Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ПОСЛЕДНЯЯ НЕДЕЛЯ ОКТЯБРЯ 2003 ГОДА 5 часть



Это могло случиться где и когда угодно, но уж точно не во время встречи с братьями Винклвосс. Марк подробно рассказал Эдуардо об их вечернем разговоре в столовой и о том, что собой представлял сайт, к работе над которым братья полагали, что привлекли Марка. По его словам, это был очередной сайт знакомств. Типа Match.com для продвинутых.

Насколько знал Эдуардо, работать на близнецов Марк не стал. Он посмотрел их наработки, прикинул, что к чему, и решил не тратить впустую время. Марк не просто отказался сотрудничать, а даже высмеял Дивью и Винклвоссов — мол, самые убогие из его знакомых лучше понимают, как привлечь народ в Интернете. К тому же у Марка оставалось из-за занятий слишком мало времени, чтобы ковыряться с сайтом знакомств в угоду качкам из «Порселлиан». Тем не менее по какой-то неясной причине он продолжал с этими качками переписываться и даже перезваниваться. Видимо, они все еще пытались настоять на своем, а Марк — на своем.

Винклвоссы, был уверен Эдуардо, абсолютно не поняли, с кем имеют дело. Они явно рассчитывали, что этот ботаник завизжит от счастья, получив шанс создать для них сайт и тем самым исправить свой имидж. А Марк тем временем и не думал ничего такого исправлять. Facemash принес ему неприятности — и одновременно доказал, что Марк умнее всех.

Марк смотрел на близнецов сверху вниз. Кто они такие, чтобы гнуть на них спину? Два спортсмена-дуболома, уверенные, что весь мир лежит у их ног. Мир пафосных тусовок, может, и лежит, но в мире сайтов и компьютеров ему, Марку, равных нет.

— По-моему, здорово придумано, — сказал Эдуардо.

Он перестал обращать внимание на происходящее вокруг — его целиком захватила увлеченность Марка. Эдуардо очень хотел поучаствовать в этом проекте. Марку, надо полагать, тоже было нужно участие Эдуардо. Иначе он первым делом обратился бы к соседям по комнате. Один из них, Дастин Московиц, тоже был компьютерным гением и программистом, пожалуй, не хуже самого Марка. Ведь неспроста же Марк не пошел сначала к нему.

— Здорово-то здорово. Но понадобится немного денег на аренду серверов и каналов связи.



Вот оно что! Марку для запуска сайта требовались деньги. Эдуардо был из богатой семьи и, более того, сам располагал деньгами — тремя сотнями тысяч, заработанными на нефтяных фьючерсах. Как мы помним, доход ему принесло увлечение метеорологией, позволившее вычислить периодичность возникновения ураганов. У Эдуардо есть деньги, Марку деньги нужны — все проще простого. Но Эдуардо хотелось верить, что дело не только в этом. Марк затеял социальный сайт. При этом у него не было ни социальных навыков, ни самой социальной жизни. Он, Эдуардо, только что вступил в «Феникс». Начал заводить связи, знакомиться с девушками. Рано или поздно он, возможно, с кем-нибудь переспит. К кому еще было обратиться Марку, как не к Эдуардо, самому социализированному из всех его знакомых?

— Не вопрос, — сказал Эдуардо и через стол пожал Марку руку.

Он был готов помочь и деньгами, и советом. Наладить ведение проекта, так как этого, скорее всего, не сделать Марку, ведь у него нет предпринимательской жилки. Нормальный бизнесмен в жизни бы не отказался от семизначной суммы, которую предлагала Microsoft.

Эдуардо с детства варился в мире бизнеса. А теперь ему представлялся случай показать отцу, сколь многому он научился. Возглавить гарвардскую Ассоциацию инвесторов — это одно дело, а создать популярный интернет-сайт — совсем другое.

— Сколько, по-твоему, нам понадобится? — спросил Эдуардо.



— Для начала надо около штуки. У меня сейчас нет лишней тысячи. Если выложишь эти деньги, можно начинать работу.

Эдуардо кивнул. Он знал, что Марк небогат. А сам Эдуардо мог достать тысячу долларов меньше чем за двадцать минут — всего-то нужно дойти до ближайшего банка.

— Поделим компанию семьдесят к тридцати, — вдруг предложил Марк. — Семьдесят процентов мне, тридцать тебе. Ты, если хочешь, будешь финансовым директором.

Эдуардо снова кивнул. Ему такой расклад нравился. В конце концов, идея принадлежала Марку. Эдуардо профинансирует ее и возьмет на себя бизнес-руководство. Никто не гарантирует, что идея принесет денег, но уж слишком она хороша, чтобы дать ей пропасть втуне.

Многие в Гарварде создавали свои сайты. Этим занимались не только братья Винклвосс и Аарон Гринспен. Эдуардо был знаком с десятком студентов, пытавшихся заниматься бизнесом в Сети. Многие, как Винклвоссы, закладывали в сайты функцию общения, но ни за одним из известных Эдуардо сайтов не стояло такой блестящей идеи, как у Марка. В Facebook было заложено все, что требуется успешному сайту: простота замысла, связанное с эротикой назначение — и ощущение избранности. Прямо онлайн — «финальный клуб»! Тот же «Феникс», только вступить в него можно было прямо из уединения собственной комнаты. И Марку Цукербергу не придется проходить долгой процедуры отбора — его ждет пост президента клуба.

— Все это крайне любопытно, — усмехнулся Эдуардо.

Марк усмехнулся в ответ.

 

Глава 12

ЯНВАРЯ 2004 ГОДА

 

Массивная дверь, выкрашенная угольно-черной краской; ровно напротив, если пересечь Массачусетс-авеню, — еще более мрачные ворота, с кованой решеткой, каменной резьбой и огромной, высеченной из известняка головой льва над проемом. Не родился еще тот первокурсник, который, выйдя из ворот[23]и увидев на противоположной стороне улицы эту дверь, не испытал бы приступа любопытства, а то и безотчетного страха. Само по себе четырехэтажное кирпичное здание со скромной одежной лавкой на первом этаже вроде бы ничего особого не представляет, однако здесь, на Массачусетс-авеню, 1324, издавна гнездятся мифы и предания Гарварда, плетется тайная ткань университетской истории.

Тайлер Винклвосс, его брат Кэмерон и их лучший друг Дивья сидели на зеленом кожаном диване, стоящем сразу за черной дверью в небольшом прямоугольном зале, известном под названием «Велосипедная комната». Будь Тайлер с Кэмероном одни, они бы уединились где-нибудь на верхних этажах; но для Дивьи проход по деревянной, устланной зеленым ковром лестнице был закрыт. Его ни разу не приглашали подняться в верхние покои старинного здания — и никогда не пригласят.

В клубе «Порселлиан» царят строгие правила. Уже более двух столетий он пребывает на верхней ступени в иерархии «финальных клубов», взрастивших многие поколения лучших и талантливейших представителей американского образованного класса. Наравне с йельским клубом «Череп и кости» «Порселлиан» считается самым элитным и закрытым в стране. Он был основан в 1791 году и получил свое нынешнее название в 1794-м в честь жареного поросенка,[24]которым как-то полакомились его члены: прежде чем поросенок этот попал на стол, гласит история, один из членов клуба держал его у себя в комнате и прятал от проктора[25]в приоконном диване.

Клубное здание — «старый амбар», как именуют его члены клуба, — место легендарное и историческое. В «Порселлиан» членствовали Тедди Рузвельт[26]и многие другие представители клана Рузвельтов, а Франклину Делано[27]в приеме было отказано — этот отказ он называл «самым большим разочарованием в своей жизни». Девиз клуба — «dum vivimus, vivamus», «давайте жить, пока живем» — относится не только к университетской жизни его членов, но и к той, что начинается после выпуска. Члены «Порселлиан» призваны становиться хозяевами мироздания. На кампусе даже ходит легенда, что, если член клуба к тридцати годам не зарабатывает своего первого миллиона, клуб просто дарит ему эту сумму.

Правда это или нет, но Тайлер, Кэмерон и Дивья собрались в «Велосипедной комнате» не обсуждать, как они заработают первый миллион, — они пришли сюда, чтобы пособолезновать друг другу в связи с тем, что воплощение их замысла неожиданно отодвинулось.

Причину их расстройства можно было назвать по имени, и имя это — Марк Цукерберг.

На протяжении двух месяцев после, казалось бы, чудесной встречи в столовой Кёркланд-Хауса этот парень твердил, что совместная работа над Harvard Connection идет как нельзя лучше. Он ознакомился с уже написанной частью кода, изучил, насколько они продвинулись в создании сайта, и выражал готовность сделать все от него зависящее, чтобы сайт наконец заработал.

Пятьдесят два мейла, штук пять телефонных разговоров — и всякий раз Марк производил на братьев и Дивью впечатление человека, увлеченного проектом не меньше, чем во время их первой встречи. Его электронные письма братья Винклвосс воспринимали как отчет о проделанной работе, из которого следовало, что написание программы постоянно продвигается вперед, пусть и не так быстро, как хотелось бы.

 

Код в основном написан, и все вроде бы работает.

Мне кое-что надо сделать по учебе, но скоро снова возьмусь за ваши дела.

Когда ездил домой на День благодарения, забыл захватить зарядку.

 

На исходе седьмой недели, когда по-прежнему не было сделано ничего: Марк не прислал им кода и не залил его на сайт, — Тайлер забеспокоился. Слишком все затягивалось, тогда как Тайлер надеялся, что сайт будет готов к запуску в конце зимних каникул. Они с Кэмероном написали Марку письмо с вопросом, сможет ли он закончить работу в ближайшее время. Марк отозвался почти мгновенно, но при этом попросил новую отсрочку:

 

Извините, совсем туго со временем. На этой неделе дел по горло.

В понедельник сдаю три задания по программированию и курсовую, а в пятницу — две домашние контрольные.

 

В том же письме Марк тем не менее заверил, что по мере сил продолжает работу над сайтом:

 

Что касается сайта, то я внес часть необходимых поправок, но, правда, пока не все — после этого на моем компьютере все работает. На сайт я их еще не загружал.

 

А дальше он написал нечто, что вызвало у Тайлера тревогу — уж больно слова Марка контрастировали с его же прежним оптимизмом:

 

Мне по-прежнему кажется, что сайт недостаточно функционален, чтобы привлечь народ и создать критическую массу пользователей, необходимую для полноценной работы подобных сайтов. Но даже если сайт в своем нынешнем виде все-таки начнет генерировать трафик, боюсь, пропускной способности канала вашего провайдера для него не хватит — если только не произвести основательную оптимизацию, на которую уйдет еще несколько дней.

 

До сих пор Марк ни разу не высказывал сомнений относительно «функциональности» сайта — он, казалось, пребывал в постоянном восторге от их замысла и живо предвкушал успех.

После этого письма Тайлер начал настаивать на встрече с Марком. По его расчетам, сайт уже должен был бы заработать, и каждый упущенный день грозил новостью, что кто-нибудь их опередил — создал и запустил похожий сервис. Тайлер с Кэмероном уже оканчивали университет, им не терпелось как можно скорее увидеть сайт в действии, успеть воспользоваться им до выпускного. Но Марк все откладывал и откладывал встречу, ссылаясь на жуткую занятость.

И только за несколько часов до того, как близнецы и Дивья, пройдя сквозь ворота со львом, в 1901 году поднесенные в дар Гарварду клубом «Порселлиан», скрылись за угольно-черной дверью, Марк наконец-то дал согласие по-быстрому встретиться с ними в столовой Кёркланд-Хауса.

Когда Тайлер, Кэмерон и Дивья уселись за тот же, что и в первый раз, стол в дальнем конце обеденного зала, Марк поначалу как ни в чем не бывало расхваливал проект, распространялся о том, каким замечательным сайтом будет Harvard Connection. Но потом ни с того ни с сего принялся вилять, объяснять, что для работы над сайтом у него совсем не остается времени, что редкие свободные от занятий часы уходят на другие проекты. Тайлер решил, что речь идет об учебных заданиях по программированию, но Марк выражался крайне уклончиво и обтекаемо.

Вдобавок Марк поведал о проблемах, о которых в связи с Harvard Connection раньше никогда не упоминалось. В частности, доработки требовал пользовательский интерфейс, а это, сказал он, не по его части. Тайлеру было странно это слышать, ведь главную страницу скандального сайта Facemash Марк сделал в свое время очень талантливо.

Еще больше Марк смешал карты, заявив, что часть той работы, которую необходимо сделать для запуска сайта, кажется ему «скукотищей» и заниматься ею он не расположен. Потом он снова завел речь о недостаточной «функциональности» и о том, что хорошо бы обзавестись сервером помощнее.

Внезапно у Тайлера возникло ощущение, что этот парень пытается разуверить их в успехе — если раньше он горел энтузиазмом, то теперь старательно давал понять, что все не так уж и здорово.

Может, он просто переутомился, подумал Тайлер. Марк много сил отдавал учебе, а на примере Виктора Тайлер знал, что с программистами такое случается — перетрудившись, человек опускает руки, начинает брюзжать. Его отговорки, разумеется, были пустыми. Слабый сервер? Хорошо, можно купить новый. Трудности с интерфейсом, говоришь? Ну какие с ним могут быть трудности? Может, Марка надо на время оставить в покое — он отдохнет и в феврале с прежним воодушевлением примется за работу?!

Ситуация складывалась неприятная, и из Кёркланда Тайлер, Кэмерон и Дивья уходили в глубоком унынии. Неделю за неделей Марк твердил, что дело движется, а теперь заявляет, что, мол, еще ничего не готово, у него есть занятия поважней, да и восторга в отношении проекта он больше не испытывает. Кроме загруженности учебой — никаких объяснений, только беспомощные отговорки. А тем временем два месяца прошли впустую.

Все это было крайне печально. Тайлер полагал, что сайт должен был уже работать, что этот ботаник постиг суть проекта, оценил его возможности. Он ведь видел, что они успели сделать до него, согласился, что возни осталось немного: десять-пятнадцать часов, если за работу возьмется опытный программист. И вдруг — вся эта фигня про интерфейс и производительность сервера…

В конце концов Тайлер пришел к мысли, что правильнее всего будет дать парню несколько недель отдыха. Можно было надеяться, что после этого он придет в себя.

— А если он и через несколько недель ничего делать не станет? — спросил Дивья.

Сидя на диване в «Велосипедной комнате», они слышали, как за черной дверью по Массачусетс-авеню проезжают машины. Если бы Тайлер с Кэмероном поднялись наверх, они бы могли наблюдать за улицей из окна, устроенного так, что самих их снаружи не было видно. Но Тайлер по натуре не был наблюдателем. Он любил действовать, участвовать в событиях, подгонять их ход. Для него ничего не было хуже, чем неподвижно созерцать, как жизнь проносится мимо.

Тайлер пожал плечами. Он не хотел делать скоропалительных выводов… Но вдруг они ошиблись в Марке Цукерберге? Вдруг он, Тайлер, напрасно счел его подходящим для их предприятия? Что, если Марк Цукерберг — всего лишь заурядный сдвинутый программист, неспособный понять их замысел?

— Если не станет, — хмуро ответил Тайлер, — придется искать нового программиста. Такого, который сможет понять, чего мы хотим.

Не исключено, что Марк Цукерберг ни-че-го про их проект не понял.

 

Глава 13

ФЕВРАЛЯ 2004 ГОДА

 

Эдуардо целых двадцать минут прождал в пустынном вестибюле Кёркланд-Хауса, пока Марк, наконец, не показался на лестнице, ведущей снизу из столовой. Он несся, перепрыгивая через ступеньки, капюшон желтого шерстяного балахона развевался у него за спиной. Сложив руки на груди, Эдуардо посмотрел на друга в упор.

— Мне казалось, мы договаривались на девять, — начал было он, но Марк отстранил друга и прошел мимо.

— Некогда, — пробормотал Марк, извлек из кармана шортов ключ и вставил его в замочную скважину на дверной ручке.

Волосы у Марка были всклокочены, глаза воспалены.

— Ты что, вообще не спал? — вкрадчиво спросил Эдуардо.

Марк ничего не ответил. Но Эдуардо и так знал, что всю последнюю неделю Марку было не до сна, потому что он работал круглые сутки — с утра до вечера и с вечера до утра. Он умирал от усталости, но не обращал на это внимания. Сейчас Марк мало на что обращал внимание. Он находился во взвинченном состоянии, знакомом любому программисту: боялся отвлечься хоть на секунду, чтобы не потерять нить.

— В смысле, некогда? — не унимался Эдуардо, но Марк пропустил его вопрос мимо ушей.

В конце концов замок щелкнул, Марк толкнул дверь и ввалился в комнату. Запнувшись сандалиями за брошенные у порога джинсы, он рухнул, чуть не повалив на пол захламленную книжную полку и маленький телевизор. Мгновение спустя Марк снова оказался на ногах и устремился к столу.

Компьютер он не выключал, нужная программа была открыта, так что Марк без промедления приступил к работе. Он не слышал, как Эдуардо подошел к нему сзади, — пальцы программиста, как одержимые, летали по клавиатуре.

Насколько понимал Эдуардо, Марк в данный момент наносил последние штрихи — отладку программы он закончил в три, дизайн и коды были готовы еще раньше. Оставалось добавить одну функцию, на обдумывание которой Марк потратил почти целый день.

Он долго играл с оформлением сайта, добиваясь максимальной простоты дизайна, стараясь при этом насовать в него достаточное количество цепляющих внимание фишек. По его мысли, на сайт Thefacebook людей должна была приводить не только страсть к подглядыванию. Ставка делалась на интерактивность подглядывания. Проще говоря, сайту надлежало имитировать драйв повседневной университетской жизни — то, что заставляет студентов завязывать отношения с себе подобными, торчать в барах и ночных клубах, ходить на занятия и в столовую. Да, они делают все это, чтобы повидаться с приятелями, пообщаться, поговорить — но за всеми этими социальными телодвижениями стоит одна, элементарная и основополагающая движущая сила.

— По-моему, получилось здорово, — сказал Эдуардо, глядя на экран через плечо Марка.

Марк покивал — видимо, каким-то своим мыслям.

— Ага.

— Нет, ну правда здорово. Красота. Народ должен на это клюнуть.

Марк пригладил ладонью шевелюру и откинулся на спинку стула. На дисплее красовалась страница, которую предстояло увидеть пользователю после того, как он зарегистрируется и добавит сведения о себе. Наверху оставалось место для картинки — той, которую сам пользователь захочет туда поместить. Правее располагался столбец с личной информацией: на каком ты курсе, что изучаешь, какую школу окончил, откуда родом, в каких клубах состоишь, твоя любимая цитата… Дальше шел список друзей, которых можно либо «зафрендить», либо пригласить на сайт извне. Тут же была кнопка «Подмигнуть» — она служила для того, чтобы показать заинтересовавшим тебя пользователям, что ты к ним заходил и оценил их страничку. А еще ниже крупными буквами: «Пол»; «Цели — Дружба/Свидание/Отношения/Налаживание связей»; «Семейный статус»; «Предпочтения: Мужчины/Женщины».

Как раз этот последний раздел должен был стать двигателем проекта. Цели. Статус. Предпочтения. На этих трех анкетных пунктах и держится драйв университетской жизни. Эти три слова в сжатом виде определяют поведение студентов на вечеринках, в аудиториях и общежитских комнатах, руководят поступками обитателей кампуса.

На сайте все будет точно так же, как в реале. В сетевом общении появится та же сила, которая правит жизнью кампуса, и сила эта — секс. Даже в Гарварде, самом элитарном в мире учебном заведении, все вертится вокруг секса. Иметь его или не иметь — именно из этих соображений студенты стремятся в «финальные клубы»; руководствуясь ими, выбирают курсы и места в столовой. Они же создадут глубинную подоплеку сайта Thefacebook.

Марк перешел на главную страницу. На синей полосе вверху экрана Эдуардо рассмотрел голубые кнопки «зарегистрироваться» и «войти». Дизайн был прост и лаконичен. Ни тебе мерцающих надписей, ни надоедливых мелодий. Все подчинено практичности — ничего кричащего, назойливого или отпугивающего. Просто и ясно:

 

[Добро пожаловать на Thefacebook]

Thefacebook — это онлайн-сервис, объединяющий студентов в социальную сеть.

Мы открыли Thefacebook для всех учащихся Гарвардского университета.

С помощью Thefacebook вы можете:

> найти любого студента

> узнать, кто записался на одни с вами курсы

> посмотреть, с кем дружат ваши друзья

> визуализировать ваш круг общения

Зарегистрируйтесь для входа в систему. Если вы уже зарегистрированы, нажмите «войти».

 

— Логин — это твой адрес на Harvard.edu, — предположил Эдуардо. — А пароль придумываешь сам?

— Совершенно верно.

Логин в виде адреса электронной почты на Harvard.edu — это очень правильно, подумал Эдуардо. Чтобы получить доступ на сайт, надо учиться в Гарварде. Они с Марком понимали, что эксклюзивность Thefacebook только добавит ему привлекательности, а кроме того, внушит пользователям успокоительную мысль, что сведения о них будут храниться в закрытой приватной сети. Приватность тут очень важна, поскольку людям необходима уверенность, что только от них зависит судьба информации, выложенной ими в Интернет. То, что пароль будут выбирать сами пользователи, тоже принципиально важно. У Аарона Гринспена неприятности возникли именно оттого, что паролем для входа на его сайт служил номер студенческой карточки. Марк даже вступил с Гринспеном в переписку, выспрашивая у него подробности создания злосчастной доски объявлений. Гринспен тут же попытался зазвать Марка к себе в партнеры — так же, как до того братья Винклвосс с их сайтом знакомств. Всем нужна была помощь Марка, а ему самому не нужен был никто. Все необходимое всегда было у него под рукой.

— А что это у тебя тут, внизу?

Эдуардо наклонился и, прищурившись, разобрал мелкую надпись:

 

Проект Марка Цукерберга.

 

Эти три слова будут появляться на всех страницах внизу экрана — выставленным на всеобщее обозрение автографом Марка.

Если Эдуардо и напрягся при виде надписи, то вслух ничего не сказал. Да и с какой бы стати ему было что-нибудь говорить? Марк поработал на славу — он и сам, поди, не очень понимал, сколько часов провел за компьютером. Он забыл о еде и сне. Пропустил половину занятий и всерьез рисковал испортить себе аттестат. Из идиотского «базового курса», называвшегося «Искусство эпохи Августов», он выпал настолько, что совсем забыл об экзамене, оценка за который могла заметно повлиять на средний балл.[28]У Марка не оставалось времени штудировать всю эту мутотень, но он нашел оригинальный выход из положения: по-быстрому изваял простенький сайт, вывесил на него картинки с произведениями, о которых будут спрашивать на экзамене, и пригласил слушателей курса писать в комментариях все, что они об этих шедеврах знают. Таким образом он создал полезную однокашникам онлайн-шпаргалку. По сути, Марк заставил других поработать на себя и в результате блестяще сдал экзамен.

Глядя на детище Марка, Эдуардо укреплялся в мысли, что труды не потрачены напрасно. Сайт был практически готов. Три недели назад, 12 января, они зарегистрировали доменное имя Thefacebook.com. За восемьдесят пять долларов в месяц арендовали серверы у компании из глубинки штата Нью-Йорк. Об обеспечении трафика они тоже позаботились — Марк извлек урок из накладок с Facemash. Серверы были достаточно мощными, так что сайт не должен был подвисать, даже если на него придет столько же народу, сколько в свое время пришло на Facemash. Словом, они с Марком предусмотрели практически все.

Thefacebook.com был готов к запуску.

— Ну что, за дело!

Марк кивнул на ноутбук, открытый на столе рядом со стационарным компьютером. Эдуардо подсел к нему и, ссутулив без того покатые плечи, застучал по клавишам. Открыв свою адресную книгу, он показал на имена в начале списка:

— Это члены «Феникса». Через них информация распространится быстро.

Марк согласно кивнул. Начать с членов «Феникса» придумал Эдуардо. Они задавали тон социальной жизни на кампусе — а Thefacebook был социальной сетью. Если эти ребята оценят сайт и оповестят о нем своих друзей, слава о Thefacebook разлетится в мгновение ока. Марк, конечно, мог написать о сайте своим знакомым, но тогда бы о нем не узнал никто, кроме студентов-компьютерщиков. Ну и, разумеется, членов еврейского студенческого братства. Девушки при таком раскладе остались бы в неведении о появлении Thefacebook. А это никуда не годилось!

Начать с «Феникса» было гораздо правильнее. Его члены вместе с обитателями Кёркланда — сделать рассылку которым Марк, как обитатель того же общежития, имел полное право — для начала подходили как нельзя лучше.

— Прекрасно, — проговорил дрогнувшим от волнения голосом Эдуардо. — Понеслась!

Написанный им текст был коротким — пара строк о сайте и ссылка на него. Он сделал глубокий вдох и нажал «отправить».

Дело сделано. Эдуардо закрыл глаза и представил, как крошечные пакеты информации вылетают на волю, проносятся по медным проводам, отражаются от спутников на орбите и, снова прорезав эфир, как синаптические импульсы по раскинувшейся на весь мир нервной системе, разносятся от компьютера к компьютеру. Сайт зажил своей жизнью.

Настоящей.

Непредсказуемой.

Эдуардо положил руку Марку на плечо:

— Пойдем выпьем. Это дело надо отметить!

— Никуда я не пойду.

— Ты чего, серьезно? В «Феникс» сегодня должны телки подтянуться. За ними пикап-бас поехал.

Марк не отвечал. Судя по выражению лица, Эдуардо мешал ему сосредоточиться, как мешает журчание в батареях или шум машин на улице за окном.

— Так и будешь сидеть, пялясь в компьютер?

Марк снова промолчал. Вперившись в экран, он впал в едва ли не молитвенный транс.

Марк выглядел придурковато, но Эдуардо решил не судить строго своего странного друга. Злиться, собственно, было не на что. Ради того, чтобы запустить Thefacebook, Марк вкалывал сутками напролет. Коль ему заблагорассудилось потаращиться в экран компьютера, пусть себе, на здоровье, таращится.

Эдуардо, стараясь не шуметь, отошел от Марка. У двери он остановился и призывно побарабанил пальцами по косяку. Марк не обернулся. Тогда Эдуардо пожал плечами и ушел, оставив друга наедине с компьютером.

Марк снова сидел один в тишине комнаты перед светящимся монитором.

 

Глава 14

ФЕВРАЛЯ 2004 ГОДА

 

Тайлер выкладывался на полную. Глаза закрыты, мышцы перекатываются вдоль спины, грудь мощно вздымается и опадает, трицепсы и квадрицепсы ломит от напряжения, пальцы на веслах побелели. Лопасти почти без брызг погружаются в воду и выходят из нее — этому ритму в точности, в идеальной синхронности вторит сидящий позади Тайлера Кэмерон. Еще чуть-чуть — и Тайлер явственно услышит восторженные вопли болельщиков, выстроившихся по берегам Чарльз-Ривер, увидит, как все ближе и ближе надвигаются опоры моста…

— Тайлер! Посмотри!

Надо же было все испортить! Весла вывернулись у него из рук, неверным движением он с головы до ног окатил себя водой. Открыв глаза, Тайлер не увидел проносящихся мимо берегов Чарльз-Ривер. Его взору предстали внутренности лодочной станции Ньюэлла, на которой с 1900 года базируется гарвардская команда по гребле — сводчатые потолки, стены, сплошь уставленные и увешанные спортивными трофеями и сувенирами: веслами, лодками, форменными фуфайками, кубками и черно-белыми фотографиями в рамках. На фоне всего этого в нескольких шагах от Тайлера нарисовался рассерженный индиец с номером «Гарвард кримсон» в руках.

Тайлер бросил весла, утер лицо и оглянулся на брата, который тоже перестал грести. Тайлер с Кэмероном сидели в одной из двух имевшихся в помещении лодочной станции суперсовременных «цистерн» — бетонных лодок-восьмерок, по сторонам которых устроены канавы с водой, где, собственно, они и работали веслами. Тайлер решил, что, сидя в «цистерне» мокрыми с ног до головы, они наверняка выглядят забавно — но Дивья, глядя на них, и не думал улыбаться. Тайлер посмотрел на номер «Кримсона», который держал индиец, и утомленно закатил глаза:

— Ну что там опять в твоей газете?

Дивья, дрожа от возмущения, протянул газету Тайлеру. Тот помотал головой и брать ее отказался.

— Сам прочитай. Я весь промок. Не хватало мне только еще типографской краской перемазаться.

Дивья пробурчал что-то недовольное, развернул «Гарвард кримсон» и начал читать:

— «Загоревшись желанием создать официальный общеуниверситетский фейсбук, Марк Э. Цукерберг принялся за работу…»

— Эй, постой, — перебил его Кэмерон. — Это у тебя что такое?

— Сегодняшняя газета, — ответил Дивья. — Слушайте дальше: «Потратив около недели на написание программы, в эту среду Цукерберг запустил Thefacebook.com. Этот портал сочетает в себе черты обыкновенного общежитского фейсбука с возможностью добавлять сведения о себе и искать студентов по принципу изучения ими тех или иных предметов, участия в объединениях, проживания в общежитиях».

В эту среду? То есть четыре дня назад, подумал Тайлер. Он ничего не слышал о сайте — хотя, впрочем, все эти дни они с Кэмероном тренировались как проклятые. Он сам даже почту не успевал проверить.

— Дурдом какой-то. То есть он запустил свой сайт?

— Именно так, — подтвердил Дивья. — В статье приведены его слова: «О создании университетского электронного фейсбука говорили все кому не лень, — сказал Цукерберг. — Но возиться с изготовлением такого сайта целых два года было, по-моему, просто глупо. Я могу сделать его лучше других и всего за неделю».

Всего за неделю? Таким образом, подумал Тайлер, этот тип на протяжении двух месяцев водил их за нос, утверждая, что из-за занятий и поездок домой у него не остается времени для работы над Harvard Connection. Черт возьми, все это время Марк врал им в глаза! Только две недели назад Кэмерон отправил ему мейл с кое-какими вопросами по дизайну Harvard Connection и так и не получил ответа. Они решили, что Марк по-прежнему слишком загружен учебой.


Просмотров 155

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!