Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Народность и государственность 7 часть



Между тем, в этой же работе Парсонс разрабатывает более развернутую классификацию так называемых «типовых пере­менных» определения роли: эффективность / аффективная ней­тральность; ориентация на себя / ориентация на коллектив; универсализм / партикуляризм; достигнутый результат / при­писанный статус; специфичность / диффузность.140 Разъясне­ние этой типологии увело бы нас слишком далеко, но важно

138Parsons Т. The Structure of Social Action. P. 693.

139Parsons T. The Social System (1951) / With a new preface by
B. Turner. London: Riutledge, 1991. P. 100.

140См.: Ibid. P. 67.


заметить, что в каждой оппозиции одна сторона представляет Gemeinschaft, другая — Gesellschaft.141 В связи с этим Парсонс формулирует и важную проблему, связанную с социологией как профессий: профессиональная деятельность отличается от своекорыстного поведения на рынке, но она не принадлежит и к тому типу отношений, который знаком нам, например, по семье. Профессиональная роль описывается в категориях уни­версализма, функциональной специфичности и аффективной нейтральности (Gesellschaft), но одновременно не в категориях эгоизма, а в категориях ориентации на коллектив (Gemeinsc­haft).142 Интересная и глубокая проблема, которую поднимает здесь Парсонс, состоит не только в том, что существуют колле­гиальные связи и отношения, которые налагают на членов профессиональных групп (юристов, врачей) обязательства, не­сводимые к чисто рациональному и эгоистическому поведе­нию. Проблема еще и в том, что аффективное, вообще говоря, отнюдь не исчезает из современного общества, которое дер­жится также и эмоциями, а не только рациональностью или холодным сознанием моральных обязательств своих членов. Вот почему в одной из поздних конструкций Парсонса появля­ется любопытный оксюморон: societal communityM^ В русских переводах и критических статьях этот термин обычно переда­ется как «социетальное сообщество», но, присмотревшись пов­нимательнее, мы увидим «понятие-кентавр», gesellschaft'ный Gemeinschaft: «Ядром общества как системы является стандар­тизованный (patterned) нормативный порядок, посредством которого жизнь населения организуется как жизнь коллекти­ва. В качестве порядка он содержит ценности и партикуляри-зованные нормы и правила, которые могут быть осмысленны­ми и легитимными, только ссылаясь на культуру. В качестве коллектива он демонстрирует стандартизованную концепцию членства, в которой проводится различение между теми инди­видами, которые к нему принадлежат, и теми, кто не принад-



I41 См. об этом, в частности: Parsons T. Some afterthoughts on Gemeinschaft and Gesellschaft. P. 151.

H2 См.: Ibid. P. 151 f.

143 См., в частности, работу Парсонса «Понятие общества». Появившись впервые в качестве первой главы в книге «Общества: эволюционные и сравнительные перспективы», она была потом перепечатана в нескольких сборниках его статей. См.: Parsons Т. The Consept of Society: The Components and Their Interrelations // Societies: Evolutionary and Comparative Perspectives. Englewood Cliffs (NJ): Prentice-Hall, 1966. P. 5—29.


 




лежит».144 Это определение ничего не говорит об аффектив­ном, эмоциональном элементе, оно фиксирует как community лишь более плотный, интенсивный способ организации со­циальной связи. Заимствуя этот момент у Gemeinschaft'a, soci­etal community оказывается недостаточным, неполным, а поня­тие Gemeinschaft'а — по-своему незаменимым.

Мы не можем здесь прослеживать далее историю и совре­менное использование терминов Тенниса. Достаточно сказать, что и спустя более чем столетие после выхода книги его основ­ная оппозиция не потеряла ни актуальности, ни той особенной заразительности, которая в сфере духа встречается так редко и отличает лишь подлинно великие творения. Вот это надо пос­тоянно иметь в виду: что бы ни происходило за это более-чем-столетие, как бы ни менялся облик социальности в разные эпохи и в разных странах, эта маленькая схоластическая книга продолжает жить. Загляните наугад в книги тех, кто сегодня определяет состояние социологического знания и наверня­ка — пусть не с первой, не со второй, но уж точно, не позже, чем с третьей попытки вы убедитесь: без Тенниса по-прежне­му не обойтись. Работая с его книгой, мы получаем не только шанс по-новому вышколить свой ум, но и — кто знает — со­вершить одно из тех чудных открытий, которые не устает го­товить нам дух просвещенья.

144 цит. по: Parsons T. Politics and social structure. N. Y.: The Free Press, 1969. P. 11.


ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие к восьмому изданию ,


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!