя между очагами Ахавенией и Гархапатьей и повернувшись лицом к востоку, прикасается к воде; он прикасается к воде потому, что человек — это нечистое, ибо он лжёт, и потому, что этим действием [достигается] внутреннее очищение, ибо вода — это чистое. "Став достойным ритуала [то есть ритуально чистым], я приму на себя обет", — так [говорит он]; ибо поистине вода очищает. "Став чистым с помощью этого чистого, я приму на себя обет", — так [говорит он]; потому он и прикасается к воде... После совершения [жертвоприношения] он слагает с себя [обет], произнося [мантру]: "О, Владыка обетов! О, Агни! Я выдержал обет. Я был достоин этого. Я достиг успеха". Двоякий поистине [мир] этот: Истина и ложь [составляют его]; и нет третьего. Поистине Боги — это Истина, человек же — ложь. Поэтому, произнося [мантру]: "Вот я перехожу от лжи к Истине", — он переходит из [мира] людей в [мир] Богов. Тогда — пусть говорит он только Правду, ибо этот обет поистине держат Боги. Правду говорят Они. Поэтому Они исполнены сияния; сияющим поистине бывает тот, кто зная это, говорит Правду. После совершения [жертвоприношения] он слагает с себя [обет], произнося: "Теперь я есмь, кто я есмь". Ибо, приняв обет, он делается как бы нечеловеческим; а так как нехорошо ему сказать: "Теперь я перехожу из Правды в ложь", — и так как поистине он как бы снова делается человеком, пусть он слагает с себя обет, произнося: "Теперь я есмь, кто я есмь"» («Шатапатха-брахмана» 1.1.1.1,3-6).

 

20. Таким образом, ритуал становится неким «ключом» к раскрытию человеком его Истинной (Божественной) Природы. Лишь для постигшего свою Истинную Природу страдание и всякая нечистота перестают существовать, и даже смерть более не страшит раскрывшего Само Бессмертное Божественное в своём Сердце. Познание Божественного в себе есть истинная цель Духовного Пути человека, и в этом — смысл всех Духовных традиций. Ритуал же — лишь помощь человеку на пути Духовного Самопознания, но он не является самоцелью, ибо, как учит «Бхагават-гита»:

 

Лучше, чем жертва, состоящая из вещества,

Жертва знанием...[128]

Жертвенной ложкой-Брахманом

Жертва-Брахман

В жертвенном огне Брахмана

Жертвуется Брахманом;

Установленный в действии-Брахмане,

Пусть он достигнет Брахмана...[129]

 

 

Слава Роду!

 

[1998]

 


Просмотров 246

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!