Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Кризис подросткового возраста



Идентификация личности и путаница ролей.

При переходе в пятую стадию (12-18 лет) ребенок сталкивает­ся, как утверждает классический психоанализ, с про­буждением «любви и ревности» к родителям. Успешное решение этой проблемы зависит от того, найдет ли он предмет любви в собственном поколении. Эриксон не отрицает возникновения этой проблемы у подростков, но указывает, что существуют и другие. Подросток созревает физиологически и психически, и в добавление к новым ощущениям и желаниям, которые появляются в результате этого созревания, у него развиваются и новые взгляды на вещи, новый подход к жизни. Важное место в новых особенностях психики подростка занимает его интерес к мыслям других людей, к тому, что они сами о себе думают. Подростки могут создавать себе мысленный идеал семьи, религии, общества, по сравнению с которым весьма проигрывают далеко не­совершенные, но реально существующие семьи, религии и обще­ства. Подросток способен вырабатывать или перенимать теории и мировоззрения, которые сулят примирить все противоречия и создать гармоническое целое. Короче говоря, подросток - это нетерпеливый идеалист, полагающий, что создать идеал на практике не труднее, чем вообразить его в теории.

Эриксон считает, что возникающий в этот период параметр связи с окружающим колеблется между поло­жительным полюсом идентификации «Я» и отрицатель­ным полюсом путаницы ролей. Иначе говоря, перед подростком, об­ретшим способность к обобщениям, встает задача объединить все, что он знает о себе самом как о школьнике, сыне, спортсмене, друге, бойскауте, газетчике и так далее. Все эти роли он должен собрать в единое целое, осмыслить его, связать с прошлым и проецировать в будущее. Если молодой человек успешно справится с этой задачей — психосоциальной идентификацией, то у него появится ощущение того, кто он есть, где находится и куда идет.

В отличие от предыдущих стадий, где родители ока­зывали более или менее прямое воздействие на исход кризисов развития, влияние их теперь оказывается наиболее косвенным. Если благодаря родителям подрос­ток уже выработал доверие, самостоятельность, предпри­имчивость и умелость, то шансы его на идентификацию, то есть на опознание собственной индивидуальности, зна­чительно увеличиваются.

Обратное справедливо для подростка недоверчиво­го, стыдливого, неуверенного, исполненного чувства вины и сознания своей неполноценности. Поэтому подготовка к всесторонней психосоциальной идентификации в под­ростковом возрасте должна начинаться, по сути, с мо­мента рождения.



Если из-за неудачного детства или тяжелого быта подросток не может решить задачу идентификации и определить свое «Я», то он начинает проявлять симпто­мы путаницы ролей и неуверенность в понимании того, кто он такой и к какой среде принадлежит. Такая пута­ница нередко наблюдается у малолетних преступников. Девочки, проявляющие в подростковом возрасте распу­щенность, очень часто обладают фрагментарным пред­ставлением о своей личности и свои беспорядочные по­ловые связи не соотносят ни со своим интеллектуальным уровнем, ни с системой ценностей. В некоторых случаях молодежь стремится к «негативной идентификации», то есть отождествляет свое «Я» с образом, противополож­ным тому, который хотели бы видеть родители и друзья.

Но иногда лучше идентифицировать себя с «хиппи», с «малолетним преступником», даже с «наркоманом», чем вообще не обрести своего «Я».

Однако тот, кто в подростковом возрасте не приоб­ретает ясного представления о своей личности, еще не обречен оставаться неприкаянным до конца жизни. А тот, кто опознал свое «Я» еще подростком, обязательно будет сталкиваться на жизненном пути с фактами, противоре­чащими или даже угрожающими сложившемуся у него представлению о себе. Пожалуй, Эриксон больше всех других психологов-теоретиков подчеркивает, что жизнь представляет собой непрерывную смену всех ее аспектов и что успешное решение проблем на одной стадии еще не гарантирует избавить человека от возникновения новых про­блем на других этапах жизни или появление новых реше­ний для старых, уже решенных, казалось, проблем.

Благоприятное разрешение этого конфликта - верность.

Конфликты среднего возраста

Близость и одиночество.



Шестой стадией жизнен­ного цикла является начало зрелости — иначе говоря, период ухаживания и ранние годы семейной жизни, то есть от конца юности до начало среднего возраста. Об этой стадии и следующей за ней классический психоана­лиз не говорит ничего нового или, иначе, ни­чего важного. Но Эриксон, учитывая уже совершившееся на предыдущем этапе опознание «Я» и включение чело­века в трудовую деятельность, указывает на специфичес­кий для этой стадии параметр, который заключен между положительным полюсом близости и отрицательным — одиночества.

Под близостью Эриксон понимает не только физи­ческую близость. В это понятие он включает способность заботиться о другом человеке и делиться с ним всем су­щественным без боязни потерять при этом себя. С близостью дело обстоит так же, как с идентификацией: успех или провал на этой стадии зависит не прямо от родите­лей, но лишь от того, насколько успешно человек про­шел предыдущие стадии. Так же как в случае идентифи­кации, социальные условия могут облегчать или затруд­нять достижение близости. Это понятие не обязательно связано с сексуальным влечением, но распространяется и на дружбу. Между однополчанами, сражавшимися бок о бок в тяжелых боях, очень часто образуются такие тес­ные связи, которые могут служить образчиком близости в самом широком смысле этого понятия. Но если ни в браке, ни в дружбе человек не достигает близости, тогда, по мнению Эриксона, уделом его становится одиноче­ство - состояние человека, которому не с кем разделить свою жизнь и не о ком заботиться.

Благоприятное разрешение этого конфликта - любовь.

7. Общечеловечность и самопоглощенность (производительность и застой).

Седьмая стадия — зрелый возраст, то есть уже тот период, когда дети стали подростками, а родители прочно связали себя с определенным родом занятий. На этой стадии появля­ется новый параметр личности с общечеловечностью на одном конце шкалы и самопоглощенностью - на другом.

Общечеловечностью Эриксон называет способность человека интересоваться судьбами людей за пределами семейного круга, задумываться над жизнью грядущих поколений, формами будущего общества и устройством будущего мира. Такой интерес к новым поколениям не обязательно связан с наличием собственных детей — он может существовать у каждого, кто активно заботится о молодежи и о том, чтобы в будущем людям легче жилось и работалось. Тот же, у кого это чувство сопричастности человечеству не выработалось, сосредоточивается на са­мом себе и главной его заботой становится удовлетворе­ние своих потребностей и собственный комфорт.

Благоприятное разрешение этого конфликта - забота.

Цельность и безнадежность.

На восьмую и после­днюю стадию в классификации Эриксона приходится период, когда основная paбoта жизни закончилась и для человека наступает время размышлений и забав с внука­ми, если они есть. Психосоциальный параметр этого пе­риода заключен между цельностью и безнадежностью. Ощущение цельности, осмысленности жизни возникает у того, кто, оглядываясь на прожитое, ощущает удовлет­ворение. Тот же, кому прожитая жизнь представляется цепью упущенных возможностей и досадных промахов, осознает, что начинать все сначала уже поздно и упу­щенного не вернуть. Такого человека охватывает отчая­ние при мысли о том, как могла бы сложиться, но не сложилась его жизнь.

Благоприятное разрешение этого конфликта - мудрость.

 

№ 4. Проблема цели и целеполагание в педагогике.

Прежде чем начать обсуждение проблемы целеполагания, необходимо сначала определить, что же такое цель. В словаре Ожегова дается следующее определение цели. Цельэто то, к чему стремятся, что нужно осуществить. Обычно, само понятие цель (какой либо деятельности) трактуется как идеальное мысленное предвосхищение результата, являющееся главным мотивационным компонентом для субъекта, который действует.

С одной стороны, цель имеет черты несбыточного, нереального - идеализированного результата, к которому возможно только стремится, с другой – цель может быть чем-то весьма реальным, достигаемым и планируемым. Для каждого вида деятельности, возможно, определить целый диапазон целей, от самых несбыточных, до вполне выполнимых.

Издавна в педагогике обсуждалась проблема постановки цели воспитания, т.к. она является одним из основных компонентов педагогической деятельности. В педагогике под целью воспитания следует понимать те заранее определяемые (прогнозируемые) результаты в подготовке подрастающих поколений к жизни, в их личностном развитии и формировании, которых стремятся достигнуть в процессе воспитательной работы.

Цель является системообразующим, определяющим элементом педагогической деятельности, т. к. определяет принципы, содержание, методы и формы обучения и воспитания.

Функции цели:

- цель – эталон предвосхищаемого образа (указывает генеральное направление субъекта и объекта деятельности);

- цель – побудитель к действию (связана с мотивами, потребностями, интересами деятельности, одной и той же цели могут соответствовать разные и даже противоположные мотивы);

- цель – норма для выбора средств действия (поиск средств может стать целью промежуточного этапа деятельности).

Содержание цели зависит от объективных законов и условий действительности, реальных возможностей субъекта и применяемых средств. Цель образования в социально-педагогическом смысле носит конкретно-исторический характер и меняется со сменой исторической ситуации. Так, например, цель воспитания в первобытном обществе – вооружить человека опытом выживания, идеал афинского воспитания в Древней Греции складывался из понимания гармонии телесных и духовных сил, целью спартанского воспитания было формирования физически крепкого, храброго и дисциплинированного воина; в период Нового времени Дж. Локк видел цель в воспитании джентльмена, А. Дистервег – в подготовке молодежи к счастливой жизни, Н.И. Пирогов – в воспитании гражданина Отечества, К.Д. Ушинский – в воспитании труженика и патриота. И так в каждой исторической ситуации, в чем и проявляется диалектика цели воспитания, т. е. постоянное ее изменение в соответствии с новыми историческими условиями.

Цель и характер образования социально обусловлены, т.е. определяются уровнем экономики общества, темпами научно-технического и социального прогресса, уровнем развития педагогической теории и практики, возможностями учебно-воспитательных учреждений, степенью подготовки педагогических кадров и развитием детей. Цель образования задается обществом, государством (напр., авторитарные: формирование безынициативного исполнителя; культ сильной личности, готовой на любую жестокость) или отдельными социальными группами (напр., в частном образовании или в системе духовного образования), но и там оно обусловлено социальным заказом.

Впервые цель воспитания всесторонне и гармонично развитой личности (главная цель педагогики) была сформулирована в трудах выдающихся мыслителей прошлого (Аристотель, Конфуций и др.). В истории педагогики и образования выделялись разные подходы к определению сущности данной цели. В настоящее время она ориентирует на всестороннее развитие задатков и способностей ребенка, раскрытие его творческих возможностей, формирование общественно и личностно значимых качеств.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!