Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Повесть временных лет (Ипатьевская летопись) (нач. XII в.)



 

В лѣто . ҂s҃ . у҃ . е҃ı . [6415(907)] Іде Ѡлегъ на Грѣкы... цс̑рь же Леѡнъ съ Ѡлександром̑ . миръ ство̑риста съ Ѡльгом̑ . имъшесѧ по дань и ротѣ заходивше межи собою . целова̑вше сами крс̑тъ . а Ѡльга водиша и мужии єго на роту . по Рускому закону . клѧшасѧ ѡружьємь своимъ . и Перуномъ бм҃ъ своимъ . и Волосом̑ скотьимъ бг҃омъ . и оутвердиша миръ...

В лѣто . ҂s҃ . у҃ . н҃г . [6453(945)] Присла Романъ и Костѧнтинъ . и Стефанъ слы къ Игореви̑ . построити мира пѣрваго... Игорь же призва посльı Грѣцкыӕ рєх̑ . молвитє . что вы казалъ цс̑рь . и ркоша сли цс̑рви . се посла ны цс̑рь . радъ єсть миру и хочєть миръ имѣти съ кнѧзєм Рус̑кымъ и любовь . и твои сли водили суть цс̑рѧ нашєг̑ ротѣ . и насъ послаша ротѣ водить тєбє и мужь твоихъ . и ѡбѣщасѧ Игорь сицє створи . и наоутрѣӕ призва Игорь сли . и приде на холъмы кде стоӕшє Пєрунъ . и покладоша ѡружьӕ своӕ и щиты . и золото . и ходи Игорь ротѣ . и мужи єго . и єлико поганыӕ Руси...

В лѣт̑ . ҂s҃ . у҃ . о҃ѳ . [6479(971)] Азъ Ст҃ославъ кн҃зь Рус̑кыи . ӕкож̑ клѧхсѧ . и оутвѣржаю иа свѣщании сємъ роту свою . и хочю имѣти миръ и свѣршєну любовь съ всѧкымъ . и великымъ цс̑рмь Грѣцьким . и съ Васильєм . и съ Костѧнтином . и съ бг҃одх҃новенными цсри... да имѣємъ клѧтву ѿ Ба҃ . в нежє вѣруємъ в Пєруна . и въ Волоса ба҃ скотьӕ...

В лѣт̑ . ҂s҃ . х҃ . к҃в . [6622(1114)] ...и бъıс̑... по немь Феоста иже . и Соварога . нарекоша Егуптѧне... тъ же Феоста законъ . оустави женамъ за единъ мужь . посагати и ходити говеющи . а иже прелюбы дѣющи . казнити повелѣваше сего ради прозваше и бъ҃ Сварогъ... и въстави единому мюжю едину жену имѣти . и женѣ . за одинъ моужь посагати . аще ли кто переступить да ввергуть и в пещь огнену . сего ради прозваша и Сварогомъ . и блж҃иша и Егуптѧне . и по семъ црс̑твова сн҃ъ его именемъ Слн҃це егоже наричють . Дажьбъ҃... ѿнележе . начаша чл҃вци дань давати цр҃мъ Слн҃це цр҃ь сн҃ъ Свароговъ . еже есть Дажьбъ҃...



 

 

3. «Хождение Богородицы по мукам» (XII в.)

 

...И увидела богородица мучающихся в аду, и было тут множество мужей и жен, и вопили они. И спросила благодатная архистратига: «Кто это такие?» И ответил архистратиг: «Это те, кто не веровали в отца и сына и святого духа, забыли бога и веровали в то, что сотворил нам бог для трудов наших, прозвав это богами: солнце и месяц, землю и воду, и зверей и гадов; все это те люди сделали из камней, — Траяна, Хорса, Велеса, Перуна в богов превратили, и были одержимы злым бесом, и веровали, и до сих пор во мраке злом находятся, потому здесь так мучаются».

 

 

Кирилл Туровский (XII в.)

 

Ужо бо не нарекутся Богом стихия, ни солнце, ни огнь, ни источници, ни деревеса!

 

 

5. Поучение против язычества (XII–XIII вв.)



 

...И приступиша къ идоломъ и начаша жрети молнiи и грому, и солнцю и луне, а друзiи Переуну, Хоурсу, вилам и Мокоши, упиремъ и берегынямъ, ихже нарицають тридевять сестриниць, а инiи въ Сварожитца верують и в Артемиду, имже невеглаши человечи молятся, и куры имъ режуть... и инеми въ водахъ потопляеми суть. А друзiи къ кладезямъ приходяще моляться и въ воду мечуть... жертву приносяще, а друзiи огневи и каменiю, и рекамъ, и источникомъ, и берегынямъ, и в дрова — не токмо же преже въ поганьстве, но мнози и ныне то творятъ.

 

 

6. «Вопрошание Кириково» (XII в.)

 

Аже се Роду и Рожанице крають хлебы и сиры и мед...

 

 

7. «Слово некоего христолюбца» (XII в.)

 

Веруютъ въ Перуна и въ Хърса, и въ Сима, и въ Рьгла... моляться подъ овиномъ огневи и вилам и Мокоши, Симу, Рьглу и Перуну, и Волосу скотью богу.

 

 

8. «Слово св. Григория о том, како первое погани суще языци кланялися идолом и требы им клали» (XII (?) в.)

 

Тем же богом требу кладоуть и творят, и словеньскый язык, вилам, и мокошьи, диве. Пероуноу херсоу, родоу и рожаници, оупирем и берегыням, и переплутоу, и верьтячеся пьют емоу в розех, и огневи сварожицю молятся, и навьмь мевь творять... се же словен начали тряпезоу ставити, родоу и рожаницям, переже пероуна бога их, а преже того клали требы оупирем и берегыням по святем крщении пероуна отринуша, а по Христа господа бога яшася, не и ныня по оукраинам их, молятся проклятомоу богоу их пероуноу херсоу и мокоши и вилам, не то творят акы отаи, сего же не могутся лишити... проклятаго того ставлення вторыя тряпезы родоу и рожаницам...

Извыкоша елени класти требы Атремиду и Артемиде, рекше Роду и Роженице, тации же игуптяне. Також и до словен доиде се слов, и ти начаша требы класть Роду и Рожаницам,... а се егуптяне требы кладут Нилу и огневе, рекуще Нил плододавецъ и раститель класом.

 

 

9. «Слово о полку Игореве» (XII (?) в.)

 

Абы ты сиа плъкы ущекоталъ, скача, славию, по мыслену древу, летая умомъ подъ облакы, свивая славы оба полы сего времени, рища въ тропу Трояню чресъ поля на горы...

Чи ли въспѣти было, вѣщей Бояне, Велесовь внуче...

Се вѣтри, Стрибожи внуци, вѣютъ съ моря стрѣлами на храбрыя плъкы Игоревы...

Были вѣчи Трояни, минула лѣта Ярославля...

Въстала обида въ силахъ Дажьбожа внука, вступила дѣвою на землю Трояню...

О, далече зайде соколъ, птиць бья, — къ морю! А Игорева храбраго плъку не крѣсити! За нимъ кликну Карна и Жля, поскочи по Руской земли, смагу людемъ мычючи въ пламянѣ розѣ...

Всеславъ князь людемъ судяше, княземъ грады рядяше, а самъ въ ночь влъкомъ рыскаше: изъ Кыева дорискаше до куръ Тмутороканя, великому Хръсови влъкомъ путь прерыскаше.

 

 

10. «Слово о мздоимании» (XVI в.)

 

Того ради не подобает хрстiаном игръ безовскых играти, иже ест плясанie, гудба, песни мырскыя и жрътва идлъскаа, иже молятся огневи пред овином и вилам и Мокошiи и Симу и Ръглу и Перуну и Роду и Рожаници...

 

 

11. «Слово и откровение святых апостолов» (XVI в.)

 

Иные по оукранiамь молятся емоу проклятым болваном Переноу, Хорсоу, Мокши, виламь... в прелесть великоу не внидят мняще богы многы пероуна и хорса дыя и трояна и инии мнози, ибо яка то человецы были суть старейшины пероунь в елинех, а хорс в Кипре, Троянь бяше царь в Риме... Ибо сего дне ессе в поганых, глят бо ово сут бози небнии, а дроузии земнии, а дроузии польстии, а дроузии воднии...

 

 

12. «Сказание о построении града Ярославля» (XVIII в.)

 

Идол, ему же кланястася сии (жители будущего Ярославля), бысть Волос, сиречь скотий бог. И сей Волос, в нем же бес живя, яко и страхи мнози твори, стояще осреди логовины, нарицаемой Волосовой, отселе же и скотии по обычаю и пажити изгоше. Сему многокозненному идолу и кереметь створена бысть и волхв вдан, а сей неугасимы огнь Волосу держа и жертвенная ему кури.

 

 

Слава Роду!

 

Приложение 2:

Избранные переводы из Русских летописей о «крещении» Руси

 

 

1. Лаврентьевская летопись[14]

 

6488 (980). И начал княжить Владимир в Киеве один, и поставил кумиры на холме вне двора теремного: Перуна деревянного — главу серебряну, а ус злат, и Хорса, Дажьбога, и Стрибога, и Симаргла, и Мокошь... Владимир посадил Добрыню, дядю своего, в Новгороде. И, придя в Новгород, Добрыня поставил кумира над рекою Волховом, и приносили ему жертвы новгородцы как Богу <...>.

Был же Владимир побеждён похотью женскою, и вот какие были у него супруги: Рогнеда, которую посадил на Лыбеди <...>, от неё имел четырёх сыновей: Изеслава, Мстислава, Ярослава, Всеволода, и две дочери; от гречанки имел — Святополка; от чехини — Вышеслава; от другой — Святослава и Мстислава; а от болгарыни — Бориса и Глеба, а наложниц у него было 300 — в Вышгороде, 300 — в Белгороде, и 200 — на Берестове <...>. И был он ненасытен в блуде, приводил к себе и замужних жён и растлял девиц. Был он такой же женолюбец, как и Соломон, ибо говорят, что у Соломона было 700 жён и 300 наложниц. Мудр он был, а в конце концов погиб. Этот же был невежда, а под конец обрёл спасение.

В год 6496 (988) пошёл Владимир с войском на Корсунь, град греческий. <...> И послал к царям Василию и Константину, и так им передал: «Вот взял ваш город славный; слышал же то, что имеете сестру девою; если не отдадите её за меня, то сотворю городу вашему (столице) то же, что и этому городу сотворил». И услышав это, они (Василий и Константин) опечалились, и послали ему весть, и так ответили: «Не пристало христианам выдавать жён за неверных. Если крестишься, то и её получишь, и царство небесное примешь, и с нами единоверен будешь».

<...> По божьему промыслу в это время разболелся Владимир глазами, и не видел ничего, и скорбел сильно, и не знал, что делать. И послала к нему царица (Анна) и передала: «Если хочешь избавиться от болезни сей, то крестись скорее; иначе не избудешь недуга сего». Услышав, Владимир сказал: «Если воистину исполнится это, то поистине велик будет Бог христианский». И повелел крестить себя. Епископ же корсунский с царицыными попами, огласив, крестил Владимира. И когда возложил руку на него, тотчас прозрел он. Владимир же, ощутив своё внезапное исцеление, прославил бога: «Теперь узрел я Бога истинного».

<...> После этого Владимир взял царицу и попов Корсунских с мощами святого Климента <...>, взял и сосуды церковные, и иконы на благословение себе. <...> Забрал и двух медных идолов, и четырёх медных коней, что и сейчас стоят за церковью св. Богородицы. Корсунь же отдал грекам как вено за царицу, а сам пришёл в Киев. И когда пришёл, повелел кумиры опрокинуть — одних изрубить, а других — предать огню. Перуна же повелел привязать к хвосту коня и волочить его с горы по Боричеву взвозу к Ручью, и приставил двенадцать мужей колотить его жезлами. Делалось это не потому, что дерево чувствует, но для поругания беса <...>. Вчера был чтим людьми, а сегодня поругаем. Когда влекли Перуна по Ручью к Днепру, оплакивали его неверные люди <...>. И, притащив, сбросили его в Днепр. И сказал Владимир сопровождающим: «Если он где пристанет, вы отпихивайте его от берега, до тех пор, пока не пройдёт пороги, тогда лишь оставьте его». Они так и сделали, как он велел. Как только оставили его за порогами, так принёс его ветер на мель, которую потом прозвали Перунья Мель, так она и до сего дня называется. Затем послал Владимир по всему городу сказать: «Если не обратится кто завтра на реке — будь то богатый, или бедный, или нищий, или раб, — противен будет мне».

 

 

2. Мазуринский летописец[15]

 

6498 (992). Добрыня, дядя Владимира, отправился в Великий Новгород и все идолы сокрушил, и требища разорил, и многих людей крестил, и церкви воздвиг, и священников поставил по городам и сёлам новгородского предела. Кумира же Перуна посекли, и низвергли на землю, и, привязав верёвки, повлекли его по калу, бив жезлами и топча. И в это время вошел бес в того бездушного кумира Перуна и в нём возопил, как человек: «О горе мне! Ох мне! Достался я немилостивым рукам». И сбросили его люди в реку Волхов и заповедали, чтобы никто его не перенял. Он же, проплывая сквозь великий мост, ударил по мосту своей палицей и сказал: «Здесь пусть тешатся люди новгородские, вспоминая меня», и тут творили безумные люди многие годы, сходились в некие праздники и устраивали представления, и творили бои.

 

 

3. Иоакимовская летопись[16]

 

6499 (991). В Новгороде люди, увидев, что Добрыня идёт крестить их, учинили вече и заклялись все не пустить их в город и не дать ниспровергнуть идолов. И когда он пришёл, они, разметав мост великий, вышли с оружием, и какими бы угрозами или ласковыми словами их Добрыня ни увещевал, они и слышать не хотели, и вывели два самострела больших со множеством камней, и поставили их на мосту, как на настоящих своих врагов. Высший же над славянскими жрецами Богомил, который из-за своего красноречия был наречен Соловьём, запрещал людям покоряться.

Мы же стояли на торговой стороне, ходили по торжищам и улицам, и учили людей, как могли. Но гибнущим в нечестии слово крестное, которое апостол сказал, явилось безумием и обманом. И так мы пребывали два дня и крестили несколько сот людей.

Тогда тысяцкий новгородский Угоняй ездил повсюду и кричал: «Лучше нам помереть, нежели Богов наших дать на поругание». Народ же оной страны, рассвирепев, дом Добрыни разорил, имение разграбил, жену и родных его избил. Тысяцкий же Владимиров Путята, муж смышлёный и храбрый, приготовив ладью и избрав от ростовцев 500 человек, ночью переправился выше города на ту сторону и вошел в город, и никто не остерёгся, так как все видевшие их думали, что видят своих воинов. Он же, дойдя до двора Угоняя, его и других первых мужей тотчас послал к Добрыне за реку. Люди же той страны, услышав про это, собрались до 5000, обступили Путяту, и была между ними злая сеча. Некоторые пошли и церковь Преображения Господня разметали и дома христиан стали грабить. А на рассвете подоспел Добрыня с бывшими с ним воинами, и повелел он у берега некоторые дома поджечь, чем люди были весьма устрашены, и побежали они тушить огонь; и тотчас перестали сечь, и тогда первые мужи, придя к Добрыне, стали просить мира.

Добрыня же, собрав воинов, запретил грабёж, и тотчас сокрушил идолов, деревянные сжёг, а каменные, изломав, низверг в реку; и была нечестивым великая печаль. Мужи и жёны, видев это, с воплем великим и слезами просили за них, будто за настоящих Богов. Добрыня же, насмехаясь, им говорил: «Что, безумные, сожалеете о тех, которые себя оборонить не могут, какую пользу вы от них чаять можете?» И послал всюду, объявив, чтоб все шли ко крещению. <...> И пришли многие, а не хотящих креститься воины притаскивали и крестили, мужчин выше моста, а женщин ниже моста. <...> И так крестя, Путята шёл к Киеву. Потому люди и поносят новгородцев, мол, их Путята крестил мечом, а Добрыня огнём.

 

 

4. Лаврентьевская летопись[17]

 

6532 (1024). В тот же год восстали волхвы в Суздале, избивали они старую чадь по дьявольскому наущению и бесованью, говоря, что они прячут запасы. Был мятеж великий и голод по всей стране <...>. Ярослав же, услышав о волхвах, пришёл к Суздалю; захватив волхвов, одних изгнал, а других казнил, говоря так: «Бог за грехи насылает на всякую страну голод, или мор, или засуху, или иную казнь, человек же не ведает за что».

6779 (1071).<...> В те же времена пришёл волхв, обольщённый бесом; придя в Киев, он говорил и то поведал людям, что на пятый год Днепр потечёт вспять и что земли начнут меняться местами, что Греческая земля станет на место Русской, а Русская — на место Греческой, и прочие земли изменятся. Невежды слушали его, верные же смеялись, говоря ему: «Бес тобою играет на погибель тебе». Что и сбылось с ним: в одну из ночей пропал без вести.

6579 (1071).Был голод в Ростовской области, и тогда восстали два волхва близ Ярославля <...>. И пришли на Белозеро, и было с ними людей 300. В то же время случилось прийти от Святослава собирающему дань Яну, сыну Вышатину <...>. Ян же повелел бить их и вырывать у них бороды. Когда их били и выдирали расщепом бороды, спросил их Ян: «Что же вам молвят Боги?» Они же ответили: «Стать нам пред Святославом!» И повелел им Ян вложить рубли в уста и привязать их к мачте лодки и пустил их пред собою в ладье, а сам пошёл за ними. Остановились на устье Шексны, и сказал им Ян: «Что же вам теперь Боги молвят?» Они же ответили: «Так нам Боги молвят: не быть нам живыми от тебя». И сказал им Янь: «То они вам правду поведали». <...> Они же, схватив их, убили их и повесили на дубе.

6579 (1071). Такой волхв появился при Глебе в Новгороде; говорил людям, притворяясь Богом, и многих обманул, чуть не весь город, уверяя, будто «всё ведает и предвидит», и, хуля веру христианскую, уверял, что «перейдёт Волхов перед всеми». И был мятеж в городе, и все поверили ему и хотели погубить епископа. Епископ же взял крест и облёкся в ризы, встал и сказал: «Кто хочет верить волхву, пусть идёт за ним, кто же верует, пусть ко кресту идёт». И разделились люди надвое: князь Глеб и дружина его пошли и встали около епископа, а люди все пошли за волхва. И начался мятеж великий между ними. Глеб же взял топор под плащ, подошел к волхву и спросил: «Ведаешь ли, что завтра утром случится и что сегодня до вечера?» — «Всё предвижу». И сказал Глеб: «А знаешь ли, что будет с тобою сегодня?» — «Чудеса великие сотворю», — сказал. Глеб же, вынув топор, разрубил волхва, и пал он мёртв <...>.

 

 

5. Никоновская летопись[18]

 

6735 (1227). Явились в Новгороде волхвы, ведуны, потворницы, и многие волхвования, и потворы, и ложные знамения творили, и много зла сделали, и многих прельстили. И собравшиеся новгородцы поймали их и привели на двор архиепископа. И мужи князя Ярослава вступились за них. Новгородцы же привели волхвов на двор мужей Ярослава, и сложили великий огонь на дворе Ярослава, и связали волхвов всех, и бросили в огонь, и тут они все сгорели.

 

 

Слава Роду!

 

 

Часть II

Волховские книги

 

Из «Велесовой Книги»:


Просмотров 542

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!