Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Некоторые особенности процесса логизации античного интеллекта 1 часть. Рекомендовано УМО по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов вузов



В.В. ОРЛОВ

 

 

ИСТОРИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ИНТЕЛЛЕКТА

 

Рекомендовано УМО по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов вузов, обучающихся по направлению подготовки ВПО 020100 — «Философия», специализация «Онтология и теория познания».

 

 

Пермь 2007


 

ББК 15.50

0-66

 

 

Орлов В.В.

 

0-66 История человеческого интеллекта: учеб. пособие /В.В. Орлов, Перм. ун-т. – Пермь, 2007. 189 с.

 

ISBN 5-8241-0173-6

 

В пособии рассматриваются основные исторические типы интеллекта, концентрированным выражением которых выступают крупнейшие философские системы в истории мысли. Первая часть пособия (Предыстория – миф – религия – Просвещение) опубликована в 1995 г. Настоящее издание содержит первую и вторую части (Кант, Гегель. В пособии использованы материалы монографий, изданных в 1995, 1998, 1999, 2002 гг.

Пособие рассчитано на студентов специальности «Философия», а также на широкий круг читателей, интересующихся историей духовной культуры человечества.

Печатается в соответствии с решением редакционно-издательского совета Пермского университета

 

Рецензенты: д-р филос. наук, проф. М.Ф. Калашников (Пермский государственный педагогический университет); д-р филос. наук, проф. А.В. Ласточкин (Пермская государственная фармацевтическая академия)

 

 

ISBN 5-8241-0173-6 ã В.В. Орлов, 2007


ВВЕДЕНИЕ

 

История человеческого общества — это не только и не столько цепь исторических событий, сколько история разви­тия человеческой сущности, «сущностных сил человека». Од­ной из важнейших составляющих этого процесса выступает развитие человеческого интеллекта.

Будучи второй, наряду со способностью к труду — матери­альному преобразованию окружающего мира и самого чело­века, коренной способностью человека, мысль претерпевает сложнейший процесс развития от своего животного пред­шественника до мысли современного человека. Не обладая абсолютной самостоятельностью и независимостью, мысль развивается как результат и средство материального труда, преобразующего природную среду и самого человека в необ­ходимом для его существования и развития направлении. Мысль должна проходить поэтому свои исторические этапы развития, или, иначе, ее история выступает в виде последо­вательности исторических типов интеллекта, т.е. определен­ных способов мышления, или парадигм.



Жизнь общества всегда включает остатки или фрагменты прежних способов существования человечества. В еще боль­шей мере эта закономерность присуща духовной жизни об­щества. Интеллект современного человека включает в себя фрагменты, а нередко и целые нерастаявшие айсберги прой­денных исторических типов мышления: мифологического и религиозного. Возможно и обратное — родившийся в прош­лом веке исторический тип интеллекта может быть еще от­нюдь не господствующим в обыденном, а часто и в научном мышлении двадцатого века. Полагая свое мышление совре­менным, человек может мыслить в значительной мере по способам первобытного или средневекового интеллекта. Этот феномен особенно заметно проявляется в периоды историче­ской реакции, отката общественного развития назад, когда преодоленные историей типы мышления временно начинают возрождаться. История общества дает немало примеров та­ких возвратных движений человеческого интеллекта. Истории человеческого интеллекта — главная, стержневая линия развития духовной культуры. Исследование этой истории — важное условие познания современного интеллекта, его дальнейшего развития.

Настоящая пособие представляет собой конспективное изложение содержания спецкурса, читаемого автором в течение ряда лет в Пермском университете. Предлагаемое издание является единственным в отечественной философской литературе. В силу необъятности темы в спецкурсе рассмат­риваются лишь основные вехи в истории развития чело­веческого интеллекта, при этом главным образом в той форме, в какой они выразились в своего рода квинтэссенции человеческого интеллекта — философской мысли каждой из исторических эпох.

 

Тема 1.ПРИРОДА И ПРЕДЫСТОРИЯ

ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ИНТЕЛЛЕКТА

Природа интеллекта



 

Человеческий интеллект, или способность абстрактного мышления — одно из важнейших сущностных свойств чело­века. Человек, с позиций научного материализма, не локаль­ный и случайный эпизод эволюции, а необходимый результат бесконечного развития материи, ее «высший цвет», возникаю­щий «с железной необходимостью», заложенной «в самой природе материи»1. Утверждение о случайном характере воз­никновения человека в мире, высказанное некоторыми фило­софами и естествоиспытателями, находится в явном противоречии с глубинными тенденциями современной науки, которая в эпоху современной научно-технической революции убеди­тельно показала, что человек — это результат единого законо­мерного мирового процесса, образованного необходимой пос­ледовательностью физической, химической и биологической форм материи2.

Человек — это микрокосм, в сокращенном и обобщенном виде несущий в себе бесконечное многообразие материального мира. Это обусловило уникальный, хотя и естественно возник­ший способ существования человека — производство своего собственного бытия и своей сущности посредством преобра­зования природы. Человек — единственное образование в ми­ре, бытие и сущность которого — результат непрерывного творения самого себя.

Заключая в себе, в сокращенном и обобщенном виде, бес­конечное богатство материального мира, человек способен к бесконечному познанию и преобразованию мира, бесконеч­ному творению своей материальной и духовной сущности. Человеческий труд и интеллект по природе своей бесконечны.

Сущность человека как микрокосма определяет смысл че­ловеческого существования, смысл его труда и интеллекту­ального творчества. Смысл человеческого существования — не вне человека, а в самом человеческом бытии, в производ­стве, творении своего бытия и своей сущности.

Сущность и смысл человеческого существования опреде­ляют направление развития человеческой сущности и самого смысла существования: человек развивается в свою собствен­ную сущность; смысл его существования — углубление, погру­жение в свою неисчерпаемую человеческую сущность, беско­нечное углубление и обогащение своей сущности.

Развитие человеческой сущности происходит в процессе преобразования природной среды, создания «второй природы» (К.Маркс). Оно имеет, следовательно, и свои «внешние ори­ентиры» — освоение мира вширь (экспансия в космос) и вглубь. Однако собственно человеческое в этом движении заключается в развитии самой человеческой сущности, ее движении не во вне, а вглубь самой себя. Человек в своем развитии не имеет других внутренних ориентиров, кроме раз­вития своей сущности, углубления в свою бесконечную чело­веческую сущность3.

Рассуждая более конкретно, смысл человеческого сущест­вования следует представить как бесконечное усложнение и обогащение творческого характера труда и творческих спо­собностей человеческого интеллекта.

Одним из важнейших сущностных свойств человека явля­ется общение, отношение человека к человеку, включающее феномены собственности и свободы. Развитие этой стороны человеческой сущности заключается в бесконечном обогащении человеческих отношений, росте единства, человеческой общности и, следовательно, свободы. Свободное развитие каждого как условие свободного развития всех — важнейший принцип будущего способа подлинного развития человеческой сущности. Этот способ предполагает полное устранение экс­плуатации человека человеком, ликвидацию тех обществен­ных порядков, при которых человек может выступать средством для других, а не единственной целью социального прогресса.

Величие и достоинство человека заключается в бесконеч­ных возможностях его труда и интеллекта. Весьма приме­чательно, что затрагивающее достоинство человека и его интеллекта утверждение о случайности человека само оказы­вается ничтожной мыслью, бессмыслицей, ибо «случайный человек», находящийся в случайном, поверхностном, бессо­держательном отношении к миру, не мог бы судить о своей случайности, так как для этого он должен быть в необходи­мом отношении к миру. Концепция «случайного человека» есть не что иное, как скрытая форма «парадокса лжеца». Интеллект мстит за свое унижение, обращая в бессмыслицу утверждения о своей ничтожности.

Современная наука, включая философию, уже многое зна­ет о сущности человеческого интеллекта. Наиболее общая природа интеллекта как способности отображения мира в понятиях, законы мышления, связь интеллекта с языком и т.д. раскрыты и объяснены весьма основательно. Однако остаются и более глубокие уровни неисчерпаемой сущности человеческого интеллекта, к изучению которых современная наука еще только приближается, К ним, по нашему мнению, следует отнести в первую очередь те глубинные уровни чело­веческого интеллекта, которые закладываются в бесконечной предыстории интеллекта и скрыто «работают» в деятельности интеллекта, обеспечивая его способность адекватно позна­вать мир.

Сущность человека, его интеллекта — аккумулят, синтез бесконечной последовательности природных сущностей, обра­зующих закономерный мировой процесс. В природе интеллек­та, следовательно, заложено нечто существенное от физиче­ской, химической и биологической ступеней эволюции мира. Наиболее общие теоретические подступы к решению этой проблемы созданы в исследованиях единого закономерного мирового процесса, проводимых последние три десятилетия сотрудниками кафедры философии Пермского университета4. Эти исследования показали, что природа человека и его ин­теллекта должна включать в себя нечто важное от масс-энергетической природы физической формы материи, над-массэнергетической природы химизма, приспособительной сущно­сти живой материи. В сущность интеллекта каким-то образом должен быть включен масс-энергетический принцип физиче­ского, над-массэнергетический принцип прямого субстратного синтеза химического мира, принцип самосохранения через приспособление к среде живой материи.

Логические законы и формы интеллекта возникли из «ло­гики» физических, химических и биологических процессов и взаимодействий. Ближайшим образом эти законы обуслов­лены и подготовлены «аксиомой» естественного отбора, вклю­чающей как слой непосредственного случайностного отбора по способу «проб и ошибок», так и скрытую под ним глубин­ную тенденцию живого к саморазвитию, ускользающую от современных интерпретаций синтетической теории эволюции.

 

Предыстория интеллекта

Непосредственным предшественником человеческого ин­теллекта выступает так называемое «конкретное мышление», или мышление «конкретами», чувственными образами (И.М. Сеченов, И.П. Павлов). Природа, структура и «ло­гика» конкретного мышления еще весьма плохо изучены. Принято считать, что психика высших животных базируется на двух основных видах реакций — инстинктах и временных связях (ассоциациях). Инстинкты — врожденные, передавае­мые по наследству видовые формы поведения и отражения среды, сложившиеся в результате многих тысячелетий биоло­гической эволюции. Ассоциации имеют прижизненный харак­тер, формируются в ходе индивидуального приспособ­ления к среде, составляют индивидуальный прижизненный опыт животного. Ассоциации — отражение внешних связей между различными воспринимаемыми животными явлениями среды — звуками, запахами и т. д.

Инстинкты и ассоциации, в их сложной форме, входят так­же в состав психики человека, образуя очеловеченный биоло­гический фундамент его сознания, интеллектуальной деятельности. К инстинктам человека можно отнести основной, обобщающий инстинкт жизни (или самосохранения), двигательный, половой, родственный, познавательный инстинкты.

Согласно представлениям современной психофизиологии психическая деятельность животных и человека имеет свою физиологическую основу или фундамент, которая составлена прежде всего безусловными (врожденными, видовыми) и ус­ловными (прижизненно образующимися) рефлексами. Теория условных и безусловных рефлексов, созданная И.М. Сечено­вым, И.П.Павловым и их многочисленными последовате­лями, раскрывая физиологический фундамент психической деятельности, способствовала поискам путей эксперименталь­ного исследования психики. Вместе с тем некоторыми после­дователями этой школы была создана чрезмерно прямолиней­ная концепция психического, трактовавшая психику либо как рефлекс, либо как определенную его (наряду с физиологиче­ской) сторону (А.Г. Иванов-Смоленский, К.М.Быков, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев). Эта концепция коренным образом расходилась с представлениями И.М. Сеченова и И.П. Павлова, которые понимали рефлекс как чисто физи­ологическое явление, лежащее в основе психической деятель­ности5.

Существовали различные варианты концепции «рефлек­торной природы психики» — от почти полного сведения психи­ческого к рефлексам и физиологическому до попыток отстоять относительную самостоятельность и специфичность психиче­ского в рамках рефлекса, однако все они фактически призна­вали рефлекс первой и исходной единицей психической деятельности и, следовательно, интеллекта. Разрабатывая концепцию рефлекторных основ психики животных и чело­века, И.П. Павлов категорически возражал против объясне­ния психических явлений у человека условными рефлексами. Более того, И.П. Павлов считал, что и психическая деятель­ность животных не является совокупностью условных реф­лексов. В опытах над шимпанзе (Рафаэлем и Розой) последние должны были решать задачу — достать банан, подвешенный к потолку клетки, с помощью нескольких ящи­ков разного размера. После некоторого количества проб и ошибок Рафаэль научился составлять ящики в порядке убывания их величины, т.е. строить устойчивую пирамиду.

Характеризуя эти опыты, И.П. Павлов говорил на одной из своих знаменитых «сред»: «...когда обезьяна строит свою вышку, чтобы достать плод, то это «условным рефлексом» назвать нельзя. Это есть случай образования знания, уловле­ния нормальной связи вещей. Это — другой случай»6.

У человекообразных обезьян и, шире, высших животных существует способность образования своего рода знания, «уловления нормальной связи вещей». Чем такого рода реак­ции или связи в психике (ассоциации) животных отличаются от условных рефлексов? Классический условный рефлекс — это нервная связь двух пунктов коры больших полушарий, фиксирующая (отображающая) связь какого-либо внешнего явления (звук, запах и др.), выступающего в качестве индиф­ферентного для организма внешнего раздражителя, с другим, непосредственно биологически значимым для организма (пи­щей, врагом и т. д.). Само по себе безразличное для орга­низма, не имеющее непосредственной биологической значи­мости явление (например, звонок), связанное с появлением пищи, становится сигналом пищи, безусловного раздражи­теля и приобретает поэтому биологическую значимость для организма. Связь звонка с пищей имеет характер временного совпадения, т.е. внешней связи. Однако сигнальная связь обладает объективным «смыслом» для животного, ибо свиде­тельствует о появлении пищи, врага и т.п. Поэтому условный рефлекс не является некой простой механической связью совершенно разнородных событий и может служить генетиче­ской предпосылкой образования более сложных, психологиче­ских связей, означающих образование знания, «уловление нормальной связи вещей».

В связях типа, названного И.П. Павловым образованием знания, отображаются внешние, а не причинные, сущностные связи вещей. Однако в этих внешних связях выражаются, «просвечивают» необходимые, сущностные связи, ибо биоло­гическая значимость внешних явлений имеет не случайный, существенный характер. Животное мыслит чувственными образами, а не понятиями, которые единственно способны схватывать сущностные стороны действительности. Однако имплицитно, в скрытой и неосознанной форме, это знание отображает сущностные стороны действительности. Приспособительный способ существования животного обусловливает непосредственное знание явлений, в то время как сущностная сторона реальных явлений остается скрытой.

Сущность жизни заключается в неустранимой тенденции живого к самосохранению, осуществляемой путем адаптации, приспособления к среде. Для приспособительного способа существования необходимо и достаточно отображение внеш­них сторон действительности. Человек возникает в результате закономерного развития внутреннего противоречия жизни: абсолютная по своей природе тенденция живого к самосохра­нению «выносит» живое за пределы относительно «слабого» и ограниченного способа деятельности — приспособления к среде — и порождает более эффективный и мощный способ дея­тельности — преобразование среды, производство своего соб­ственного существования, свойственный человеку как высшей форме материи.

Производящий способ существования необходимо порож­дает и принципиально новую форму мышления — человече­ский интеллект, способный отображать как явления, так и сущность действительного мира. Для человеческого интеллек­та предметом отображения становится бесконечный мир и собственная неисчерпаемая человеческая сущность. Интеллект по своей природе бесконечен. Выступая одним из основных (наряду с трудом) атрибутов или «сущностных сил» человека, возникшего в результате бесконечной эволюции мира, чело­веческий интеллект становится в отношение к бесконечному в мире и человеческой сущности. Если мышление животного «находится в отношении» лишь к конечной части внешней среды, то человеческий интеллект с момента своего появления самой бесконечной историей своего возникновения «открыт» в бесконечность, вступает в диалог с бесконечным миром. В способности бесконечного творчества, познания и измене­ния мира — достоинство и величие человеческого интеллекта.

Тема 2.ПЕРВОБЫТНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ

 

Исследование первобытного интеллекта представляет, по-видимому, еще большие трудности, чем его биологической предыстории, поскольку применение экспериментальных ме­тодов здесь вряд ли возможно. Одним из важнейших показателей формирования и развития первобытного интеллекта выступают его главные результаты, дошедшие до нашего вре­мени, —ископаемые орудия труда первобытного человека. Шествие человеческого разума начинается с первого «космического» достижения человека — создания первых орудий тру­да, практически и духовно поставивших человека в отношение к бесконечному миру.

Человеческий способ существования — преобразование ок­ружающего мира, производство не существующих в природе условий своего существования — обусловил первую и важней­шую парадигму человеческого интеллекта — соответствие мысли реальности, объективность отображения реальности. Коренным условием существования и развития человека ста­новится познание все более существенных свойств и связей природных объектов, феноменологических проявлений зако­нов природы, а с определенного, достаточно высокого уровня развития общества — законов природы и общества.

Первобытный человек должен был обладать весьма об­ширными наблюдениями и знаниями системы природных яв­лений, их временной и сезонной последовательности и т.д. Необходимо допустить, что интеллект этого периода развития общества обладал простейшей логикой, в той или иной мере воспроизводившей «логику вещей», логику природных связей и регулярностей, от которых прямым образом зависело су­ществование человека.

В процессе складывания этой «логики вещей» в логике интеллекта должны были, очевидно, постепенно складываться и четыре основных формально-логических закона — тождест­ва, противоречия, исключенного третьего, достаточного осно­вания. Однако сами по себе эти законы присущи уже только достаточно развитому, зрелому интеллекту и время их окон­чательного формирования в человеческом интеллекте устано­вить трудно. Вероятно, это следует отнести только к периоду античного интеллекта.

Естественно предположить, что на определенном, сравни­тельно высоком уровне развития первобытного труда и ин­теллекта перед человеком становится задача объяснения системы природных явлений, с чем следует связать возникно­вение нового уровня интеллекта — объясняющего. К возник­новению этого уровня толкала деятельная практическая природа человека, поскольку производящая деятельность че­ловека, или труд, есть причинная деятельность, неизбежно порождающая причинный интеллект, т.е. объясняющий ин­теллект.

Известный исследователь первобытного интеллекта Леви-Брюль (1857-1939) различал индивидуальный и коллективный интеллект7. Он считал, что индивидуальный интеллект был основан на общих законах формальной логики, поскольку иначе человек не мог бы выжить в борьбе за существование. Однако коллективный интеллект имел дологический (пралогический) характер. Основой его служил закон партиципации (сопричастия), в соответствии с которым первобытный чело­век полагал, что воспринимаемый объект может находиться одновременно в различных местах, изображение объекта тождественно самому объекту (поэтому воздействие на изо­бражение животного влечет будущую удачу на охоте) и т.д. Дологическое мышление, по Леви-Брюлю, воплощалось в коллективных обрядах и мифах. Концепция дологического мышления подверглась серьезной критике в советской и зарубежной науке. Да и ее автор в конце своей жизни не склонен был чрезмерно отстаивать дологический характер первобыт­ного мышления.

Нам представляется, что в области отображения непосред­ственных типических свойств и связей природных явлений первобытное мышление имело скорее логический, чем доло­гический характер. Однако не следует переоценивать логиче­скую природу первобытного мышления и тем самым превра­щать законы логики в слишком легкий и скороспелый дар человеческой мысли. Логическое мышление не могло сло­житься сразу, оно должно было пройти ряд этапов, начиная с этапа незрелого, несложившегося логического мышления, которое вряд ли могло быть основано на «четко очерченных», готовых законах тождества, противоречия, исключенного третьего, достаточного основания. Представляется, что перво­бытное мышление было основано скорее на повторяющейся «логике вещей», т.е. устойчивых, регулярных связях явлений природы. В недрах этой логики складывались собственно формально-логические законы.

Следует различать, далее, «пласт» мышления, связанный с совокупностью наблюдаемых повторяющихся явлений приро­ды, и «объяснительный» пласт, в пределах которого склады­вание формальной логики происходило особенно сложным образом. Необходимо различать поэтому процессы логизации непосредственного, конкретного уровня мышления и мышления объяснительного. «Дологическое мышление» Леви-Брюля явно относилось к последнему уровню. В мышлении первобытного человека возникают две основные парадигмы, или типа интеллекта, — реалистическая и иллюзорная, фантастическая. Первая заключалась в понима­нии вещей такими, какими они являются сами по себе, в их объяснении «из самих себя», без каких-либо посторонних при­бавлений. Эта парадигма имела мощное биологическое осно­вание, ибо приспособительный образ жизни животного пред­полагает адекватное отражение внешней среды. Еще более сильные основания парадигма реализма получила с возник­новением социального образа жизни, ибо преобразование природной среды, производство собственной жизни еще в большей мере, чем приспособительный образ жизни, нужда­ется в адекватности отражения, без которой невозможно создание «второй природы». Реалистическая парадигма про­ходит через всю историю человечества и определяет все до­стижения человеческого интеллекта. На известной ступени развития она получает свое философское выражение преиму­щественно в форме материализма, поднимающего эту пара­дигму до уровня высокой и продуктивной абстракции. Опре­деленные элементы реалистической парадигмы неизбежно возникали и в пределах идеалистических концепций, обуслов­ливая все те действительные реалистические достижения, которые в сущности оказывались материалистическими по своему содержанию. К ним можно отнести, например, все рациональное содержание идеалистической диалектики Кан­та, Фихте, Шеллинга и особенно Гегеля.

Вторая, конкурирующая, парадигма человеческого ин­теллекта связана с единственно возможной альтернативой реалистической парадигмы — бессознательным переносом на природные явления человеческих качеств, прежде всего спо­собности мышления и сознательного действия. Возникновение антропоморфической парадигмы с зарождением слоя объяс­нительного мышления было необходимым и неизбежным ша­гом человеческого интеллекта. Явления природы, их упоря­доченность, закономерную последовательность первобытный человек мог объяснить лишь по образцу и подобию собствен­ного сознательного поведения. Активность природы получала характер преднамеренных действий, которые стали приписы­ваться духам, духовным существам.

Природа и структура человеческой психики таковы, что собственные сознательные действия уже на самых ранних этапах развития человека становятся предметом непосред­ственных наблюдений и осознания. В деятельной природе человека и его психики заложены предпосылки первоначального объяснения природных явлений по образцу человеческих сознательных действий. Эта предпосылка легко обнаружива­ется и в психологии ребенка, в известном возрасте приписывающего вещам хорошие и плохие намерения. Поскольку для первобытного человека сознательное действие выступало как нечто естественное и обычное, природные явления легче было объяснить сознанием, волей, намерениями.

Исторически первой целостной формой или типом объяс­няющего интеллекта является миф. Миф представляет собой попытку фантастического объяснения окружающего мира и жизни общества. Он выступает в качестве предшественника или примитивного варианта мировоззрения. Мифы имеют характер повествования о событиях прошлого или будущего, о возникновении мира, богов, животных, людей (космогони­ческие мифы), племен (этнографические), круговороте времен года, погодных явлениях, деяниях героев и т.д. В большинстве космогонических мифов мир рассматривается как возникший из первоначального хаоса, из которого вышли земля, небо, подземный мир, боги, создающие людей. В этих мифах явно присутствуют элементы реализма, стихийного материализма, поскольку боги оказываются результатом естественного процесса возникновения порядка из хаоса. Однако в остальном в мифологии преобладает деятельность богов, фантастиче­ских существ, животных, наделенных чертами человека. Ан­тропоморфическая парадигма составляет основу мифологиче­ского типа мышления.

Мифы включали первые примитивные абстракции хаоса, порядка, земли, неба, людей, богов, животных и т.д. В них были заложены зачатки более поздних абстракций закона и закономерности (возникновение порядка из хаоса), мате­рии, богов и т. д. Вместе с тем в мифе все облечено в форму образов. Мифы содержат определенные предписания, регули­рующие поведение людей, определенные социальные запреты, выступающие регуляторами общественной жизни.

Фундаментальной чертой мифологического типа интеллек­та является то, что мир предстает в мифах однопланово, как последовательность событий или феноменов, за которыми не скрывается никакого сущностного мира. Мифологическое мышление не различает являющийся и сущностный миры. Боги, духи, животные выступают в качестве действующих лиц в однопланово развертывающейся истории мира.

Мифологический тип интеллекта был тесно связан с об­рядной стороной жизни первобытного общества. Важным компонентом мифологического мышления выступало магиче­ское мышление, основанное не на знании действительных причинных связей, а на упомянутом принципе партиципации.

С мифологическим типом интеллекта впервые возникает феномен, прошедший всю историю человечества вплоть до наших дней, выражающий как силу, так и слабость интеллек­та: вымышленные реальности (боги, духи и т.д.) надолго приобретают в определенных сферах человеческой жизни роль заместителя действительной, объективной реальности и даже становятся выше последней. Мифы длительное время служили одним из важнейших регуляторов общественной жизни, обусловливали коллективные чувства и умонастрое­ния, среди которых главную роль играл страх перед таинст­венными силами мира.

Превращение вымыслов в мнимо подлинную реальность хорошо описал Вайпулданья, один из немногих «цивилизовав­шихся» аборигенов Австралии. По его свидетельству, магиче­ские действия колдунов вызывали вполне реальные послед­ствия, например, гибель «отпетого» колдуном члена племени, даже если последний и не знал о своем «отпевании»8. Абсолютная вера в сверхъестественные возможности колдуна, страх, гипнотическое внушение (включая внушение на расстоянии) превращали мистический вымысел в реальный фактор человеческой жизни.

Мифологический тип интеллекта вошел в следующую, более высокую, форму интеллекта — религиозный тип интеллекта. Кроме того, он сохранился и в относительно самостоятельном виде, хотя и в новых формах, в структуре интеллекта современного человека. К ним можно отнести, например, имевший трагические последствия фашистский миф о превосходстве «нордической расы», подчинивший своему влиянию значительную часть населения Германии в 30-40-е гг. Широкое распространение имел миф о вечности капитализма, в значительной мере подорванный в представлениях современ­ного человечества. Распространен миф о вечности частной собственности, которая будто бы вытекает из самой природы человеческих индивидов, а не из содержания и характера общественного труда и технологий. В последние годы в силу ряда причин в нашей стране получил хождение «рыночный миф», также заметно разрушенный опытом развитых капиталистических стран, опытом строительства социализма в СССР.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!