Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Про то, как Петя ходил в лес



 

Жил-был Петя. И дедушка, и собачка. Петя стоит и держит топор и дедушке говорит: «Я в лес иду, чтобы дерево срубить. Я топор взял, чтобы деревья рубить, а печку будешь ты, дедушка, топить, чтоб было тепло, а не холодно». А в лесу он все забыл и малину срывал. Клал в корзинку, чтобы дедушку угостить. Он воздержался ( подобные слова встречаются у Коли довольно часто. — Р. А.)есть малину.

А Потап-медвежонок сидит и ест с аппетитом, потому что забыл корзину дома.

 

Дедушка и поросенок

 

Жил-был дедушка. Жил прекрасно. Дедушка сидит на скамейке, держит палку, смотрит на дом и говорит: «Какой прекрасный дом. Из тыквы я его построил. Вот труба. Вот окошко. Темно. Погасли огни. Нужно дернуть за веревочку» (таким образом зажигается свет у Коли в квартире. — Р. А.).

Вдруг дедушка слышит: кто-то ест его дом! «Здесь будет дырка!» А это поросенок! Дедушка держит метлу и кричит: «Уйди! Нельзя есть дом!» И поросенок повалился и упал. Так и надо. Хватит дом грызть.

Пошли они в дом. Поросенок ест кашу: «Какая вкусная каша! Мне дедушка дал». А в зеркале он видит свое отражение.

Ну хватит стучать. Пора спать и мыть копыта. А поросенок во дворе гуляет. И стучит в окно: «Боюсь темноты и волка!» И дедушка говорит: «Хватит, хватит стучать. Расстучался».

 

Ребенок допускает много грамматических, стилистических и логических несообразностей, но в его рассказах нет шаблона, нет примитивного «правильного» каркаса, нет строгой заданности. Можно проследить, какие ассоциации у него возникают, каков его собственный опыт, что из своего опыта привносит он в рассказ. Не говоря уж об умении проследить за нитью, связывающей эти картинки воедино.

Достаточно долго мы занимались составлением сложноподчиненных предложений причины, цели и следствия. Составляя рассказы по картинкам, дети начинают достаточно легко и непосредственно вводить в свою речь союзные слова потому что, чтобы, поэтому. Ваня и Гриша делают это самостоятельно, Коле приходится подсказывать и напоминать.



Ваня пересказывает «Дюймовочку»:

«И женщина захотела, чтобы у нее была маленькая дочка. Старушка сказала: „Иди домой, посади зерно в горшок и сама увидишь, что у тебя получится, потому что это не то зернышко, которое куры клюют“».

«Волк, уходи. Прыгай в окно, потому что тебя зарубят», — неожиданно говорит Коля, рассматривая картинку в «Красной Шапочке».

Дети учатся пересказывать содержание не слишком длинных сказок и рассказов либо отдельные их эпизоды. Некоторое время Ваня пересказывал сказки очень близко к тексту. Его выручала хорошая память. Но очень скоро он полностью отказался от использования «цепочек» и вообще каких бы то ни было штампов. Вот расшифровка магнитофонной записи: Ваня пересказывает рассказ В. Сутеева «Елка».

«Жили-были три мальчика. Они увидели в календаре листок (31 декабря — Р. А.). Написали Деду Морозу письмо. Они написали: „Любимый дед! Дай мне елку и игрушки, пожалуйста“. И положили в конверт. И пошли лепить Снеговика. Слепили Снеговика, взяли ком снега, положили на снег, потом другой, потом еще другой. А Бобик говорит: „Где рот? Глаза где?“ Нарисовали брови, рот, взяли морковку, воткнули вместо носа. Нахлобучили ведро. И получился Снеговик. И дали письмо ему. Пошел Снеговик. Куда идти? А Бобик вылезает и говорит: „Пойдем со мной, я тебе покажу дорогу“. И пошли в путь. В темноте. Вдруг заяц выскочил. Снеговик говорит: „Где Дед Мороз?“ А зайчик говорит: „Некогда говорить. За мной лиса носится“. И тут Снеговик рассыпался, потому что метель. Лиса взяла письмо и убежала. Вдруг прыгнул волк навстречу лисе: „Ты куда идешь, кумушка?“ — „Я иду на птичник“. Волк говорит: „Дай мне письмо. Отдай сейчас же“. Убегает лиса, и волк за ней гонится. Бобик опять прибежал. Плачет. А зайцы вылезают и говорят: „Почему ты плачешь?“ — „Потому что нету Снеговика“. Слепили. „Спасибо, ребята“ — и пришли к медведю. Медведь спал, разбудили: „Что, ребята? Что хотите?“ — „Письма у нас нет. Лиса и волк украли“. — „Ну-ка идемте“. Вдруг волк и лиса подрались, сорока схватила письмо и улетела с письмом. Дала Снеговику письмо сорока. И пришли к Деду Морозу: „Дай мне игрушки и елку“. Дал им, и сели в сани, и лося запрягли, и поехали. Приехали. Вышли ребята через порог и видят — ура, Снеговик привез елку и игрушки. И все».



Он рассказывает сказку последовательно, от начала до конца, со всеми подробностями. В его рассказе нет ни одной цитаты, зато есть придуманные им самим детали. Но иной раз Ваня очень находчиво прибегает к сокращениям, если ему лень или надоело пересказывать длинную сказку.

«Жил старик. Почему-то „старче“. Со своей старухой жил у моря. Рыбку он поймал, рыбку золотую. „Отпусти меня, отпусти, отпусти домой в седые волны“. Старик отвечает: „Иди спокойно в море или в речку“ — и отпустил. Старуха принялась ругать: „Отпустил ты рыбку зря, портофиля (простофиля. — Р. А.). Корыто разбитое не видишь ты. Зачем ты пришел ко мне без рыбы?“ Пошел обратно старик: „Ры-ыб-ка! Иди сюда!“. Рыбка все сделала. Пришел домой — уже новое корыто. Старуха опять ругает: „Горшок ты негодный! Скажи рыбке, пусть даст новое — стиральную машину!“ Старик идет. Приходит. Море шумит — надоело ему все это. И старик поймал маленькую рыбку простую».

 

Я (поправляю). Золотую.

Ваня. Простую. И ее скушал. Поджарил и съел. Вот и все.

Я . Ну хорошо. А золотая-то куда девалась?

Ваня (подумав). В следующий раз придет.

 

Ребенок прибегает с улицы, приходит из школы и принимается возбужденно рассказывать — с кем общался, с кем подрался, не пришла историчка, математичка ее заменила, провела два урока подряд, контрольной не было, был урок природы, и они всем классом ходили в парк. Он садится обедать и тараторит, не закрывая рта. Что поделаешь, все дети таковы.

Ребенку с синдромом Дауна это несвойственно. С грехом пополам, неохотно и односложно он отвечает на ваши вопросы и зачастую не может не только самостоятельно рассказать, как провел время в гостях у бабушки, но как будто даже забыл о том, что побывал у нее. Всякий раз, отправляя ученика домой, я прошу его перечислить, чем мы занимались на уроке, какие книги рассматривали и читали, кто еще находился в комнате, кто и с кем пришел вслед за ним. Обо всем этом он должен рассказать домашним. Сначала ребенок делает это, не вдаваясь в подробности, ему не очень интересно и не совсем понятно, почему так уж необходимо сообщать обо всем бабушке или дедушке. Ну читали, ну картинки смотрели — все как обычно.

Однако привычку эту мы закрепляем и постепенно расцвечиваем все эти рассказы, обращая внимание ребенка на все, что может вызвать его интерес и что хорошо запомнить и другим поведать. Вон ворона схватила баночку от пива и летает с ней взад-вперед, пока мы стоим на остановке; вон мальчик — не успели ему мороженое купить, а он уронил его на асфальт; вон дедушка старенький идет — надо помочь ему в автобус подняться. Если сами вы не будете глухи и слепы и постараетесь не просто вести ребенка за руку — на урок, с урока, в поликлинику, в магазин, — привычно погрузившись в свои мысли, а приучите и самих себя видеть вокруг что-то забавное, смешное, необычное — вы передадите это качество ребенку.

Посмотрите, как безучастно смотрит он на мир — разве можно это допустить?

Побывал ли ребенок на празднике, ходил ли в цирк, вернулся ли с урока — пусть расскажет о своих впечатлениях. И пусть поначалу это будут самые простые, дежурные фразы — две-три, не больше. Как всегда, подсказываем, помогаем начать, ибо, как нам уже известно, ребенку с синдромом Дауна необходим трамплин, от которого он будет отталкиваться. Помогите ему вспомнить, что же происходило там, откуда он только что пришел. Он ничего не пытался осмыслить, посмотрел, побывал — и все. Оттого и не запомнил.

Все, что ребенок рассказывает вам, записывайте. Пусть продиктует свои впечатления о просмотренном спектакле, о празднике в детском саду, о том, как попал под дождь, — что угодно.

 

Безусловно, ребенок не просто диктует, все, что ему придет в голову. Мы учим его излагать свои мысли. Вначале его сочинения — это несколько не очень связных строчек, рубленые фразы, в которых отсутствует то подлежащее, то сказуемое, то еще что-нибудь, нарушена последовательность действий и т. п. Вы не раз задумаетесь над тем, как расставить в них знаки препинания. Трудно передать в записи своеобразие синтаксических построений этих рассказов: любая правка искажает интонацию маленького автора.

Однако не следует слишком добиваться отточенности изложения, отутюживать и приглаживать. Писать вместо ребенка вы не должны. Ни в коем случае! Из сочинений ребенка исчезнет изюминка, очарование и непосредственность детского стиля. Подделать их невозможно, зато заглушить и нивелировать все самое интересное очень легко: будет правильно, но скучно, заурядно, короче — бездарно.

Можно сочинить несколько вариантов одного и того же рассказа или сказки. Сначала пусть продиктует так, как у него получится. Затем, по ходу действия, вы можете задавать ребенку вопросы, вносить небольшие уточнения, помогая ему связно изложить свое повествование.

«Я пришел в лес, набрал грибов и пошел домой». — «Как тебе удалось так быстро их набрать? Ты же не успел в лесу и двух шагов сделать? Ты даже по сторонам не посмотрел, никакой красоты не заметил. Подробности расскажи!» Рука моя застывает над листом бумаги.

Да и что за рассказ без подробностей? «Давай-ка почитаю тебе „Золотой ключик“ без подробностей — и посмотрим, интересно ли будет», — и я сухим и бесцветным голосом излагаю некий протокол. Действительно, что-то не то. Очень развивает ребенка в этом смысле просмотр слайдов. Можно разглядеть подробности собственными глазами, а потом восстановить их в памяти — как выглядели березки на картине, во что был одет мальчик на портрете, какой на Аленушке сарафан.

Очень важно научить ребенка правильно излагать последовательность действий и событий в том, что он рассказывает. Помочь в этом могут следующие несколько упражнений.

Вытащите из коробки 9 карандашей — скажем, 3 красных и 6 синих — и разложите их в определенном порядке: 1 красный, 2 синих, 1 красный, 2 синих и т. д. Последовательность ваших действий должна быть совершенно точно определена ребенком: «Ты поставила на стол коробку, открыла её, вытащила карандаши…» Далее он должен рассказать, что вы проделали с карандашами. Все как будто бы ясно — и тем не менее задача для ребенка оказывается очень непростой.

Еще упражнение.

Положите на стол две бумажных бечевки, сделайте из каждой по петельке и просуньте одну петельку в другую. Если вы попросите ребенка сказать, что и в какой последовательности вы проделали, то убедитесь, что он затруднится вам ответить. Он не сможет проследить за очередностью ваших действий и запутается, пытаясь рассказать о них. Вместо того чтобы сказать: «ты взяла со стола две веревочки, потом сделала петельки и затем засунула одну петельку в другую», он скажет, что вы «завязали узелок», «скрестили веревочки», «держите две ниточки» и т. д. Помогите ребенку справиться с заданием, еще и еще раз произведите все действия, сопровождая их соответствующим комментарием.

Упражнениями такого рода могут стать самые простые, привычные ритуалы: наливаете ли вы суп в тарелку, моете ли ребенка в ванной, стелите ли ему постель. Пусть ребенок расскажет, как делают бутерброд, варят картошку, жарят яичницу — что сначала, что потом. За всем этим он может пронаблюдать, находясь с вами в кухне. И когда он приступит к сочинению своих маленьких рассказов, вам будет значительно легче поправить его, если сначала он скажет, что положил рыбу в ведро, а потом — что поймал ее.

Рассказывает Ваня.

 


Просмотров 268

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!