Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Современное состояние курдов



Курды, исконные обитатели Западной Азии, по причине превратностей своей исторической судьбы не смогли создать объединенное независимое государство, хотя они были и являются непосредственными и активными участниками исторических событий в регионе с середины прошлого тысячелетия вплоть до наших дней.

В настоящее время численность курдов оценивается примерно в 30 миллионов человек. Подавляющее их большинство живет в Курдистане – горной стране, расположенной на смежных территориях Турции, Ирана, Ирака и Сирии, в самом центре западноазиатского (ближневосточного) региона примерно между 34 и 40 градусами северной широты и 38 и 48 градусами восточной долготы. Его площадь - свыше 450 тысяч квадратных километров: на долю Турецкого Курдистана приходится приблизительно 230 тысяч квадратных километров, иранского - 125 тысяч, иракского – 80 тысяч, сирийского – 15 тысяч квадратных километров.

Курдистан располагает значительными природными ресурсами, в частности нефтяными месторождениями мирового значения (в Иракском Курдистане). Его недра содержат также хромовую, медную, железную и урановую руды. Обильно орошаемые естественным путем должны и ущелья Курдистана представляют собой богатые возможности для ведения интенсивного лесного и сельского хозяйства.

Около 48 процентов всех курдов живут в Турции, 25 - в Иране, 17 - в Ираке, 4 процента - в Сирии, остальные - на территории республик бывшего СССР (свыше 300 тысяч в Закавказье и Предкавказье, в центральноазиатских государствах) и стран Запада. Курдистан интегрирован в социально-экономические системы разделивших его государств, образуя наименее развитые в социальном, экономическом и культурном отношении их окраины.

Общая численность курдов, по различным приблизительным оценкам, от 18 до 20 млн. человек. Они разделены границами многих стран: в Иране живут 5,5 млн. чел., в Турции - 6,5 млн., в Ираке - 4 млн., в Сирии -720 тыс. Много их осело и в государствах Европы, особенно в Германии. На территории бывшего СССР живут преимущественно в Закавказье и частично в Средней Азии и Казахстане (89 тыс. человек, перепись 1970 г.). В странах бывшего СССР (Азербайджан, Армения, Грузия, Казахстан, Узбекистан) курдов насчитывается 153 тыс. В Российской Федерации (преимущественно в Краснодарском крае) живут около 5 тыс. курдов. В XIX в., согласно условиям Гюлистанского мирного договора 1813 и Туркманчайского договора 1828, и Берлинского конгресса 1878, часть курдов перешла в подданство России. Они получили широкие возможности для всестороннего развития национальной культуры.



Курдский язык, принадлежащий к западноиранской языковой семье, делится на две основные диалектные группы: северную и южную. Литературной формой первой является курманджи (на латинской графике, а в республиках бывшего СССР – на кириллице), второй – сорвани (на арабской графике). Около 60 % курдов, проживающих в Турции, северо-западном Иране, Сирии, на севере Ирака, говорят на курманджи. 30 % курдов, обосновавшихся в западном и юго-западном Иране, восточном и юго-восточном Ираке – на сорани. Кроме того, у особой этнографической группы курдов – заза, населяющих вилайет Дерсим (Тунджели) в Турецком Курдистане, распространен диалект димили (на латинской графике), а среди курдов Керманшах (Бахтерана) в Иране – родственный ему диалект – гурани (на арабском алфавите).

Курды составляют пятую часть Ирака. Они живут в горах на севере страны, строят дома из нетесанного камня, а кочевые арабы-скотоводы ставят шатры из шерсти.



Живущие оседло крестьяне выращивают зерновые, бобовые, лен, хлопчатник, табак. А кочевые и полукочевые курдские племена занимаются коневодством, разводят курдючных овец, коз, ослов, быков, реже - буйволов и верблюдов. Обработкой шерсти традиционно занимаются женщины. Они изготовляют войлок, ткут ковры, шали, полотенца для шатров, согласно многовековому обычаю девушку не выдают замуж, пока она всему этому не научится.


Глава 2. Этапы борьбы за независимость

Любая попытка центральной власти непосредственно вмешаться во внутреннюю жизнь курдских племен и тем более управлять ими встречала открытое неприятие и отпор. В конце концов курды заставили сменявших друг друга властителей считаться со своим фактически полунезависимым положением в местах своего исконного обитания. Постепенно, по мере того, как ожесточенное сопротивление курдов всякого рода завоевателям сходило на нет, они стали выполнять определенную социально-политическую функцию в больших и малых государственных образованиях, возникавших в Западной Азии в эпоху средневековья: роль организованной военной силы, готовой выступить за того или иного властителя при условии его невмешательства во "внутренние дела" данного курдского военно-племенного социума.

Таким образом, сформировалось относительно консолидированное в этническом отношении курдское общество. Оно еще не было настолько зрелым и внутренне спаянным, чтобы успешно бороться за свою государственность, но уже было в состоянии отстаивать свой традиционный статус и права.

Прогрессирующее ослабление Османской империи и Ирана в XVII и, особенно, в XVIII веке, неуклонный рост в них центробежных тенденций создали почву для возникновения и укрепления курдского феодального сепаратизма. В первой половине XIX века ряд крупных курдских эмиратов Османской империи открыто встал на путь мятежа, пытаясь отстоять свою независимость от Порты.

Они потерпели неудачу. Стамбулу и Тегерану удалось временно консолидировать свои силы и раздавить курдский сепаратизм. Курдские эмираты были ликвидированы, их земли поставлены под прямое административное управление центра. Однако покорить курдское население и "приручить" его феодально-племенную и клерикальную верхушку ни Стамбулу, ни Тегерану так и не удалось. Со второй половины XIX века Курдистан находился в состоянии постоянного брожения. Именно в это время зародился и начал быстро расти курдский национализм, нацеленный на создание независимого и объединенного Курдистана.

Два фактора способствовали его бурному подъему. Во-первых, феодальный партикуляризм и сепаратизм показали свою полную политическую и военную несостоятельность. Пример успешной борьбы других народов Ближнего Востока за свое освобождение наглядно показал курдам необходимость объединения вокруг национальной цели. Во-вторых, курдское движение, как и другие национальные движения (балканских народов, армян, арабов) начало использоваться "великими державами" того времени - Россией, Англией, Германией - в борьбе за колониальный раздел всего западно-азиатского региона, за контроль над Османской империей и Ираном. Поддержка этими державами (разумеется, в корыстных целях) национальных движений на Ближнем Востоке стимулирующе влияла на них, способствовала их интернационализации.

В XVII-XVIII веках курдские княжества еще сохраняли относительную самостоятельность. Тяжелые времена наступили для курдов в начале XIX столетия. В какой-то мере многие несчастия "курманджи" происходили от внешней политики, проводимой русским правительством на Кавказе. Присоединение Восточной Грузии, русско-персидские войны 1804-1813 и 1826-1828 годов привели к тому, что тысячи курдов вынуждены были, спасаясь от турецкого экстремизма, бежать в близлежащие области и края. Так, в 1807 году курдский предводитель рода Махмед Сефисултан вместе со всей своей родней перешел русско-иранскую границу и попросил убежища. Свыше 600 курдских семейств обосновались тогда в Карабахе.

Сильнейшее курдское восстание произошло во время Крымской войны 1853-1856 гг. Разоренные турецкими военными налогами, курды взбунтовались и за короткий срок создали 100-тысячную боеспособную армию, руководил которой эмир Езданшир. Восстание охватило огромную территорию — от озера Ван до Багдада. Курды расправлялись сненавистными сборщиками налогов, тем самым вольно или невольно помогая русской армии. Смута была подавлена только при активной поддержке Англии.

К 1880 году относится еще одна серьезная попытка курдов освободиться от турецкого бремени и создать собственное государство. Выходец из северо-западной части провинции Азербайджан Обейдулла-хан призвал создать независимую "Лигу курдских племен". При этом он рассчитывал не только на соотечественников, но и на "сознательных" турков. Сознательных турков не нашлось. Выступление закончилось неудачей. Курдские волнения продолжались вплоть до 1919 года, когда курды Барзинджана, возглавляемые национальным героем шейхом Махмудом, изгнали англичан.

В Курдистане наибольшим влиянием пользовалась Россия. Ей противостояли там Англия и Германия. Курдская проблема начала превращаться в международную. Это произошло в эпоху первой мировой войны и особенно после ее окончания, когда державы Антанты произвели частичный передел колониального мира. Северный, Западный и Восточный Курдистан остались в составе возникшей на развалинах Османской империи республиканской Турции и Ирана. Южный и Юго-Западный Курдистан были включены в Ирак и Сирию, которые по мандату Лиги Наций оказались под фактическим колониальным контролем соответственно Англии и Франции. Тем самым Антанта нарушила свое же обещание создать (на территории Турции) независимый (или автономный) Курдистан, обещание, которое содержалось в первоначальном варианте мирного урегулирования на Ближнем Востоке (Севрский договор 1920 года).

Новый раздел курдских земель произошел на фоне начавшегося всеобщего кризиса мировой колониальной системы, важным стимулом для которого послужили революционные события в России и исходившая оттуда антиимпериалистическая агитация. Положительному восприятию Курдистаном революции в России способствовали его географическая близость к стране Октября и всеобщее возмущение курдов политикой западных держав.

В основе резкого обострения курдского вопроса в Турции и Иране в период между двумя мировыми войнами, вылившегося в серию восстаний, лежали непримиримые противоречия между национализмом Турции и Персии, стремившимися к насильственному превращению их в однонациональные государства, с одной стороны, и поднимающимся курдским национализмом, требовавшим самоопределения для курдов, с другой.

Курдский национализм в Ираке, а также в Сирии противостоял в основном "мандатным" (в сущности колониальным) режимам, установленным империалистами Англии и Франции, хотя нарастали его противоречия и с набиравшим силу арабским движением.

Во всех странах, разделивших Курдистан, курды потерпели полное поражение по трем основным причинам. Во-первых, их враги как "местные", так и западные, оказались намного сильнее в военно-политическом отношении. Во-вторых, курдские национальные силы были плохо организованы, разобщены, а их руководство, феодально-клерикальное по своему социальному составу, было ослаблено традиционным племенным партикуляризмом. В-третьих, они не смогли тогда получить действенной помощи извне. Советский Союз в то трудное для него время мог оказать курдам только моральную поддержку. Западные державы видели в курдских движениях или угрозу своим имперским интересам на Ближнем Востоке, или инструмент для оказания давления на Турцию и Иран.

1922 год принес курдам одновременно и великую радость, и великое горе. Именно тогда шейх Махмуд провозгласил независимость единого курдского государства со столицей в Сулеймании (современное расположение — на северо-востоке Ирака). Были созданы герб и национальный флаг, отчеканена собственная монета, вышла газета на курдском языке. Но англичане вернулись. Сулеймания подверглась бомбардировке и была разрушена. Курдистан снова потерял независимость. В 1929-32, 33-36 гг. происходили перманентные выступления в Барзане и Барзинджане.

Только в Восточном (Иранском) Курдистане во время второй мировой войны (после ввода в Иран советских и английских войск), казалось, создалась обстановка, благоприятствующая реализации национальных чаяний курдского народа. В 1943 году борьбу курдов в Ираке возглавил Молла Мустафа Барзани, проведший 11 лет в ссылке. Несмотря на то, что в 1945 году восстание было подавлено, оно стало важным фактором дальнейшего сплочения курдов. В том же году было манифестировано создание Демократической партии Курдистана, а год спустя в Мехабаде возникла самопровозглашенная Курдская автономная область. В той части Западного Ирана, где стояла Красная Армия, уже после окончания войны, в 1946 году, была создана на демократических началах курдская самоуправляющаяся автономия, так называемая Мехабадская республика. Однако она просуществовала меньше года и пала под натиском правительственных карательных войск, пользовавшихся полной поддержкой англичан и американцев. Независимости •курдов не хотели ни в Ираке, ни в Иране. В 1947 году выступление курдов было подавлено, чему немало способствовал американский генерал Шварцкопф. Курдские лидеры — Кази Мохаммед и два его брата — были казнены. "Демократический" Запад показал в те годы свою враждебность делу национального освобождения курдов.

Особенно проявила себя в этом отношении Англия, проводившая антикурдский курс в оккупированном ею Юго-Восточном Иране и в фактически подчиненном ей Ираке, где полыхало курдское восстание во главе с Мустафой Барзани. Советский Союз, не имевший еще тогда атомной бомбы, которую он мог бы использовать в качестве инструмента политического давления на США и другие страны Запада, вынужден был уступить нажиму последних и вывести свои войска из Ирана.

И все же первый в новейшее время опыт курдской независимости не прошел бесследно. Курды доказали свою способность к самоуправлению, а враги курдского национального движения показали свое истинное лицо.

Последующие полтора десятилетия — глухая пора в истории, когда не было отмечено заметных проявлений курдского национального движения. Силы сопротивления, дезорганизованные предыдущими поражениями, не были готовы к активным выступлениям. Во всех странах, разделивших Курдистан, правили бал реакционные авторитарные режимы, твердо стоявшие на позициях великодержавного шовинизма и беспрекословно следовавшие прозападному курсу.

Со второй половины 50-х годов обстановка вокруг Курдистана начала меняться, что привело к быстрой актуализации курдской проблемы. Советский Союз решительно шагнул на афро-азиатскую арену, видя в ней подходящий плацдарм для противоборства с Западом в продолжавшейся холодной войне. Особую активность проявляла Москва именно на Арабском Востоке. Пробил час нового подъема курдского национально-освободительного движения.

Толчком к нему послужила июльская революция 1958 года в Ираке, покончившая с проанглийским монархическим режимом, одним из столпов западного влияния на Ближнем Востоке. То была очередная (но не последняя) победа арабского национализма, свершившаяся в стране, где обитало многочисленное курдское население, традиционно имевшее большой опыт освободительной борьбы. Конфликт на национальной почве был неизбежен, он и произошел в 1961 году, положив начало восстанию под руководством, пожалуй, самой крупной фигуры в курдском освободительном движении в новейшее время — генерала Мустафы Барзани. Восстание с приливами и отливами, временными успехами и неудачами длилось до 1975 года и вызвало большой международный резонанс. Советский Союз оказывал повстанцам Барзани политическую помощь. Однако и на этот раз курдам не удалось взять верх.

Тем не менее движение Иракских курдов под руководством Мустафы Барзани в 60-70-х годах ознаменовало наступление нового этапа в развитии курдского вопроса. Его международное влияние оказалось весьма значительным. Курдское население Западной Азии восприняло события в Иракском (Южном) Курдистане как сигнал к возобновлению общенациональной борьбы. Во всех частях Курдистана появились признаки активизации сил национального протеста, выражавших солидарность с барзанскими повстанцами. Восстание курдов в Северном Ираке вызвало сочувственные отклики в третьем мире (в том числе и в некоторых арабских странах), а также в либерально-демократических кругах Запада.

К 1975 году восстание затухли (хотя партизанское движение в горах продолжалось). Мустафа Барзани вынужден был эмигрировать. Уже в который раз в своей трагической многовековой истории курды стали жертвой непреодолимых обстоятельств, которые сложились как на региональном, так и глобальном уровнях. Сговор между Багдадом и Тегераном (Иран в обмен на некоторые территориальные уступки со стороны Ирака в спорных районах перекрыл проходившие по его территории коммуникации, по которым шло снабжение повстанческой армии Барзани и освобожденных ею районов Южного Курдистана) поставил курдских инсургентов в почти безвыходное положение. "Брежневская разрядка", пик которой пришелся как раз на середину 70-х годов, резко сократила для Советского Союза возможность оказывать курдам реальную помощь. В такой ситуации попытка Мустафы Барзани обратить свои взгляды в сторону США и Израиля успеха не имела.

Поражение курдского восстания в Ираке было не абсолютным, а относительным и притом временным. Не говоря уже о его непреходящем воздействии на международную обстановку, оно привело к существенному сдвигу в самом Ираке. Багдад вынужден был пойти на важную политическую уступку курдскому национальному движению: на большей части Иракского Курдистана (за исключением нефтеносного Киркукского округа) был образован Курдский автономный район (КАР) с местным самоуправлением, что и было закреплено в конституции страны. И хотя диктаторский баасистский режим сделал все, чтобы выхолостить эту автономию, сам факт ее долговременного (уже более 20 лет) юридического существования важен как прецедент одного из вариантов поэтапного решения курдского национального вопроса, имеющего определенное международно-правовое значение.

С конца 1970-х годов в развитии курдского вопроса наступил новый этап. В первую очередь обозначились существенные изменения в странах проживания курдов. В Ираке в 1979 году Садам Хусейн стал президентом и сосредоточил в своих руках всю полноту власти. Особенно наглядно его диктаторский стиль управления проявился во внешней политике, отличающейся исключительной агрессивностью, авантюризмом и циничностью. Восьмилетняя кровопролитная война с Ираном, окончившаяся безрезультатно, и позорная кувейтская эпопея говорят сами за себя. В Иране "исламская революция" 1978—1979 годов оказалась не в состоянии положительно влиять на решение курдской проблемы. В Турции внутренняя нестабильность и невиданный рост терроризма привели в 1980 году к очередному военному перевороту. Тем временем в курдских районах на востоке страны назревал и вскоре разразился острый этнический конфликт. Только в Сирии не было никаких видимых изменений, но не отмечалось и никакого заметного прогресса в решении курдской проблемы.

На этой почве произошел серьезный сдвиг в курдском национальном движении. В нем возникли два новых и чреватых серьезными последствиями явления. Во-первых, наступила его значительная радикализация, которую связывают с деятельностью Партии рабочих Курдистана (ПРК) в Турции руководимой Абдуллой Оджалаиом. Вооружившись идеологией революционного национализма, в которой традиционные марксистско-ленинские положения подверглись своеобразной интерпретации в кастровском духе, эта партия организовала в Турецком Курдистане широкое повстанческое движение, начавшиеся в 1984 году и продолжающееся по сию пору. ПРК повсеместно создала разветвленную и хорошо организованную сеть своих ячеек и пользуется значительным и растущим влиянием во всем Курдистане, а также в многочисленной курдской диаспоре на Западе. Во-вторых, после разгрома иракской армии в ходе операции "Буря в пустыне" в 1991 году и открытого выступления Запада в защиту восставших иракских курдов, на территории Курдского автономного округа, занимающего три четверти иракского Курдистана, был образован так называемый "Свободный Курдистан" - полунезависимое государственное образование с собственными органами власти, находящееся вне подчинения Багдада, но пользующееся военной защитой НАТО (в основном США), а также получающее от Запада значительную гуманитарную помощь. Несмотря на раздоры между руководителями "Свободного Курдистана", наносящими значительный ущерб общему делу, эта часть Курдистана сейчас ближе, чем какой-либо другой его район, к осуществлению извечной мечты курдского народа о свободе и независимости.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В конце XX столетия проблема воссоздания независимого Курдистана остается одним из самых сложных национальных вопросов нашего времени. Курды остаются единственным в мире крупным народом, лишенным собственной государственности, а территория, на которой они проживают, будучи поделенной между несколькими странами, давно уже превратилась в зону перманентной нестабильности.

Отсутствие политического единства в курдском движении является одним из главнейших факторов, определяющих неудачи, и зачастую используется противниками для углубления конфронтации между отдельными его отрядами и раскола этого движения.

Наиболее ощутимые достижения в национальной борьбе курдов имеют место в Иракском Курдистане. В Ираке официально провозглашена автономия курдов, и это зафиксировано в конституции. После провала кувейтской авантюры С. Хусейна, завершившейся в феврале 1991 года серьезным поражением иракской армии, сложились временно благоприятные условия для проведения под прикрытием Запада свободных, демократических по характеру выборов в курдский национальный парламент (в основном из представителей ДПК и ПСК) и формирования правительства в Эрбиле. Это стало фактически началом становления на территории Ирака самостоятельного курдского государственного образования. По согласованию с ООН и Багдадом, курдская автономия занимает главным образом территорию образованного в 1974 году Курдского автономного района.

В последние годы, в связи с глобальными изменениями в геополитической картине мира существенно изменилось и место курдского вопроса в системе международных отношений. События в Курдистане оказались в постоянном поле зрения мировой общественности и средств массовой информации, справедливая борьба курдского народа за свои неотъемлемые национальные права вызывает сочувствие и поддержку либерально-демократических кругов во всем мире, имеющих большой политический вес и оказывающих влияние на политику не только правительств, но и международных организаций. Главное, что курдская проблема стала уже не пульсирующей от случая от случая к случаю, а постоянной темой международной жизни. На ближневосточной же арене, в связи с окончанием "холодной войны" (в том числе и в этом регионе) и наметившимся постепенным переходом главного конфликта региона – арабо-израильского – из остро конфронтационной в переговорную стадию, курдская проблема приковывает к себе все большое внимание. Страны, имеющие жизненные интересы в Западной Азии, сменили прежний, чисто утилитарный подход к курдскому вопросу и стали заявлять о необходимости определенных уступок общенациональному движению курдского народа. Такую линию начали проводить, например, США. Очередь теперь за другими державами, в том числе (а может быть, в первую очередь) за Россией, временно ушедшей по известным причинам с курдистанской сцены ближневосточного театра, но имеющей там важные государственные интересы.

 


Просмотров 454

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!