Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Отечественный опыт уголовно-правового противодействия ненасильственным действиям сексуального характера



Содержание

Введение_________________________________________________________

Глава 1. Развратные действия в системе преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности______________________

§ 1.1. Отечественный опыт уголовно-правового противодействия ненасильственным преступлениям сексуального характера_______________

§ 1.2. Зарубежный опыт уголовно-правового противодействия ненасильственным преступлениям сексуального характера_______________

Глава 2. Уголовно-правовой анализ развратных действий_________________

§ 2.1. Объективные критерии развратных действий______________________

§ 2.2. Субъективные критерии развратных действий_____________________

Глава 3. Практика привлечения к уголовной ответственность за развратные действия в Российской Федерации____________________________________

§ 3.1. Проблемные вопросы квалификации развратных действий___________

§ 3.2. Разграничение развратных действий со смежными составами преступлений против половой неприкосновенности и свободы несовершеннолетних________________________________________________

Заключение________________________________________________________

Библиографический список___________________________________________

Развратные действия в системе преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности

Отечественный опыт уголовно-правового противодействия ненасильственным действиям сексуального характера

Для уяснения уровня современного законодательства и для понятия дальнейших перспектив в области уголовно-правового противодействия ненасильственным действиям сексуального характера нельзя не обратиться к историческому опыту развития российского законодательства в этой сфере. Данный вид преступлений в уголовном законе начал формироваться в XIX в., но истоки ответственности за ненасильственные половые посягательства, в особенности, на несовершеннолетних, содержались в правовых актах задолго до этого.



В далеком прошлом ответственность за сексуальные преступления регулировалась по большей степени церковным законодательством. Однако уже Устав князя Ярослава (1015–1054 гг.) «О церковных судах» предусматривал не только церковно-правовую (хоть она и была основополагающей), но и уголовную ответственность. Вышеупомянутый Устав регулировал взаимоотношения полов, внутрисемейные отношения и наложение наказаний. Запрещалось со­жительство приемного родителя с падчерицей, усыновленного – с мачехой, отца – с дочерью.[1] Отсутствие в данных нормах прямого указания на возраст потерпевших от инцеста не позволяет не заметить, что косвенно интересы несовершеннолетних всё-таки защищались.

Право Древней Руси определяло круг половых преступлений: внебрачные сексуальные связи, изнасилование, сожительство между родственниками. Но касаемо применения правовых норм для защиты не­совершеннолетних от сексуального совращения, древнерусский закон обнаруживает весомый пробел в этой части, который, как бы то ни было, вполне объясним и закономерен.[2] В средневековье, да и несколько позже, ребенок не был объектом особой охраны, обеспечиваемой государством. К тому же, возраст «ребенка» определялся весьма не четко, несовершеннолетним считалось лицо до достижения им брачного возраста и вступления в брак (12-15 лет).[3] Осознание особого, специфичного положения несовершеннолетних в обществе , в силу их психических и физических отличий от взрослых произошло примерно в XVII в.



Во время правления Петра I изменилось отношение к половым преступлениям против детей со стороны государства. Воинские артикулы устанавливали ответственность за «осквернение отрока», за инцест.[4]

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. И этим ознаменовались определенные шаги вперед в данном направлении. В Уложении «любодеяния» классифициро­вались на «блуд естественный» и «противоестественный» . Вместе с тем блуд с лицами, не достигшими возраста 13–14 лет, даже если был совершен по взаимному согласию сторон, считался и назывался насильственным. Так, ст. 1524 предусматривала «растление девицы, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, учиненное без насилия, но по употреблению во зло ее невинности и неведения». В то же время обязательным признаком выполнения объективной стороны являлось «лишение девства», однако практика разрешала этот вопрос по-разному: Государственный совет предлагал понимать под понятием растления «всякое совокупление с лицом моложе 14 лет»,[5] а Кассационный департамент совета предлагал считать «совокупление с растленной без насилия конкубинатом или иным преступлением».[6] В более поздней редакции этой статьи повреждение девственной плевы не совокуплением, а иными способами, к числу которых относились также блудные действия руками, по мнению Н.С. Таганцева, было необходимо наказывать как один из видов увечий, но не как растление.[7] Н. А. Неклюдов же рассматривал подобное действие как покушение на растление. Непосредственно плотское развращение несовершеннолетних разделялось на два отдельных состава: благоприятствование склонности малолетних или несовершеннолетних к непотребству и другим порокам, а также побуждение их к тому внушениями или обольщениями (ст. 993), а также умышленное развращение нравственности детей и потворство их разврату (ст. 1588). Причем субъектами ст. 993 могли быть лица, имеющие надзор за малолетними или несовершеннолетними или же находящиеся в услужении их родителей, опекунов или родственников (под ними понимались те, кто состоял в семейных отношениях с потерпевшими и те, кто осуществлял над ними «общественный надзор»). Большим достижением в области предупреждения данных деяний было наличие санкции, навсегда лишающей этих лиц права иметь надзор за детьми. Субъекты ст. 1588 – только лишь родители потерпевших. Анализ диспозиций вышеназванных составов даёт право сделать вывод, что субъектами этих преступных деяний могли быть исключительно лица, приближенные к потерпевшим. Потерпевшими делились на два вида: малолетние (лица, не достигшие 17 лет) и несовершеннолетние (лица, не достигшие 21 года). Следует отметить, что пол потерпевшего мог быть и мужским, и женским. В ст. 996 Уложения предусматривалась ответственность за мужеложство с малолетним или слабоумным. Этот нормативно-правовой акт не предусматривал прямого указания на «намеренность» деяний, так как, по мнению Н. С. Неклюдова, это условие предполагается само собой, но, несмотря на это, он считал вполне реальной возможность нахождения виновного в добросовестном заблуждении относительно возраста потерпевшей. Более того, он пояснял, что закон не разделяет виды умысла и подвергает одинаковому наказанию как растление предумышленное, так и по внезапному побуждению или в запальчивости и раздражении, по злобе или мотиву мести.[8]

Таким образом, впервые в истории развития российского уголовного права появился довольно обоснованный и развернутый институт ответственности за ненасильственные сексуальные посягательства на несовершеннолетних, включающий достаточно подробную регламентацию всех обстоятельств совершения подобных преступных деяний и просуществовавший долгий период времени.

Уголовное уложение 1903 г., которое, кстати говоря, так и не вступило в действие полностью, также продолжало доводить до совершенства уголовное законодательство в этой части. В гл. 27 «О непотребстве» предусматривался ряд составов, весьма тщательно регламентирующих ответственность за различного рода сексуальные преступления, направленные против несовершеннолетних. Так, ст. 513 предусматривала наказание за растление ребенка (до 14 лет, а также от 14 до 16 лет) без «плотского сношения», но во зло его невинности. Ответственность была предусмотрена и за добровольное любодеяние с несовершеннолетней от 14 до 16 лет (ч. 1 ст. 520).[9] Предусматривало Уложение и ответственность за мужеложство, совершенное с несовершеннолетним от 14 до 16 лет с его согласия, но по употреблению во зло его невинности, а также с ребенком, не достигшим 14 лет, или с лицом, находящимся под властью или попечением виновного (ст. 516). Наказывалось и сводничество для непотребства с девицей от 14 до 16 лет или с девицей от 16 лет до 21 года, особое внимание уделялось лицам, состоящим в родстве с потерпевшей и её попечителям (ст. 524).

Внимание уделялось наказанию для родителей, опекунов, попечителей или лиц, имеющих надзор за несовершеннолетними, не достигшими семнадцати лет и лиц (ст. 525). [10]

Содержание норм уголовного права России XIX – начала XX в., которые были призваны обеспечить охрану прав и интересов несовершеннолетних, представляли собой весьма развитую и продуманную систему.[11]

В 1921 г. в декрете Совета Народных Комиссаров «Об ограничении прав по судебным приговорам» дается перечень преступлений, в котором упоминается изнасилование, растление малолетних, профессиональное сводничество и содержание притонов разврата.[12]

Уголовный кодекс 1922 г. в гл. 5 разд. 4 предусматривал составы, связанные и не связанные с удовлетворением половой потребности. К первым относились: половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости (ч. 1 ст. 166), изнасилование (ч. 1 ст. 169), понуждение женщины к вступлению в половую связь с лицом, от которого она материально зависима. Ко вторым: развращение малолетних и несовершеннолетних (ст. 168); вовлечение в проституцию лица, состоявшего на попечении обвиняемого или не достигшего совершеннолетия (ч. 2 ст. 171).

В отличие от дореволюционного закона, советское уголовное право не выделяло особого субъекта такого рода преступлений. Принятие следующего УК РСФСР 1926 г. ознаменовалось не коренной трансформацией существующих составов, а лишь незначительными изменениями. Что касается полового сношения с лицами, не достигшими половой зрелости, сопряженное с растлением или удовлетворением половой страсти в извращенных формах (ст. 151), а также развращения малолетних или несовершеннолетних, совершенное путем развратных действий в отношении них (ст. 152), то объектом этих половых преступлений признавалось здоровое половое развитие несовершеннолетних. Считалось, что несовершеннолетние в силу своей незрелости не могут обладать половой свободой, поэтому объектом она не признавалась.

Под непосредственно развратными действиями понимались все виды удовлетворения половой страсти, не являющиеся половым сношением, направленные на развращение потерпевшего и удовлетворения половой похоти субъекта.[13] Уголовный кодекс 1960 г., не предусматривал раздела о половых преступлениях, он содержал составы этих преступлений в основном в гл. 3 «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности». Кодекс 1960 г., как и предыдущий уголовный закон, устанавливал ответственность за половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости (ст. 119), развратные действия (ст. 120). [14]

Таким образом, УК РСФСР содержал вполне достаточное количество норм, ориентированных на защиту интересов несовершеннолетних в об­ласти сексуальных посягательств, предусматривающих и ненасильственные преступления.

Закон Российской Федерации 29.04.93г. декриминализировал добровольное мужеложство и оставил ответственность за мужеложство, совершенное с применением физического насилия, угроз, или в отношении несовершеннолетнего, или с использованием зависимого положения либо беспомощного состояния потерпевшего.

Уголовный кодекс 1996 г. предусмотрел отдельную главу, посвященную половым преступлениям, – гл. 18 «Преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности», которая содержится в разд. 7 «Преступления против личности». Были внесены изменения в нумерацию, а также названия статей: изнасилование (ст. 131), развратные действия (ст. 135), половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст. 134), понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133), насильственные действия сексуального характера (ст. 132). Состав мужеложства в качестве отдельной статьи был исключен.

Федеральным законом 25.06.98г. были внесены изменения в ст. 134 УК РФ – возраст потерпевшего был снижен с 16 до 14 лет,[15] а Федеральным законом 08.12.03г. повышен до 16 лет как в ст. 134, так и в ст. 135 УК РФ.[16]

Подводя итог всему вышеизложенному, можно сделать вывод, что противодействие ненасильственным сексуальным посягательствам было начато довольно-таки давно. Наличие ответственности еще по церковным канонам говорит о неоднократности случаев совершения данных видов преступлений. Уже тогда большое внимание уделялось половым преступлениям в отношении несовершеннолетних. Появление первой уголовной ответственности за эти преступные деяния говорит о повышенном внимании со стороны законодателя к данным составам и, соответственно, увеличении случаев их совершения. Но одновременно с тем, законодатель не стремился выделить в отдельную главу составы, предусматривающие ответственность за половые преступления, и только в Уголовном кодексе 1996 г. предусмотрел отдельную главу, по­священную половым преступлениям, где и выделил отдельные составы, посвященные несовершеннолетним. Данный факт говорит не только об усилении ответственности за половые преступления, но и об отведении особой роли несовершеннолетним в качестве потерпевших.


Просмотров 369

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!