Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Разрушающие и неразрушающие методы судебно-экспертного исследования



 

Одну и ту же информацию об объекте можно получить, применяя различные общеэкспертные методы. Например, элементный состав металлической частицы можно установить методами химического микроанализа, рентгеноспектрального анализа, эмиссионного спектрального анализа и другими. Однако возможности методов неодинаковы. Методы обладают различной чувствительностью, избирательностью, могут быть качественными и количественными, относительными, требующими паспортизованных стандартных образцов и методами абсолютных измерений. Очевидно, что в зависимости от задачи, стоящей перед экспертом при производстве экспертиз, и существования соответствующих методик он должен в каждом конкретном случае выбирать метод или комплекс методов экспертного исследования.

Обеспечение сохранности объектов исследования диктуется, прежде всего, тем, что эти объекты, изучаемые при производстве судебных экспертиз и исследований, могут получить статус вещественных доказательств по уголовному или гражданскому делу, делу об административном правонарушении, и их, согласно принципу непосредственности, действующему при судебном разбирательстве, необходимо представить в суд в неизменном виде (ст. 157 ГПК, ст. 10 АПК, ст. 240 УПК, ст. 26.6 КоАП). Сохранность вещественных доказательств обусловливает также возможность назначения повторных и дополнительных экспертиз.

Поэтому законодатель вменяет в обязанность судебному эксперту обеспечить сохранность представленных объектов исследований и материалов дела, а также уничтожать объекты исследований либо существенно изменять их свойства только с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу*(50).

Аналогичная норма содержится в п. 3 ч. 4 ст. 57 УПК, где указывается, что эксперт не в праве проводить без разрешения дознавателя, следователя, суда исследования, могущие повлечь полное или частичное уничтожение объектов либо изменение их внешнего вида или основных свойств. Попутно заметим, что под повреждениями объектов исследования законодатель понимает изменение их свойств и состояния в результате применения при исследовании естественно-научных методов, например физических, химических, биологических*(51). Известно, что наиболее распространенными при производстве судебно-экспертных исследований являются физико-химические методы анализа.



В литературе обычно даются рекомендации применять в первую очередь неразрушающие (недеструктивные) методы.

Понятие разрушающего и неразрушающего методов более детально не конкретизируется, хотя применительно к объектам судебных экспертиз оно далеко не однозначно. В этой связи неясно: если объект можно многократно исследовать одним методом, но после первого из этих исследований данный объект будет уже непригоден для анализа другим методом, будет ли первый метод разрушающим? Возможен и обратный вариант: второй раз исследование данным методом повторить нельзя, но можно использовать вместо него множество других.

Так, метод оптической микроскопии при исследовании волокон для установления их родовой (групповой) принадлежности требует изготовления тонких срезов, не разрушающих целостность объекта. Для реализации метода растровой электронной микроскопии, формально также неразрушающего, часто требуется либо создание электропроводящего покрытия, либо фиксация образца в слое электропроводящего материала (например, графита).

Методы рентгеноанализа, применение которых не вызывает убыли образца, в ряде случаев требуют пробоподготовки, при которой нарушается целостность всего объекта. Так, при больших размерах объекта для рентгеноспектрального или рентгеноструктурного анализа берется его часть в соответствии с размерами держателя для проб. Условием успешного проведения анализа может быть приготовление образца в виде мелкодисперсного порошка (рентгенофазовый анализ) или шлифование объекта до получения гладкой плоской поверхности (металлография).



В некоторых случаях при исследовании многофазных образований, например частиц многослойных лакокрасочных покрытий, само исследование может не требовать пробоподготовки, однако для успешной расшифровки спектрограмм объект разделяется на отдельные слои. И хотя при этом они не изменяются, самого объекта - частицы лакокрасочного покрытия как вещественного доказательства - уже не существует.

Может быть, однако, и такой вариант, когда не происходит даже изменения формы и внешнего вида объекта, но в результате исследования изменяются какие-то его свойства или параметры. Это особенно характерно для методов изучения отдельных физических и химических свойств. Так, при использовании дифференциально-термического метода, суть которого заключается в определении тепловых эффектов различных фазовых превращений в материалах и установлении соответствующих им температур или интервалов температур (критических точек), зависящих от состава и структуры материала, фазовые переходы при нагревании или охлаждении могут иметь необратимый характер. Возможно также снятие макронапряжений и изменение тонкой рентгеновской структуры (размеров рентгеновских блоков и величин микронапряжений).

Таким образом, многие считающиеся неразрушающими общеэкспертные методы, строго говоря, не являются таковыми согласно критериям "большой науки". При их использовании может остаться неизменным состав, но в результате пробоподготовки нарушается целостность, изменяются характеристики объекта. Все это делает внешне неизмененный объект по сути другим, и возможность многих исследований, в том числе и повторных, безвозвратно утрачивается.

Резюмируя вышесказанное, можно заключить, что разрушающим является метод экспертного исследования, который при своей реализации приводит либо к разрушению объекта в целом или исследуемого образца, либо к необратимым изменениям состава, структуры или отдельных свойств объекта при сохранении его формы и внешнего вида. В соответствии с градацией методов экспертного исследования в зависимости от степени сохранности объекта они подразделяются на методы:

а) никак не влияющие на объект и не требующие для реализации пробоподготовки;

б) не разрушающие объект, но изменяющие его состав, структуру или отдельные свойства;

в) не разрушающие образец, но требующие для его изготовления разрушения или видоизменения объекта;

г) полностью или частично разрушающие образец или объект исследования.

Сказанное выше относится к объектам, имеющим определенную форму. Что касается жидких и сыпучих тел, то, если объект имеется в достаточном количестве, разрушение незначительной его части не имеет большого значения. Необходимо только до начала отбора проб точно определить количество объекта, его вес, объем. Незначительное количество вещества, необходимого для анализа, и отсутствие у объекта исследования устойчивой формы позволяет условно считать примененный в данном случае метод исследования практически неразрушающим. Например, на месте происшествия обнаружен пакет вещества, похожего на наркотическое. После взвешивания и фотографирования пакета незначительную часть вещества можно использовать для тестового исследования с помощью стандартного набора для выявления наркотических веществ путем химических капельных реакций. Незначительное количество вещества, необходимого для анализа, и отсутствие у объекта исследования устойчивой формы позволяет условно считать примененный в данном случае метод исследования практически неразрушающим.

В то же время, если наркотическое вещество обнаружено в следовых количествах, подобное предварительное исследование, безусловно, будет разрушающим и не должно проводиться ни в коем случае до вынесения постановления о назначении экспертизы. В противном случае вещество будет истрачено, а результаты исследования не будут иметь никакого доказательственного значения.

Напомним, что законодатель обязывает при проведении исследований вещественных доказательств и документов вносить в них изменения только в той мере, в какой это необходимо для проведения исследований и дачи заключения, и только с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу. Причем такое разрешение должно содержаться в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы либо соответствующем письме. Выше делалась попытка доказать, что практически любое исследование вносит какие-то изменения в исследуемый объект. Следовательно, орган или лицо, назначающее экспертизу, всегда должны давать санкцию на видоизменение объекта, иначе исследование будет невозможно. Да и как может лицо, не обладающее специальными знаниями, заранее оценить ту степень разрушения, которая будет необходима эксперту? Неясен процессуальный статус письма, где содержится разрешение на деструкцию объекта: должно ли оно приобщаться к материалам дела? Как нам представляется, орган или лицо, назначившие экспертизу, должны указать эксперту, какие свойства или признаки объекта, с их точки зрения, необходимо, по возможности, оставить без изменения.

Следует подчеркнуть, что применение неразрушающих методов не самоцель и может быть неэффективным в данном конкретном случае, когда полную информацию об объекте экспертного исследования удается получить только при его разрушении. Выбор методики исследования иногда зависит не только от объекта, но и от сложившейся ситуации. Использование только неразрушающих методов (при отсутствии необходимой аппаратуры) может привести к затягиванию сроков выполнения судебных экспертиз и иметь негативные последствия при раскрытии и расследовании преступлений, судебном рассмотрении уголовных и гражданских дел, дел об административных правонарушениях. В заключении судебной экспертизы следует мотивировать необходимость частичной или полной деструкции объекта исследования; если же объект только видоизменен, указать, какие его свойства и признаки изменились. Объект должен быть как можно подробнее описан, сфотографирован по правилам узловой и детальной съемки.

Что же касается требования законодателя о получении разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, на уничтожение либо существенное изменение свойств объектов судебных экспертиз, то в современных условиях уголовного судопроизводства оно представляется декларативным и далеким от существующих реалий экспертной практики.

Во-первых, лицо, назначившее судебную экспертизу, не обладает специальными знаниями и поэтому не может реально оценить необходимость применения того или иного метода исследования. Во-вторых, объем судебных экспертиз, выполняемых в государственных экспертных учреждениях, а также загруженность следователей и дознавателей не дает им возможности проводить постоянные консультации о методах исследования. Как правило, следователь, направив в экспертное учреждение постановление о назначении экспертизы и вещественные доказательства по данному делу, сразу же приступает к работе по другому уголовному делу, также находящемуся в его производстве. Думается, что вопрос об использовании тех или иных методов должен быть оставлен на усмотрение самого эксперта, при условии, что он будет пользоваться в своей работе унифицированными, стандартизованными методиками. Исключение должны составлять объекты, имеющие высокую стоимость или представляющие художественную, историческую или иную ценность. При назначении экспертизы следователю необходимо указать в постановлении, какие из свойств объекта являются для него особенно ценными и не должны подвергнуться модификации. Более реальным выполнение этого требования представляется в гражданском и арбитражном процессе, именно в силу специфики судебных экспертиз, назначаемых по гражданским делам.

Обеспечение сохранности объектов также обусловлено соблюдением требований по их хранению и упаковке после исследования. Руководитель государственного экспертного учреждения должен обеспечить контроль за правильной упаковкой и опечатыванием вещественных доказательств после исследования*(52). Однако именно эксперт лучше всех осведомлен о том, как следует упаковать объекты, поэтому на него и возлагается обязанность сделать это*(53). Назначая судебную экспертизу в судебно-экспертное учреждение, следователь, судья или иной субъект должны быть уверены, что все эти условия соблюдаются, и в судебно-экспертном учреждении принимаются меры к предотвращению порчи или повреждения представленных объектов, не связанных с исследованиями.

 

Судебно-экспертные методики

 

Для исследования каждого вида объектов в судебной экспертизе разрабатывается методика судебно-экспертного исследования*(54), т.е. система категорических или альтернативных научно обоснованных предписаний по выбору и применению в определенной последовательности и в определенных существующих или создаваемых условиях методов, приемов и средств (приспособлений, приборов и аппаратуры) для решения экспертной задачи.

Категорический или альтернативный характер методики, т.е. отсутствие или наличие у эксперта возможности выбора, зависит от существа избираемых методов и средств. В содержание методики могут входить и ожидаемые результаты или их варианты, а в последнем случае и рекомендации по оценке значения каждого варианта*(55). Целью создания судебно-экспертной методики является не просто получение новой информации об объекте исследования, а решение определенных экспертных задач, и в этом ее отличие от научных методик исследования аналогичных объектов, часто использующих те же методы.

Заметим, что в методике должны содержаться и так называемые граничные условия ее применения, т.е. те условия, при которых использование методики допустимо, а полученные результаты отвечают критериям достоверности, надежности, точности и обоснованности. Эти условия могут касаться объектов исследования, используемых методов, аппаратуры. Например, экспертная методика установления причин оплавления алюминиевых проводников (пожар или аварийный режим) может использоваться только в том случае, если проводники не нагревались до температуры свыше 650°С.

Таким образом, методика экспертного исследования характеризуется системой (совокупностью) методов, причем включенные в ее содержание, структуру методы применяются в определенной последовательности, зависящей как от поставленных задач и этапов их решения, так и от условий, в которых проводится исследование*(56).

При формировании нового рода (класса) судебной экспертизы, когда еще не разработаны методики судебно-экспертного исследования и поэтому возможно решение в основном простых прямых задач, часто возникает иллюзия, что никакие специфические методики не нужны. Вполне достаточно использовать методы и методики, заимствованные из материнской науки практически без модификации. Однако последующее развитие экспертизы нового рода неизбежно приводит к необходимости решения обратных диагностических задач, поиску идентификационных признаков, что невозможно без разработки специфических экспертных методик, характерных именно для судебно-экспертной деятельности.

По степени общности экспертные методики подразделяются на следующие виды: родовая (видовая), типовая и конкретная, или частная, методики.

1. Родовая (видовая) методика представляет собой совокупность средств и способов проведения экспертиз данного рода (вида). Она близка к описанию стадий процесса экспертного исследования в целом*(57), но отличается от него характеристикой специфики содержания этих стадий, обусловленной особенностями предмета и объектов данной экспертизы, а также указанием применяемых при производстве экспертиз данного рода (вида) методов и средств.

2. Типовая методика предназначена для решения типовых для данного рода (вида) экспертизы задач, например дактилоскопической идентификации лица, оставившего следы на месте происшествия. В определенных случаях эта методика может применяться экспертом без какой-либо адаптации, изменения. Типовые судебно-экспертные методики, как правило, разрабатываются ведущими государственными судебно-экспертными учреждениями. В процессе своего формирования они основываются на методических рекомендациях - предложениях по реализации результатов научно-исследовательских работ; решениях научных конференций, научно-практических семинаров, методических советов. Для того чтобы судебно-экспертная методика получила статус типовой, она должна пройти этапы апробации и внедрения. Структура типовой методики включает следующие элементы:

1) типичные для данного вида экспертизы объекты (обычно указываются в названии методики);

2) методы и средства исследования;

3) указание последовательности применения методов и средств;

4) предписания об условиях и процедурах применения методов и средств;

5) описание возможных результатов применения методов и средств и характеристика этих результатов в аспекте экспертной задачи.

3. Конкретная, или частная, экспертная методика направлена на решение определенной экспертной задачи и представляет собой либо результат приспособления, модификации типовой экспертной методики к решению конкретной задачи, либо плод творческого подхода эксперта к решению нетривиальной экспертной задачи. Примером ее может быть методика выявления залитого или заштрихованного текста на документе.

Термин комплексная экспертная методика может рассматриваться двояко: во-первых, в смысле включения в экспертную методику комплекса методов исследования, а во-вторых, как методика проведения комплексной экспертизы. В первом случае это понятие не несет никакой смысловой нагрузки, ибо любая методика может содержать указания на применение как одного, так и нескольких однородных или разнородных методов, которые применяются в комплексе. Во втором случае мы имеем дело фактически не с экспертной методикой, а с методикой организации и проведения комплексной экспертизы, т.е. с указаниями по решению процессуальных и организационных вопросов этой разновидности судебно-экспертной деятельности.

Хотя в ст. 11 ФЗ ГСЭД указывается, что "государственные судебно-экспертные учреждения одного и того же профиля осуществляют деятельность по организации и производству судебной экспертизы на основе единого научно-методического подхода к экспертной практике, профессиональной подготовке и специализации экспертов", судебно-экспертные методики, разработанные в разных ведомствах, часто противоречат друг другу. Поэтому результаты судебных экспертиз, выполненных на основании этих методик в судебно-экспертных учреждениях различных ведомств, могут быть противоречивы. Выпускаемые разными ведомствами методические указания по производству экспертиз нередко плохо согласуются. Рассредоточение публикаций об экспертных методиках в ведомственных изданиях затрудняет ознакомление с ними следственных и судебных работников, производящих оценку заключений экспертов. Для других же участников судопроизводства эти методики практически недоступны, а их апробация и внедрение пока еще недостаточно часто производятся на межведомственном уровне. Государственные стандарты на экспертные методики пока отсутствуют*(58).

Для обеспечения научно-методического единообразия типовых судебно-экспертных методик необходимы их унификация, паспортизация и каталогизация. Эта работа уже началась. С 1996 г. создан и функционирует Федеральный межведомственный координационно-методический совет по проблемам экспертной деятельности, членами которого являются представители практически всех ведомств Российской Федерации, имеющих государственные экспертные учреждения. Совет уже утвердил форму паспорта типовой методики и инструкцию о порядке его подготовки.

Под экспертной методикой понимается научно-обоснованная последовательность действий для решения конкретной (типовой) экспертной задачи, т.е. методика, в которой выражен обобщенный опыт решения типовой (часто встречающейся в практике) экспертной задачи, а ее содержание представляет собой совокупность основных данных об объектах исследования, экспертной задаче, оборудовании, материалах и способах ее решения. В каждой экспертной методике должны быть представлены: 1) реквизиты - набор удостоверяющих ее данных и 2) структура - представленная в логической последовательности совокупность основных этапов ее реализации.

1. Реквизиты экспертной методики:

1) название методики;

2) автор (составитель) методики;

3) организация-разработчик методики;

4) библиографические данные опубликованной методики.

2. Структура методики:

1) экспертная задача;

2) объект исследования;

3) сущность методики (принцип решения задачи):

а) перечень подзадач (для сложной методики);

б) наименование конкретной подзадачи;

в) объект исследования для экспертной подзадачи;

г) принцип решения подзадачи;

4) совокупность признаков, характеризующих объект;

5) оборудование, материалы и реактивы;

6) последовательность действий эксперта;

7) формулирование выводов эксперта;

8) основная использованная литература.

На данный момент составлены согласованные ведомствами, где имеются государственные экспертные учреждения, перечень и паспорта около трехсот судебно-экспертных методик, включающие их реквизиты. Сам процесс унификации - это огромная работа, на которую потребуются годы. Предполагается составить паспорта всех действующих в экспертной практике типовых методик и включить их в общефедеральный каталог методик исследования вещественных доказательств, используемых в практике работы государственных экспертных учреждений Российской Федерации.

Конкретные судебно-экспертные методики, представляющие собой программы действий эксперта по выполнению конкретной судебной экспертизы, реализуются по ходу формирования этих программ и содержатся в тексте заключения эксперта. Обобщение конкретных методик может осуществляться при анализе экспертной практики, подготовке специальных обзоров, а также в авторских публикациях*(59).

 

Экспертные ошибки

 

Судебно-экспертная деятельность, как и любая другая, не застрахована от ошибок. Экспертные ошибки неоднородны и могут быть разделены на три класса*(60): 1) ошибки процессуального характера; 2) гносеологические ошибки; 3) деятельностные (операциональные) ошибки.

1. Ошибки процессуального характера заключаются в нарушении экспертом процессуального режима и процедуры производства экспертизы: а) выход эксперта за пределы своей компетенции; б) выражение экспертной инициативы в непредусмотренных законом формах; в) несоблюдение по незнанию процессуальных требований к заключению эксперта, в том числе отсутствие в заключении необходимых по закону реквизитов, обоснование выводов не результатами исследования, а материалами дела и др. Например, при производстве судебной пожарно-технической экспертизы государственный судебный эксперт получил непосредственно от ответчика аппарат электрозащиты, якобы с места пожара, произвел его исследование и дал категорический вывод в пользу ответчика, что аппарат защиты был исправен и не мог послужить причиной возникновения горения.

2. Гносеологические ошибки могут быть допущены при познании сущности, свойств, признаков объектов экспертизы, отношении между ними, а также при оценке результатов познания, итогов экспертного исследования. Ошибки этой категории подразделяются на логические, связанные с нарушениями логической последовательности умозаключений, а также с некорректным применением приемов и операций, и фактические, дающие искаженное представление об отношениях между предметами объективного мира. Проиллюстрируем это примером. В процессе производства судебной автотехнической экспертизы эксперт, исследуя задние колеса автомобиля, обнаружил разрушение шпильки ступицы одного из них и сделал вывод, что это разрушение вызвано дорожно-транспортным происшествием. Впоследствии при производстве повторной экспертизы было установлено, что причиной разрушения шпильки ступицы заднего колеса явилась усталость металла. Этот вывод существенным образом повлиял на решение вопроса о механизме дорожно-транспортного происшествия и, в конечном итоге, на квалификацию деяния.

3. Деятельностные (операциональные) ошибки связаны с осуществляемыми экспертом операциями (процедурами) и могут заключаться в: а) нарушении предписанной последовательности этих процедур; б) неправильном использовании средств исследования или использовании непригодных средств, например использование аппаратуры, давно не проходившей поверку; в) получении некачественного сравнительного материала и т.п.

Причины экспертных ошибок могут быть объективными (отсутствие разработанной методики или несовершенство используемой экспертной методики; применение ошибочно рекомендованных методов; отсутствие полных данных, характеризующих идентификационную ценность признаков и устойчивость их отображений в следах и др.) и субъективными (профессиональная некомпетентность эксперта; его профессиональные упущения - небрежность, поверхностное производство исследования, пренебрежение методическими рекомендациями, игнорирование каких-либо признаков объекта и т.п.)*(61).

Экспертные ошибки могут быть связаны и с определенными чертами личности эксперта (например, неуверенность в своих знаниях, умениях, опытности), состоянием здоровья (например, плохое зрение). На ошибочность заключения эксперта могут повлиять сами материалы дела, в том числе заключение предшествующей экспертизы и некритическое его осмысление.

Поскольку одним из наиболее распространенных общенаучных методов, используемых практически при любых экспертных исследованиях, является измерение, рассмотрим объективные и субъективные экспертные ошибки на примере ошибок, допускаемых при измерениях*(62). Несовершенство измерительных приборов и органов чувств человека, а часто природа самой измеряемой величины приводят к тому, что при любых измерениях результаты получаются с определенной точностью, т.е. эксперимент дает не истинное значение измеряемой величины, а лишь ее приближенное значение. В связи с этим на практике чаще используется понятие не истинного значения, а действительного значения физической величины, которое найдено экспериментально и настолько приближается к истинному значению, что для данной цели может быть использовано вместо него.

Совершенно ясно, что никакое измерение не может быть выполнено абсолютно точно, поэтому искомая величина в процессе измерения определяется с некоторой ошибкой (погрешностью). Если торговые весы имеют точность 5 г, то нельзя пытаться измерить с их помощью массу золотого кольца с точностью до 10 мг. Приступая к измерениям, эксперт всегда должен сначала установить, какая точность необходима в данном конкретном случае, а какая может быть достигнута при использовании выбранного измерительного инструмента, метода или методики. Причем, чем точнее требуется измерить ту или иную величину, тем труднее этого достигнуть. Поэтому не следует при производстве измерений стремиться к большей точности, чем это необходимо для решения поставленной задачи. Например, дистанцию выстрела, произведенного с расстояния 5-10 м, достаточно определить с точностью до сантиметров, а калибр гильзы или пули измеряется микрометром с точностью до сотых долей миллиметра.

Погрешности измерений характеризуются отклонением результатов измерений от истинного значения измеряемой величины. По источнику происхождения их подразделяют на три основных типа: систематические, случайные и грубые (промахи).

Систематические погрешности - это экспертные ошибки, величина и знак которых равны во всех измерениях, осуществлявшихся одними методами с помощью одних и тех же измерительных приборов. Учет и исключение систематических погрешностей при проведении любых измерений - одна из основных целей эксперта, поскольку они могут в ряде случаев совершенно исказить результаты судебной экспертизы. Систематические погрешности обычно разделяют на четыре группы:

1) ошибки, природа которых известна и величина которых может быть точно определена. Они устраняются введением соответствующих поправок. Например, если осмотр места пожара производится по "горячим" следам в прямом и в переносном смысле, для использования в экспертном исследовании данных измерений металлических изделий, произведенных в процессе осмотра и зафиксированных в протоколе, может возникнуть необходимость в поправках, связанных с температурным удлинением измеряемого объекта и измерительного инструмента. Источники подобных отклонений должны быть тщательно проанализированы, величины поправок определены и учтены в окончательном результате. Поправку, которую следует вводить, устанавливают в зависимости от величин других ошибок, сопровождающих измерение;

2) ошибки известного происхождения, но неизвестной величины. К их числу относятся, например, инструментальные погрешности, которые возникают из-за того, что сами технические средства измерения переносят эталон физической величины с некоторой погрешностью. Иными словами, если необходимо измерить напряжение с точностью 0,2 В, нельзя пользоваться вольтметром, рассчитанным на замер напряжения до 150 В, на котором указано обозначение 0,5, поскольку этот прибор даст ошибку 0,75 В. Ошибки данной группы, строго говоря, не могут быть полностью исключены, но их наибольшее значение, как правило, известно;

3) ошибки, о существовании которых не известно, хотя их величины могут быть очень значительными. Так, для определения пробы изделия из золота можно установить его плотность, измерив объем и массу. Однако если измеряемый объект не является монолитным и содержит внутри полости, будет допущена ошибка измерения его истинного объема, и поэтому плотность будет вычислена неточно. Методика экспертного эксперимента должна позволять избежать больших значений ошибок подобного типа. Чем сложнее опыт, тем больше оснований предполагать, что какой-то источник систематических погрешностей остался неучтенным и вносит недопустимо большой вклад в результат измерений. Одним из наиболее надежных способов выявления подобных погрешностей является проведение экспертного исследования иным методом и в других условиях. Совпадение полученных результатов служит известной гарантией их правильности;

4) ошибки, не связанные непосредственно с измерительными операциями, но существенным образом искажающие результаты, обычно обусловлены свойствами самого измеряемого объекта. Например, если эксперт полагает, что пуля имеет в сечении круг, а в действительности она сплющилась при ударе о преграду и имеет овальное сечение, то при однократном измерении полученное значение будет либо больше, либо меньше истинного.

Случайную погрешность (ошибку) невозможно предвидеть и устранить, так как она возникает из-за причин, учесть которые нельзя ни в конструкции технического средства, ни в методике измерения. Случайные ошибки не повторяются при измерениях, выполненных несколько раз в одинаковых условиях. Так, например, при взвешивании микрочастиц на аналитических весах получаются разные значения массы. Источников погрешности в данном случае может быть множество: пылинки на чашечке или трение в подвесах весов, движение воздуха сквозь неплотно закрытую дверцу весов и множество других. Для устранения подобных погрешностей измерения повторяют несколько раз и вычисляют среднее значение массы. В общем случае величину случайной погрешности оценивают, используя математический аппарат теории вероятностей, т.е. статистическую обработку.

Субъективная погрешность (ошибка) возникает тогда, когда эксперт активно включен в процесс измерения и погрешность зависит от его органов чувств, реакции, наблюдательности, состояния здоровья. Источником их являются такие действия работающего, которые сильно искажают результаты измерений, например ошибка, сделанная вследствие неверной записи показаний прибора, неправильно прочитанного отсчета и т.п.

Промахами называют грубые ошибки измерения, возникающие из-за: неправильной установки прибора; эксплуатации его в непредусмотренных, более жестких условиях (например, при повышенной температуре или влажности); того, что неправильно определена цена деления или сбит нуль технического средства измерения. Для устранения промахов эксперт должен соблюдать аккуратность и тщательность в работе, записях и оформлении результатов.

Анализ экспертных ошибок, аналогичный тому, который произведен нами для измерения, осуществим и для других методов экспертного исследования. Экспертные ошибки могут быть обнаружены самим экспертом, следователем, дознавателем, прокурором, судом, лицами, участвующими в деле, руководителем экспертного учреждения, другими экспертами при производстве повторной, комиссионной или комплексной экспертиз, специалистами при даче показаний или заключений.

 


Просмотров 2020

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!