Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Глава 52. Расследование преступлений прошв военной службы




В таких материалах должен содержаться необходимый комплекс первичных документов, под­тверждающих обоснованность возбуждения уголовного дела, наличие признаков конкретного со­става преступления и фиксирующих результаты выполнения неотложных следственно-оперативных или розыскных действий, а также причастность к правонарушению конкретных лиц с приложением характеризующих материалов на виновных и пострадавших. К ним, кроме процессу­альных документов и протоколов следственных действий (если они проводились до возбуждения уголовного дела), могут относиться имеющие непосредственное отношение к расследуемым собы­тиям материалы проведенного в воинской части административного расследования, заключение документальной ревизии, сообщение военного коменданта или других должностных лиц органов военного управления, рапорта военнослужащих и объяснения иных лиц, акты медицинского осви­детельствования, материалы из правоохранительных органов, различного рода справки должност­ных лиц, выписки из ведомственных нормативных документов и т.п.

Практически по любому уголовному делу о преступлении против военной службы возникает необходимость проведения осмотра места происшествия, результаты которого имеют непосредст­венно доказательственное значение или позволяют оценить конкретную обстановку, в которой со­вершено преступление. В ч. 3 ст. 41 и ч. 1 ст. 176 УПК РФ не содержится запрета на производство дознавателем осмотра местности, предметов и документов, причем в случаях, не терпящих отлага­тельства, осмотр мест происшествия может быть проведен и до возбуждения уголовного дела. Доз­наватель вправе самостоятельно, без судебного решения произвести также осмотр жилища, но только в тех случаях, когда с этим согласны проживающие в нем лица (такое согласие фиксируется в письменном виде в протоколе осмотра).

В соответствии с требованиями ст. 67-68 Инструкции, сразу после вынесения с согласия воен­ного прокурора постановления о возбуждении уголовного дела о преступлении против военной службы (если военным прокурором дело не изъято для немедленного принятия его к производству следователем военной прокуратуры) дознаватель под руководством командира части самостоя­тельно производит неотложные следственные действия. Круг конкретных неотложных следствен­ных действий определяется с учетом конкретных обстоятельств совершенного преступления и должен согласовываться с военным прокурором, осуществляющим надзор за расследованием по данному уголовному делу. Одновременно с возбуждением уголовного дела в отношении конкрет­ного лица орган дознания направляет телеграммы с запросами о судимости и представлении воен­коматом в военную прокуратуру личного дела и копии карты призывника.



Неотложные следственные действия осуществляются органом дознания, дознавателем в целях обнаружения и фиксации следов преступления, а также получения доказательств, требующих неза­медлительного закрепления, изъятия и исследования (п. 19 ст. 5 УПК РФ). Дознаватель, кроме про­изводства допросов свидетелей и потерпевших, вправе выполнять также другие следственные дей­ствия и принимать по делу необходимые процессуальные решения. При этом дознавателю не предоставлены лишь полномочия принимать решения о привлечении лица в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК РФ), о соединении уголовных дел (ст. 153 УПК РФ), выделении уголовного дела (ст. 154 УПК РФ), выделении в отдельное производство материалов уголовного дела (ст. 155 УПК РФ), приостановлении предварительного следствия (ст. 208 УПК РФ), прекращении уголовного де­ла и (или) уголовного преследования в отношении подозреваемого (ст. 24-28 УПК РФ). Решения по этим вопросам вправе принимать только офицеры нрокурорско-следственного состава соответст­вующей военной прокуратуры после направления командиром воинской части уголовного дела во­енному прокурору.

Каждый из причастных к преступлению лиц должен быть допрошен с тем, чтооы его показания были правильно зафиксированы в процессуальном отношении, а суд имел бы возможность оценить их доказательственное значение. При этом следует иметь в виду, что дознаватель имеет право доп­рашивать в качестве свидетелей как военнослужащих, так и любых гражданских лиц, кроме тех, кто прямо перечислен в п. 1-5 ч. 3 ст. 56 УПК РФ.



Если в показаниях отдельных свидетелей есть существенные противоречия, между ними могут быть проведены очные ставки, хотя из тактических соображений их проведение бывает наиболее це­лесообразным после принятия дела к производству военной прокуратурой. При необходимости уже на первоначальном этапе расследования с соблюдением установленных процессуальных правил мо­гут быть проведены также освидетельствование, опознание лиц или предметов, следственный экспе­римент, проверка показаний на месте, выемка документов и имеющих отношение к делу предметов, обыск, задержание подозреваемого в совершении преступления, другие следственные действия.

Непосредственные начальники виновного и пострадавшего должны быть допрошены в качестве свидетелей как по известным им обстоятельствам совершения правонарушения, так и по личности птих военнослужащих, их взаимооотношениям между собой.


Глава 52. Расследование преступлений против военной службы

При этом выясняются вопросы поведения* отношения к службе, характера, взаимоотношений с сослуживцами и командирами, состояние здоровья, психологических особенностей.

К уголовному делу с самого начала расследования должны быть приобщены документы, харак­теризующие личность и служебное положение как виновного, так и пострадавших. К таким доку­ментам в отношении военнослужащих относятся учетно-послужная карточка (для солдат и сержан­тов), учетно-послужной список (для прапорщиков, мичманов и офицеров), служебная характеристика, служебная карточка взысканий и поощрений, медицинская характеристика. В дальнейшем приобщаются справка информцентра о наличии-отсутствии судимости, копии харак­теризующих документов из личного дела призывника или личного дела офицера, прапорщика, мичмана, характеристика по месту жительства и по месту работы до поступления на военную службу, справка местного органа милиции о наличии компрометирующих материалов (задержания, приводы, состояние на учете, пребывание в медвывтрезвителе и т.п.).

Особое значение по любому уголовному делу о совершении преступлений рассматриваемой ка­тегории имеет тщательное и всестороннее определение годности виновного к прохождению воен­ной службы по состоянию здоровья. Негодность к ее прохождению ввиду наличия органического или психического заболевания по отдельным составам или полностью исключает возможность привлечения к уголовной ответственности (например, за уклонение от прохождения военной служ­бы), или непосредственно влияет как на меру, так и на вид наказания, которое будет определено приговором суда (в частности, негодный к службе по здоровью не может быть направлен для отбы­тия наказания в дисциплинарную воинскую часть).

Поэтому каждый военнослужащий, совершивший преступление против военной службы, для определения степени годности к военной службе по состоянию здоровья подлежит медицинскому освидетельствованию соответствующей военно-врачебной комиссией (ВВК) по письменному на­правлению органа дознания или следователя военной прокуратуры с последующим приобщением к материалам дела справки ВВК о результатах медосвидетельствования. В письме о направлении во­еннослужащего на освидетельствование ВВК следует обязательно указать его конкретные жалобы на здоровье с приложением для изучения членам комиссии служебной и медицинской характери­стик из части, медицинской книжки, а также всех имеющихся медицинских документов допризыв­ного периода.

По вопросам, относящимся к физическому и психическому здоровью виновного, должны быть ■подробно допрошены как он сам, так и медицинские работники воинской части или врачи того ме­дицинского учреждения, где он ранее проходил лечение, а также родители военнослужащего, у ко­торых, кроме того, следует выяснить условия жизни и воспитания сына, черты характера, отноше­ние к военной службе, степень подготовленности к ее прохождению, наличие травм й заболеваний в детстве, все факты обращения за медицинской помощью или помещения на стационарное лече­ние, любую информацию о странностях в поведении, свидетельствующих о психической неполно­ценности.

По запросу военной прокуратуры потребуются справки о лечении или состоянии на учете в психоневрологическом и наркологическом диспансерах по месту жительства до поступления (при­зыва) на военную службу.

Если в результате этих мероприятий будут получены данные о наличии у виновного психиче­ских отклонений, по уголовному делу в обязательном порядке должна быть проведена судебно-психиатрическая экспертиза, на разрешение которой в числе других должен быть поставлен и во­прос о годности к военной службе по психическому состоянию (в состав военно-врачебньгх комис­сий не всегда включены врачи-психиатры). Судебно-психиатрическая экспертиза проводится по постановлению следователя военной прокуратуры, но необходимые для ее проведения медицин­ские и иные документы целесообразно собрать заранее, еще до того как такая экспертиза будет на­значена.

Когда в ходе расследования виновный в связи с расследуемым событием помещался в камеру временно задержанных при военной комендатуре, на гауптвахту или в изолятор временного содер­жания, к материалам дела должна быть приобщена справка о времени нахождения его там, по­скольку это время при определенных условиях может быть засчитано судом в срок, исчисляемый при назначении наказания.

Сразу после окончания производства неотложных следственных действий, но в срок не позднее 10 суток со дня возбуждения уголовного дела, командир части направляет уголовное дело соответ­ствующему военному прокурору в соответствии с п. 3 ст. 149 УПК РФ, о чем дознаватель выносит постановление, утверждаемое командиром воинской части. После направления уголовного дела во­енному прокурору Орган дознания может производить по нему следственные действия и оператив­но-розыскные мероприятия только по письменному поручению прокурора или следователя.


Глава 52. Расследование преступлений против военной службы

В случае направления военному прокурору уголовного дела, по которому конкретный винов­ный не установлен и преступление по этой причине осталось нераскрытым, командир части обязан в силу ст. 157 УПК РФ принимать необходимые розыскные меры для установления этого лица с уведомлением следователя орезультатах принимаемых мер.

В тех случаях, когда уголовное дело о совершении преступления против военной службы воз­буждено непосредственно военной прокуратурой, следователь в ходе производства расследования (предварительного следствия или дознания по поручению военного прокурора в порядке п. 2 ч. 3 ст. 150 УПК РФ) обязан безотлагательно организовать выполнение всех перечисленных мероприя­тий как лично, так и путем направления органу дознания обязательного для исполнения письмен­ного поручения в порядке п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ о производстве отдельных процессуальных дей­ствий и оперативно-розыскных мероприятий.

В дальнейшем производство предварительного расследования по уголовному делу осуществля­ется с учетом конкретных обстоятельств совершенного правонарушения и особенностей методики расследования различных категорий преступлений против военной службы.

а) Расследование преступлений против порядкаподчиненности иуставных правил взаи­моотношений между военнослужащими (ст. 332-336 УК РФ)

Для правильной юридической квалификации этого вида преступлений против военной службы необходимо достоверно и точно установить, находятся ли виновный и пострадавший между собой в отношениях подчиненности или по службе они друг другу не подчинены. Обычно это затрудне­ний не вызывает, так как служебное положение каждого военнослужащего определено общевоин­скими уставами, соответствующими приказами по части либо вышестоящего командования о на­значении на должность или о присвоении воинского звания, выписки из которых приобщаются к материалам уголовного дела. В тех случаях, когда имеются какие-либо неясности в этом вопросе, целесообразно получить мотивированную уставными нормами справку правомочного начальника о том, находились ли военнослужащие при совершении правонарушения между собой в отношениях подчиненности по воинскому званию или служебному положению.

При расследовании неисполнения приказа необходимо выяснить, в какой форме и правомочным ли начальником отдан приказ, соответствовал ли этот приказ уставным нормам, имел ли подчинен­ный реальную возможность его выполнения и по какой причине он его не исполнил.

Если приказ отдавался в письменной форме, к уголовному делу приобщается его оригинал или копия, а при устной отдаче приказа его содержание выясняется путем проведения допросов и необ­ходимых очных ставок. В случае отдачи приказа по техническим средствам связи, при наличии со­ответствующей аудиозаписи, она также приобщается к материалам дела с составлением протокола ее прослушивания. При этом необходимо обращать внимание на соответствие отданного приказа уставным правилам, конкретность употребляемых формулировок, определенность круга военно­служащих, к которым обращено требование командира (начальника) и другие подобные обстоя­тельства, которые могут повлиять на правовую оценку расследуемых событий.

Поскольку форма вины при неисполнении приказа (умышленно или по неосторожности) влияет на квалификацию по ч. 1, 2 или по ч. 3 ст. 332 УК РФ. при производстве следственных действий следует особо тщательно выяснять вопросы, относящиеся к субъективной стороне данного престу­пления, в том числе и мотивы его совершения.

То же самое относится и к расследованию преступлений, предусмотренных ст. 333-334 УК РФ, тем более что указанные правонарушения связаны с применением насилия к пострадавшему. Раз­граничение между этими составами проводится по признаку наличия или отсутствия элементов со­противления, принуждения при оказании насилия, в связи с чем в ходе предварительного следствия надлежит определить наличие указанных элементов в действиях виновного. Эти вопросы выясня­ются уже на первоначальном этапе расследования путем проведения допроса виновного, потер­певших и свидетелей с учетом содержания их объяснений в ходе административного расследова­ния, если таковое проводилось до возбуждения уголовного дела.

Одним из квалифицирующих признаков указанных преступлений является причинение потер-, певшему тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, и потому во всех случаях получения по­страдавшим телесных повреждений необходимо провести врачебный осмотр или освидетельство­вание с участием врача с тем, чтобы документально зафиксировать наличие, характер и локализацию телесных повреждений для последующего проведения судебно-медицинской экспер­тизы с целью определения степени тяжести причиненного вреда здоровью.

Другим квалифицирующим признаком обоих преступлений признается применение оружия как средства оказания насилия или устрашения потерпевшего. Поскольку к оружию в этом отношении относится не только штатное армейское вооружение (автомат, пистолет, штык-нож), но и любое


i лава 52. Расследование преступлений против военной службы

огнестрельное или холодное оружие, включая изготовленные кустарным способом ножи, кастеты, нунчаки и пр., они после изъятия в установленном порядке направляются на криминалистическую экспертизу для получения заключения о том, относятся ли они к категории огнестрельного или хо­лодного оружия.

При расследовании преступлений, предусмотренных ст. 332-334 УК РФ, во всех случаях долж­ны быть выявлены последствия совершенного правонарушения, так как их наличие или отсутствие является неотъемлемым признаком состава (например, в ч. 1 ст. 332 УК РФ) или непосредственно влияет на квалификацию по ч. 2 названных норм УК РФ. При этом следует иметь в виду, что поня­тие «тяжкие последствия» в законе не раскрывается и носит оценочный характер. Тяжкими послед­ствиями обычно признаются гибель людей, причинение вреда здоровью большому числу людей, крупный материальный ущерб, срыв выполнения боевой задачи, но, в зависимости от конкретных обстоятельств правонарушения, ими могут быть признаны и иные аналогичные последствия, нахо­дящиеся в непосредственной причинной связи с совершенным преступлением. Наличие и характер последствий правонарушения в обязательном порядке выясняются при допросе потерпевших, од­нако иногда возникает необходимость получения дополнительных данных через командование во­инской части — особенно, когда речь идет о срыве выполнения служебной задачи, снижении бое­готовности подразделения, ослаблении состояния дисциплины в части и т.п.

Расследование нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии отношений подчиненности (ст. 335 УК РФ) часто осложняется наличием круговой по­руки между виновными и другими военнослужащими срочной службы одного с ними призыва, ко­гда указанные лица на допросе упорно отрицают сам факт применения насилия к сослуживцам или дают, в показаниях намеренно искаженную картину происшедшего. В таких случаях с самого нача­ла расследования целесообразно отделить потерпевших от виновных (например, путем временного прикомандирования к другой воинской части) с тем, чтобы исключить возможность оказания дав­ления на пострадавших с целью принуждения их к даче ложных показаний. То же самое необходи­мо сделать и в отношении виновных при решении вопросов, связанных с помещением на гауптвах­ту в дисциплинарном порядке и применением меры пресечения. В частности, при помещении в следственный изолятор полезно через администрацию СИЗО организовать принятие дополнитель­ных мер по обеспечению раздельного содержания обвиняемых по одному делу и исключению воз­можности общения между собой.

Допросы пострадавших, очевидцев и виновных на первоначальном этапе расследования следует проводить сразу же после возбуждения уголовного дела и обязательно непосредственно в располо­жении воинской части по месту их службы. Это ограничивает возможности по оказанию давления на проходящих по делу лиц со стороны виновных и позволит следователю в случае попыток давать ложные показания, оперативно опровергать их на месте путем безотлагательного проведения оч­ных ставок. Вызов таких военнослужащих для допроса из воинской части в военную прокуратуру, как правило, существенно затрудняет проведение расследования, поскольку вызываемые общаются между собой по пути в военную прокуратуру и после производства с ними следственных действий, по возращении в часть передают ставшую им известной информацию о ходе расследования другим заинтересованным в исходе расследования сослуживцам, которые до их вызова в военную прокура­туру получают достаточное время и возможность оказать давление на пострадавших и очевидцев с целью склонить их к даче неправильных показаний о происшедшем. Подобные действия обычно совершаются в ночное время в расположении подразделения и могут стать еще одним преступным эпизодом, который подлежит расследованию.

При допросе военнослужащих в обязательном порядке необходимо выяснять, не находились ли допустившие неуставные проявления лица при совершении указанных действий в составе караула или суточного наряда, поскольку нахождение их при исполнении обязанностей специальных служб влечет дополнительную квалификацию по ст. 342 или ст. 344 УК РФ. Свидетельские показания по данному вопросу имеет смысл проверить путем истребования от командования соответствующих официальной справки, графика дежурств и выписки из приказов по части. Целесообразно получить в части и справку о том, что военнослужащие при совершении преступления между собой действи­тельно не находились в отношениях подчиненности, поскольку при наличии такого рода отноше­ний непосредственно на время совершения преступления исключается возможность квалификации деяния по ст. 335 УК РФ. Следует иметь в виду, что записи в военном билете или учетно-послужной карточке военнослужащего по призыву не всегда бывают точны, в связи с чем к уголов­ному делу наряду с ними необходимо приобщать также выписки из соответствующих приказов ко­мандования о назначении на должность и присвоении воинского звания. Тем более что1 правовая оценка правонарушения производится с учетом наличия отношений подчиненности именно на вре­мя совершения преступления, а воинское звание и должность военнослужащего на время проведе-

898 '


Глава 52. Расследование преступлений против военной службы

ния расследования вовсе не обязательно соответствуют тем, что были на момент совершения пре­ступления.

При производстве расследования должны выясняться обстоятельства, являющиеся основани­ем для квалификации по ч. 2 и 3 ст. 335 УК РФ. Если для установления неоднократности совер­шения неуставных действий в отношении уже известных потерпевших достаточно допросить их по данному вопросу, то для выявления всех пострадавших в ряде случаев возникает необходи­мость выполнения дополнительных мероприятий. Это могут быть, например, допрос всех воен­нослужащих данного подразделения, поручаемый обычно дознавателям воинской части, их ано­нимное анкетирование или выступление следователя военной прокуратуры перед личным составом с последующей беседой на личном приеме с отдельными военнослужащими и допросом тех, кто подвергался преступным посягательствам. Полезно ознакомиться с содержанием посту­пивших командованию жалоб военнослужащих и заявлений их родственников, в которых также может содержаться информация о конкретных пострадавших от неуставных проявлений. С той же целью следует изучить записи в книге амбулаторного приема и другие медицинские докумен­ты медпункта части о характере и обстоятельствах получения травм военнослужащими. Если имеются основания предполагать, что медицинская помощь пострадавшему была оказана в об­щегражданской поликлинике или больнице, то же самое необходимо сделать и в таких медучре­ждениях (направить соответствующий запрос или провести с составлением протокола осмотр книги учета больных за определенный период).

При определении наличия тяжких последствий как квалифицирующего признака ст. 335 УК РФ следует учитывать, что к ним, кроме уже называвшихся, могут относиться также совершенные на почве неуставных проявлений самовольное оставление пострадавшим места службы или попытка покончить жизнь самоубийством. Самовольное оставление места службы именно под влиянием не­уставных проявлений, если это действительно установлено расследованием, при определенных ус­ловиях влечет применение правил примечания к ст. 337-338 УК РФ с освобождением такого воен­нослужащего от уголовной ответственности и возбуждением уголовного дела в отношении тех, кем совершены неуставные действия. Как и попытка самоубийства (самоубийство) пострадавшего в ре­зультате неуставных проявлений, самовольное оставление места службы по этой же причине явля­ется основанием для квалификации действий виновных в рукоприкладстве по ч. 3 ст. 335 УК РФ. Поэтому крайне важно установить причинную связь между неуставными проявлениями и после­дующими действиями пострадавшего. Средством для определения такой связи могут служить, кроме показаний самого потерпевшего, содержание его писем, показания родственников и сослу­живцев, а в случае самоубийства — текст предсмертной записки.

Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или органи­зованной группой является квалифицирующим признаком всех составов, предусмотренных ст. 332-335 УК РФ, и учитывается судом при определении вида и меры наказания, в связи с чем эти об­стоятельства подлежат обязательному доказыванию в ходе предварительного следствия. Они выяс­няются допросом не только обвиняемых, но и потерпевших, свидетелей из числа очевидцев, по­скольку сами обвиняемые с целью смягчить ответственность могут по данному вопросу давать неправильные показания об отсутствии договоренности между ними, инициаторе совершения пре­ступления, конкретной роли каждого участника правонарушения и т.п. При наличии противоречий в показаниях обвиняемых но этим вопросам между ними следует провести очные ставки. Если про­тиворечия имеются в показаниях обвиняемого и потерпевшего, то вопрос о проведении между ни­ми очной ставки решается следователем с учетом конкретных обстоятельств по данному делу с тем, чтобы исключить психологическое давление виновного на пострадавшего в ходе очной ставки.

При расследовании преступлений, предусмотренных ст. 336 УК РФ (оскорбление военнослу­жащего), необходимо с особой тщательностью выяснять не только обстоятельства его нанесения (наедине или публично, письменно или устно, в чем конкретно выразились оскорбительные дейст­вия), но и всю информацию о направленности умысла виновного и мотивах совершенного деяния, поскольку состав данного преступления предполагает наличие умысла на унижение чести и досто­инства потерпевшего в связи с исполнением обязанностей военной службы, а не личными взаимо­отношениями, например, бытового характера. Эти обстоятельства должны быть выяснены при до­просе как обвиняемого, так и потерпевшего. У них самих, а также у сослуживцев и командиров следует выяснять и характер их прежних взаимоотношений. Поскольку признание действий оскор­бительными и унижающими человеческое достоинство проводится по оценочным критериям, при допросе потерпевшего необходимо получить его конкретный ответ на вопрос, как именно им самим были восприняты совершенные в отношении него действия. При необходимости по делам такой ка­тегории может быть проведена экспертиза, производство которой поручается, в зависимости от


Глава 52. Расследование преступлений против военной службы

конкретной расследуемой ситуации, специалистам в области психологии, лингвистики, лексики,
этики, религии, национальных традиций и др. Необходимость назначения подобной экспертизы
возникает, в частности, в случае определенных сомнений в оскорбительном характере совершен­
ных действий, а также при различном их восприятии виновным и пострадавшим. Квалифицирован­
ное, заключение экспертов имеет определенное доказательственное значение и в сочетании с пока­
заниями потерпевшего, очевидцев и других лиц поможет правильно оценить в правовом
отношении расследуемые события. -

б) Расследование преступлений против порядка организации прохождения военной служ­бы (ст. 337-339 УК РФ)

Уголовную ответственность за совершение преступлений против порядка прохождения военной службы несут только военнослужащие, находящиеся на военной службе на законных основаниях и, в частности, годные к ее прохождению по состоянию физического и психического здоровья.

Поэтому уже излагавшиеся требования к предварительному следствию по изучению состояния здоровья виновного в полной мере относятся именно к данной категории преступлений, и целесо­образно уже на первоначальном этапе расследования организовать выполнение таких мероприятий, как получение в воинской части медицинской характеристики и медкнижки военнослужащего, до­прос его родственников, сослуживцев и врача части, истребование личного дела призывника, полу­чение медицинских документов за период до поступления (призыва) на военную службу, проведе­ние медицинского освидетельствования военно-врачебной комиссией и, при наличии оснований, -~ амбулаторной или стационарной.судебно-психиатрической экспертизы.

При формулировке обвинения по ст. 337-338 УК РФ необходимо точно указывать конкретное время начала и окончания самовольного нахождения виновного вне места службы, а также общую продолжительность совершенного уклонения от прохождения военной службы, поскольку престу­пления являются длящимися к продолжительность совершенного уклонения непосредственно влияет на квалификацию деяния по ч. 1,2 или 4 ст. 337 УК РФ.

:. Неправильное определение времени начала и окончания самовольного нахождения вне места службы может повлечь определенные негативные последствия при судебном рассмотрении уголов­ного дела, а потому эти обстоятельства в ходе предварительного расследования должны быть уста­новлены со всей определенностью, точно и подтверждены всеми необходимыми документальными данными.

К ним относятся не только показания обвиняемого и свидетельские показания военнослужащих части и лиц, осуществлявших задержание виновного, но и первичные документы, фиксирующие время начала и окончания самовольного нахождения виновного вне места службы. Такими доку­ментами могут быть, в частности, рапорт командира подразделения о времени обнаружения отсут­ствия военнослужащего, материалы административного расследования, проведенного в части до возбуждения уголовного дела, выписка из книги проведения ежедневных проверок личного соста­ва, протокол задержания военнослужащего сотрудниками милиции, справка военного коменданта о времени и обстоятельствах задержания виновного. Когда расследуется неявка в срок на службу при назначении, переводе, из отпуска, командировки, лечебного учреждения, к материалам уголовного дела обязательно приобщается оригинал или заверенная надлежащим образом копия того докумен­та, которым определено время прибытия военнослужащего к месту службы (предписание по пере­воду к новому месту службы, отпускной билет, командировочное предписание и т.п.), а также вы­писки из соответствующих приказов командования воинской части или военного учреждения.

Специальной ведомственной инструкцией регламентирована деятельность командования воин­ской части в случае самовольного оставления военнослужащим места службы, в том числе безотла­гательная организация розыскных групп для поиска и задержания виновного в районе населенного пункта по месту дислокации воинской части, результаты работы которых оформляются рапортами на имя командира части. Эти рапорта также приобщаются к материалам уголовного дела, посколь­ку их содержание позволяет судить о полноте принятых по линии командования мер по пресече­нию преступления, конкретном времени проведения розыскных мероприятий и проверенных пунк­тах или участках территории.

Допрос военнослужащих из состава розыскных групп позволяет, например, опровергнуть не­верные утверждения обвиняемого о времени ухода из части и последующем местопребывании или получить информацию, необходимую для подготовки представления в порядке ч. 2 ст. 158 УПК РФ.

В случае пресечения самовольного нахождения вне места службы задержанием военнослу­жащего сотрудниками милиции, военным патрулем или иными представителями власти необ­ходимо выяснить, не оказывал ли военнослужащий сопротивления при задержании и сразу ли


Глава 52. Расследование преступлений против военной службы


 

он сознался в своей принадлежности к военной службе. Оказание такого сопротивления в фор­ме применения насилия к осуществлявшему задержание сотруднику милиции или иному пред­ставителю власти подлежит дополнительной квалификации по ст. 318 УК РФ. Если задержан­ный пытался скрыть свою принадлежность к военной службе, временем окончания преступления считается не время фактического задержания, а то время, когда по месту задер­жания достоверно стало известно, что задержанный является военнослужащим. Разница по времени может быть довольно значительной, причем о принадлежности задержанного к воен­ной службе может стать известно как с его слов, так и по информации из иных источников (те­леграмма командира части, сведения из военного комиссариата, справка информационного центра о нахождении в розыске и т.д.).

Наоборот, если в период самовольного нахождения вне места службы военнослужащий в тече­ние отдельного определенного времени не имел реальной возможности возвратиться в часть (нахо­дился на стационарном лечении, был подвергнут мере пресечения за совершение другого преступ­ления и т.п.) этот период при формулировке обвинения должен быть исключен из общего времени уклонения от военной службы.

При добровольном обращении военнослужащего в военный комиссариат, военную комендатуру или иной орган военного управления, правомочный решать вопросы, связанные с прохождением им военной службы, временем окончания преступления считается дата обращения военнослужаще­го в этот орган.

Показания военнослужащего в подобных случаях должны быть проверены и подтверждены свидетельскими показаниями, а также справкой или иным подтверждающим документом соответ­ствующего учреждения о времени нахождения на лечении, обращения в орган военного управле­ния, применения меры пресечения и т.д.

При допросе самого виновного самым тщательным образом следует выяснять, не имел ли он намерения навсегда уклониться от военной службы, поскольку именно такое намерение является основанием для квалификации самовольного оставления части или неявки в срок на службу по ст. 338 УК РФ (дезертирство), а при уклонении от службы путем симуляции болезни, членовреди­тельства или иным способом — по ч. 2 ст. 339 УК РФ.

Для вывода о наличии такого намерения совершенно недостаточно лишь получить показания обвиняемого о том, что он не желал больше находиться на военной службе и не собирался возвра­щаться к месту ее прохождения, поскольку от такого заявления, если оно не подтверждено другими доказательствами, виновный может отказаться в любой момент и предъявленное ему обвинение окажется необоснованным.

С целью проверки показаний о намерении вовсе уклониться от прохождения военной службы его командиры, сослуживцы и родственники допрашиваются по вопросу о том, не высказывал ли им виновный ранее такое намерение, не писал ли об этом в письмах домой, как объяснял свои дей­ствия в период уклонения от службы, не пытался ли устроиться на работу в качестве гражданского

лица, не пробовал ли получить паспорт для ведения чисто гражданского образа жизни и т.п. Пись­ма, D I4\JlUpClA I UJDUpMlWJl \J ntUVlWpvniril'l II WinVV I OtU \J^D\JK7\J^tllB^n \J I DUVnaVd VJ1J* /IV47J3I, D AUAV VJIVyL^Vl-

вия изымаются и после осмотра приобщаются к материалам уголовного дела. Попытки устроиться на работу или получить обманным путем паспорт должны быть подтверждены справками соответ­ствующих учреждений. Важное доказательственное значение имеет факт подделки виновным запи­сей в своем военном билете об уже якобы произведенном увольнении в запас, и в таких случаях не­обходимо проводить криминалистическую и почерковедческую экспертизу ложных записей в военном билете.

Посещение военнослужащим, самовольно находящимся вне места службы, или его родственни­ками любых общественных или правозащитных организаций, а равно иных учреждений, к чьей компетенции законодательством не отнесено решение вопросов прохождения военной службы, не прерывает срока самовольного нахождения вне места службы. Вместе с тем свидетельские показа­ния сотрудников указанных учреждений могут содержать важную информацию о мотивах совер­шения преступления и направленности умысла виновного, в частности, о его намерении дезертиро­вать или лишь на время уклониться от прохождения службы.

Примечанием к ст. 337-338 УК РФ предусмотрена возможность освобождения виновного в ук­лонении от военной службы, если преступление совершено впервые и явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств.

Поэтому при допросе обвиняемого необходимо выяснять мотивы совершенного им уклонения от военной службы, а в последующем другими следственными действиями проверять обоснован­ность его доводов в свою защиту. Если он ссылается на болезнь близкого родственника или тяже-

Т


Глава 52. Расследование преступлений против военной службы

лое материальное положение семьи, эта информация подлежит проверке путем допроса родствен­ников и получения справок соответствующих учреждений.

Ссылки на неуставные взаимоотношения с сослуживцами обязательно проверяются путем до­проса указанных им лиц и проведения при необходимости с ними очных ставок. Неуставные про­явления, подтвержденные материалами уголовного дела, не только влекут необходимость возбуж­дения уголовного дела в отношении виновных, но и должны быть учтены при разрешении вопроса о применении к пострадавшему правил, изложенных в примечании к ст. 337-338 УК РФ.

Если в течение двух месяцев следствия местонахождение уклоняющегося от военной службы не установлено, после вынесения постановлений о привлечении его в качестве обвиняемого, примене­нии меры пресечения и объявлении розыска производство предварительного следствия должно быть приостановлено в порядке п. 2 ч. 1 ст. 208 УПК РФ с направлением в соответствующий орган внутренних дел для проведения розыска копий всех перечисленных постановлений с приложением справки О личности разыскиваемого, его фотографии, списка родственных и иных связей обвиняе­мого.

В последующем следователь военной прокуратуры обязан получить справку, какому конкретно органу милиции поручен розыск обвиняемого с указанием номера розыскного дела, и периодически запрашивать этот орган о результатах выполняемых розыскных мероприятий. С учетом получаемой информации следователь вправе и Самостоятельно направлять запросы и поручения в другие орга­ны для обеспечения скорейшего установления местонахождения обвиняемого. Производство пред­варительного следствия должно быть возобновлено немедленно после получения сообщения о его задержании независимо от того, сколько времени потребуется на этапирование обвиняемого от места задержания к месту проведения расследования. Фактическое время этапирования, которое иногда может осуществляться в течение достаточно продолжительного периода, следует взять на контроль для своевременного, при необходимости, возбуждения ходатайства о продлении процес­суальных Сроков. Для осуществления такого контроля в случаях большой отдаленности места за­держания от места производитва предварительного расследования целесообразно запросить в соот­ветствующем органе внутренних дел или учреждении исполнения наказания фактическое время начала и маршрут этапирования, после чего периодически получать информацию с пересыльных пунктов 0 перемещений этапируемого по данному маршруту.

Расследование преступлений, предусмотренных ст. 339 УК РФ, предполагает не только получе­ние откровенных показаний виновного о намеренном характере и мотивах своих действий, но и обязательное проведение следственного эксперимента и судебно-медицинской экспертизы (при членовредительстве), допроса врачей и близких родственников с последующей судебно-медицинской экспертизой при использовании всей имеющейся медицинской документации (при симуляции болезни), криминалистический экспертизы документов (при уклонении от службы пу­тем подделки документов). Предметы и вещества, которые использовались для членовредительст­ва, как и фиктивные документы, изготовленные для уклонения от прохождения военной службы, должны быть в обязательном порядке изъяты, осмотрены и приобщены к делу с производством в отношении них соответствующей криминалистической экспертизы.

Следственный эксперимент по проверке механизма причинения самоповреждения целесооб­разно проводить с участием эксперта, который поможет квалифицированно провести этот экспе­римент для получения информации, необходимой для качественного проведения судебно-медицинской экспертизы. На разрешение судебно-медицинской экспертизы, в числе других, сле­дует поставить вопросы не только о механизме причинения телесного повреждения, но и о ха­рактере причиненного вреда здоровью, а также вопрос о степени годности к военной службе по­сле совершения членовредительства, поскольку выяснение всех этих вопросов имеет непосредственное отношение к правовой оценке расследуемого деяния. К уголовному делу должна быть приобщена выписка из истории болезни, медицинская справка о продолжительно­сти нахождения членовредителя на лечении и в послелечебном отпуске, поскольку этот период определяет конкретное время уклонения от прохождения военной службы, которое необходимо указывать при формулировке обвинения в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении. В истории болезни могут содержаться сведения, непосредственно относящиеся к обстоятельствам получения травмы (например, записи врача по поводу объясне­ния членовредителем конкретных причин получения телесных повреждений). Поэтому следова­тель должен лично изучить историю болезни с составлением протокола ее осмотра, где необхо­димо зафиксировать все данные, имеющие значение для обеспечения объективности и полноты расследования. Тем более это необходимо делать по уголовным делам об уклонении от прохож­дения службы путем симуляции болезни.


В случаях подделки документов виновный должен быть подробно допрошен по обстоятельст­вам совершения этих действий с предъявлением ему на допросе подделанного документа после оз­накомления с заключением криминалистической или почерковедческой экспертизы этого докумен­та. Если для уклонения от службы использовался фиктивный документ, подделанный или незаконно выданный другим лицом (ложная по содержанию медицинская справка или телеграмма о мнимой болезни близкого родственника), то в ходе следствия должен быть разрешен вопрос об от­ветственности работника, выдавшего фиктивный документ. Выделение материалов в отдельное производство в гаких случаях производится по правилам ст. 154-155 УПК РФ.

в) Расследование преступлений против порядка несения специальных служб (ст. 340-344 УК РФ)

Уголовную огветственность за совершение такого рода преступлений несут только военнослу­жащие из состава подразделения, выполняющего задачи по несению специальных служб, причем только в тот конкретный период, в течение которого на данное подразделение в установленном гоь рядке возложено выполнение специальных функций. Поэтому уже на первоначальном этапе рас­следования необходимо как выяснить и закрепить процессуальными средствами конкретные об­стоятельства совершения правонарушения, так иприобщить к материалам уголовного дела все необходимые документы, подтверждающие нахождение виновного при его совершении в составе указанного подразделения (караул; вахта; гарнизонный патруль; дежурная.смена; боевой расчет, суточный, войсковой или пограничный наряд и др.). Документом, удостоверяющим нахождение военнослужащего в составе подразделения по несению специальной службы, является приказ пра­вомочного командира (начальника) суказанием конкретных военнослужащих и времени выполнен ния обязанностей по несению специальной службы. Фактическое нахождение военнослужащего в составе данного подразделения проверяется в ходе его допроса и получения свидетельских показа­ний сослуживцев, командиров и начальников.

В уголовном деле должны находиться также выписки или копии всех тех нормативных доку­ментов, которыми регламентированы обязанности военнослужащих из состава подразделения по несению специальной службы. К ним относятся соответствующие уставы, приказы командования, утвержденные в установленном порядке инструкции, наставления и положения. Даже если речь идет об общеизвестной в Вооруженных Силах уставной норме, соответствующая выписка должна быть приобщена к материалам дела, поскольку некоторые уставы (например, Устав боевой службы Внутренних войск МВД России или Устав пограничной службы) не являются общедоступными, издаются для служебного пользования и, например, защитник не имеет возможности самостоятель­но ознакомиться с такого рода документами. Если выписки из подобных документов отсутствуют в уголовном деле, это может быть квалифицировано как нарушение права на защиту подозреваемого (обвиняемого), которого необходимо подробно допросить по существу допущенных им нарушений конкретных нормативных правил. Выписка должна текстуально и полно воспроизводить содержа­ние документа в той части, к какой относится расследуемое нарушение правил несения специаль­ной службы.

Поскольку форма вины в обязательном порядке учитывается при квалификации по той или иной части ст. 340-344 УК РФ, при допросе виновного и других лиц необходимо тщательно выяс­нять вопросы, относящиеся к субъективной стороне расследуемого преступления. При этом надле­жит установить, в какой степени военнослужащий был подготовлен для несения специальной службы, проводился ли с ним соответствующий инструктаж, имел ли он достаточно времени для отдыха перед заступлением на службу, не находился ли он в болезненном состоянии, и другие об­стоятельства, которые могут повлиять на правовую оценку деяния и меру ответственности винов­ного.

Выяснению подлежит также степень годности военнослужащего по здоровью к несению специ­альной службы, так как для некоторых ее видов установлены повышенные требования к состоянию здоровья военнослужащих, которые привлекаются к выполнению обязанностей по ее несению. Как и в остальных случаях, степень годности к службе определяется заключением военно-врачебной комиссии.

По всем обстоятельствам допущенного нарушения правил несения специальных служб должны быть допрошены как сам виновный, так и свидетели из числа всех остальных военнослужащих со­става подразделения, очевидцы, пострадавшие, а также представители командования, которые мо­гут охарактеризовать степень подготовленности виновного, а также квалифицированно разъяснить те или иные особенности выполнения обязанностей по данному виду службы.

В сложных случаях, когда возникают сомнения в оценке совершенных действий в качестве на­рушения правил несения специальной службы, возможно проведение так называемой военно-


Глава 52. Расследование преступлений против военной службы

ст.

уставной экспертизы, на разрешение которой следует поставить вопросы, по которым нет опреде-ленноГясности в оценке расследуемого события. Такие экспертизы назначаются в порядке ч.2 195 УПК РФ и их проведение поручается не заинтересованному в исходе дела специалисту из числа, например, должностные ^нд ^ллтплгсэтиуошей- службы (отдела) вышестоящего органа воен­ного управления.

Причинение вреда или тяжких последствий является обязательным признаком состава всех пре­ступлений, предусмотренных ст. 340-345 УК РФ, в связи с чем в ходе предварительного расследо­вания необходимо как собрать доказательства наличия таких последствий, так и определить при­чинную связь допущенного нарушения с наступившими последствиями, а также стоимостное выражение ущерба, если речь идет о причинении материального ущерба. Если тяжкие последствия выразились в срыве выполнения боевой задачи, ослаблении боеготовжасти подразделения, массо­вых беспорядках и других подобных событиях, то в ходе предварительного расследования необхо­димо собрать, документально зафиксировать и проверить следственным путем всю информацию, относящуюся к наступлению этих последствий. Такая информация может содержаться в свидетель­ских показаниях, справках должностных лиц органов военного управления или государственной власти, газетных публикациях, телевизионных выступлениях и пр.

При организации следствия следует иметь в виду, что допущенное нарушение правил специаль­ной службы нередко сопряжено с совершением таких действий, которые сами по себе образуют со­став самостоятельного преступления. В таких случаях деяние виновного нуждается в дополнитель­ной квалификации по другим нормам УК РФ и потому также подлежит доказыванию на общих основаниях в ходе предварительного расследования, по результатам которого в установленном по­рядке должна быть дана юридическая оценка и этих действий нарушителя (прекращение отдельных материалов уголовного дела или включение дополнительных эпизодов в постановление о привле­чении в качестве обвиняемого и обвинительное заключение).

г) Расследование преступлений против порядка сбережения военного имущества (ст. 346-348 УК РФ)

Повреждение или уничтожение военного имущества может быть совершено самыми различны­ми способами — путем нанесения механических повреждений, изъятия с военной техники отдель­ных деталей и агрегатов, утопления в водоеме, подрыва с использованием взрывчатых веществ (взрывных устройств), поджога и т.д.

Конкретный способ преступного посягательства на юридическую квалификацию данного пре­ступления не влияет, однако определяет специфику выполнения первоначальных следственных действий.

Определяющим в этом отношении является своевременное и качественное производство осмот­ра места происшествия и предметов поврежденного (фрагментов уничтоженного) военного имуще­ства.

Качество осмотра происшествия непосредственно зависит от степени квалификации специа­листов или экспертов, которые в обязательном порядке должны быть привлечены к его проведе­нию. Проведение данного следственного действия без их участия является недопустимым, по­скольку сам следователь (дознаватель) не обладает достаточными техническими познаниями для обеспечения надлежащей результативности проводимого осмотра. К поисковым мероприятиям в ходе осмотра могут привлекаться также кинологи, специалисты по применению различных воен­но-инженерных средств, дозиметристы, саперы, водолазы, аквалангисты, а для сплошной про­верки обширных участков местности — личный состав подразделения, воинской части или со­единения. К производству осмотра следует привлекать специалистов различного профиля, особенно — при неоднозначности информации о конкретной причине повреждения (уничтоже­ния) военного имущества.

В частности, по уголовным делам о взрывах, поджогах и пожарах в осмотре места происшест­вия могут участвовать не только специалист-взрывотехник, криминалист, судебный медик, сотруд­ник противопожарной службы, но и, в зависимости от обстоятельств, инженер-электрик, инженер-строитель, технический инспектор, химик, технолог, энергетик и т.д. Их участие обеспечивает ква­лифицированность производства осмотра, правильную фиксацию его результатов в протоколе и формулировку вопросов дня последующего экспертного исследования, а также достоверность уже первоначальных выводов о конкретной причине происшествия.

Своевременность проведения осмотра означает, что он должен быть проведен сразу после того, как сформирована следственно-оперативная группа из следователей, экспертов и специалистов, а обстановка на месте происшествия по условиям безопасности позволяет приступить к его произ­водству. Следует иметь в виду, что в практике нередкими являются случаи, когда именно из инте­ресов безопасности невозможно немедленно начинать выполнение данного следственного действия


даже при наличии уже сформированной группы. Например, нельзя приступать к осмотру объекта, на котором продолжается пожар, а в случае возгорания и взрывов на территории складирования бо­еприпасов или взрывчатых веществ, по техническим нормам, должно пройти несколько суток после последнего взрыва и пролива опасных участков местности до того, как участники следственно-оперативной группы могут быть допущены на эту территорию.

При расследовании поджогов, пожаров и взрывов организация осмотра происшествия должна включать целый комплекс мероприятий, который подлежит реализации руководителем группы с использованием всех имеющихся в его распоряжении сил и средств. К ним в числе других отно­сятся:

- определение конкретного подлежащего осмотру объекта (участка местности), удаление с него
всех посторонних и охрана объекта в границах производства осмотра;

- решение вопроса о необходимости выполнения технических мероприятий по обеспечению
безопасности сотрудников (тушение пожара, уничтожение неразорвавшегося боеприпаса или
взрывного устройства и т.п.) и времени фактического начала работы следственно-оперативной
группы на указанном объекте только после окончания выполнения такого рода мероприятий;

- постановка конкретных задач по проведению осмотра как следователям (дознавателям), так и
экспертам, специалистам, сотрудникам оперативных служб и другим участникам осмотра;

- изъятие технической документации, относящейся к осматриваемому объекту (план и описание
помещений, схемы электросетей и инженерных коммуникаций, план-схема расположения
средств автоматического обнаружения и тушения пожара, охранной сигнализации и др.);

- отыскание и изъятие предметов, которые могут иметь отношение к непосредственным причи­
нам возгорания или взрыва (фрагменты взрывного устройства или боеприпасов, объекты со
следами воздействия взрывчатых веществ, тара для хранения легковоспламеняющихся жидко­
стей, куски электропроводов или силового кабеля со следами короткого замыкания, неисправ­
ные выключатели и датчики пожарной сигнализации и т.д.);

- физический поиск на местности как пострадавших, так и лиц, причастных к совершению рас­
следуемого преступления, в том числе — с использованием розыскной собаки при помощи спе­
циалиста-кинолога;

- оказание медицинской или иной необходимой помощи находящимся на месте происшествия
пострадавшим;

- участие судебно-медицинского эксперта или врача при осмотре обнаруженных на месте проис­
шествия трупов;

- применение видео-, кино- или фотосъемки, также всех других технических средств, применяе­
мых в ходе осмотра (при большой площади пораженных участков местности применяется аэро­
фотосъемка);

- получение от участников всей информации по осмотру, ее анализ и сопоставление с целью оп­
ределения всех существенных обстоятельств, включая локализацию очага возгорания (места
взрыва), возможные их причины и круг лиц, которые могут быть причастны к совершению рас­
следуемого преступления;

составление схем для иллюстрации результатов осмотра и самого протокола осмотра, в котором необходимо при соблюдении всех процессуальных правил с максимальной полнотой и детали­зацией отразить его результаты, место изъятия вещественных доказательств и мотивированное указание специалистов на те выявленные обстоятельства, которые могут иметь важное значение для дальнейшего расследования.

Результаты осмотра места происшествия испбльзуются для назначения соответствующей тех­нической экспертизы, при допросе ответственных за безопасность объекта должностных лиц, в хо­де выполнения следственных действий с подозреваемым (обвиняемым), в том числе для проверки его показаний на месте.

Кроме осмотра места происшествия, к числу неотложных следственных действий относятся также выявление и допрос лиц, первыми обнаруживших пожар или визуально наблюдавших взрыв, принимавших личное участие в ликвидации их последствий, доложивших командованию или со­общивших в правоохранительные органы о случившемся.

Рассматриваемые преступления, как правило, совершаются в условиях неочевидности. Для их раскрытия необходимо выполнение первоначальных следственных действий сочетать с активным использованием возможностей оперативных служб МВД и ФСБ, деятельность которых может ре­ально содействовать установлению конкретных виновных.

При расследовании преступлений, связанных с уничтожением, повреждением или утратой во­енного имущества, необходимо установить не только точный перечень этого имущества и его при-


Глава 52. Расследование преступлений против военной службы

надлежность к оружию, боеприпасам либо предметам военной техники, но и стоимостное выраже­ние причиненного преступлением материального ущерба государству.

Размер причиненного материального ущерба характеризует степень общественной опасности данного конкретного деяния и служит одним из признаков, по которым последствия преступления могут быть признаны тяжкими, что является основанием для квалификации деяния по ч. 2 ст. 346 или по ст. 347 УК РФ.

Определение стоимости уничтоженного или утраченного военного имущества, как и определе­ние материального ущерба от повреждения имущества, выполняется квалифицированными специа­листами соответствующих служб воинских частей или органов военного управления и оформляется справкой-расчетом со ссылкой на конкретные нормы, по которым определялся ущерб. В случаях повреждения имущества к этой справке прилагаются дефектные ведомости и другие документы, по которым производился расчет. При необходимости проводится товароведческая экспертиза с пред­ставлением эксперту всех материалов, требуемых для подготовки мотивированного заключения. К таким материалам относятся, в частности, и протоколы осмотра поврежденного имущества с при­ложением фотографий и видеокассет в случае применения фото- или видеосъемки. К проведению следственного осмотра такого имущества целесообразно привлекать соответствующего техниче­ского специалиста, который поможет квалифицированно провести осмотр и правильно зафиксиро­вать в протоколе его результаты.

Иногда для определения размера материального ущерба от повреждения или уничтожения оружия, боеприпасов, предметов военной техники приходится обращаться к специалистам пред­приятия — изготовителя указанного вооружения. Не всегда имеется возможность прибытия со­трудников предприятия-изготовителя к месту проведения расследования и личного осмотра по­врежденной техники. В таких ситуациях на предприятие направляется запрос военной прокуратуры с представлением материалов, максимально полно отражающих характер и степень имеющихся повреждений (дефектные ведомости, протоколы осмотра, справки командования, фотографии, видеокассеты и пр.).

Причинение крупного материального ущерба не является единственным критерием, по которо­му последствия преступления признаются тяжкими. Поэтому в ходе расследования необходимо выявить все фактически наступившие последствия совершенного правонарушения с тем, чтобы иметь возможность правильно квалифицировать действия виновного.

Под предметами военной техники понимается не любое имущество воинской части, а только технические средства ведения или обеспечения военных действий. Если поврежденное, утраченное или уничтоженное имущество может иметь так называемое двойное назначение (как военное, так и общегражданское), следственным путем необходимо выяснить конкретное назначение техническо­го средства в данной воинской части. Выяснение данного вопроса производится получением свиде­тельских показаний военнослужащих, справок командования или, при необходимости, экспертного заключения.

Поскольку разграничение между ст. 347 и ч. 2 ст. 346 УК РФ проводится только по форме вины, предварительным следствием должно быть точно установлено, умышленно или по неосторожности совершено преступление. При этом необходимо учитывать показания не только самого виновника, Но и свидетелей из числа его сослуживцев и командиров, которые могут располагать важной в этом отношении информацией (например, если виновный накануне повреждения имущества рассказы­вал товарищам о своих планах). При умышленном характере совершения преступления при допро­се подозреваемого (обвиняемого) следует установить содержание и направленность его умысла, так как, если военная техника повреждена в связи с хищением отдельных деталей или агрегатов, деяние подлежит дополнительной квалификации по ст. 158 УК РФ.

д) Расследование преступлений против порядка обращения с вооружением и эксплуатации военной техники (ст. 345,349-352 УК РФ)

Из числа преступлений данной категории военными прокуратурами наиболее часто расследу­ются факты нарушения правил вождения или эксплуатации машин (ст. 350 УК РФ), правил обра­щения с оружием или предметами повышенной опасности (ст. 349 УК РФ). Происшествия, связан­ные с нарушением правил полетов и кораблевождения (ст. 351-352 УК РФ), происходят гораздо реже, но требуют определенных технических знаний и применения специальной методики их рас­следования.

Расследования дорожно-транспортных происшествий с боевыми, специальными или транспорт­ными машинами не отличаются от тех, что применяются при расследовании преступлений, преду­смотренных главой 27 УК РФ, однако при производстве расследования необходимо учитывать не­которую специфику его организации применительно к условиям военной службы

«06


Глава 52. Расследование преступлений против военной службы

По уголовным делам о таких преступлениях в числе других должны быть выполнены следую­щие следственные действия:

- осмотр места происшествия и машин, попавших в дорожно-транспортное происшествие;

- изъятие, осмотр и приобщение к материалам уголовного дела путевого листа и водительского
удостоверения виновника ДТП; получение выписки из журнала учета выхода машин из парка,
выписки из приказа по части о закреплении машины за конкретным водителем, акта медицин­
ского освидетельствования водителей для выявления признаков опьянения;


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!